File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Борис Виан. Мертвые все одного цвета

 

Борис Виан. Мертвые все одного цвета

© В. Наумов, перевод, 1992

© Издательство имени Сабашниковых, составление. 1993

Несмотря на многократные заявления в том духе, что литература для него - только вид коммерции, Борис Виан (1920-1959) с самого начала своей литературной деятельности воспринимался в артистической среде Парижа как один из самых ярких представителей французского авангарда, подтвердив эту репутацию принесшим ему славу романом "Пена дней" (1947). Еще годом раньше вышел в свет роман "Я заплюю ваши могилы", подвергшийся впоследствии запретам, как и еще две книги, включая "Мертвые все одного цвета" (1947). Виан выдал это произведение за перевод из наследия американского мастера "жестоких" детективов Вернона Салливена. Эта маска потребовалась Виану, поскольку во Франции его книги производили слишком шокирующее впечатление предельной откровенностью, с какой изображена люмпенская среда огромного города. Преобладающая в романах Виана установка на абсолютную достоверность картины, где все названо своими именами, органично соединена в этой остросюжетной прозе с философской проблематикой бунта против жалкого человеческого удела, вызова бытующим представлениям о морали и самоутверждения личности, стремящейся создать для себя ситуации, которые требуют мобилизации всех духовных сил и готовности к гибели во имя сохранения свободы выбора и поступка. В западной литературе XX века Виан занимает место между Генри Миллером и Альбером Камю, сочетая договаривающий все до конца фактографизм с интеллектуальной насыщенностью, отличающей французскую прозу. Его книги, оставаясь популярными в самых разных читательских кругах, давно признаны современной классикой.

I

В этот вечер клиентов было немного и оркестр, как всегда в таких случаях, играл слабовато. А мне-то было до лампочки. Чем меньше народу, тем лучше. Выставлять, да еще с церемониями, по пол-дюжине пьянчуг каждый вечер в конце концов порядком надоело. А поначалу мне даже нравилось.

Еще как нравилось, нравилось врезать этим свиньям по морде. Но через пять лет такого спорта я был сыт по горло. Целых пять лет никто из них и не подозревал, что рожу им каждый вечер чистит метис, черномазый. Конечно, сперва это меня возбуждало. Да еще эти мерзостные бабы, накачанные виски! Я засовывал их в их тачки вместе со шмотьем и спиртягой в кишках. И так каждый вечер, неделя за неделей. Пять лет подряд.

Ник очень неплохо платил мне за эту работенку, потому как я выгляжу прилично, да к тому же умею в два счета их оглоушить - ни разговоров тебе лишних, ни скандалов. Свои сто долларов в неделю я имел.

Все они сидели спокойно. Правда, двое, там в углу, чего-то раскричались. Но не слишком. Там, наверху, тоже не шумели. Джим дремал за стойкой.

Там, наверху у Ника, играли. Игра подонков, само собой. Можно было и девок найти, кому охота. Там и пили тоже, но кого попало туда не пускают. Двое в углу, худощавый парень и потрепанная блондинка, встали потанцевать. Пока их только двое, можно было не беспокоиться. Вот когда начинают бить друг другу морду, натыкаясь на столы, дело серьезное. Тут-то я спокойненько усаживаю их обратно.

Я потянулся. Джим дрых вовсю. Троим музыкантам на это было наплевать. Я машинально поглаживал отворот смокинга.

Не больно-то мне нравилось бить им морду, вот в чем дело. Но я привык. Я был белым.

Я подскочил, уразумев то, что только что подумал.

- Налей мне стаканчик, Джим.

- Виски? - пробормотал Джим, еще не проснувшись,

- Виски. Но чуть-чуть.

Я белый. Я женился на белой. У меня белый ребенок. Отец моей матери работал докером в Сент-Луисе. Уж до того черный был докер, разве что во сне приснится. Всю мою жизнь я ненавидел белых. Я прятался от них, убегал. Я был похож на них, но тогда они меня пугали. А теперь я про то больше не вспоминаю, потому как мир я теперь вижу не глазами. Потихоньку переменился, сам того не замечая, и в этот вечер я чувствовал себя преображенным, изменившимся, ассимилировавшимся.

- Уходили бы уж..,- сказал я Джиму. Я это сказал, чтобы лишь что-нибудь сказать, чтобы собственный голос услышать.

- Угу,- произнес Джим усталым тоном. Он посмотрел на часы.

- Рановато еще.

- Ничего,- сказал я.- Разок можно было бы и пораньше закрыть. Много их там, наверху?

- Да и не знаю,- сказал Джим.- С той стороны тоже заходят.

Танцующая пара зацепилась за кресло и с грохотом повалилась. Женщина села и ухватилась рукой за нос, вся растрепанная и вконец отупевшая. А ее мужик так и валялся и беззаботно смеялся.

- Выставь их,- сказал Джим.- Избавь нас от этой рвани. Выбрось их на улицу.

- О! - пробормотал я.- Другие-то все равно останутся.

Я подошел к ним и помог женщине подняться. Потом я подхватил парня под мышки, поставил его прямо. Ничего, нетяжелый. Еще один чемпион по бейсболу в койке.

- Спасибо, милашка,- сказал он мне. Женщина заплакала.

- Не называй его милашкой,- сказала она.- Это я милашка.

- Конечно же, милашка,- сказал мужчина.

- Не пора ли по домам? - предложил я.

- Ага.- сказал парень.- Я не против.

- Доведу вас до машины,- сказал я.- Какого она цвета?

- Ммм... Она там...- сказал этот тип, неуверенно махнув рукой.

- Отлично,- сказал я.- Найдем. Пошли, птенчики.

Женщина вцепилась мне в руку.

- Сильный вы, а? - сказала она.

- Я его сильнее...- сказал мужчина.

И - я и не смекнул, что к чему - врезал мне кулаком прямо в живот. У этого болвана и мяса-то на костях не было, а все равно дыхание у меня перехватило.

- Ну, ты полегче,- сказал я. Я схватил их каждого за руку и слегка сжал запястье самца. Он позеленел.

- Пошли,- повторил я.- Будьте паиньками, идите по домам.

- Не хочу быть паинькой,- сказал мужчина. Я сжал его запястье еще чуть крепче. Он попытался высвободиться, но какое там.

- Ну, ну, тихонько,- сказал я.- Знаете, я уже раз сломал одному руку вот таким точно захватом.

Я дотащил их до двери, которую распахнул ударом ноги.

- Какая машина ваша? - спросил я.

- Третья...- сказала женщина.- Там... И указала на одну из тачек на стоянке, а была она не трезвее своего мужа, так что пойди разбери какую. Я сосчитал три, начиная с первой попавшейся, и затолкал их внутрь.

- Кто за руль сядет? - спросил я.

- Она,- ответил мужчина.

Так я и знал. Я захлопнул дверцу.

- Спокойной ночи,- сказал я.- Добрых вам снов.

- До свиданья,- сказал мужчина, махнув мне рукой.

Я вернулся к стойке. Все по-старому. Двое клиентов поднялись, вроде уходить собрались. Я зевнул. Джим тоже зевал.

- Работенка не из легких! - сказал он.

- Скорей бы Ник спустился,- сказал я. Когда Ник спустится, можно, значит, закрывать.

- Скорей бы...- сказал Джим.

Я говорил как он. Я был как он. Он говорил, даже не смотря на меня.

А потом я услышал тихий звоночек под стойкой. Два раза. Меня вызывали наверх.

- Давай, иди,- шепнул Джим.- Гони их всех.

Я отодвинул бархатную штору, закрывавшую лестницу, и, чертыхаясь, полез наверх. Черт побери, неужто эти сучьи дети не дадут мне вернуться домой спокойно?

Моя жена, наверно, спит... Скорей бы в теплую пружинящую кровать.
II

Железная лестница глухо постанывала под моими шагами. Я поднимался без натуги. Я никогда не упускал случая размять свои здоровые бицепсы. Они того заслуживают. Наверху опять висела бархатная штора. Ник любил бархат. Бархат и жирных баб. И монету...

На втором этаже потолок был низкий, а стены обиты темно-красной материей. С десяток мужиков играли, расставаясь с бабками ради прекрасных глаз Ника. Вдоль стен Ник устроил отдельные четырехместные кабинки со столиками, где разгорячившиеся могли успокоить нервы в компании одной из девок, которых всегда было вдоволь. Не знаю, платил ли им Ник процент, или же наоборот, но поскольку эти девки без работы не скучали, они всегда прекрасно договаривались с хозяином.

Меня побеспокоили как раз из-за одной из этих пресловутых кабинок. Когда я вошел в зал, пятеро типов стояли, перегнувшись через низкую загородку, и глядели внутрь. Ник увидел меня и жестом приказал мне оторвать их от совместного созерцания, Две девки попытались оттянуть их за рукав, но безуспешно. Дело испортилось, когда я взял за плечо того, кто был поближе. Максиме, довольно аппетитной блондиночке, досталась оплеуха, предназначавшаяся, понятное дело, мне - прямо в рожу. Я не смог сдержать улыбку, глядя на ее физиономию, Типчик был не в состоянии бить сильно, но она от него только что отцепилась после безуспешных попыток, и это вывело ее из себя.

- Сукин сын!..

Голос у нее был колючий, точно ерш. Этим она не ограничилась и выдала ему пару таких затрещин, которые забыть невозможно, даже если ты мертвецки пьян, Я стоял прямо за ней и схватил его руку как раз тогда, когда он собирался дать ей сдачи. Тут я все повернул на свой манер. Сработал я неплохо, хотя ему можно было и посочувствовать.

А в кабинке было на что поглазеть. Та парочка сил не пожалела. Платье у девки было задрано до сисек, сразу видать, что палаша ее был из ирландцев, весь в рыжих веснушках и с красивыми голубыми глазами. Тип лежал на ней и слюнявил ей живот. Наверное, клиент он был хороший: так помещение загадить, не всякий сумеет.

Они буквально купались в виски, и тип еще был ничего, получше девки, да и то лишь потому, что лежал сверху.

Я отбросил того парня, которого продолжал держать, прямо в стену. Он в нее так и влип. У меня создалось впечатление, что одна его рука не больно-то слушается. Во всяком случае, он тряс другой рукой и ему как раз ее хватало, чтобы удержаться. Остальные четверо, кажется, ничего и не заметили, а Ник жестом приказал Максине заткнуться; он знал, как это делать.

- Не пора ли вам по домам?

Я бросил это прямо в рожу первому из четырех оставшихся. Он даже и не шевельнулся. Я оглянулся и поймал взгляд Ника. Все в порядке. Можно начинать.

- А ну, валите отсюда, все четверо!

Я схватил сразу двоих, каждого под мышку, и дотащил их до лестницы. Ник взялся сам спустить их вниз. Он прекрасно умеет обращаться с дубинкой. Даже если ты наполовину оглушен, то по лестнице всегда можно спуститься без малейшего риска. Я думаю, что ноги двигаются в силу рефлекса, или из-за привычки получать по кумполу,

Я передал Нику двух следующих. За столами продолжали играть, как ни в чем не бывало. Как только я начинал действовать, клиенты Ника становились хорошо воспитанными. Очень сдержанными и неболтливыми. Только эти два идиота в кабинке продолжали вовсю разыгрывать комедию.

Ладно, теперь их очередь.

Я вошел в кабинку, перешагнув через них. Самец не особо трепыхался. Я схватил его, посадил на стул и застегнул ему пиджак. А что еще было делать? Я хотел поступить точно также с девкой, но это оказалось далеко не так просто. Как только я к ней прикоснулся, она стала извиваться как червяк, тыкаться мне в ноги и пытаться повалить меня на себя. Девка была что надо. К Нику она захаживала нечасто, но довольно аккуратно. Не знаю как ее звали.

- Ну, ну,- сказал я.- Будь паинькой, детка.

- Да брось ты...

Она отчаянно смеялась, цеплялась за меня, трясла меня, как грушу. Устоять было трудно, потому что, не совру, было на что посмотреть, но мне удалось одернуть ей юбку и прикрыть ляжки.

- В постельку, красавица, спатки.

- Ага. Отвези меня домой.

- Этот господин тебя и отвезет.

- Нет, не он... Он ни на что не годен, В дупель пьян...

Я поднял ее с полу и усадил на стул рядом с тем типом. Но он-то был, как мертвый, кроме шуток.

Вот и Ник появился.

- Те четверо на улице.- сказал он.- Теперь выкидывай этих,

- Она еще ничего... но мужик не очень стоит на ногах.

- Выводи,- приказал Ник. Я подхватил типа под мышки, а девица вцепилась мне в плечо. И давай мне бицепсы щупать.

- Его тачка на улице. Идем, покажу.

- Давай вперед,- сказал я ей.

Двоих сразу тащить - это вам не хаханьки. Хорошо еще, что она могла идти, хотя и не очень.

Я спустился с ними по лестнице и прошел в коридор за стойкой бара: оттуда тоже можно было выйти.

- Ну, где эта тачка?

Несколько минут она искала ее взглядом.

- Вон та, синяя.

На этот раз точно, та самая. Но клиенту моему свежий воздух не шибко помог. Девка открыла переднюю дверцу.

- Сажай его сюда.

Я втолкнул его, как мог, и он растянулся на сидении.

- Не довезет он тебя.

Она еще сильнее вцепилась в меня.

- И что теперь делать?

- Да он очухается.

Я был настроен оптимистически.

- Побудь со мной, мне страшно. А может, ты меня отвезешь?

- Это как же?

- Да на его тачке.

Мне уже надоело. Я хотел спать. Я хотел вернуться к жене. Проклятая работенка!.. Она терлась об меня, как сучка во время течки.

- Отстань,- сказал я.

- Поехали.

Она влезла в машину, не отпуская моей руки. От нее разило виски и духами, но мне ее уже почти хотелось. Совсем захотелось, когда она опрокинулась на сиденье и одним жестом оторвала подол своего платья. В проволоке и набивке на грудях она отнюдь не нуждалась.

- Постои,- сказал я.- Давай отыщем местечко поспокойней.

- Иди сюда... Сейчас иди. Я больше не могу ждать.

- Пять минут подождешь.

Она засмеялась легким низким смехом, столь возбуждающим, что мои руки дрожали, когда я открывал переднюю дверцу... Я выжал газ и мы домчались до Центрального парка. Так было проще всего. Мы даже не захлопнули дверцу, когда вылезли из колымаги. Я овладел ею на земле в первом же попавшемся темном уголке.

Было не слишком жарко, но мы настолько прижимались друг к другу, что я видел, как ее кожа дымится в холодном воздухе. Ее ногти впивались мне в спину сквозь сукно пиджака. Она совсем не предохранялась. Мне это нравилось.
III

На этом дело и кончилось в тот вечер. Я вернулся к Нику на тачке того типа. Он все еще дрых, а девка тоже на ногах не держалась. От меня несло виски и бабой. Я оставил их перед дверью и поднялся наверх, для очистки совести. Все спокойно. Я спустился вниз. Там уже никого не было. Можно отправляться спать.

Джим зевал, натягивая пиджак.

- Неслабый вечерок,- сказал я.

- Ничего особенного, - подвел итог Джим.

- Ничего,- повторил я.

Ничего. Ничего, если не считать, что сегодня исполнилось как раз пять лет. Пять лет, как никто меня не расколол. Пять лет, как я бью им морду и трахаю их баб. Я машинально ударил кулаком в стену. Но удар получился сильный и я, чертыхаясь, затряс рукой. Они одержали верх.

Я был больше белый, чем они, потому что теперь мне нравилось быть белым. Хотя, в общем-то, что такого?

Плевать мне на все это. Просто плевать. Не так уж плохо быть белым. Иметь белую женщину в своей постели. Белого ребенка, который преуспеет в жизни.

Чего это Джим продолжает зевать?

- Спокойной ночи...- сказал я ему.

Я толкнул дверь, потянулся и вышел. Станция метро была недалеко.

Жена тоже была недалеко. Побаливала поясница... Ее ногти в моей спине... Нет, я был еще в форме.

Весной, в Нью-Йорке - как нигде.

Метро. Четверть часа. Опять люди. Моя улица. Мой дом. Тихий и спокойный. Запах виски висит там на вешалке вместе с моим смокингом. Но на моих руках еще остался запах женщины. Запах дочери голубоглазого ирландца. Я поднялся на три этажа, не поднимая шума. Как всегда одним махом. Я был в полной спортивной форме. Ключи звякали в кармане. Три моих ключа. Нужный я распознал по толщине. Вот этот.

Дверь открылась... Сама собой,

Я закрыл толстую дверь и, не зажигая света, направился на ощупь в ванную. А потом я споткнулся в темноте о растянувшееся тело и упал. Прямо на него.

Я высвободился в одну секунду и бросился к выключателю. Вспыхнул свет. Я застыл на месте, как приклеенный. Он и не проснулся, но стал храпеть. Пьяный, вне всякого сомнения. Грязный черномазый. Ричард. Он был в перепачканном костюме и исхудавший. Я чувствовал его запах оттуда, где стоял. Сердце неравномерно билось в груди, прыгало, как затравленный зверь, и я не смел сделать ни шагу, не решался приблизиться. Я не смел пойти выяснить, знает ли уже Шейла правду. За мной был шкаф. Я открыл его, не сводя глаз с Ричарда, и ощупью ухватил бутылку ирландского виски. Я выпил... четыре, пять глотков. Ричард валялся передо мной, а из спальни не доносилось никакого шума, хотя дверь была закрыта. Все было мертво, все спало вокруг меня, Я посмотрел на свои руки. Потрогал лицо. Посмотрел на Ричарда и засмеялся, потому что это был мой брат, и он разыскал меня. Он зашевелился, и я подошел к нему. Я поднял его одной рукой. Он еще наполовину спал, и я его встряхнул как следует.

- Проснись, скотина.

- Что такое? - сказал он. Он раскрыл глаза и увидел меня. Его лицо сохраняло прежнее выражение.

- Какого черта тебе здесь понадобилось?

- Я нашел тебя. Дан. Видишь, я тебя нашел. Господу было угодно, чтобы я тебя нашел.

- Где Шейла?

- Кто такая Шейла? - спросил он.

- Кто тебе открыл?

- Я вошел... никого не было.

Я бросил его и побежал в спальню. На комоде, на обычном месте, лежала записка от Шейлы: "Мы с беби у мамы. Целую".

Пришлось уцепиться за комод. С головой еще было куда ни шло, а ноги совсем не держали. Я медленно вернулся в прихожую.

- Убирайся отсюда!

- Но, Дан...

- Давай, проваливай. Вали отсюда. Я тебя знать не знаю.

- Но, Дан, Господь дал мне найти тебя.

- Вали отсюда, тебе сказано!

- Я совсем без денег.

- На, возьми.

Я порылся в кармане и протянул ему десятидолларовую бумажку. Он посмотрел на нее, пощупал, засунул в карман и сразу же утратил свой дурацкий вид.

- Знаешь, что неграм не очень-то рекомендуется приходить к белым?

- Я твой брат, Дан. У меня и бумаги есть. Тут я на него мгновенно кинулся. Я схватил его

за шкирку и стал сквозь зубы выплевывать угрозы

и проклятия.

- Бумаги, говоришь? Какие еще бумаги? Сволочь!..

- Я ношу ту же фамилию, что и ты, Дан. Господь сказал, что нельзя отрекаться от отца с матерью.

Мне лишь одно оставалось, это я и сделал. Мой кулак сжался и расплющил его нижнюю губу. Я почувствовал, как крошатся его зубы, и волна стыда нахлынула на меня, А Ричард и глазом не моргнул. Его глаза уставились на меня, и я увидел в них... Нет, что я, с ума сошел? В глазах никогда ничего увидеть нельзя. Я попытался образумить себя. Попытался, но безуспешно. А Ричард молчал и смотрел на меня, и мне стало страшно.

- Где ты работаешь. Дан?

Разбитая губа исказила его голос, а по подбородку стекала струйка крови. Он стер ее тыльной стороной руки.

- Убирайся отсюда, Ричард. И, если жизнь дорога, чтобы больше твоей ноги здесь не было.

- Где я смогу тебя увидеть. Дан?

- Я и не собираюсь с тобой встречаться. - Ну, может, Шейле захочется...- задумчиво произнес он.

Я вновь подавил в себе желание убить его, пронзившее меня, точно острый нож.

Он двинулся к двери, осторожно ощупывая свою разбитую губу.

- Пошел вон.

- Десять-то долларов не слишком дорогая цена. Это был мой брат, а мне хотелось, чтобы он сдох. Все во мне сжалось от ужасной тревоги. Я боялся, что он вернется. Мне хотелось знать...

- Постой. Кто дал тебе мой адрес?

- Да никто...- сказал он.- Так, приятели... Я ухожу. До свиданья. Дан. Я зайду к тебе на работу.

- Ты не знаешь, где я работаю...- сказал я.

- Ничего, Дан. Это не страшно.

- Как ты открыл дверь?

- Я умею открывать двери. Господь тому свидетель. До свиданья. Дан. До скорого.

Я отупело смотрел, как он уходит. Часы мои показывали полшестого утра. Светало. На улице послышались голоса разносчиков молока. Шейла с ребенком спала у своей матери.

Ричард был негр, У него была черная кожа. И пахло от него негром.

Я закрыл входную дверь и начал раздеваться. Я сам не понимал, что делаю, и осматривался вокруг. Потом я пошел в спальню, но остановился на пороге. Передумал и пошел в ванную. Я стоял перед зеркалом. На меня смотрел крепкий парень лет тридцати пяти, широкоплечий и дышащий здоровьем. О таком парне и сказать нечего. Самый настоящий белый... только мне не нравилось выражение его глаз.

Глаз человека, который только что увидел призрак.
IV

Прямо назавтра я стал подыскивать другую квартиру, но это было трудновато и предстояло выложить кругленькую сумму. Шейле я об этом ничего не сказал. Я знал, что она очень любит нашу квартиру, а потому боялся ей говорить. Какой бы предлог выдумать? На улице я бесконечно оборачивался, смотрел, не идут ли за мной, искал взглядом худощавую фигуру Ричарда, его кожу полукровки, курчавые волосы, мятый костюм и длинные руки. Сохраненные в памяти детские воспоминания, связывавшие меня с этим самым Ричардом, обладали одним тревожащим и тягостным оттенком, хотя я и не мог установить, в какой именно момент появился в них этот оттенок, ведь это были такие же точно воспоминания, как и у всех детей. Ричард был наиболее темнокожим из нас троих, и этого обстоятельства было, вне сомнения, достаточно, чтобы частично объяснить мое беспокойство.

Я добирался к Нику окольными путями, то проезжая лишнюю станцию, то недоезжая, а затем возвращался к бару кружным путем, как бы по лабиринту, который я бесконечно сплетал из соседних улиц, достигая этой изнурительной игрой -мысленно, хочу я сказать,- подобия отсрочки, мнимую безопасность, обманчивая решетка которой защищала меня от возможного нападения.

Но в конечном счете всегда приходилось входить к Нику, отбросив предосторожности, как ни в чем не бывало, стараясь не оглядываться. Что я и сделал в этот день, как делал во все остальные.

Джим просматривал вечернюю газету, разложив ее на стойке, и, заметив меня, оторвал от нее глаза.

- Привет...- сказал он.

- Привет.

- Тут к тебе один тип приходил.

Я так и застыл. А потом, вспомнив о посетителях, прошел за стойку прежде чем идти переодеваться.

- Какой тип?

- Черт его знает. Хотел тебя видеть.

- Зачем?

- Откуда мне знать?

- Обычный тип?

- Ага, обычный. Да что с тобой такое?

- Ничего.

- А... Ну, ладно,- сказал Джим. Он вновь уткнулся в свое чтиво, но почти тотчас же поднял голову.

- Он вернется через час.

- Сюда?

- Ага, сюда. Я ему сказал, что ты будешь.

- Ладно.

- Тебя это что, смущает? - спросил Джим. С полной безучастностью в голосе. Простое любопытство,

- А почему это должно меня смущать? Я его ведь вовсе не знаю.

- Ты никого не ждешь?

- Никого!

- Ну, пусть...- сказал Джим.

Я пошел в гардеробную и стал раздеваться. Через час, значит.

Это не Ричард. Джим бы сказал, если бы заходил негр.

Так кто же тогда?

Надо просто подождать часок. Я кончил одеваться и вернулся в бар.

- Сделай мне виски со льдом, Джим.

- Не слишком виски? - сказал Джим.

- Не слишком воды.

Он посмотрел на меня, воздержался от комментариев и наполнил стакан. Я залпом выпил холодную и терпкую жидкость и попросил еще, Не люблю спиртного. Я почувствовал словно уксус в желудке, но остался спокойным, совсем спокойным и напряженным.

Я уселся на краю стойки, откуда я мог наблюдать за всеми входящими и выходящими.

Я ждал.

Вошли две девицы. Завсегдатаи. Они мне улыбнулись. Когда они проходили мимо меня, я похлопал их по задику сквозь тесные платья, подчеркивающие развитые формы. Они сели за столик рядом со стойкой. Хорошие клиентки. Вот на таких-то девках Ник и подрабатывал во второй половине дня.

Я развлекался тем, что смотрел на них. Хорошо накрашенные, чистюли, воистину аппетитные. Безупречные белокожие куклы. Я вспомнил о Ричарде так сильно, что даже сделал защитное движение. Чтобы хоть как-то объяснить его, я сделал еще одно такое же.

Джим возился с кассой, но я вдруг почувствовал, что он странно на меня смотрит. Как только он понял, что я это вижу, он сразу же отвел глаза. Мне чертовски надоело вот так ждать. Я попытался развлечься тем, что стал оглядывать пол, стены, потолок, неоновые лампы, бутылки в сверкающих металлических ячейках, снова посетителей, посетительниц. Я сидел слишком высоко и мой взгляд недостаточно проникал меж ляжек той брюнетки. Я слез со своего насеста, подтянул стул и уселся прямо напротив нее. Она прекрасно поняла, чего мне надо, и слегка раздвинула ноги, чтобы я мог усладить взор. Свет был слабоват, но у меня сложилось впечатление, что мои взгляд не встречает никакого препятствия. Мне это нравилось, я чувствовал себя хорошо и уютно.

Она сделала мне знак и поднялась, чтобы пойти в туалет. Я потянулся.

Может быть, это даже неплохой способ убить время до прихода того типа.

Я пошел не тем же путем, что она, а к лестнице, ведущей в игральный зал. За бархатной шторой можно было пройти в коридор, выходящий на улицу, а оттуда спуститься в туалет с другой стороны.

У Ника так хитро все устроено, что телефонные будки превратились в удобные кабинки. Тесноватые, конечно, но, как правило, никто не жаловался,

Она ждала меня в первой из них. Она знала, чего мне хочется.

Я тоже знал и потому вошел без обиняков. Она курила, ничуть не смутившись, что меня даже малость обозлило. Ведь можно же как-нибудь сделать так, чтобы они хоть что-нибудь чувствовали. Она же ведь пришла сюда не только для того, чтобы доставить мне удовольствие.


Опубликовано: 31 мая 2011, 13:52     Распечатать
Страница 1 из 8 | Следующая страница
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор