File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Джулия Оллгрем Между небом и любовью

 

Джулия Оллгрем Между небом и любовью


Джулия Оллгрем

Между небом и любовью




1


Ночь отступала. Вдали появилась бледная полоска горизонта, и звезды как будто потухли все разом. Тиффани Холлбрук выкрутила руль своего «форда» рядом с дорожным указателем, на котором в слабой подсветке уличного фонаря мерцала надпись: «Ричмонд, штат Кентукки». Она очень устала за эти долгие часы, проведенные за рулем. Наконец-то утомительное путешествие подходило к концу. Ее машина неслась по шоссе в гордом одиночестве. Да и кому из местных жителей взбредет в голову разъезжать по безлюдным ночным дорогам?


Тиффани боялась заблудиться. Все-таки прошел не один год с тех пор, как она покинула эти места. Но напрасно. Ей даже показалось, что бег времени не коснулся Ричмонда. Город остался прежним. Тиффани узнавала в предрассветных сумерках знакомые очертания домов, магазинов, вывесок. И память почти сразу прояснилась, подсказав верную дорогу.


На звук подъехавшей к дому машины выглянула Эшли — подруга детства. Она поджидала Тиффани на крыльце, завернувшись в кашемировую накидку.


— Привет, странница! — произнесла еще сонная Эшли.


— Доброе утро! Рада тебя видеть!


Они обнялись очень тепло, словно не существовало тех долгих лет, проведенных в редких телефонных звонках по праздникам. Вслед за хозяйкой Тиффани прошла через просторный холл, гостиную и очутилась в светлой уютной кухне, выходившей окнами на небольшой сад. Эшли молча включила кофеварку, достала две чашки и, все еще не оборачиваясь, предложила гостье располагаться. Тиффани и сама толком не знала, с чего начать разговор. Между ними почти не осталось общих тем, о которых можно поболтать легко и непринужденно, отложив более серьезные вещи на потом. Однако Тиффани попробовала:


— У тебя милый дом. Вы, наверное, нанимали дизайнера?


— Что ты! — Эшли рассмеялась. — Может быть, в Нью-Йорке так поступают все без исключения, а у нас это скорее привилегия единиц. Я купила пару журналов по интерьеру и попросила рабочих кое-что скопировать. Вот и весь дизайн!


— Ну, получилось хорошо, — смущенно заметила Тиффани.


Она ожидала, что по возвращении в Ричмонд будет часто слышать слова о своем новом социальном статусе, о другом образе жизни и мыслей… Но уж слишком скоро положено начало. Интересно, что будет дальше?


Кофе избавил ее от стойкого ощущения неловкости. Эшли тоже как будто расслабилась, подобрела.


— Я приготовила тебе комнату еще вчера. Можешь сначала отдохнуть с дороги.


— Спасибо. Только не хочется зря терять время.


— Но еще слишком рано для визитов.


— Ладно, — согласилась Тиффани. — Если позволишь, я пока приму душ и переоденусь.


— Конечно. Ванная на втором этаже, первая дверь налево.


— Я быстро, пока не встали твои домашние.


— В твоем распоряжении еще больше часа, — ответила Эшли, сверившись с круглыми настенными часами.


— Тогда не буду терять время!


Тиффани поставила пустую чашку на стол и тихо, стараясь производить минимум шума, проследовала в указанном направлении. Ванную она нашла без труда. Быстро разделась и шагнула под ровные струи. Холодная вода взбодрила даже лучше, чем кофе. Она закрыла глаза, постаралась дышать ровно и спокойно, отчаянно ища внутри себя ту заветную точку внутреннего равновесия, которой стоит придерживаться. Не получилось. Перед Эшли ей легко было изображать уверенную, деловую леди, никогда не теряющую почву под ногами. Но с каждой минутой, проведенной в Ричмонде, Тиффани обнаруживала, что прежнее бессилие, напасть юности, обступает ее со всех сторон. Да, она всегда теряла голову по вине одного и того же человека. От этого наваждения уже не убежишь.


Эшли любезно занесла своей гостье махровый халат, а потом проводила в отведенную комнату в конце коридора.


— У тебя красные глаза. Ты плакала в ванной? — спросила она, впиваясь взглядом в лицо Тиффани, но быстро опомнилась. — Прости, это твое личное дело. Отдыхай.


А разве у меня был выбор? «Слишком рано для визитов», — повторила Тиффани, словно убеждая себя. И прилегла на кровать, занимая мысли повседневными проблемами. Итак, нужно высушить волосы, достать из чемодана сиреневую кофточку и лаковые туфли… Стук в дверь вернул ее к реальности.


— Будешь завтракать? — донесся до нее голос Эшли.


— Да, спасибо. Сейчас спущусь.


За окном стало совсем светло. О нет! По ее наручным часам выходило, что минутная передышка после душа растянулась почти на два часа! Тиффани с опаской коснулась своих волос, превратившихся в спутанное недоразумение. Кое-как причесавшись и накинув первое, что попалось под руку, она спустилась в кухню. Эшли уже выложила на тарелку омлет и начала мыть посуду, оставшуюся после семейного завтрака. Тиффани не догадывалась, как сильно проголодалась.


— Ты великолепно готовишь! — Она не удержалась от комплимента. — Особенно по сравнению со мной…


— У вас в Нью-Йорке, — затянула старую песню Эшли, — все озабочены карьерой, зарабатыванием денег. Даже женщины. А у нас все по старинке: муж работает, жена следит за домом.


— Наверное, ты права. Но иногда, как в моем случае, обстоятельства заставляют отойти от роли домохозяйки…


Тиффани раздражали эти сравнения ее прошлого и настоящего в образах Ричмонда и Нью-Йорка. Ради чего Эшли цепляется к любой невинной фразе? Хочет доказать, что настоящее счастье существует лишь вдали от суеты большого города? Возможно. Хотя Эшли, как никому другому, многое известно о причинах, вынудивших Тиффани уехать. Но сейчас круг почти замкнулся: те же пути привели ее обратно, в город детства. В город первой любви…


— Прости, я забыла узнать, как поживают твои родители? — вдруг спохватилась Эшли. — Привыкли к новой обстановке?


— Надеюсь. Отец иногда ворчит, вспоминает Ричмонд. И все же, по-моему, им спокойнее, когда я рядом. Это обнадеживает.


— Нет-нет! Я сама уберу со стола. — Эшли пресекла слабую попытку Тиффани собрать после себя грязную посуду. — Ты здесь гостья! Спокойно допивай кофе и собирайся на свою важную встречу!


Да, пора было приступать к активным действиям. Тиффани снова поднялась наверх и, довольно быстро собравшись, вдруг осознала, что слишком взволнована. Руки дрожали, сердце бешено колотилось. Она боялась того, как ее встретят в доме, дорога в который забыта много лет назад. Хотя, что значат эти жалкие шесть лет в масштабах целой жизни? Той жизни, которая не сложилась у нее в Ричмонде. С человеком, носившим когда-то в ее сердце гордое звание «мужчина моей жизни». Не сложилось, рассыпалось счастье, мечты юности. Клятвы первой любви обернулись прагматизмом будущего для каждого из двоих влюбленных, произносивших когда-то эти клятвы в тени вечерней беседки. Ничего не вернуть! Вот почему так больно…


Каким-то невероятным стечением обстоятельств все подошло к финалу, нелогичному и… трагическому.


Ровно сутки назад, сидя в своей огромной нью-йоркской квартире с видом на парк, Тиффани была почти счастлива. Грустные воспоминания рано или поздно тускнеют, уступая место повседневным радостям. Так произошло и у нее. Работа, друзья, бешеный ритм большого города составляли тот новый мир, пришедший на смену разбитому вдребезги.


Где же оно, единственное напоминание? Тиффани достала из портмоне маленькую фотографию. Как-то так сложилось, что уцелел один снимок. Нет, на нем не было ее улыбающегося юного личика с лучистым взглядом. Зато был парень, едва перешагнувший тонкую грань, разделявшую подростка и молодого мужчину. Волевой подбородок, чуть прищуренные карие глаза, смело взиравшие на мир, который, казалось, целиком лежал перед ним одним, сверкая безграничными перспективами… Если бы он знал, если бы она смогла преодолеть себя, забыть, простить, бороться…


С трудом Тиффани нашла в себе силы покинуть наконец комнату. Она вышла на улицу и села в свою машину.


Утро обещало хороший, ясный день. С удовольствием подставляя лицо прохладному ветру из окна, Тиффани двигалась по одной из центральных улиц в неплотном потоке машин. Она нацепила солнцезащитные очки в модной оправе и спокойно поглядывала по сторонам, не опасаясь быть узнанной случайными прохожими. Она доехала очень быстро и остановилась у с виду заброшенного двухэтажного дома с белой крышей, посеревшей от запустения. Неухоженные кусты, огибавшие заросшую лужайку, очень удачно замаскировали машину Тиффани, припаркованную перед запертым гаражом. Она спрыгнула на землю и задумчиво оглядела тусклые окна, лишенные занавесок, парадную дверь с облупившейся краской, ржавую водосточную трубу… Что бы сказал папа, увидев это? Ему противопоказано сюда наведываться…


Для Тиффани это был не просто дом — хранитель приятных воспоминаний. Это был дом ее детства, юности, первого осознания себя в огромном мире. Уезжая, она оставила здесь часть своей души, привязанность, мечты о совсем другом будущем, нежели то, что поджидало ее среди нью-йоркских небоскребов. Постояв еще мгновение, Тиффани открыла калитку, ведущую в маленький сад за домом. Громоздкие синие качели сняли давным-давно, но ей вдруг почудилось, будто они привычно скрипнули. Нет, стояла тишина, абсолютная и какая-то вязкая. Картина перед глазами застыла, словно запечатленная на фотографии.


В сад вела дверь из кухни, и Тиффани присела на верхнюю из трех деревянных ступенек, опираясь спиной на заколоченный досками черный ход. Совсем по-другому она воображала свое возвращение в родные места. С другим настроением и, наверное, другим жизненным багажом за плечами.


Ради возможности заглянуть сюда Тиффани вновь отодвинула конечную цель своего приезда. Ей казалось, будто потом пути назад уже не найдешь. И сердце замолчит, и весь калейдоскоп воспоминаний потускнеет… Она должна побыть здесь, посидеть в тишине, подумать, попрощаться с прошлым, теперь уже бесповоротно. У нее давно началась другая жизнь, и родители на удивление легко вписались в нее, открыли вместе с дочерью новую страницу в истории их семьи. Лишь один человек остался навсегда связанным с этим домом, садом, с самим воздухом Ричмонда. По крайней мере, для Тиффани.




Джейсон Райли безумно устал за прошедшие два дня. Он отвратительно спал, ел с неохотой, а чаше проводил время в грустных раздумьях о постигшем их семью несчастье. Раньше Джейсон, или просто Джей для знакомых, считал себя сильным, способным выдержать любой удар судьбы. Но, как часто случается, он переоценил свои возможности. С недавних пор каждый новый день начинался для него раньше, чем предыдущий. Сегодня сон бесследно испарился из спальни Джея в половине пятого утра. Промучившись до шести, он спустился на веранду, служившую одновременно зимним садом. За окном клубился утренний туман и стояла звенящая тишина, которая бывает только в маленьких городках вроде Ричмонда.


Рискуя навлечь гнев матери, усердно опекавшей свою растительную коллекцию, Джей закурил. Ясности в мыслях, увы, не прибавилось. Столько передумано за прошедшие дни… Сотни вариантов, догадок, решений, способных пролить свет на случившееся. Довольно. В конце концов, он тоже человек, а не бесчувственная машина. Ему тоже больно, тяжело, и ощущение собственной потерянности угнетает его не меньше, чем похожее состояние близких людей. Они все прошли через огромное потрясение, только Джею пришлось взвалить на себя роль самого сильного, стойкого, хладнокровного, спрятать эмоции под маской усталого безразличия. Ему не с кем разделить это бремя.


Все чаще Джей казался себе неудачником. В самом деле, какие такие заслуги можно записать на его счет в преддверии скорого тридцатилетия? Жизнь текла ровной, полноводной рекой, неся его по заведенному руслу: школа, колледж, первая работа, вторая работа и свой бизнес как вершина всех карьерных устремлений. Почему же Джей не испытывал приятного удовлетворения, оглядываясь на свои достижения? Он знал ответ. Потому что перед ним, практически рядом, протекала другая жизнь, полная свободы, новых впечатлений, которые так хорошо усваиваются в молодости. Потому что всегда хочется того, чего не имеешь: иначе жить, выглядеть, любить. Джею не нравилось, когда его ставили в пример остальным, особенно в семье. У него самого имелся объект восхищения и даже некоторой тайной зависти…


Вступать на опасную территорию памяти было опасно. Джей предпочел занять себя чем угодно, лишь бы не возвращаться к коварным мыслям. Поскольку он догадался переодеться перед тем, как покинуть спальню, прогулка показалась самым доступным способом отвлечься.


Утро смягчило мрачные серые краски, добавив ярких оттенков в пробуждавшийся городской пейзаж. С веранды открывался по-настоящему ослепительный вид. Солнце так резало глаза, что Джей очень скоро решил перейти в более затененное место. Спустившись с крыльца и постояв в раздумье пару минут, он обратил внимание на соседний дом. В нем давно никто не жил, и нынешнее запустение как будто красноречиво показывало, к чему в конечном итоге приводит погоня за далекими идеалами. По словам мамы, владельцы дома переехали в Нью-Йорк. Тот же смелый шаг когда-то совершил и Джей. Он покинул Ричмонд, не сожалея и не оглядываясь назад. Что же случилось с багажом чувств, позабытым на этой земле? Все обветшало, истлело, покрылось слоем многолетней пыли, подобно комнатам заколоченного дома. Но рано или поздно придется распахнуть скрипучую дверь и посмотреть, что осталось. Перебрать в душе события, людей, мысли, беспечно оставленные в прошлом. О чем-то пожалеть, чему-то порадоваться, удивиться. Чтобы оглянуться назад, нужно обладать огромной силой духа. Некоторые идут на этот шаг добровольно, другие — под давлением обстоятельств. Джей причислял себя ко второй категории. Ему пришлось вернуться и заглянуть в глаза прежним страхам.


От заброшенного дома веяло спокойной отрешенностью, которой так не хватало Джею в стенах родного жилища. Поддавшись импульсу, он перелез через невысокий забор и угодил в объятия неряшливых кустов, исполнявших роль живой изгороди. Здесь еще сохранились следы утраченного уюта: вымощенные камнем тропинки, ровные ряды с пустыми клумбами в виде античных чаш, деревянная скамейка с высокой спинкой. С другой стороны от парадного входа Джей заметил калитку. Уже без лишних колебаний он заглянул в сад, как бы спрятанный во внутреннем дворике. Красиво. Ему захотелось ненадолго задержаться в тенистой тишине деревьев. Нашлась и удобная скамейка, хитроумно запрятанная в глубине сада.


Джей едва успел с комфортом расположиться на новой территории, как со стороны калитки донесся шорох шин и звук заглушаемого мотора. Возможно ли, что дом не настолько необитаем, как показалось на первый взгляд? Случайное открытие заставило Джея занервничать. Тогда его ждут большие неприятности за самовольное вторжение в частные владения. Нет, так не пойдет. Нужно срочно придумать какой-нибудь благовидный предлог. Например, он заметил на соседнем участке подозрительных людей и пошел проверить. Обычный жест взаимопомощи. Джей избежит лишних подозрений и, скорее всего, заслужит порцию благодарностей. Но, прежде чем бросаться навстречу нагрянувшим хозяевам, он решил получше разглядеть человека, с которым придется разговаривать. К каждому нужен особый подход. А по части отыскания этих подходов Джей причислял себя к специалистам. Когда занимаешься бизнесом в сфере продаж, волей-неволей учишься общаться с поставщиками, угождать клиентам, устанавливать контакт с подчиненными. С незнакомцем требуется самая малость: оценить внешний вид, жесты или речь. Этого хватит, чтобы суметь расположить его к себе, а дальше действовать, исходя из получаемой от собеседника информации.


Обнаружив выход из щекотливой ситуации, Джей занялся сбором сведений, оставаясь пока вне зоны видимости. Калитка находилась за углом, но по слабому скрипу он понял, что больше не один в саду. И… эта неожиданная компания оказалась очень приятной! На тропинке появилась молодая женщина. Ее длинные волосы с медовым отливом свободно растекались по спине, обтянутой плотной сиреневой кофточкой, стройные ноги подчеркивали узкие черные джинсы. Что касается лица, то Джей видел только ее профиль, наполовину спрятанный за волосами. Но и общего впечатления, произведенного появлением незнакомки, было достаточно для восхищения, а также для продолжения тайной слежки.


Она замедлила шаг, огляделась по сторонам, как сам Джей десятью минутами раньше. Хотя незнакомка вела себя более уверенно, по-хозяйски. Ее взгляд, обращенный в противоположную от него сторону, казался более цепким, внимательным. Так смотрят, когда сравнивают или вспоминают. Потом незнакомка устроилась на ступеньках возле заколоченной двери, почти напротив Джея. Она сидела, обхватив колени руками. Грустная, потерянная, беззащитная… Интересно, кто в ее мыслях? Чем вызвана эта маска страдания, застывшая на прекрасном лице? О да, Джей наконец-то разглядел и завораживающую синеву глаз, и призывный изгиб алых губ, и эффектный разлет бровей. Красавица. Лесная нимфа, каким-то чудом очутившаяся в заброшенном саду. Но Джей не спешил сдаваться на милость магии ее очарования. Слишком часто он оказывался заложником первой симпатии.


Женщины, щедро одаренные природой по части внешности, отталкивали своим заурядным подходом к жизни, меркантильностью, отсутствием желания развиваться, совершенствоваться. Эти романы оставили в душе Джея изрядную порцию разочарования. После долгих исканий он вывел формулу своей идеальной спутницы, под которую больше подходили умные, решительные женщины без претензий на неземную красоту. Так что с загадочной блондинкой, еще не подозревающей о его присутствии, у них предопределена полная несовместимость. Долой флирт! Если бы Джей приехал домой в связи с более радостными обстоятельствами, то кто знает… А так, чего он добьется? Боль обязательно вернется, напомнит о себе, даже если на одной кровати с ним будет спать эта куколка.


Поток мыслей оборвался внезапно. В метре от Джея в зарослях возникла хрупкая фигурка. О черт! Пока он витал в облаках, загадочная гостья решила наведаться в эту секретную беседку! При виде незнакомца ее синие глаза наполнились ужасом. Напрасно Джейсон пытался словами спасти ситуацию:


— Подождите, пожалуйста! Клянусь, я не причиню вам вреда! Простите, что напугал! Позвольте все объяснить!


— Отвяжись от меня, больной придурок! — зло крикнула красавица, оборачиваясь на бегу. — Я вызываю полицию!


Она скрылась за поворотом к калитке, и Джей понял, что, если не поторопится, рискует нажить себе неприятности. Когда он выскочил из темного сада на залитую солнцем площадку у гаража, блондинка уже забаррикадировалась в своей машине. И бросив на него полный недоверия взгляд, склонилась к зажатому в руке мобильнику.


— Прошу вас, не надо полиции! — пытался докричаться до нее Джей. — Я ваш сосед! Меня зовут Джейсон Райли!


Уже не надеясь на снисходительность, он сделал шаг назад и собирался устроиться на высоком бордюре, ожидая приезда полиции. Но сверху послышался звук опускаемого автомобильного стекла. Женский голос, гораздо более мелодичный, чем в момент побега из сада, нарушил молчание:


— Я правильно поняла? Вас зовут Джейсон Райли?


Окрыленный успехом, Джей снова вскочил на ноги, впрочем оставаясь на почтительном расстоянии от окна.


— Мисс, простите еще раз. Произошло досадное недоразумение. — Объяснений было не избежать. — Я вышел прогуляться и из праздного любопытства заглянул в ваш сад. А следом приехали вы. Признаюсь, я растерялся.


— Зачем было прятаться?


— Понимаю, это выглядит глупо. Но я не видел вас, только услышал, как подъехала машина, и, по правде говоря, опасался, что хозяином окажется мужчина с грудой мускулов или подозрительная пожилая женщина. Согласитесь, ни тот, ни другая со мной точно не стали бы церемониться. К счастью, мои опасения не оправдались… Вы заслуженно можете считать меня трусом.


На самом деле Джей слукавил. У него попросту не было душевных сил для разборок с возмущенными соседями. Опустошение и апатия заставляли действовать любыми окольными путями. Но его обличительная речь почему-то не подействовала на девушку. Более того, она раскусила истинные мотивы, спрятанные за нагромождением фраз.


— Я понимаю ваше состояние и желание побыть в одиночестве. Вам нужно беречь силы, ведь родным требуется поддержка в это трудное время. Предлагаю все забыть и считать простым недоразумением. Кстати, я до сих пор не представилась. Меня зовут Тиффани Холлбрук.


Она покинула свое укрытие и, обогнув машину, остановилась в двух метрах от Джея. Какую-то долю секунды он разглядывал вблизи ее правильное красивое лицо, дрожание изогнутых ресниц, игру порывов ветра с ее распущенными волосами. Там, в саду, она казалась миражом, а сейчас, стоя совсем рядом, вызвала в Джее странную растерянность. Он с трудом собрался, чтобы ответить:


— Рад знакомству. Вы часто сюда приезжаете?


— Первый раз за шесть лет, — грустно отозвалась Тиффани.


— Правда? Я ненамного вас опередил. Когда заезжал четыре года назад, думал, что в ближайшие десять лет точно не появлюсь в этих краях. Тем более всем нравилось гостить у меня в Нью-Йорке, а значит, родственным связям ничто не угрожало. И все же иногда приходится возвращаться…


— Знаю-знаю. Потому и приехала.


Джей остановил на ней удивленный взгляд. Вдруг кусочки неба в глазах Тиффани потемнели, заблестели от слез, покатившихся по бархатным щекам. Она поднесла к лицу узкие ладони в тщетной попытке спрятать за ними приглушенные рыдания. Все происходящее казалось безумием. Но у Джея не было другого выхода, кроме как привлечь к себе дрожащие плечи Тиффани. Он знал только ее имя и искренне не понимал, почему красавица принимает так близко к сердцу их несчастье.


— Я тоже… живу в Нью-Йорке, — донеслось сквозь всхлипы. — Вчера мне позвонила школьная подруга. Я должна была приехать, понимаете? Ричмонд — мой родной город…


— Тише-тише, успокойтесь, — прервал Джей бессвязный поток фраз. — Вы слишком взволнованны. Потом расскажете.


Тиффани покорно уткнулась в подставленное плечо и застыла. Больше молчания никто из них не нарушал. Джей понимал, что законы вежливости обязывают его пригласить новую знакомую домой, выслушать, напоить чаем. Тем более если ее состояние вызвано сопереживанием семье Райли. Джей осторожно озвучил свою идею:


— Тиффани, не хотите зайти на чашку чая?


Казалось, она медлит, обдумывая приглашение. Ее шелковистые волосы касались подбородка Джея, отвлекая, мешая сосредоточиться на разговоре.


— Я вам очень признательна. — Тиффани медленно отстранилась и достала из сумочки носовой платок. — Это такой великодушный жест с вашей стороны. Обещаю, что не отниму много времени. Просто расскажете мне все.


— Все? — переспросил Джей. — Я знаю какие-то жалкие крупицы. Вы же понимаете, военное ведомство окутано тайной…


Тиффани кивнула и повернулась к машине, нажимая на брелок сигнализации. Часть пути они прошли по тротуару, затем свернули на тропинку, ведущую к дому Райли. Джей был занят тем, что пытался восстановить в памяти хоть какие-то факты, объясняющие столь пристальный интерес к их семейной трагедии. Да, она росла по соседству, но прошли годы! Вернулась спустя шесть лет, едва узнала… Это очень странно. Возможно, в более спокойной обстановке они наконец-то перестанут утаивать друг от друга важные подробности.


— Ваш дом почти не изменился, — сказала гостья, проходя в гостиную. — Даже фотографии остались прежними.


Джей проследил за направлением ее взгляда, обращенного на полку над декоративным камином. Здесь располагалась целая галерея семейных портретов, запечатлевшая разные события и периоды жизни. Тиффани подошла ближе и осторожно сняла фотографию в светлой резной рамке. Джей хотел бы присоединиться к ней, но от нее веяло такой отрешенностью… Ему хватало своих переживаний. Осталась лишь заинтересованность снимком, который Тиффани держала в руках. Джей редко бывал дома и редко разглядывал каминную полку. Наверное, поэтому мог только догадываться, на кого она смотрит с таким отчаянием, цепляясь за изображение, как за фрагмент пусть утраченной, но все же реальности.


— Вы пока устраивайтесь, — деликатно предложил Джей. — А я заварю нам травяной чай. Скоро вернусь.


Едва ли Тиффани слышала эти слова. Когда он обернулся перед тем, как скрыться в коридоре, гостья все еще стояла у камина с отрешенным видом. Джейсон не любил загадки, поэтому хотел поскорее узнать правду. Поднос с двумя чашками, чайником и сахарницей был собран в кратчайшие сроки. По возвращении он увидел, что Тиффани сидит в кресле, а на коленях лежит светлая рамка, создавая резкий контраст с черными джинсами.


— Садитесь ближе к столу, — предложил Джей, указывая на длинный диван. — Здесь достаточно места для двоих.


— Ну хорошо, только верну на место фотографию.


Тиффани подошла к каминной полке и поставила снимок на место.


С лестницы донеслись звуки шагов. Похоже, миссис Райли встала чуть раньше, чем ожидал сын. Но вряд ли она станет им мешать, заметив присутствие Тиффани. Джей укорил себя за необдуманный поступок: сейчас не самое подходящее время для посиделок, гостей, визитов. В нем боролись два противоречивых чувства. С одной стороны, любопытство советовало до конца разобраться в истории мисс Холлбрук. С другой — сыновний долг призывал заботиться в первую очередь о душевном спокойствии матери и не нарушать сонной тишины в доме.


Поздно. Дверь в гостиную распахнулась, пропуская Элен Райли, закутанную в зеленый махровый халат. Тиффани обернулась вслед за Джеем, и взгляды двух женщин пересеклись, заставив обеих измениться в лице.


— Мама, прости, если мы помешали, — попробовал вмешаться Джейсон. — Ты, наверное, знаешь мисс Холлбрук?


— Безусловно, — отозвалась Элен, и в ее голосе отчетливо зазвенели металлические нотки. — Здравствуй, Тиффани. Столько лет прошло… Никак не ожидала, что ты приедешь.


— Я не могла иначе, миссис Райли. Постарайтесь меня понять. Вы даже не представляете, как мне жаль…


— А ты совсем не изменилась. — Элен направилась к камину. — Где же это фото? — Снимок в светлой рамке оказался теперь в ее руках. — Да, я права.


Заметив растерянность Джея, Элен обогнула диван и протянула сыну разгадку этой головоломки.


— Что с тобой, Джейсон? — удивилась она. — Куда подевалась твоя проницательность? Разве ты не узнал Холли?


У него в голове все перемешалось. Каким-то образом почти незнакомая девушка заняла свое место в прошлом. Тиффани перестала быть безликим напоминанием о чем-то, чего Джей знать не мог. Холли… О ней Райли слышал многое. По сути, он знал ее заочно по одной фотографии семилетней давности. Холли… Так ее называли в их семье. Джею даже в голову не могло прийти, что это лишь прозвище. Она осталась в его памяти нескладным подростком с доверчивым взглядом, озорным хвостиком и веснушками. С течением времени о ней вспоминали все реже, а фото заставили более новыми снимками. И что так удивило маму? Джей едва ли больше двух раз брал в руки эту светлую рамку. Холли всегда оставалась призраком, не имеющим к нему прямого отношения. Теперь понятно, почему она приехала. Теперь он наконец-то мог оценить все благородство и смелость ее поступка.


Тиффани Холлбрук, или просто Холли, забыла причиненные обиды. Она вернулась во имя светлой памяти о любви. Любви к его младшему брату Дереку Райли, трагически погибшему два дня назад.






Опубликовано: 02 июля 2010, 13:55     Распечатать
Страница 1 из 10 | Следующая страница
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор