File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Михаил Веллер. Все уладится

 

Михаил Веллер. Все уладится

Понедельник - день тяжелый, уж это точно. Но вторник выдался и того почище: Чижикова выперли с работы. Дело так было.

В понедельник с утра Чижиков успел поскандалить с женой, изнервничался, и когда пришел к себе в музей, все у него из рук валилось.

Значился Чижиков в шефском отделе по работе с селом, занимался координацией этой самой работы. В обязанности его входило договариваться с начальством других музеев об организации выездных экспозиций, с директорами совхозов - о размещении работников и экспонатов, с секретарями райкомов - о подстраховке директоров и с автобазой - о предоставлении транспорта. Собственно, весь отдел и состоял-то из него одного.

Поездки эти устраивались где-то раз в месяц, так что работы было немного, но и оклад у Чижикова был маленький, и он подрабатывал на полставочки экскурсоводом, водил группы по Петропавловской крепости. Жить-то надо.

Кстати, экскурсоводом он был хорошим. Вдохновлялся, трагические ноты в голосе появлялись, даже осанка становилась какой-то элегантной и значительной. Нравилось это занятие Чижикову; слушали его с интересом и жадно, что нечасто случается, и писали регулярно благодарности в книгу отзывов.

Так вот, значит, в тот злополучный понедельник все у Чижикова не ладилось. У него, правда, всегда все не ладилось. У директора совхоза вымерзли озимые, и было ему не до Чижикова, в райкоме все уехали куда-то на выездное бюро, прижимистые музеи экспонатов не давали, в трубке все время идиотски переспрашивали: "Что за Чижиков?" - трубка эта чертова телефонная аж плавилась у него в руке, а голос осип.

Но в конце концов удалось Чижикову все организовать, и так он этому обрадовался, совершенно измученный и потный, - что забыл позвонить на автобазу. Просто напрочь забыл. Ну и, естественно, все приготовились ехать - а ехать и не на чем. Кошмар! Ну и, естественно, вызвал Чижикова директор на ковер. И наладил ему маленькое Ватерлоо.

- Я вас выгоню в шею! в три шеи!! - утеряв остатки терпения, орал директор. - Сколько же можно срывать к чертям собачьим работу и мотать людям нервы! Когда прекратятся ваши диверсии? - негодование его стало непереносимым, он взвизгнул и топнул ногами по паркету.

Смешливый Чижиков не удержался и хрюкнул.

- Вот-вот, - устало сказал директор и опустился в кресло. - Посмейся надо мной, старым дураком. Другой бы тебя давно выгнал.

- Петр Алексеевич... - умоляюще пробормотал Чижиков.

- Работникам выписаны командировочные, директор совхоза собирает людей в клубе, секретарь райкома обеспечивает нормальное проведение мероприятия - а Кеша Чижиков забыл договориться с автобазой об автобусе. В который раз?

- Во второй, - прошептал Чижиков, переминаясь на широкой ковровой дорожке.

- А кто перехватил внизу и выгнал делегацию, которую мы ждали?

Чижиков взмок.

- Я думал, это посторонние, - скорбно сказал он. - Я ж хотел как лучше.

- Кеша, - непреклонно сказал директор, - знаешь, с меня хватит. Давай по собственному желанию, а?

Чижиков упорно рассматривал свои остроносые немодные туфли.

- А кто обругал Пальцева? - упал тяжкий довод. - Это ж надо додуматься - пенсионер республиканского значения, комсомолец восемнадцатого года, с Юденичем воевал!..

- Ох!..

- Не мед характер у старика, - согласился директор. - Но он же помочь тебе хотел. А ты с ним - матом. Он жалобу, мне - замечание сверху!..

- Я ведь извинялся, - взмолился Чижиков.

- А кто выкинул картотеку отдела истории пионерского движения? Алик ее четыре года собирал!

- Ремонт был, беспорядок, вы же знаете, - безнадежно сник Чижиков. - Глафира Семеновна распорядилась убрать лишнее, показала на угол - а я не разобрался.

- Вот тебе две недели, - приняв решение и успокаиваясь окончательно, резюмировал директор. - Оглядись, подыщи себе место, а к концу дня принесешь заявление.

- Петр Алексеевич, - Чижиков прижал руки к галстуку, - Петр Алексеевич, я больше не буду.

- Кеша, - ласково поинтересовался директор, - у кого на экскурсии в Петропавловке школьник свалился со стены, чудом не свернув себе шеи?

...За окном была Нева, здание Академии художеств на том берегу, почти неразличимый отсюда памятник Крузенштерну.

- Голубчик, - сказал директор. - Мне, конечно, будет без тебя не так интересно. Но я потерплю. Оставь ты христа-бога ради меня и мой музей в покое.

Чижиков махнул рукой и пошел к дверям.

Исполнилось ему недавно тридцать шесть лет, был он худ, мал ростом и сутуловат. Давно привык он к тому, что все называют его на "ты", к своему несерьезному имени и фамилии, которые когда-то так раздражали его, привык к вечному своему невезению, к выговорам, безденежью, к тому, что друзья забыли о нем.

Он не стал дожидаться конца дня, написал заявление, молча оставил его в отделе кадров, натянул пальтишко и вышел на улицу.

Ревели в едучем дыму "МАЗы" и "Татры" на площади Труда. Чижиков медленно брел по талому снегу бульвара Профсоюзов, курил "Аврору", вздыхал, пожимал на ходу плечами.

В "Баррикаде" он взял за двадцать пять копеек билет на новый польский фильм "Анатомия любви". Подруги жены фильм усиленно хвалили, но возвращалась жена с работы поздно, и все было никак не выбраться в кино.

Фильм Чижикову не понравился. Актрисы все были милые и долгоногие, главный герой крепколицый и совестливый, они увлеченно работали, модно одевались, жили в просторных квартирах, и какого лешего они при этом дергались и закатывали сцены, оставалось совершенно неясным.

Потом он отправился в Русский музей. На выставке современных художников увидел он замечательную картину: в тайге, на опушке, стоит маленький бревенчатый дом, над крышей дымок струится, рядом бежит прозрачный ручей, и треугольник каких-то птиц - гусей, наверное - или лебедей? - тянется на закат. Картина Чижикову понравилась чрезвычайно. Он долго стоял перед ней, все вздыхал; ему представлялось, как хорошо было бы жить далеко в лесу, в такой избушке, топить печку, подкладывая поленья в дружелюбный огонь. Он купил бы себе двустволку и ходил на охоту, стрелял бы тетеревов на полянах, а может быть, и оленей. Зимой можно кататься на лыжах, а летом купаться в ручье, собирать ягоды и лежать в щекочущей траве, смотреть, как в небе косяки птиц из знойной далекой Африки плывут в северную тундру.

- Сколько можно говорить, что музей закрыт!

- Что?!

- Закрыт музей! - закричала смотрительница и замахала руками. - Идите, пожалуйста, на выход, русским языком вам сколько уже долдоню!

Чижиков подумал, что надо идти домой, и на душе у него стало плохо.

Стемнело уже, на тротуарах стояли грязные талые лужи, туфли у Чижикова промокли. Завернул в гастроном - продукты обычно он покупал - но какая-то усатая толстая старуха нахально влезла перед ним в очередь, продавщица наорала на него, что чек не в тот отдел, он совсем расстроился, сдал чек в кассу и ушел.

А зашел он в винный магазин на углу Герцена, выпил залпом два стакана вермута, подавляя гадкое чувство, и пешком, не торопясь, зашагал к себе на Петроградскую.

Медленно поднялся он по истертой лестнице на пятый этаж. Тихонько открыл тугую дверь. На кухне соседка Нина Александровна жарила какую-то чадящую рыбу. Она тут же зашевелила чутким носом, уставила на Чижикова круглые злые глаза болонки.

- Пьяный явился, - нехорошим голосом констатировала Нина Александровна.

- Ну, что вы. - Чижиков заискивающе улыбнулся, старательно вытирая ноги.

- Нарезался, милок! - наращивала Нина Александровна. - Вот так и живешь в одной квартире с алкоголиками! Ночами, понимаешь, курит, топает в коридоре, кашляет под дверью, а днем пьет!

- Молчать!! - белогвардейски гаркнул Чижиков, меняя цвета лица, как светофор.

Глюкнула Нина Александровна, забилась в угол, тряся крашеными кудельками. Победно топая, Чижиков прошествовал к своей комнате по узкому коридору.

- Ах ты паразит! - взбеленилась Нина Александровна вслед. - Я к участковому пойду, я квартуполномоченная, я тебя выселю отсюдова, пьяная морда!

- Расстреляю! - Чижиков запустил в нее резиновым сапогом и вошел в комнату.

Фамилия Нины Александровны была - Чижова, и Чижикова этот факт приводил в бешенство.

В комнате Ильюшка, сынок, готовил уроки. Блестели очки в свете настольной лампы, топорщились красные уши. Остался, бедолага, во втором классе на второй год. Эх, ушастенький-очкастенький ты мой. Чижиков подошел к сыну, погладил по голове.

- Учись, сынок, учись. Перейдешь в третий класс - велосипед куплю, как обещал.

- "Орленок"?

- "Орленок".

Сын поковырял в носу. Доверчиво прижался к Чижикову.

- Пап, а когда мы переедем на новую квартиру?

- Скоро, Ильюшка. Совсем уже скоро очередь подойдет - и переедем.

- Через год?

- Примерно.

- Это же так долго - год!

- Ты и не заметишь, как пройдет. - Чижиков похлопал сына по плечику. - Весна, лето, осень - и все.

- Па-ап, а мы поедем летом на юг? Толька Шпаков ездил, говорит - так здорово.

- Поедем, - решил Чижиков. - Обязательно поедем.

Да, подумал он, возьмем и поедем.

- Есть хочешь? - спросил он.

- Ага.

- Сейчас я чего-нибудь нам сварганю.

Эх, а замечательно было бы пожить в той лесной избушке! И с сыном вдвоем можно...

Жена пришла только в девять часов, когда они на пару смотрели телевизор: бухгалтер, что ее так задерживают?

- Так, - сказала жена. - Телевизор смотрят, а посуда грязная на столе стоит.

- Ну, Эля, - примирительно забурчал Чижиков. - Сейчас я помою. Ну, не волнуйся.

- Еле ноги домой приносишь, а тут грязь, опять впрягайся. Да что я вам, лошадь, что ли?

Ильюшка сжался и опустил глаза в пол.

- Через месяц кооперативный дом сдают, - мстительно сообщила Элеонора. - Хомяковы переезжают.

- Что ж поделать, если у нас нет денег на кооператив? - рассудительно сказал Чижиков. - Скоро получим по городской очереди.

- Твое скоро... - тяжело сказала она. - Другие зарабатывают. На Север вербуются, на целину. Вон Танькин муж полторы тысячи привез за лето - строили что-то под Тюменью. А ты разве мужчина? Одно название...

- Ну, Элечка, - пытался Чижиков пойти на мировую. - Вот все-таки сапоги итальянские купили тебе осенью. Шуба, опять же...

Элеонора осеклась, отвела взгляд. Лицо ее пошло пятнами.

- Дурак, - с ненавистью процедила она.

- Наверное, - вздохнул Чижиков и пошел на кухню мыть посуду.

Перед сном жена вздрогнула и отстранилась, когда он приблизился; груди ее просвечивали под голубым нейлоновым пеньюаром. Чижиков безропотно поставил себе раскладушку между столом и телевизором.

Ночью он долго курил в коридоре, стряхивал пепел в щербатое блюдечко. Все чудилась избушка, запах тайги, студеный быстрый ручей, клики гусей в вышине... Наваждение - аж горло перехватило, голова закружилась. Опершись рукой о стену, он почувствовал что-то округлое, сжал машинально; отнял руку, взглянул. В руке лежал непонятный фрукт.

Чижиков понюхал его. Фрукт пах затхлостью и клеем. На ощупь был шершавый, как картон, и легкий. Он сжал его сильнее. Фрукт слегка продавился, но соку не было. Чижиков попробовал куснуть его. Противно, опять же вроде картона.

Хм. Он всунул фрукт обратно в стену. Тот повис отдельно от грозди, черенок торчал в сторону. Чижиков пристроил его поаккуратней... Потом с интересом стал манипулировать.

Откинув голову и скрестив руки на груди, эдакий художник у мольберта, он прицелился взглядом в дверь Нины Александровны - и принялся за дело. Из фруктов выложил холмик с могильным крестом, из разломанных гроздей составил короткую малоприличную эпитафию. Оценил творческим оком свое произведение, подмигнул, покурил, посоображал кое-что. И довольный отправился спать.

Улегся он шумно, не заботясь, что визжала и дренькала хлипкая раскладушка.

На работу Чижиков с утра не пошел - все равно ведь. Вместо этого он, припоминая, листал старые записные книжки, отыскал телефон одноклассника, ставшего сравнительно известным в городе художником, и напросился в гости.

Художник трудился на верхнем этаже старого дома по улице Черняховского. Свет проходил в косой стеклянный потолок, олифой пахло и пылью, инвентарь художнический разнообразный повсюду валялся.

- А-а!.. - встретил он Чижикова, подавая белую длиннопалую руку с блестящими ногтями. Рука настоящего художника, с уважением отметил Чижиков, пожимая ее.

- Добрый день, - дипломатично поздоровался он, не зная, на "вы" быть или на "ты".

- Здорово, Кешка, старик, - душевно сказал художник и заулыбался. - Рад тебе, рад. Так, знаешь, приятно, когда через двадцать лет школьные друзья о себе напоминают.

- Я тоже, - сказал Чижиков, - я здорово рад, Володя, - и еще раз с чувством потряс руку.

- Значит, за встречу. - Художник достал из скрипучего шкафчика початую бутылку коньяка, сгреб тюбики и краски с края стола, обтер стаканы длинным пальцем. В черном халате, из-под которого виднелись широкие отутюженные брюки и замшевые туфли, он был очень импозантен.

- Со свиданьицем, - пропустили.

Художник пододвинул ему сигареты в пачке с верблюдом, щелкнул диковинной зажигалкой:

- Как живешь-то, рассказывай.

- Нормально, - сказал Чижиков. - Квартиру скоро должен получить.

- Это хорошо, - одобрил художник. - А мне вот, понимаешь, все приличную мастерскую не пробить. Бездари разные лезут вперед, а ты сиди тут в трущобе...

- Он закрутил головой, завздыхал.

- Женат? - осведомился.

- Женат... Уж десять лет.

- Ну-у? - восхитился художник. - Молодец! И дети есть?

- Сын, - сказал Чижиков. - Во второй класс ходит.

- Молодчага! А у меня вот нет пока, вроде, - хохотнул.

Чижиков заерзал.

- Так что у тебя за дело-то, выкладывай, - разрешил художник.

Не зная, как приступить, Чижиков огляделся. Подошел к мольберту. Солнце добросовестно освещало праздничными лучами уходящий вдаль сад. На переднем плане нарядная колхозница, стоя на лесенке, собирала с дерева персики.

- Гляди, - прошептал он...

И вытащил лесенку.

Дородная поселянка висела в воздухе. Лесенка постояла рядом с мольбертом и сама собой с треском упала.

- А? - торжествующе спросил Чижиков. Сорвал персик и положил на стол.

- Нет, - сказал художник, - так плохо. Мне не нравится. Тоже мне сюрреализм, ни то ни се.

Он машинально откусил персик.

- Экая дрянь! - сплюнул, поморщившись. - Синий какой-то внутри, - швырнул он пакостный плод в угол. - Так и отравиться можно.

- Тебя ничего не удивляет? - опешил Чижиков.

- О чем ты? А-а... - Художник снисходительно усмехнулся. - У нас, брат, в изобразительном искусстве, - покровительственно объяснил он, - такие есть сейчас мастаки! такие шарлатаны!.. Ты не подумай, я не о тебе, - спохватился он, - я вообще... Давай-ка еще по коньячку.

Озадаченный Чижиков выпил.

- Ты наведывайся почаще, - пригласил художник, - я тебе такого порасскажу!..

Вот так так, размышлял Чижиков, спускаясь по лестнице. Вот ты незадача... С кем бы мне потолковать обстоятельней?..

На следующий день он тем же манером отправился к Гришке Раскину, с которым в пятом классе за одной партой сидел. Позже Гришка стал копаться в вузовских учебниках, выступать на всяких олимпиадах, очками обзавелся, времени не хватало ему всегда, и их дружба помалу иссякла.

Гришка работал в университетском НИИ физики, занимался проблемами флуоресценции и дописывал докторскую диссертацию.

Помяв Чижикова жесткими руками альпиниста - каждое лето Гришка уезжал на Памир, был даже, говорят, мастером спорта по скалолазанию, - он потащил его куда-то наверх по узким крутым лесенкам с железными перилами и вволок в маленькую комнатушку.

Чижиков уселся в закутке на обычный канцелярский стул и разочарованно огляделся.

- Что, - хмыкнул Гришка, - не похоже на лабораторию физика в кино?

- Да вообще-то я иначе себе все представлял, - сознался Чижиков.

Стены каморки были выкрашены зеленой масляной краской, точь-в-точь как у них в туалете. Черный громоздкий агрегат топорщился кустами замысловатых деталей, занимая почти все жизненное пространство. В углу на откидном столике лежала конторская книга да два стула стояли.

- Ничего, - мечтательно потянулся Гришка, - осенью устроюсь основательней. И внутренне, и экипировался, так сказать.

- Я тут, похоже, одну штуку случайно открыл, - произнес он едва смущаясь отрепетированную фразу и вынул из бумажника открытку. Брильянтовая капля росы красиво лучилась на тугом хрупком лепестке лилии.

- Смотри внимательно, - попросил он. Гришка уселся поудобнее и стал внимательно смотреть.

Чижиков осторожно сунул в открытку два пальца. Хрустнул переломленный стебель. Желтая лилия мелко подрагивала в его руке. Росинка стекла в чашечку. На открытке остался размытый фон.

- За-ба-вно, - изрек Гришка. Повертел открытку, посмотрел на свет, пощупал. - За-ба-вно. Слушай, а как ты это делаешь?

- Просто, - сказал Чижиков. - Беру и делаю. Сам не знаю как. Вот так.

Он взял открытку и приладил лилию на место. Теперь на лепестке не было капли росы.

- И давно? - спросил Гришка с интересом.

- Два дня. Ночью, понимаешь, я курил в коридоре...

- Квазиполигравитационный три-эль-фита-переход в минус-эн-квадрат-плоскость, - забубнил Гришка, сведя глаза к переносице. Может, он другое что сказал, Чижиков все равно ни черта не понял.

- Слушай, Кеш, - потеребил Гришка, косясь на часы, Чижикова за рукав. - Я, ты извини, срочно должен в подвал бежать, там сейчас опыт пойдет. А тебе с этим надо в пятую лабораторию, к Аристиду Прокопьевичу, скажи - от меня. Как пройти, я объясню.

Он выдрал из конторской книги лист и начеркал китайскую головоломку, закончив ее крестиком.

- Сначала здесь, а после сюда и сюда, ясно, да? Вечером позвони мне, ты связи со мной не теряй.

Около часа Чижиков провел в движении по невообразимо заковыристой, но с неумолимостью физического закона повторяющейся траектории, пока не выпал из нее у дверей пятой лаборатории, которая временно расположилась в помещении третьей. И выяснил, что Аристид Прокопьевич вчера вылетел на месяц в Новосибирск читать лекции, но это не точно, а где он точно, никто не знает. Возможно, во второй лаборатории, хотя вряд ли.

Еще двадцать минут Чижиков пробирался на волю.

Устало шлепая по Менделеевской линии, он поднял воротник от мелкого дождика и загрустил.

Всю пятницу провел он в раздумьях. Гришку по телефону застать не удавалось ни дома, ни на работе. И дождь все моросил.

В иероглифах записных книжек он наткнулся на старый домашний адрес Сережки Бурсикова, тихого мальчонки, насморк у него вечно не проходил. В свое время гулял слушок, что он после школы в духовную семинарию подался.

А черт его знает, подумал Чижиков... Подумал и решился.

Остаток дня он потратил на наведение справок.

В субботу вечером он сел на поезд, отправлявшийся с Витебского вокзала, и поехал в один белорусский городок, где Бурсиков был настоятелем церкви. Жене сказал - в командировку; она, похоже, и не огорчилась ничуть.

Церковь стояла в заснеженном саду на холме, недалеко от базара. У ворот двое курили на лавочке.

Чижиков с некоторой опаской поздоровался, поклонившись слегка, даже шапку снял на всякий случай - благо тепло было - и осведомился, где может видеть настоятеля, Сергея Анатольевича Бурсикова?

- Вы по какому делу? - спросил пожилой, в солдатской ушанке.

- По личному, - быстро ответил Чижиков. Уж Ильфа и Петрова он читал.

- Туда, - махнул пожилой на желтый флигель у ограды.

Во флигеле оказалась часовня, а в коридорчике позади - всякая канцелярия-бухгалтерия; Чижиков несколько оробел. Он никогда раньше не был в церкви.

Отрешенные лица святых темнели с икон. Согбенная старушка протирала тряпочкой возвышение, украшенное серебряными узорами. Крупной поступью, глядя перед собой, в черной до полу рясе, проследовал высокий прямой мужчина. Старушка бесшумно засеменила к нему, поцеловала красную крепкую руку с перстнем на указательном пальце.

Воскресная служба кончилась с час назад, настоятеля Чижиков нашел уже переодетого.

- Я вас слушаю, - бегло сказал настоятель, не предлагая Чижикову сесть.

Выглядел он, вопреки ожиданию, заурядно и, по мнению Чижикова, неподобающе. Без бороды, выбрит был настоятель, коротко подстрижен, в стандартном дешевом костюмчике. И лицо помидором.

- Здравствуйте, Сергей Анатольевич. - Чижиков не знал, как себя вести.

- Здравствуйте. - Он явно не тянулся к разговору.

- Я Чижиков, - сказал Чижиков.

- М-да?

- Мы учились вместе...

- Э?..

- В одном классе, в школе, Кеша Чижиков, Чижик, помните?

- Оч-чень приятно. Разумеется. Слушаю вас.

Рядом люди ходили, - не располагала обстановка. Визит грозил рухнуть. Чижиков разволновался и обнаглел.

- У меня очень важное до вас дело, - сощурился он значительно. - Необходим конфиденциальный разговор. Желательно в нерабочей... м-м... Лучше дома. Я приехал специально.

- Вы настаиваете, - недовольно отметил настоятель... - Подходите к пяти.

Он сказал адрес и взялся за пальто.

Чижиков побродил по городу. На базаре купил три кило отличной антоновки - пусть Ильюшка витаминится.

Настоятель принимал его в тесной проходной зальце - гостиной, видимо.

- К вашим услугам.

Чижиков повторил номер с открыткой. Настоятель следил зорко.

- И что же? - спросил он наконец.

- Как? - растерялся Чижиков.

- Вы фокусник?

- Это не фокус, - выразительно сказал Чижиков. В ожидании вопроса он крутил бахрому скатерти. Настоятель неодобрительно посапывал.

- Хотите чаю? - предложил он.

- По-моему, это чудо, - застенчиво объяснил Чижиков.

- Э?.. - удивился настоятель.

- Ну ведь... Бог творит чудеса!.. - выдал Чижиков напролом и покраснел.

- Не надо, - осадил настоятель. - Не надо.

- И не в чудесах, - с неожиданной тоской добавил он, - совсем не в чудесах заключается вера. Хотите чаю?

- Да не хочу я чаю! - Обозленный Чижиков отчаялся на крайние меры.

В лепной золоченой раме святой Мартин резал пополам свой плащ. Картина напротив: старик с изукрашенным распятием.

- "А теперь делить буду я!" - процитировал Чижиков и отобрал у доброго святого недоразрезанный плащ. Княжеским жестом пустил его на стол. Пристукнул увесистым золотым распятием.

Пыльный грубый плащ пребывал на столе и пах потом. Толстые его складки придавливал тусклый крест с искрящимися камнями.

Лицо настоятеля замкнулось...

- Нельзя ли восстановить порядок? - отчужденно попросил он.

Чижиков плюнул с досады.

- Жертвую на храм, - отвечал он в раздражении из прихожей.

Вечером Чижиков пил чай в поезде, грыз ванильные сухарики. Долго ворочался на верхней боковой полке, мысль одна все мучала. Ночью он проснулся, лежал.

А мысль эта была такая:

Теперь он может уйти в свою избушку.

С утра, заскочив на минутку домой положить в холодильник яблоки для Ильюшки, он отправился в Русский музей.

...Стоял, стоял перед картиной. Будоражащие запахи хвойной чащи, дымка над крышей, казалось, втягивал, приопуская веки.

Сорвал незаметно травинку. Травинка как травинка, зеленая.

Смотрительница уставилась на него из угла. Эге, засомневался Чижиков, увидит еще кто, скандала не оберешься. Начнут за ноги вытаскивать, с картиной сделают что-нибудь, а потом выкручивайся как хочешь. Надо ночью, решил он. Спрятаться в музее, а когда все уйдут - вот тогда и лезть.

Легко сказать - спрятаться... Придумал. Присмотрел через два зала натюрмортик с ширмочкой: можно отсидеться. Натюрморт скульптурой заслонен, смотрительница вяжет, носом клюет, народу нет - подходяще. Для страховки вымерил шагами два раза расстояние до своей картины, теперь с закрытыми глазами нашел бы.

Но сегодняшний вечер захотелось побыть дома. Напоследок, елки зеленые...

Печален и загадочен был он в этот вечер. Даже жена в удивлении перестала его пилить. Чижиков целовал часто сына в макушку, переделал все по дому и жене отвечал голосом необычно ласковым и всепрощающим, что ее как-то смущало. Перед сном, тем не менее, поскользнувшись на ее взгляде, улыбнулся с тихой грустью и поставил свою раскладушку.

Он явился в музей около пяти и, улучив момент, без приключений забрался в свой натюрморт. За ширмочкой валялся всякий хлам, он уселся поудобнее и стал ждать.

Переход он задумал осуществить в двадцать ноль-ноль. Пока все разойдутся, пока то да се...

Время, разумеется, еле ползло. Хотелось курить, но боязно было: мало ли что...

А там... Первым делом он сядет в траву у ручья и будет курить, любуясь на закат. Потом... Потом напьется воды из ручья, ополоснется, пожалуй, смывая с себя въедливую нечистоту города.

...Тихо колышутся кусты. Прохладно. Вот он встал и пошел к избушке. Оп! - полосатый бурундучок мелькнул в траве. Чижиков постоял, улыбаясь, и поднялся на рассыхающееся крыльцо. Вздохнул с легким счастливым волнением - и толкнул дверь...

Ширма упала. Чижиков вскочил, проснувшись. Без двенадцати минут восемь. Он подрагивал от нетерпения.

Первый шаг его в темном зале был оглушителен. Он заскользил на цыпочках. Шорох раскатывался по анфиладе.

Так... Еще... Здесь!..

Темнел прямоугольник его картины. Он с ходу взялся потными руками за раму.

Задержав дыхание, закрыв глаза и нагнув, как ныряют, голову - влез.

Что-то как-то...

Осознал: крик. И - предчувствие резануло.

"Не то! - ошибка! - сменили!" - ослепительно залихорадило.

Оскользаясь в грязи на пологом склоне, раздираясь нутряным "Ыр-рраа!!", зажав винтовки с примкнутыми штыками, перегоняли друг друга и красный флаг махался в выстрелах внизу у фольварка.

- Чего лег?! - срываясь на хрип.

Ощущение. Понял: пинок.

- Оружие где, сука?!.. - давясь, проклекотал кадыкастый, в рваной фуражке.

Обмирая в спазмах, Чижиков хватанул воздух.

- Из пополнения, што ль?

- Да, - не сам сказал Чижиков.

- Винтовку возьми! - ткнул штыком к скорченной фигуре у лужи. - Вишь - убило! И подсумок!

Чижиков на четвереньках ухватил винтовку, рукой стер грязь.

- Встань! В мать! Телихенция... Впер-ред!

Чижиков неловко и старательно, довольно быстро побежал по склону, подставляя ноги под падающее туловище. Кадыкастый плюхал рядом, щерясь косил на него.

Передние подсыпали к зелени и черепицам окраины, там правее дробно-ритмично зататакало, фигурки втерлись в пашню.

- Ах твою в бога!.. - рядом, упав, проскреб щетину. - Конница в балке у них...

Чижиков увидел: слева в километре выскакивают по несколько, текут из земли всадники, растягивая в ширину стремятся к ним.

- Фланг, фланг загинай!.. - отчаянно пропел сосед, пихнул, вскочив, Чижикова, они побежали и еще за ними. Слева перебегали, ложились, выгибая цепь подковой.

Упали, дыша.

Выставили стволы.

Раздерганная пальба.

Прочеркивая и колотя глинозем, оцепеняя сознание всепроникающим визгом, завораживая режущим посверком клинков на отлете, рвала короткое пространство конница.

- Стреляй, твою! - Оскалясь, сосед вбил затвор.

Как он, Чижиков старательно передернул со стальным щелком затвор. Локти податливо ползли из упора.

"...выход - где - запомнить - не найду - как же..." - прострочило в мозгу и не стало, потому что он принял целящийся взгляд поверх конской морды, пегий в галопе чуть вбок заносил задние ноги, казак привставал на стременах, неверная мушка поддела нарастающий крест ремней на холщовой рубахе...

Всхлипывая горлом, напряженно тараща заслезившийся глаз, потянул спуск и невольно зажмурился при ударе выстрела.


Опубликовано: 03 мая 2011, 08:57     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор