File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Лев Безыменский Человек за спиной Гитлера

 

Лев Безыменский Человек за спиной Гитлера


Очерк восьмой:

Это происходило в бункере


Адольф Гитлер недолюбливал Гейнца Гудериана. Почему? Ведь умение генерала Гудериана принесло вермахту немало блистательных побед, а его имя стало символом танкового наступления. Но кто может понять душу диктатора? Может быть, в душе пехотинца первой мировой войны таилась зависть к новому роду войск, который, появившись уже на исходе войны, вдруг обрел ореол талисмана победы? Или играла роль неприязнь Гитлера к замкнутой генеральской касте? Или популярность Гудериана в войсках вызывала ревность фюрера? Как бы то ни было, между Гитлером и Гудерианом никогда не существовало добрых отношений.


Правда, все начиналось для генерала хорошо. Гитлер был одним из первых, кто обратил внимание на способного, энергичного офицера — первого начальника штаба инспекции моторизованных войск. На учениях 1934 года, происходивших на полигоне Куммерсдорф, полковник рейхсвера Гейнц Гудериан демонстрировал возможности мотовойск.


Такой человек мне пригодится! Его я хочу заполучить! — сказал недавно сделавшийся рейхсканцлером Гитлер. Гудериан, скоро ставший известным своей книгой «Внимание, танки!», был рад использовать новые возможности вермахта, который возник из рейхсвера и сбросил ограничения Версальского договора. Типичный прусский офицер — по выучке и воспитанию, выходец из офицерской среды Гейнц Гудериан (кстати, эта фамилия произносится с ударением на втором слоге и тем самым лишает основания распространенную у нас в военные годы легенду об «армянине Гудерияне») оказался восприимчивым к техническим достижениям XX века и понял, какую роль будут играть моторизованные и танковые войска, оснащенные мощными радиосредствами. Практически Гудериан был создателем танковых войск вермахта. Став в 1936 году генералом, он участвовал в военных действиях против Польши и Франции, завоевав авторитет в войсках и в глазах Гитлера.


Но с 1941 года в отношениях Гудериана и Гитлера наметились первые трещины. Уже в начале «Барбароссы» генерал-полковник, командовавший 2-й танковой группой, позволил себе усомниться в правильности решения своего верховного главнокомандующего, когда тот в августе не стал продолжать наступление на Москву и повернул группу Гудериана на Киев. Гудериан позволил себе лично выразить свои сомнения — но не смог убедить Гитлера. Как верноподданный исполнитель приказов, он блестяще выполнил и новую задачу, сомкнув танковые клещи вокруг Киевской группировки советского Юго-западного фронта. Но спор не был забыт.


Даже в 1941 году, когда во время наступления на Москву командующий 2-й танковой группой докладывал об успехах своих дивизий, — Гитлер не смог преодолеть антипатии. Зато когда Гудериан разделил судьбу других немецких командиров, попавших в декабре 41-го под мощные удары советского контрнаступления, Гитлер дал волю своему недовольству. Чем же он был недоволен? Тем, что Гудериан — который, в отличие от своего главнокомандующего, хорошо знал о реальном положении на фронте — не хотел выполнять т. н. «стопприказы» Гитлера, требующие любой ценой оборонять рубежи под Москвой, и предлагал отойти на новые, более выгодные рубежи.


Мне удалось найти подлинное свидетельство об этом конфликте. Об этом можно узнать из сохранившихся записей адъютанта Гудериана обер-лейтенанта Иоахима фон Лестена. Первая из записей сделана 20 декабря 1941 года, вторая — только 6 января 1942 года. Но эта пауза становится вполне понятной из содержания самих записей:



«20 декабря 1941 г. 19.00. Ставка фюрера. Сегодня до полудня вылетели из Орла с Гудерианом к фюреру. 15.30 сели на аэродроме Растенбург. Сейчас командующий у фюрера… Слава богу, что состоялась беседа. Судя по всему, Гудериан — единственный человек в армии, который отважится сказать то, о чем нельзя не говорить и что призвано спасти положение на Востоке. Уже из моих кратких бесед в ставке складывается впечатление, что здесь не имеют никакого понятия о творящемся на фронте. А если царят такие нереальные представления, то судьба войск висит на ниточке. Остается вопрос: будут ли приняты решительные меры?»



Меры не были приняты: осуществить организованный отвод войск с наименьшими потерями не удалось. Под ударами Красной Армии немцы, бросая технику, откатывались на Запад. Платить же пришлось… Гудериану. Лестен:


«6 января 42 г. Эрфурт. Старый год завершился для меня отъездом из России… Однако между временем моей последней записи и сегодняшним днем произошло так много событий, что я хочу их зафиксировать. Все ожидания связывались с визитом генералполковника Гудериана к фюреру. Однако уже в ставке и во время обратного полета в Орел Гудериан дал понять, что ему не поверили или не захотели поверить… Он провел у фюрера несколько часов… Фюрер обвинил Гудериана в том (как он мне позже рассказал), что за минувшие полгода он слишком близко стоял к событиям, слишком жалел солдат и потерял правильную перспективу. Поэтому «стопприказ» не будет отменен… Через 2 дня после нашего возвращения в Орел пала Чернь, незначительный населенный пункт на шоссе Орел — Тула. Этот пункт нельзя было удержать, так как соседние части отступили, а совсем недалеко имелась выгодная позиция на реке Суше. Новый командующий группой армий «Центр» фельдмаршал фон Клюге ухватился за это как за повод, чтобы потребовать снятия Гудериана. Клюге явно играл на разногласиях между Гудерианом и фюрером, поэтому его поведение было просто беспринципным. В результате столь опытного и популярного командира, как Гудериан, отправили домой».


Гудериан долго был в немилости. Лишь в 1944 году, когда дела вермахта были совсем плохи, Гитлер снова дал ему важный пост: начальника генерального штаба сухопутных сил. Пришлось пойти на это, так как после покушения 20 июля 1944 года, в котором была замешана верхушка генералитета, Гитлер не доверял своим фельдмаршалам и генералам. Гудериан же в оппозиции не был замечен.


Увы, и на этом посту Гудериан не смог удержаться. Не говорю уже о том, что вообще это было уже не время побед вермахта на Восточном фронте. Но Гудериан продолжал «своевольничать». Он снова предлагал Гитлеру не упорствовать в безнадежном сопротивлении на старых рубежах, а найти новые. Так, он предложил эвакуировать оставшиеся далеко на Востоке и без связи с основной группировкой войска в Прибалтике и Восточной Пруссии. Когда же в начале 1945 года Гитлер решил использовать единственную ударную группировку — 6-ю танковую армию СС обергруппенфюрера Зеппа Дитриха — не против наступавшего Жукова, а в Венгрии, Гудериан стал возражать. Безуспешно он доказывал, что лучше ударить из Померании и Восточной Пруссии по открытому с севера флангу Жукова, чем спасать и без того потерянную Венгрию. Гитлер не стерпел новых возражений, и Гудериану предложили удалиться… на лечение. С тех пор они больше не встречались. Гудериан больше не появлялся в бункере имперской канцелярии…


Но мы позабыли одно: не рассказали о самом бункере. Для такого рассказа я могу использовать и собственные впечатления.


…Не могу утверждать точно: было ли это 3-го, а может быть 5 мая 1945 года, когда я с небольшой группой офицеров штаба маршала Жукова подъехал к углу Фосси Вильгельмштрассе. Мы быстро нашли коменданта здания бывшей имперской канцелярии (кажется, он был в чине подполковника) и приступили к осмотру. Переступая по кучам «железных крестов» и иных орденов, которые почему-то сотнями валялись у входных лестниц, мы сначала осмотрели опустошенные кабинеты, а затем спустились вниз. Опишу мои впечатления — благо, что у меня сохранилась запись, сделанная через несколько дней и очень мне пригодившаяся, когда в 1946 году советский писатель Петр Павленко приступил к работе над сценарием фильма «Падение Берлина» и попросил меня рассказать о бункере.


Вот моя запись 1945 года:


«Если подъехать к имперской канцелярии со стороны Фоссштрассе, то в углу выступающей части фасада находится незаметная стальная плита? не возвышающаяся над уровнем земли. Эта плита подымается при помощи гидравлических насосов, в результате чего открывается спуск вниз — широкие ступеньки, уводящие в первый подземный этаж имперской канцелярии.


На первом этаже свыше 120 комнат, которые расположены по обе стороны большого коридора. Коридор построен по корабельному принципу и имеет ряд отсеков, изолированных друг от друга парой дверей. Из каждого отсека двери ведут в 6–8 комнат. Стены выложены желтым кафелем, пол также кафельный. Недалеко от входа с левой стороны на одной из дверей вы видите надпись «канцелярия фюрера». В двух комнатах расположены комнаты секретариата Гитлера — большое число телефонов, столы, на которых лежали карты. По другую сторону коридора в этом же отсеке 3 комнаты имперского радиовещания. Таким образом, Геббельс мог выступать по радио, не выходя из подземного помещения.


Идя далее по коридору, вы встречаете надписи: «аптека», «перевязочная», «дизельная», «телефонный коммутатор», «командный пункт» и др. На этом этаже располагалась преимущественно охрана канцелярии — т. н. «лейбштандарт СС «Адольф Гитлер». Двери всех комнат металлические, с двумя рычагами, запирающими их наглухо. В каждом этаже располагаются дизельные установки, обеспечивающие освещение и вентиляцию помещения.


Вход во второй подземный этаж ведет через незаметную дверь в одном из отсеков первого этажа. Вы проходите обширные складские помещения и попадаете в подземный гараж. Там еще до сих пор стоят несколько газогенераторных машин. Выезда из гаража нет, машины спускались туда на специальном грузовом лифте. Из этого помещения вы можете пройти вправо и попадаете в кухню и столовую. Дальше идет спуск в ряд помещений. Однако пройти в них не удалось ввиду того, что там до сих пор продолжается пожар.


Через ряд запутанных ходов вы опускаетесь в третий подземный этаж — этаж, где располагались комнаты Гитлера, Геббельса и Бормана. Необходимо отметить, что при посещении очень трудно составить себе картину об истинном расположении обстановки в комнатах, ибо часть комнат полностью выгорела, а в остальных комнатах мебель переставлена и частично переломана.


После одного из поворотов начинается широкий коридор. Справа в этом коридоре двери в комнаты Геббельса и Бормана. Геббельс занимал две комнаты. Одна из них, видимо, рабочая, другая — для семьи. В комнате для семьи можно видеть кровати для его детей, причем они построены по принципу солдатских двухэтажных коек — три койки по два места в каждой.


В шкафах — остатки гардероба. В настоящее время в эту комнату стасканы всевозможные костюмы, тряпки, нижнее и столовое белье. Немного порывшись, нам удалось извлечь слегка обгорелый белый китель с красной повязкой на правом рукаве. На левом кармане — «железный крест» второго класса Первой империалистической войны, а над ним обметанное отверстие для партийного значка. Это китель Гитлера. Рядом валяется полуобгорелый серый коверкотовый плащ, который можно было видеть на ряде фотографий Геббельса.


Комнаты не особенно просторные, потолок средней вышины, и поэтому вас не покидает ощущение, что вы находитесь под землей. По левую сторону этого большого коридора — кухня, но она полностью сгорела. На стенах коридора картины в дорогих рамах, преимущественно голландских мастеров. В конце коридора небольшая комната, пройдя в которую мы обнаружили, что в ней находится исключительно ценное собрание литературы по архитектуре. Это, видимо, личное собрание Гитлера, который считал себя архитектором. В больших шкафах красного дерева находится ряд художественных изданий и описаний архитектурных сооружений всех времен и народов. Книги частично пострадали, их корешки обгорели.


Из большого коридора ведут ступеньки в расположение комнат Гитлера. Спуск, поворот вправо, затем поворот влево — и перед вами массивная дверь, похожая на дверь несгораемого шкафа. Это вход в подземную квартиру Гитлера. Она построена по тому же принципу, центральный коридор — средней ширины. Стены не кафельные, а обтянутые обоями.


Первая дверь слева — вход в комнату Гитлера. Гитлер здесь имел 4 комнаты — приемную, столовую, спальню, ванную. Кроме того, имеется еще одна небольшая проходная комната, характер которой установить трудно, ибо в ней не осталось никакой мебели.


Через проходную комнату вы вначале попадаете в приемную. Она очень мала — у правой стенки стол с ящиками, сзади небольшой несгораемый шкаф и столик с телефонами. Направо дверь в спальню — спальня еще меньше. В ней умещаются только кровать, книжный шкаф, несгораемый шкаф и небольшая этажерка. На этажерке несколько томов энциклопедии. Вторая комната обычного устройства: стоит ряд электролечебных аппаратов — горное солнце, маленькие кварцевые лампы и еще несколько приборов неизвестного характера. Все комнаты Гитлера поражают своими маленькими размерами, в них буквально трудно повернуться. Следующая дверь за комнатами Гитлера — комната его личного охранника. С правой стороны коридора располагаются дизельная, телефонная станция, помещение врача и аптека. Из третьего подземного этажа имеется отдельный выход в сад».


Чтобы дать более полное представление о бункере, приведу описание, оставленное другими очевидцами. Их имена — Отто Гюнше, Гейнц Линге. Кадровый эсэсовец, личный адъютант фюрера в 1943–1945 годах, штурмбаннфюрер Отто Гюнше, попав в советский плен, провел в нем довольно долгий период, во время которого и написал книгу, точнее, продиктовал ее советским следователям. Рассказ Гюнше тут же переводился и записывался. Чтобы рассказ был полнее, к работе был привлечен находившийся в плену другой весьма осведомленный человек, штурмбаннфюрер СС Гейнц Линге — камердинер Гитлера с 1935 по 1945 год. История Линге не лишена комичности: он смешался с общей массой пленных и рассчитывал остаться незамеченным. Именно с этой целью он, когда его вели по улицам Берлина, передал какой-то стоявшей на улице женщине часы с именной надписью Гитлера. Но Линге просчитался: получившая столь неожиданный подарок женщина сообщила об этом в советскую военную комендатуру. Был отдан приказ немедленно разыскать Гейнца Линге, что и было сделано.


Итак, вот описание бункера, принадлежащее Гюнше — Линге:


«В середине февраля 1945 года Гитлер переселился в бомбоубежище. Вместе с ним там поселились Ева Браун и врач Морелль, без уколов которого он не мог обходиться ни одного дня. Весь личный штаб Гитлера остался в рейхсканцелярии. Это бомбоубежище Гитлера было по его приказу построено в 1943 году в парке рейхсканцелярии.


Старое бомбоубежище Гитлера, которое находилось под «залом дипломатов» и которым он пользовался до последнего времени при воздушных налетах на Берлин, стало казаться ему недостаточно надежным. Он хотел забраться еще глубже в землю. Новое бомбоубежище было устроено на три метра глубже старого. Из старого бомбоубежища в новое был пробит ход с винтовой каменной лестницей, которая внизу упиралась в небольшую камеру с бронированной дверью. За дверью начинался широкий коридор «фюрербункера», разделенный на две половины.


В первой половине коридора у правой стены стояло несколько шкафов с противовоздушным снаряжением (противоипритные костюмы, стальные шлемы, противогазы, огнетушители). В этой стене была дверь, которая вела в машинное отделение с вентиляционными установками. Вторая бронированная дверь вела в 6 смежных помещений. Здесь находились: коммутатор, где сидел телефонист из личной охраны Гитлера, телефонная станция, телеграф, комната Морелля, медпункт, где стояла кровать дежурного врача Гитлера д-ра Штумпфеггера, спальня для Линге и ординарцев и общая комната.


У левой стены первой половины коридора стоял четырехугольный стол с креслами. Над столом висели часы. Рядом находилась телефонная кабина, из которой дежурный службы связи в ставке заказывал телефонные разговоры для участников совещаний. Дверь в левой стене коридора вела в умывальную комнату. Там же было отведено место для собаки Гитлера Блонди. Случка Блонди с псом фрау Трост не дала «результатов». Поэтому в конце января 1945 года Блонди еще раз была случена с псом рейхслейтера Альфреда Розенберга. По распоряжению Гитлера, угол, который занимала Блонди, обогревался электрическим рефлектором. В первых числах апреля произошло долгожданное событие: Блонди принесла 8 щенят. Трое из них выжили. Самому сильному и крепкому щенку Гитлер сам дал свое прозвище — Вольф (волк).


Первую часть коридора от второй части — так называемой «приемной» — отделяла бронированная дверь. Вход в приемную охранял стоявший у двери офицер из личной охраны Гитлера. В приемной перед началом военных совещаний собирались участники этих совещаний в ожидании Гитлера. Стены приемной были увешаны большими картинами, главным образом, с ландшафтами. У правой стены стояло 12–16 кресел. У противоположной стены — мягкая скамья, перед ней — большой прямоугольный стол с мягкими стульями. Слева и справа от мягкой скамьи были две бронированные двери. Левая дверь вела в комнаты Гитлера и Евы Браун, вторая — в комнату совещаний.


Перед комнатами Гитлера была небольшая буфетная. Там, у дверей, была поставлена ширма, чтобы участники совещания не были видны из комнаты Гитлера и Евы Браун.


За двойными дверьми буфетной находился кабинет Гитлера, застланный толстым, мягким ковром. В кабинете, справа от двери, стоял письменный стол, перед ним — кресло. На столе — большая бронзовая лампа, письменный прибор, телефон, атлас мира, лупа. Тут же обычно лежали очки Гитлера. Над столом висел поясной портрет Фридриха II работы Менделя в овальной раме. У противоположной стены стояла софа. Перед ней — стол и три кресла, обитых пестрым шелком. Над софой висел натюрморт. Справа от нее стоял чайный столик, слева — радиоприемник. На правой стене висела картина Лукаса Кранаха.


В этой же стене была дверь в спальню Гитлера, пол которой тоже был устлан ковром. Здесь стояли кровать с тумбочкой, платяной шкаф, чайный столик на роликах, сейф, в котором он хранил секретные документы, книжные полки и баллон с кислородом. В левой стене кабинета Гитлера была дверь в общую для Гитлера и Евы Браун ванную комнату. Из ванной вела дверь в туалетную комнату Евы Браун и в ее спальнюсалон. Здесь, справа от двери, стояли темная кушетка, небольшой круглый стол и кресло. Против кушетки, у противоположной стены, стояла кровать Евы Браун, платяной шкаф и ящик для ее собаки. На полу лежал темный узорчатый ковер. Стены были украшены картинами, изображавшими цветы. Вторая дверь из комнаты Евы Браун выходила в буфетную.


В конце приемной находился так называемый «шлюз» с бронированной дверью. В «шлюзе», справа и слева, имелось два запасных выхода в парк рейхсканцелярии. Из правого выхода вверх вела винтовая лестница, выложенная из каменных плит. Над этим выходом была построена четырехугольная башня с толстыми бетонньши стенами, в которой часовой службы безопасности охранял вход в бомбоубежище Гитлера. В самом парке перед дверью стоял еще один часовой из личной охраны Гитлера. Из левого запасного выхода вела стальная лестница пожарного образца. Этот выход также был защищен куполообразной башней, в которой имелись пулеметные гнезда и наблюдательные пункты. В этой башне находились эсэсовцы из личной охраны Гитлера. Башня имела телефонную связь с бомбоубежищем.


Фундамент, перекрытие и стены «фюрербункера» были сделаны из высокосортного бетона толщиной в три метра. Потолок бомбоубежища был, кроме того, укреплен толстыми железными балками. Но и это казалось Гитлеру недостаточно безопасным. Он приказал укрепить бомбоубежище дополнительным перекрытием толщиной в один метр из рубленого гранита, переложенного густой железной сеткой. Кроме того, он приказал перестроить ходы из рейхсканцелярии в бомбоубежище, придав им зигзагообразный вид».


Так Адольф Гитлер построил мавзолей для самого себя, ибо живым он из него не вышел.


ДНИ: 30 марта — 16 апреля


Пятница, 30 марта


Совещание М.Б. с гросс-адм. Деницем. Оперативное совещание. Фюрер уволил д-ра Дитриха.


Пополудни танки у Беверунгена/Везер. Ночью танки у Херсфельда.


Суббота, 31 марта


Совещание М.Б. с Гейгером, Мюллером. Оперативное совещание. Телефонный разговор с фрау Шольц-Клинк.


Вечером Кребс, Шерф и Буле с визитом вежливости у М. Б.


Воскресенье, 1 апреля


Совещание М.Б. с Фридрихсом, Кейтелем, Рукшеделем.


Оперативное совещание.


Артобстрел Эйзенаха.


Русские танки перед Винер Нейштадтом.


Понедельник, 2 апреля


С утра совещание с кап. Ассманом.


Вечером — противник в Тюрингии у Унтермасфельда, Хершеля, Эйзенаха, Веймара.


М.Б. участвует в ночном оперативном совещании.


Вторник, 3 апреля


Совещание М.Б. с Штюртцом и крейслейтером Кернером. Оперативное совещание.


Среда, 4 апреля


Совещание М.Б. с Аксманом.


Оперативное совещание.


Совещание с Зюндерманом.


Четверг, 5 апреля


Большевики у Вены! Англо-американцы в Тюрингском районе у Лангензапьца, Майнингена и т. д. Совещание с Цандером.


Пятницау 6 апреля Суббота, 7 апреля


Вечером Кребс, Винтер, Бургдорф, Фегеляйн, Майзель, Венк у М.Б. Оперативное совещание.


Воскресенье, 8 апреля


Совещ. М.Б. с инженером Лести (262). Onepam. совещание.


Совещание фюрера с Кауфманом и фельдм. Бушем.


Понедельник, 9 апреля


Совещ. М.Б. с Фридрихсом. Пополудни совещание фюрера с гаулейтером Хофером, М.Б., Йодлем, ген. Винтером.


Вечером — с обергруппенфюрером Франком, затем с Хюбнером о Кейтеле.


Вторник, 10 апреля


Совещание М.Б. с Шольц-Клинк. с ген. Венком. с Валькенхорстом, Хессом. с Хофером.


Среда, 11 апреля


День помолвки!


Совещ. М.Б. с Лаутербахером, Эггелингом.


Танки у Магдебурга, Тр. Ошерслебена, Камбурга, Алена, Шенебека на Эльбе.


Четверг, 12 апреля


Совещ. М.Б. с ШмидтР.


Доклад у фюрера, ежедн. оперативное совещание.


Вечером — Кессельринг, длительная беседа.


Пополудни — умер Рузвельт.


Пятница, 13 апреля


Совещ. М.Б. с Герландом, Метцнером, Хильгенфельдом, Валькенхорстом.


Танки у Зеехаузена (Эльба) — Виттенберге — перед Штендалем и Тангермюнде; танки в Дортмунде, Кеттвиге} Гуммерсбахе, Арнсберге; танки у Магдебурга — Нордхаузена, Клаусталя — Ценца — Заальфельда, Кронаха.


Суббота, 14 апреля


День рождения нашего Кронци.


Противник захватил Падерборнский лес, Калъбе Марбург в Гарце, Гюнтерсберг, Хоэнштейн, Эннсталь, Кронах, Штейнах — Бамберг — Вильдбад — Раштат. Вечером налет на Потсдам. Смерть зам. гаулейтера Метцнера.


Воскресенье, 15 апреля


Совещ. М.Б. с Рекманом. Пополудни, по поручению фюрера с Е.Б., д-ром Мальцу д-ром Штумпфеггером (из-за проф. Брандта).


Ночное опер, совещание (М.Б. остался в Берлине).


Противник взял Арнхайм — Кетен, Андреасберг — Гарц — Хемниц, Мееране — Глаухауу Люнбах, Бернек — Байрейт — Бюль/Баден.


Понедельник, 16 апреля


Противник захватил Леверкузен — Изерлон — Миттвейда — Кримичау — Вейд — Шлейц — Эрланген — Оффенбург — Баден. Крупные бои на фронте Одера!




Опубликовано: 28 июля 2010, 13:05     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор