File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Александр Торопцев Двенадцать подвигов России

 

Александр Торопцев Двенадцать подвигов России


Девятый подвиг России

РУССКАЯ АРМИЯ



РУССКИЙ ВОИН


Русский воин — широко известное во всем мире понятие. Но перед тем, как начать о нем краткий и вместе с тем очень серьезный разговор, я вынужден сделать несколько разъяснений и сразу же высказать ряд утверждений, которые понравятся далеко не всем.


Под словосочетанием «русский воин» имеются в виду воины от рядового солдата до генералов и главнокомандующих русскими армиями.


Русская армия всегда была многонациональной, хотя собственно русские, а также украинцы, белорусы в ней доминировали, сложной по социальному признаку.


Русская армия, начиная со времен первых Рюриковичей, не проиграла ни одной серьезной войны. Это утверждение может вызвать бурю эмоций среди знатоков военной истории, среди специалистов мировой и отечественной истории. В самом деле, разве можно делать подобного рода утверждения, помня хотя бы Восточную (Крымскую) войну, которую — и это можно прочесть в любом справочнике, Российская империя проиграла?! Все верно — Российская империя ту войну проиграла, как и ряд других войн. Но мы говорим о русской армии, а не о Российской державе. А вот русская армия Крымскую войну не проиграла, и я, если не докажу строго математически это утверждение, то логически его обосную чуть позже.


Ещё раз повторяю и подчеркиваю: речь идет о русской армии.


Чтобы оценить то или иное действо любого человеческого коллектива, нужно иметь в виду несколько объективных, не зависящих от этого коллектива факторов «на входе», то есть то, что имел в наличии данный коллектив, методы и способы реализации поставленной перед ним задачи и итог этого действа. Исходя из этих соображений, из этого единственно верного подхода в оценках тех или иных событий (а любая серьёзная война является событием в жизни государства), я постараюсь обосновать все, заявленные в данной главе утверждения.


Русские воины (от рядовых солдат до главнокомандующих) проявили за полуторатысячелетнюю, более или менее известную нам историю уникальные, выдающиеся качества бойца, командира, стратега, поражая буквально всех своих противников несгибаемой волей, упорством и русским духом.


За эти пятнадцать веков неоднократно менялась военная и социально-политическая ситуация в Восточной Европе, внутри русского, а затем российского государства, на его границах, вообще на земном шаре. Менялись задачи перед армиями и воинами. Методы, способы и средства ведения боевых действий. Менялись противники, с которыми приходилось воевать. Десятки племен, народов, наций, стран, государств воевали с Русью, Русским государством, Россией. И все противники русской армии испытали и продолжают испытывать на себе, что это такое: русский воин, русский дух.


На всех этапах истории Русского государства, российской державы русские воины (рядовые, командиры, главнокомандующие) и русские армии совершали подвиги, которые могли украсить военную историю любого государства.




ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ВОЕННОГО ДЕЛА


В истории развития военного дела в Русском государстве, российской державе можно выделить следующие этапы:


• Дославянский этап. До V века нашей эры.


• Славянский этап. V–IX века.


• Киевская Русь. IX–XII века.


• Распря русских князей. XI–XV века.


• Страна Московия. XV–XVII века.


• Армия Петра Великого. 1700–1922 годы.


• Армия Страны Советов. 1917–1991 годы.




Дославянский этап развития военного дела в Восточной Европе


В одном из предыдущих очерков мне пришлось сознаться, что обширных сведений об этом важнейшем периоде истории Восточной Европы у меня нет. Но жизнь-то здесь бурлила! Люди-то здесь жили сильные. Земли-то, лесные, богатые, они охраняли надёжно!


И военное дело у них было на достойном уровне. Но каким же было военное дело у тех, кто охранял родину свою, земли Восточной Европы, в период до IV–V веков? Можно ли об этом говорить, признавшись в слабых знаниях того периода? Можно! Потому что движение жизни земного шара в целом и таких мощных регионов, как Восточная Европа, удивительно логичны, причинно связаны, а значит, объяснимы. Например, по некоторым, пусть и разрозненным сведениям из следующего периода развития военного дела в Восточной Европе мы можем составить кое-какое представление о том, как жили-были, учились воевать и воевали местные обитатели на дославянском этапе.




Славянский этап


В VI–VIII веках славяне участвовали в войнах на Балканском полуострове, на Апеннинском полуострове, поражая всех дисциплинированностью, безудержной отвагой, исключительным воинским мастерством, удивительной организованностью.


Жили они «спораден», рассеянно, в лесных массивах. Но в случае необходимости они практически мгновенно собирались в месте, указанном вождем. В этом им помогала прекрасно отлаженная система оповещения с помощью костров….


Лучшие разведчики Велизария

Этот случай произошел в начале войны Византийской империи с готами. Войско византийцев во главе с Велизарием выбило противника из Рима.


Готы стали занимать другие города, укреплять их. Велизарий отправил гонцов в Константинополь с просьбой прислать подкрепление и стал брать одну за одной крепости.


Много городов он взял, подошел к Ауксуму, неприступной крепости с большим гарнизоном, и решил сломить врага голодом.


Долго длилась осада. Готы дрались хорошо. Даже тогда, когда у них кончились продукты. Откуда они брали силы? Что помогало осажденным в Ауксуме, важном стратегическом пункте? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, Велизарию нужно было захватить языка. Справиться с заданием могли только славяне, они издревле славились искусством маскировки, растворялись на любой местности, были подвижными, выносливыми, неприхотливыми, владели боевыми приемами, неизвестными другим народам.


В войске было несколько славян. Один из них, естественно, за хорошее вознаграждение, обещал раздобыть языка. Ранним утром он покинул лагерь, и не успели часовые моргнуть глазом, как его след простыл.


Не замеченный ни своими, ни чужими, он пробрался к осажденному городу, прикрылся хворостом, свернулся в клубок, застыл. Взошло солнце. Подсохла трава, ожили букашки, забегали по ногам разведчика, туловищу, шее. Чихнуть хотелось, стряхнуть букашек. Но по городской стене ходят часовые…


Из ворот вышли два гота с косами, они косили траву под стенами, варили баланду. Прошли мимо, не заметили. Поправили косы, началась работа.


Разведчик выбрал момент, когда на стене происходила смена караула, прыжком подскочил к готу, хлестким ударом уложил на землю, прикрыл хворостом и просвистел косой. Напарник схваченного гота не заметил подозрительного.


Славянин взвалил молчаливого косаря на спину и побежал к своим. Сбросив тяжелую ношу к ногам Велизарит, он хлопнул гота по щекам, тот открыл глаза, и только теперь разведчик громко чихнул, и всполошились часовые обеих армий, заметался по нейтральной полосе косарь, не понимая, куда делся напарник…


А тот доложил Велизарию о том, что предатель в войске римлян, он поставлял в город вести от Витигеса, обещавшего прийти на помощь. Надежда помогала готам. Кроме того, предатель хотел организовать доставку хлеба в город.


Велизарий передал изменника римлянам. Воины разожгли костер неподалеку от Ауксума и бросили туда предателя… Гарнизон сдался.


Продемонстрированное славянином-разведчиком воинское искусство мог сделать только большой мастер восточных единоборств, какой-нибудь ниндзя. Европейские источники не дают сведений о том, что в странах Средиземноморья, Передней Азии, Северной Африки развивалось это направление воинского искусства, хотя физической подготовке воинов в этих странах уделялось серьезное внимание.


Но… в какой школе воинских искусств познал секреты современного ниндзя разведчик-славянин? Легкий на выводы читатель может нетерпеливо воскликнуть: «Никакой школы не было и быть не могло! Велизарию повезло в том, что у него служили несколько талантливых бойцов!» Согласиться с таким мнением нельзя.


Продемонстрированное разведчиком искусство — это прежде высочайшая, многовековая культура, это не столько дар Божий, сколько многолетние, постоянные тренировки.


Откуда и кем была привнесена эта культура в славянский мир? А может быть, славяне вместе с другими великими народами развивали это направление воинского искусства самостоятельно? Если когда-нибудь ученые ответят на этот вопрос, то в истории земного шара прояснится многое.


Нам же достаточно констатации факта владения этим искусством славянами. Об этом и других подвигах славян упоминает в книге «Война с готами» византийский писатель VI века Прокопий из Кесарии.


Из сочинений Прокопия, а также Иордана, Менандра, других писателей-историков тех веков можно сделать вывод о том, что воинское искусство славян в эпоху Великого переселения народов не ограничивалось только удивительным индивидуальным мастерством воинов-славян, их неприхотливостью, готовностью в любой момент проявить волю, упорство и, в конце концов, победить врага. Родственные племена славян и антов осуществляли дерзкие походы на территорию Восточной Римской империи и по сухопутью, и на лодках — моноксилах (однодеревках). Перечисленные авторы, и особенно более поздние историки и специалисты военного дела в своих произведениях перечисляют подвиги славян и антов, но при этом упрямо отрицают всякую возможность существования у них не то что теории военного искусства, но и вообще военной организации, серьезного отношения к военному делу. Это — ошибочное мнение. Это мнение опасное. Да-да, опасное! Это — варварское к варварам отношение! Сколько раз в истории человечества так называемые варвары нападали на гордых, заносчивых, якобы всезнающих и все умеющих создателей крупных государств в тех или иных цивилизационных центрах! Сколько раз варвары били спесивых не варваров! Казалось бы, можно было, вспоминая исторические факты и события, понять, что неорганизованная толпа пусть даже очень сильных воинов не способна одолеть, скажем, римский легион, ведомый в бой Сципионом, Суллой, Цезарем… Сброд, он и есть сброд. Но почему-то очень многим писателям, историкам, специалистам военного дела до сих пор кажется, что толпа может побеждать в крупных войнах. Не может. В одном сражении случайно, либо из-за какой-то ошибки полководца, либо по другим причинам толпа может и победить. Но в войне она победить не может. А племена славян и антов побеждали римские армии и армии Византийской империи регулярно и очень часто. Чтобы не быть голословным, я приведу некоторые сведения из истории Великого переселения народов.


До второй половины IV века славянские племена не принимали участия в главных военных событиях эпохи. Во всяком случае, дошедшие до нас источники подтверждают это.


В 375 году Винитар, сменивший на троне державы готов Эрманариха, отправился в поход на антов, потерпел поражение от царя Вожа, но продолжил войну, одержал победу, пленил и распял вождя антов, его сыновей и 70 старейшин племени. Серьезный удар он нанес племенам славян и антов, которые, если верить Иордану, входили в государство Эрманариха! Далеко не каждое племя и союз племен может выдержать такой суровый удар судьбы. Славяне и анты выдержали. Но в нашем разговоре не это главное. Главное то, что Винитар осуществил поход на славян и антов после проигранной готами войны с гуннами, продолжавшейся с 371 по 375 год. И Винитар пошел войной на антов, видимо, отколовшихся от готов, не желающих проливать за них кровь и своим примером показавших другим восточноевропейским, в том числе и славянским, племенам, что надо делать.


Жестокая расправа над побежденными не напугала проигравших. В тот ответственный для готов момент их не поддержали входившие в «государство» Эрманариха народы и племена. Гуннам это было на руку. Они разгромили готов, оттеснили их на запад.


Гуннский ураган коснулся и земель севернее степей Северного Причерноморья. По свидетельству византийского мемуариста Приска, побывавшего в 448 году в ставке вождя гуннов Аттилы, славяне, хоть и не в больших количествах, участвовали в походах «Бича Божьего». Но до последнего десятилетия V века они особой активности не проявляли.


Приблизительно в 493-м или 495 году в пределы Византийской державы вторглись доселе неизвестные здесь племена. Первоначально их называли «гетами» по названию племен, обитавших в долине Нижнего Дуная издревле. На самом деле это были племена антов и склавинов.


Во Фракии римское войско во главе с Юлианом потерпело от налетчиков сокрушительное поражение. Византийский полководец погиб.


В 517 году племена антов и склавинов ворвались в пределы империи, прошли по Македонии, Фессалии до Фермопил, а на западном направлении — до Старого Энира.


В 527-м и 529 годах анты и склавины осуществили два крупномасштабных похода на Балканы. Византийские военачальники остановили врага ценою огромных потерь.


Император Юстиниан организовал строительство дорогостоящих укрепленных поселений. «Всякое имение на Балканах оказалось либо превращенным в мощный замок, либо находилось вблизи укрепленного поста». (Прокопий из Кесарии. Из книги П. Н. Третьякова «Восточнославянские племена», М.-Л., стр. 92). Денег на эти постройки было затрачено очень много, но желаемого результата Юстиниан I не достиг. В борьбе со славянами он использовал и дипломатию. В 530–534 годах Фракией управлял один из антских вождей Хвилибуд. Он успешно отражал натиск с севера.


В 540 году славяне вновь активизировались, построенные укрепления их не остановили.


Ворвавшись в 548 и 549 годах в пределы державы, славяне опустошили Иллирию, Фракию, разграбили и разгромили город Топир.


В 550 году они дошли до Константинополя, но штурмовать «Длинные стены» не стали. Захватили много пленных, за них взяли богатый выкуп и ушли.


В 558 году в Приазовье появились авары. Они подчинили племена гуннов, болгар и в союзе с кутургурами начали воину против антов, являясь союзниками Византии. В конце 560-х годов они дошли до Паннонии, образовали Аварский каганат во главе с каганом Баяном.


Балканские войны продолжались с нарастающим напряжением еще несколько десятков лет.


Во второй половине VI века, не в силах справиться с давлением славян, византийские повелители разрешили им селиться на Балканах.


В 70-х годах аварский каган потребовал, как сообщает Менандр, от славян уплаты большой дани. Вождь славян Добрит ответил: «Мы привыкли покорять других и властвовать над ними, а не поддаваться им: при этом и останемся, пока на свете будут существовать война и меч» (указанное соч., стр. 96.).


До 591 года давление славян увеличивалось. Закончив войну с Персией, византийцы на некоторое время перехватили инициативу в войнах со славянами.


В 593 году полководец Приск форсировал Дунай, разгромил славян во главе с Радагастом, взял добычу, много пленных. Славяне ответили на это новыми налетами.


В 601 году византийское войско во главе с Приском разгромило аваро-славянское войско. 8 тысяч славян и 9 тысяч аваров попали в плен. Но они продолжали играть на Балканах заглавную роль.


В 623 году славяне достигли на ладьях острова Крит, разграбили его. В 626 году атаковали на моноксилах Константинополь, но неудачно. В 642 году славянский флот дошёл до Апулии в Южной Италии. В конце VII века на Балканах было так много славян, что Юстиниан II, проводивший политику компромисса, сформировал из них войско в 30 тысяч человек. Но и здесь им места не хватало. Как пишет греческий историк Феофан, в 726 году 208 тысяч славян переселились в Малую Азию, образовав там колонию.


В VII–VIII веках давление славян ослабло. Оно вспыхнуло с новой силой в IX веке, когда сформировалось на восточнославянских землях в Приднестровье государство русов.


В 839 году русы прислали послов в столицу империи. В те же годы «были нашествия варваров, Руси, на южное побережье Черного моря».


Я рассказал лишь о некоторых военных событиях, в которых участвовали славянские племена. Но даже из написанного выше ясно, что без славян невозможно себе представить историю Балканского полуострова, Византийской державы и её соседей в V–VII веках.


Справедливости ради стоит отметить, что сохранившийся в упоминаниях писателей и историков, очевидцев и участников войн в заключительном периоде Великого переселения народов образ воина-славянина, мягко сказать, не очень-то и похож на тот образ русского воина последующих времен, которым гордится Россия, который пугает недругов и радует друзей. Это был воин-налётчик. И не надо идеализировать его, не надо его ругать. Он был таким, каким он был. Другое дело — воины-славяне, не участвовавшие в налётах на богатые страны Средиземноморья, а уходившие в лесные глухомани, чтобы не воевать, а работать! Люди, склонные к идеализации военного дела вообще (а такие есть, это они называют войну главным движителем общественного прогресса), могут и возмутиться, и воскликнуть: «Это не воины, а безвольные, трусливые слабаки!» С этим я смириться не могу, с этим я мириться не хочу. Воевать трудно. Жить, не воюя, ещё трудней. И не надо думать, что на войну, в грабительские походы уходили в те века лучшие представители славянской, разросшейся к тому времени нации. Наверняка было как раз наоборот. В леса, с семьями, детьми и стариками уходили самые сильные славяне. Ассимилируясь, например, в той же Заокской земле, будущем Подмосковье, с местными угро-финскими племенами, они потому-то и выжили, что были очень сильными.


К великому сожалению, многие историки не любят описывать мирную жизнь, мирных героев. К ещё большему сожалению, племена славян и антов не имели и не хотели (!) иметь письменность, они не оставили после себя ни одного сочинения. А жизнь в лесу, где дерево являлось главным стройматериалом, главной опорой существования, не давало им возможности оставлять для потомков многочисленные предметы материальной культуры. Поэтому-то мы и знаем о них так мало. Но восторженные, наполненные страхом, пусть и редкие сведения древних историков о славянах-воинах убедительно говорят о силе их воинов и войск в целом.



Киевская Русь (От Рюрика до Владимира Мономаха)


Эту главу очень хотелось бы назвать «От Святослава до Владимира Мономаха», потому что, на мой взгляд, именно Святослав является первым русским полководцем, именно его военная деятельность стала стержневой опорой для формирования русской военной доктрины. Но без рассказа о первых Рюриковичах, а также о тех спорах, которые ведутся уже несколько веков вокруг призвания варягов вождями славянских племен, обойтись нельзя. Сама тема требует авторского участия в споре.


Поэтому необходимо хотя бы в самой краткой форме поведать о пресловутой истории призвания варягов, о первых Рюриковичах.


К началу IX века славяне заняли огромные пространства Восточной Европы. Занимались они сельским хозяйством, охотой, рыболовством, бортничеством, торговлей, ремеслом. Воевали нечасто. Жили небольшими селениями. Несколько селений рода и племени составляли волость. Правили ею князья. Они строили для себя и для дружины укрепления-городки, где проживали кроме них купцы и ремесленники. Городки расстраивались, превращаясь в крупные города: Ладога на Ладожском озере, Изборск и Псков на Великом озере, Новгород на озере Ильмень, Смоленск, Полоцк, Чернигов (Любич) и Киев.


Самыми крупными были из них Киев и Новгород. По Днепру проходила главная торговая дорога славян, великий водный путь «из варяг в греки» и, естественно, обратно.


Варяги торговали сукном, холстом, полотном, железными изделиями, оловом и свинцом, янтарем и дарами моря, в основном соленой сельдью. Славяне — хлебом, мехами, лесом, салом, скотом, лошадьми и рабами. Из Царьграда везли на север поволоки (шелковые ткани), золотые и серебряные украшения, южные плоды и вина.


Славяне не смогли быстро освоить огромные территории, окрепнуть, и вскоре в среднем Приднепровье они попали в кабалу к хазарам. Дань степнякам была небольшой. Но… на юге от славянской земли крепло Болгарское царство, на юго-западе и западе усиливались государства славян западных и южных, на севере — норманны, на востоке — камские булгары, а в западной Европе — германские королевства, уже мечтавшие о походах на восток. Любая из перечисленных сил могла при случае напасть на разрозненные восточнославянские племена. На всех не хватило бы дани!


А тут пришли варяги в кольчугах с мечами и топорами, разгромили под Новгородом славян, стали ими править, наложили дань на три года. Опять — дань.


Возмутились славяне, прогнали варягов, установили свою власть. Казалось, беды миновали. Но позабыли славяне про страшного врага любого народа — про междоусобицу. Полыхнула распря в Новгороде. Много горя принесла она.


Устали славяне воевать между собой, решили обратиться к тем, кого недавно выпроводили из Новгорода. В 862 году они отправили в Скандинавию послов, и те сказали Рюрику: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, придите княжить и владеть нами». И он согласился.


Пришёл Рюрик в Новгород, среднего брата — Синеуса — отправил в Белоозеро, а Трувора — в Изборск. Через два года братья Рюрика скончались, и он стал единовластным правителем огромной территории. Новгородские славяне, кривичи, угро-финские племена, весь, мурома, меря подчинились его посадникам, которых он выбирал из своей дружины. Двое из них, Аскольд и Дир, отправились за славой в Константинополь, дошли до Киева, который платил дань хазарам. Удивились варяги: город расположен на перекрестке торговых дорог, земля вокруг богатая, крепких воинов много. Почему киевляне платят дань?


Да все по той же причине: порядка в Киеве не было! Аскольд и Дир обещали освободить славян от дани и выполнили обещание. Они осуществили несколько походов в степь, нанесли хазарам ряд поражений, и тем расхотелось требовать дань от киевлян.


О походах Аскольда и Дира, затем Олега, а позже — Игоря можно прочесть в источниках либо в книгах поздних авторов. Не это сейчас главное — главное спор. Давайте поспорим!


Недоброжелатели русского дела в мировой истории радостно потирают руки, вспомнив в очередной раз историю с призванием варягов. В самом деле, сколько тут можно грязи вылить на славян, на угро-финнов! Сами передрались, и сами же призвали северных соседей, которые государство свое, русское, создали, название дали государству и народу, научили местных горе-обитателей воевать, а в дальнейшем взрастили в Восточной Европе чудесное государство, Киевскую Русь. Приблизительно так говорят варяго-филы. Между прочим, среди них очень достойные люди, историки, защитившие диссертации на варяжской тематике. Знатоки.


К сожалению, эти люди забывают (конечно же, не случайно!) о том, что в конце VIII века со Скандинавской земли на Европу низринулся могучий ураган, продолжавшийся два столетия. Ни одно европейское государство не могло отбросить дружины викингов, не заигрывая с ними, не приглашая их селиться на территории своих государств. Викинги (норманны) сыграли в эти столетия выдающуюся роль в военной истории Европы, Византии, Средиземноморья.


В середине IX века активность скандинавов возросла и продолжала возрастать в последующие десятилетия. Вожди восточноевропейских племен поступили точно так же, как многие (если не все!) правители западноевропейских государств. Они пригласили варягов в свои земли и тем самым некоторым образом смягчили удар скандинавов, который в любом случае был бы нанесен по землям словен ильменских, кривичей, чуди и так далее, и так далее. То был не просто мудрый, но единственно верный ход. Сделать его было нелегко.


О неизбежности скандинавского удара по Восточной Европе говорит тот факт, что знаменитый путь «из варяг в греки» был открыт, по мнению авторитетных ученых, в начале IX века. И не вызывает ни малейшего сомнения то, что «не приглашенные» варяги в любом случае, ценой огромных жертв с обеих сторон, эту дорогу использовали бы до тех пор, пока она нужна была единому экономическому евразийскому пространству, созданному при активном участии великих держав Средневековья. Приглашение варягов явилось изящной дипломатической победой вождей перечисленных племен! Приходите, наводите порядок, торгуйте, не разоряйте, не губите.


Чтобы закончить разговор на эту тему, нужно заняться арифметикой и вспомнить, сколько дружинников могла поставлять Скандинавия в Восточную Европу и сколько детей ежегодно рожали восточноевропейские женщины. Любой здравомыслящий человек согласится с тем, что дружинников прибывало на Русь в несколько тысяч, а то и десятков тысяч раз меньше, чем рожали женщины Восточной Европы. Этот важнейший факт забывается очень многими, даже известными исследователями. Но именно этот факт говорит, что все дружинники, их князья очень быстро ассимилировались, поглощались, растворялись здесь. Либо погибали в бесконечных войнах. Конечно же, в IX–X веках они сыграли важную роль скрепляющего фактора для разрозненных славянских племен. Кроме этого они научили воевать по-новому местных воинов. И на этом роль скандинавов в становлении Русского государства, в формировании всего русского, в будущих победах русского воинства практически завершилась. Обучение и учение — явления обычные в мировой истории. Кто-то придумал интересную идею, кто-то позаимствовал, развил, довел до совершенства, использовал её в тех или иных делах и отдал человечеству. Это — обычное дело в истории мировой цивилизации. Восточноевропейские племена действовали по данной схеме, кое-что позаимствовав у скандинавов, у степняков, у других племен и народов, с которыми им приходилось общаться или сталкиваться на извилистых дорогах истории. Но создавали они свое государство, взращивали свое древо в саду мировой цивилизации, неповторимое, красивое, ветвистое. Частью этого древа явилось военное дело.


Уже в походах князя Игоря русские воины проявили завидное упорство и волю к победе. Но все же это была еще не русская армия в том смысле, в котором мы понимаем этот термин. Это была дружина князя Игоря. Он двадцать лет воевал с пачинакитами, полной победы над ними не одержал, но показал им силу киевской дружины, остудил пыл степняков, всегда готовых рвануться в обжитые земли и грабить их, и брать в полон людей, продавая их в рабство на мировых рынках.


Княгиня Ольга, его коварно-мудрая жена, свое дело сделала, создав правовой, организационный остов Русского государства. При ней Русь практически не воевала.


Другим был её сын князь Святослав.


В 965 году он совершил хорошо продуманный поход в Итиль, столицу Хазарии, которая контролировала земли между Днепром, Волгой и Тереком.


Святослав знал, что из Киева в Итиль можно пройти южным путём — через степь, где кочевали печенеги, или по Волге на ладьях. Печенеги могли предать русов. С другой стороны, подвластные хазарам народы Средней Волги тоже могли сообщить своим сюзеренам о походе Святослава. Полководец выбрал второй путь, стремительным броском преодолел большое расстояние и вышел к Оке, затем к Волге. Воины построили ладьи и поплыли к Каспию. Ни союзники хазар, ни их данники, ни печенеги, снующие по степи, не предупредили повелителей Итиля об опасности.


Неожиданность нападения решила всё.


Столица Хазарии, расположенная на островах между Ахтубой и Волгой, была разгромлена. Святослав пошел дальше, разрушил крепости Саркел на Дону и Семенд на Куме… Он нанёс смертельный удар по Хазарскому каганату, который вскоре прекратил своё существование. В том же году Святослав победил ясов (осетин), черкесов, взял Таманский полуостров (Тмутаракань). В Киев он вернулся героем.


В следующем году войско русов разгромило вятичей на Оке, камских булгар.


Этими великолепными победами Святослав, как ему казалось, обеспечил тылы в борьбе с главным противником — Византией. Планы у него были грандиозные: сначала он хотел завоевать Болгарское царство на Балканах, затем выйти к Константинополю, овладеть Царьградом и перенести в Переславль на Дунае политический центр государства русов.


Он не понимал, что Византия — не Хазарский каганат.


В войнах 968–972 годов с болгарами и византийцами дружина, возглавляемая Святославом Игоревичем, продемонстрировала мастерство во всех составляющих воинского искусства: поход, стремительное форсирование крупных водных преград в условиях боя (Дунай, 968), штурм крепостей (Доростол, 968), захват больших и малых городов и селений (около сотни в том же году), еще более стремительное возвращение на родину, в Киев, подвергшийся нападениям печенегов, разгром непрошеных гостей. В 969 году он вновь пошел на болгар, разбил их и осел в Доростоле. Затем была война с Византийской империей, императором которой был Иоанн Цимисхий, мудрый полководец, хитрый политик, выдающийся дипломат. Он сумел запутать в тенетах переговоров боевого князя русов, даже заключил с ним договор, вроде бы выгодный для Святослава. Вроде бы! Потому что всем было ясно: Цимисхий сделает все возможное, чтобы выдворить за Дунай опасного противника. Император продолжал готовиться к войне. Святослав… не мог возвращаться домой с потрепанным войском без славной победы. В этом случае вятичи, булгары камские, печенеги перестали бы платить дань, а то и пошли бы войной на Киев. Святослав боялся ослабления Киевской Руси, ему нужна была здесь, на Балканах, победа, чтобы там, в Киеве, его, сильного, боялись.


Но Цимисхий не хотел отдавать победу Святославу.


В дальнейшем противостоянии этих двух крупных личностей, в войне между Святославом и Цимисхием русы выдержали тяжелую осаду, которая продолжалась с 23 апреля по 22 июля 971 года. Ни голод, ни большие потери в ежедневных стычках не сломили дух оборонявшихся. Несколько раз они по ночам прорывались из окружения, доставляли в Доростол продовольствие. Четыре раза за это время Иоанн Цимисхий и Святослав выводили полки на решающее сражение, надеясь в одной битве одержать победу в войне. Но опять были ничьи, которые устраивали ромеев. Русы с каждым днем слабели от недоедания и постоянного, тяжелого воинского труда.


22 июля произошло последнее сражение.


И вновь была ничья!


Но это была последняя ничья Святослава. Утром он предложил Цимисхию начать переговоры. Русы обязались не воевать с византийцами, выдать им пленных. Цимисхий пропускал Святослава с добычей на родину.


На берегу Дуная встретились два полководца. Святослав прибыл к месту встречи в ладье. Цимисхий — на коне в окружении свиты. Не поднимаясь, они коротко обговорили условия мира и вернулись к своим.


Ладьи русов проследовали в полной тишине по коридору между рядами кораблей врага, оснащенных машинами с «греческим огнем», и поплыли вдоль берегов Черного моря к Днепру. Святославу советовали проделать обратный путь на конях, он отказался.


На Днепровских порогах дружину Святослава подкараулили печенеги, устроили засаду, разгромили русов. Они давно искали случай разделаться с сыном Ольги. В этот раз им повезло. Печенеги уничтожили почти всю дружину Святослава, лишь горстка воинов добралась до Киева. Добыча печенегов была знатная — много золота, серебра, богатой одежды. Но главная ценность боя — голова убитого Святослава — досталась хану печенегов Куре.


Если говорить строго, то, конечно же, Святослав являлся больше варяжским князем, чем русским полководцем, да и его стремление основать свою новую столицу в Переславце на Дунае говорит о том, что его не очень-то интересовали дела государства со столицей в Киеве. Так или иначе, но называть Святослава первым крупным русским полководцем можно только с оговорками.


В период с 972 по 1125 год Русское государство, во-первых, пережило период расцвета могущества, во-вторых, одержало несколько прекрасных побед над разными врагами, в том числе и над печенегами, а затем половцами, в-третьих, освободилось от влияния скандинавских дружин на внутренние да и внешние дела Руси, о чём уже было сказано выше.


В этот же период сформировался удивительный тип, характер русского воина, сформировалось в общих чертах отношение граждан молодого государства к войне, к военному делу.


Самой мощной фигурой конца XI — первой четверти XII веков являлся Владимир II Мономах. Политический такт, полководческое дарование, дипломатическое искусство и талант писателя-мыслителя, а также вся его деятельность и результаты ее на мирном и военном поприщах дают основания называть годы активной жизни этого человека эпохой Мономаха.


В 1100 году он убедил князей начать боевые действия против половцев: не ждать, пока степняки совершат очередной налет на Русскую землю, а самим ходить в походы, бить половцев на их территории. В походе 1108 года Владимир возглавлял вместе с великим князем киевским союзное войско. Русские одержали победу и в январе 1108 года заключили с противником выгодный мирный договор.


В 1113 году шестидесятилетний Владимир Мономах стал великим князем киевским.


19 мая 1125 года «славный победами за Русскую землю и благими нравами» великий князь киевский Владимир Мономах умер в возрасте 73 лет. Пятеро его сыновей, оставшиеся к этому времени в живых, Мстислав, Ярополк, Вячеслав, Юрий, Андрей, приехали в Киев, собрались во дворце, у гроба отца. Согласно завещанию усопшего им досталась в наследство крупная держава и отцовское слово, «Завещание Мономаха».


«Приближаясь ко гробу, — написал Владимир Мономах перед смертью, — благодарю Всевышнего за умножение дней моих: рука его довела меня до старости маститой…


О, дети мои! Хвалите Бога! Любите также человечество. Не пост, не уединение, не монашество спасет вас, но благодеяния. Не забывайте бедных; кормите их и мыслите, что всякое достояние есть Божие и поручено вам только на время. Не скрывайте богатства в недрах земли: сие противно христианству. Будьте отцами сирот: судите вдовиц сами; не давайте сильным губить слабых. Не убивайте ни правого, ни виновного: жизнь и душа христианина священна. Не оставляйте больных; не страшитесь видеть мертвых: ибо все умрем. Принимайте с любовию благословение духовных; не удаляйтесь от них; творите им добро, да молятся за вас Всевышнему. Не имейте гордости ни в уме, ни в сердце, и думайте: мы тленны; ныне живем, а завтра во гробе. Бойтесь всякой лжи, пиянства и любострастия, равно гибельного для тела и души. Чтите старых людей как отцов, любите юных как братьев… На войне будьте деятельны; служите примером для воевод. Не время тогда думать о пиршествах и неге. Расставив ночную стражу, отдохните. Человек погибает внезапу: для того не слагайте с себя оружия, где можно встретить опасность, и рано садитесь на коней. Путешествуя в своих областях, не давайте жителей в обиду княжеским отрокам; а где остановитесь, напойте, накормите хозяина… Леность — мать пороков; берегитесь ее. Человек должен всегда заниматься: в пути, на коне, не имея дела, вместо суетных мыслей читайте наизусть молитвы или повторяйте хотя самую краткую, но лучшую: „Господи, помилуй!“… Да не застанет вас солнце на ложе! Идите рано в церковь воздать Богу хвалу утреннюю: так делал отец мой; так делали все добрые мужи. Когда озаряло их солнце, они славили Господа с радостью и говорили: „Просвети очи мои, Христе Боже, и дал ми еси свет Твой красный“. Потом садились думать с дружиной, или судить народ, или ездили на охоту; а в полдень спали: ибо не только человеку, но и зверям и птицам Бог присудил отдыхать в час полуденный. Так жил и ваш отец. Я сам делал все, что мог бы велеть отроку: на охоте и войне, днем и ночью, в зной летний и холод зимний не знал покоя; не надеялся на посадников и бирючей; не давал бедных и вдовиц в обиду сильным; сам назирал церковь и Божественное служение, домашний распорядок, конюшню, охоту, ястребов и соколов… Всех походов моих было 83; а других маловажных не упомню. Я заключил с половцами 19 мирных договоров, взял в плен более ста лучших их князей и выпустил из неволи, а более двухсот казнил и потопил в реках. Кто путешествовал скорее меня? Выехав рано из Чернигова, я бывал в Киеве у родителя прежде Вечерен…»


Приведенные цитаты были написаны, прошу обратить внимание читателей, одним из крупнейших полководцев того времени, которое вполне можно назвать временем подведения итогов и выбора пути, а в ракурсе главной темы данного очерка — временем выбора Русского Полководца.


Выбор

К началу XII века Восточная Европа видела разные армии и разных полководцев. Здесь воевали скифы и персы, сарматы и готы, гунны и славяне, болгары и печенеги, скандинавы, половцы… Память о войнах, воинах и полководцах прошлого, несмотря на отсутствие письменности, наверняка хранилась в памяти местных народов. Приглашенные варяги, как уже было сказано, и учили воевать местные племена, и воевали с ними, и в союзе с ними ходили в разные походы, и ассимилировались здесь, удачно, следует сказать, для себя и для местных обитателей. Все побывавшие в Восточной Европе племена и народы предложили её жителям свои «кандидатуры»-образы в качестве и воина, и полководца. И теперь, когда, с одной стороны, внутри государства уже вовсю полыхала распря, с другой стороны, на всех границах Киевской Руси быстро росло военное напряжение, а в далеком Забайкалье рождалась смертоносная для многих народов сила во главе с великим завоевателем Чингисханом, теперь пред разноплеменными гражданами, в общем-то, молодого государства стояла важная задача выбора этого образа — образа Русского Полководца.


Серьёзное, между прочим, дело.


Особенно, если учесть, что никаких выборов в современном понимании этого термина не было и быть не могло, и даже слов таких никто не произносил: «Давайте, граждане, выберем для себя и для наших потомков тип Русского Полководца!» Смешно бы это прозвучало, ей-богу. Да и сейчас это звучит смешно, а для некоторых людей и нелепо: какие выборы, какие образы?!


И, тем не менее, эти выборы, не признанные ни одним историком, состоялись! Состоялись.


Далеко не все обитатели Восточной Европы имели возможность познакомиться с «Завещанием Мономаха», но можно быть абсолютно уверенным в том, что молва о нем разлетелась во все уголки большой страны. И именно такого князя, такого полководца возжелали души русских людей, души людей разных племен. Да-да! Владимир Мономах сочинил идеальный образ. Более того, таковых идеальных русских полководцев (не говоря уже о русских правителях) за всю последующую историю не было. Но была мечта, которую талантливо сформулировал сын Святослава Игоревича. Именно сформулировал. То, что сформировалось в сознании народа.


Выбрав раз и навсегда этот идеал, очень важный для всей последующей русской истории, русские люди никогда ему не изменяли. Никогда. Хотя, конечно же, среди выдающихся русских и российских генералов, маршалов, флотоводцев можно найти и таких, кто по личным, душевным качествам был весьма далек от этого идеала. Было. Зачем наводить тень на плетень. Некоторые из них, талантливые и дерзкие в делах войны, и думать не думали о каких-то идеалах, о душевной составляющей военного искусства. Дан приказ, ответил бравое «Есть!», выполнил его любой ценой, дал солдатам волюшку пограбить в захваченном населенном пункте, разрешил безобразничать день-другой, затем построил их, объявил следующий приказ и вперед, в атаку. Были и есть в русской и российской армии такие генералы, просто генералы. Иной раз они выигрывали крупные сражения, а то и кое-какие войны, незначительные в истории войн. Но не они делали великую славу русского оружия, русского и российского воинства, славу, которая не меркнет уже 1000 лет!


Ровно тысячу лет на Руси ценится тот образ русского полководца, который был сформулирован Владимиром Мономахом. И это не громкие слова.


В конце марта 2005 года мне посчастливилось побывать на юбилее одной воинской части, командует которой мой друг институтской юности. В части много офицеров, рядовых солдат, гражданских лиц, девушек в основном. Торжественная часть, концерт, юбилейный стол и даже танцы — все, как полагается в таких случаях. Все — по-человечески. Мой друг, генерал, в центре внимания. Он награждает, он поет в составе хора гимн части, он руководит важным действом, он — свой, он — командир. Я вижу лица совершенно разных людей, и лица я вижу не просто счастливые, но уверенные: в своем командире, в себе самих. 34 года мой друг отдал этой части. Начинал лейтенантом, часть в те годы только-только зарождалась, теперь это — целый город с прекрасной инфраструктурой. И все-то в этом городе родное для моего друга, каждый человек ему лично знаком. Он не ходил с ними на штурм крепостей, в долгие походы, он не поднимал их в атаки. Он делал с ними одно дело, очень важное для обороноспособности государства. Он рос у них на глазах. И никто из сослуживцев не завидовал ему по-черному. И многие были рады его возвышению. Не шибко стремительному, если вспомнить, как растут некоторые «счастливчики», но уверенному. Это настоящий русский генерал, образ которого сформулировал Владимир Мономах.



Распря русских князей


О русских людях очень часто говорят: «Они ведут себя как богатые, беспечные наследники». И в этих словах есть не очень приятная для русских людей, даже горькая истина.


Русское наследство действительно богатейшее во всех сферах жизни и деятельности государства и отдельно взятой личности. Богатейшее! Если, например, задаться целью выписать в хронологическом порядке все ценные с точки зрения теории и практики военного дела битвы, сражения, походы, штурмы, осады, в которых русские воины и армии совершили тот или иной подвиг либо нашли какой-то неожиданный ход, новинку, либо удачно вспомнили давно забытое, то получится внушительный труд, поучительный труд, прекрасное пособие не только по военному искусству, но и по патриотическому воспитанию граждан России. Удивительно, почему до сих пор такого труда, такой книги (лучше сказать, серии книг) не издано?!


В коротком очерке невозможно рассказать даже о тысячной доле воинских подвигов русских и российских воинов.


Но вспомним, например, знаменитый поход Игоря Святославича на половцев.


Летом 1183 года князья Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславович с войском, в которое влились дружины удельных князей, пошли в степь, нанесли за Днепром поражение хану Кобяке, пленили 7 тысяч воинов и 417 князей.


Казалось, степняки долго будут восстанавливать силы.


На деле оказалось, что основные силы половцев еще только собирались вступить в войну. Хан Кончак подготовил крупнейшую армию, и в феврале 1185 года двинул ее на русских. Половцы заготовили несколько сюрпризов: невиданных размеров луки, которые с трудом натягивали пятьдесят дюжих воинов, «греческий огонь».


1 марта 1185 года неподалеку от реки Хороля эту громадную армию рать Святослава разгромила и с большой добычей, с пленными, с «греческим огнем» вернулась на родину.


Радость русских была велика. И столь же велико было искушение князей, не принимавших участия в битве, совершить подобный подвиг.


23 апреля 1185 года из Новгород-Северского в половецкие степи вышла дружина князя Игоря Святославича. Его поддержали сын Владимир, племянник из Рыльска, князья путивльский и черниговский и брат Всеволод.


Русская рать форсировала Донец, собралась на реке Оскол, двинулась к Дону и Сале. Игорю доложили о том, что огромное войско кочевников идет ему навстречу.


— У половцев крупные силы, — сказали на военном совете воеводы. — Сейчас не наше время. Надо возвращаться домой.


— Нас осмеют на родине, если мы вернемся без боя, — ответил Игорь.


Но неужели только насмешек боялся Игорь, продолжая продвигаться на юг, на половцев? Неужели правы те, кто называет поход князя Новгород-Северского безрассудным?


В решающем сражении князь Игорь потерпел сокрушительное поражение от степняков.


Поход закончился трагически для русских.


Но почему же это страшное поражение надолго осталось в памяти народной, почему поход Игоря, а не другие — удачные! — битвы и походы русских воодушевил неизвестного поэта тех времен, и он создал, написал «Слово о полку Игореве»? Может быть, поэту хотелось поплакаться со всеми русскими и напомнить еще раз о пагубе незатухающей распри?..


Нет, не этого хотелось поэту.


А Игорь вот какое великое дело сделал для русского народа.


Он пошёл на половцев в тот момент, когда степняки после поражений от Святослава готовились к реваншу, собирая громадное войско. Смелый поход юного князя показал степнякам, что русские не намерены терпеть налеты кочевников, что они сами будут ходить в степь, и делать там все, что творили половцы на Руси: брать пленных, захватывать обозы, скот. И не только кочевникам он показал это, но и русским. Бить врага нужно его же методами, на его же территории.


Это — суровая правда войн с кочевниками, изрядно расплодившимися в начале XII века в восточноевропейской степи. Это была вынужденная мера.


И неизвестный великий поэт очень точно почувствовал эту истину и величие дела князя Игоря Новгород-Северского.


Немного о космических полётах

В предыдущих очерках я касался темы данной зависимости Руси от Золотой Орды, о значении побед и общей политики Александра Ярославича Невского для Русского государства, для русского народа. Да и о Куликовской битве коротко было уже поведано.


И все же нужно ненадолго остановиться на этой теме. Мы уже знаем, что Куликовскую битву нужно оценивать как главную битву в ходе сорокапятилетней войны (1367–1412) между Русью и Ордой. О военном и политическом значении победы войска Димитрия Донского тоже было сказано.


Не сказано было об историческом значении этой замечательной победы, о том, что только народы, способные рисковать, совершать подобные подвиги, имеют шанс взлетать на самые высочайшие вершины славы. Я твердо уверен в том, что не было бы в истории Руси-России похода Игоря Новгород-Северского, Невской битвы, Чудского озера, Куликовской битвы и других великих воинских (и не только воинских!) побед, не взлетела бы первой в мире в космос русская ракета с первым в мире спутником Земли, а затем и с Юрием Гагариным на борту.


Великие дела не приходят беспричинно и не исчезают без последствий. Каждый подвиг духа, воли, силы народа укладывается в некую общенародную копилку, которая является для этого народа главной сокровищницей. И чем больше в ней великих деяний, тем богаче государство и народ. Деяний чистых, деяний, повторюсь, духа, силы и воли, ума, сердца и души нации, а не грязных дел невоспитанной солдатни, случайно оказавшихся в великой армии командиров, которых и офицерами-то, не то что русскими генералами, назвать нельзя.




Опубликовано: 07 июля 2010, 08:38     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор