File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Кен Фоллетт Человек из Санкт-Петербурга

 

Кен Фоллетт Человек из Санкт-Петербурга

Кен Фоллетт Человек из Санкт-Петербурга

Глава 12


Без четверти три Феликс стоял в вестибюле Национальной Галереи. Шарлотта, наверняка, опоздает, как и в прошлый раз, но больше идти ему было некуда.



Он был весь как на иголках, нервный, беспокойный. Он устал ждать и устал прятаться. Последние две ночи он опять провел на улице: один раз в Гайд-Парке, а потом под арками у Черинг-Кросс. Днем же скрывался в маленьких улочках, железнодорожных тупиках и на пустырях, вылезая оттуда только, чтобы раздобыть пищу. Все это напомнило ему сибирскую эпопею, а воспоминание было не из приятных. Даже сейчас он не стоял на месте, переходя из вестибюля в залы с картинами и снова в вестибюль, упорно высматривая ее. Он взглянул на настенные часы. В половине четвертого ее еще не было. Наверное, ей опять пришлось пойти на какой-то несноснейший прием.



Она непременно узнает, где скрывается Орлов. Он уверен: она находчивая девушка. Даже если ее отец не ответит ей прямо, она найдет способ выведать секрет. Другое дело, захочет ли она поделиться с ним этим секретом. Ведь силы воли ей не занимать.



Как бы ему хотелось...



Ему хотелось многого. Прежде всего, не оказаться перед необходимостью обманывать ее. Суметь найти Орлова без ее помощи. Хотелось, чтобы мир был устроен так, чтобы в нем не было ни принцев, ни графов, ни царей или кайзеров. Хотелось быть женатым на Лидии и воспитывать маленькую Шарлотту. Но больше всего ему хотелось, чтобы она сейчас пришла: пробило уже четыре.



Большинство картин в зале ничего не говорили ему все эти сентиментальные религиозные сцены, портреты самодовольных голландских купцов в безжизненных интерьерах. Ему понравилась «Аллегория» Бронзино, да и то только потому, что в ней была чувственность. Искусство, вообще, было чуждой ему областью. Может быть, когда-нибудь Шарлотта введет его в этот лес и научит распознавать цветы. В это, однако, не верилось. Прежде всего, потому что ему надо будет как-то прожить эти несколько дней, а потом скрываться после убийства Орлова. Даже в этом он не был уверен. Далее ему предстоит сохранить привязанность Шарлотты несмотря на то, что он обманет ее доверие и убьет ее кузена. Это выглядело совсем уж неосуществимым, но даже, если ему и удастся добиться этого, ему понадобится вся ловкость и сообразительность, чтобы продолжать видеться с нею и не попасть при этом в лапы полиции. Нет, совершенно маловероятно, чтобы он смог встречаться с ней после убийства.



«Надо максимально воспользоваться этой встречей», – подумал он.



Было уже половина пятого.



"Она не опаздывает, – пронеслось у него в голове, и сердце его упало. – Она просто не может прийти. Надеюсь, она не попала в беду. Надеюсь, дома ее ни в чем не заподозрили. Какое счастье, если бы она сейчас, запыхавшаяся и раскрасневшаяся, поднялась бегом по ступеням. На ее хорошеньком личике читалось бы беспокойство, и она бы произнесла: «Простите, что заставила вас ждать. Мне пришлось пойти на ужаснейший званый обед...»



Музей постепенно пустел. Феликс не знал, что делать. Он вышел на улицу, ее нигде не было видно. Вновь поднялся по ступеням ко входу, но тут его остановил швейцар.



– Слишком поздно. Мы закрываем, – сказал он.



Феликс пошел прочь.



Он не мог стоять и ждать ее на ступенях музея посреди Трафальгарской площади – его бы сразу заметили. В любом случае, она уже опаздывает на целых два часа – значит не придет. Она не придет.



"Придется с этим смириться, – подумал он. – Вероятно, она решила, и не без основания, больше не иметь со мной никаких дел. А приходить только для того, чтобы сказать мне об этом, не имело бы смысла. Она могла бы просто послать записку.



Она могла бы послать записку.



Адрес Бриджет у нее был. Она непременно послала бы записку".



Феликс двинулся в северную часть города.



Прошел по улочкам квартала театров и через тихие площади Блумсбери. Погода начала меняться. Все то время, пока он находился в Англии, погода стояла солнечная и теплая, без дождей. Но в последний день атмосфера начала сгущаться, приближалась гроза.



Он задумался: «Интересно, каково это – жить в Блумсбери в обеспеченной буржуазной семье, где хватает денег и на еду, и на книги. Но уж после революции мы уберем эти решетки частных парков».



У него разболелась голова, чего с ним не бывало с самого детства. Возможно, это из-за духоты, подумал он. Но, скорее всего, из-за всех этих волнений. «После революции, – решил он, – головные боли будут запрещены».



Ждет ли его записка в доме у Бриджет? Он представил себе ее содержание: «Дорогой господин Кшессинский, к сожалению не могу сегодня встретиться с вами. С уважением, леди Шарлотта Уолден».



Нет, только не так. По-другому. «Дорогой Феликс, князь Орлов находится в доме российского морского атташе, по адресу: Уилтон Плейс, 25 А, третий этаж налево. Ваш искренний друг Шарлотта». Да, это более похоже на правду.



А если так: «Дорогой Феликс. Я узнала всю правду. Но мой „папочка“ запер меня в комнате. Прошу тебя, приди и спаси меня. Твоя любящая дочь Шарлотта Кшессинская». «Не строй из себя идиота», – выругался он в свой адрес.



Добравшись до Корк-стрит, он внимательно осмотрел дорогу. Полицейских около дома не было, не видно было и плотных парней в цивильной одежде, читающих газеты у входа в паб. Ничего не предвещало опасности. Он немного приободрился. «Есть что-то чудесное в том, что тебя приветливо встречает женщина, неважно, совсем ли юная девушка вроде Шарлотты или же старая толстуха наподобие Бриджет. Я слишком большую часть своей жизни провел среди мужчин или же в одиночестве», – думал он.



Он постучал в дверь Бриджет. Дожидаясь, пока она откроет, взглянул на окна его прежней подвальной комнаты и увидел на нем новые занавески. Дверь открылась.



При виде его Бриджет широко улыбнулась.



– А вот и мой знаменитый на весь мир террорист, – проговорила она. – Входи же, дорогой.



Он вошел в ее жилище.



– Хочешь горячего чая?



– Не откажусь. Он сел.



– Скажите, полиция вас не беспокоила?



– Меня допрашивал старший офицер. Ты, должно быть, важная птица.



– Что вы ему сказали?



В глазах ее мелькнуло презрение.



– Он оставил свою дубинку дома – но ничего от меня не добился.



Феликс улыбнулся.



– Вы не получали письма...



Но она продолжала тараторить.



– Хочешь снова снять ту комнату? Я сдала ее другому, но я мигом выставлю его – он носит бакенбарды, а я терпеть не могу бакенбарды.



– Нет, мне не нужна та комната...



– Я вижу, ты спал на улице.



– Верно.



– Вижу, ты не сделал того, для чего приехал в Лондон.



– Нет, не сделал.



– Что-то произошло – ты так изменился.



– Да.



– Что же именно?



Внезапно он почувствовал прилив благодарности за то, что мог кому-то раскрыть душу.



– Когда-то давным-давно я любил одну женщину. Она родила ребенка, о котором я ничего не знал. И вот несколько дней назад... я встретил свою дочь.



– Вот оно что.



Она бросила на него полный жалости взгляд.



– Ах, ты бедняга. Как будто у тебя и без того мал хлопот. Так это она написала письмо?



Феликс усмехнулся, довольный.



– Так значит, есть письмо.



– Полагаю, ты из-за этого и пришел.



Подойдя к камину, она просунула руку за часы.



– И эта несчастная девушка принадлежит к кругу сильных мира сего, к угнетателям и тиранам?



– Да.



– Я так и поняла по гербовой бумаге. Тебе не очень-то везет, правда?



С этими словами она протянула ему письмо.



На обратной стороне конверта Феликс увидел герб. Разорвал конверт, из него выпали два листка, заполненные аккуратным, красивым почерком.



Уолденхолл



1-ое июля 1914 г.



Дорогой Феликс,



К тому времени, когда вы получите это, вы напрасно прождете меня там, где мы назначили встречу. Мне ужасно жаль, что я подвела вас. К несчастью, нас видели вместе в тот понедельник, и теперь все думают, что у меня тайный любовник!



Если она попала в беду, то тон ее письма довольно жизнерадостен, – подумал Феликс и стал читать дальше.



«Меня отправили в деревню до конца светского сезона. Однако, нет худа без добра. Никто не желал говорить мне, где находится Алекс, но теперь я знаю – он здесь!»



Феликса переполнило ощущение мстительного триумфа.



– Так вот, где крысы устраивают свое логово.



– Эта девушка поможет тебе? – спросила Бриджет.



– Она была моей последней надеждой.



– Тогда понятно, почему у тебя такой озабоченный вид.



– Верно.



«Садитесь в поезд на Ливерпуль-стрит и доезжайте до Уолден-холла. Это и есть наша деревня. Дом находится в трех милях от деревни, если идти по северной дороге. Но ни в коем случае не подходите к дому!!! Слева от дороги увидите лес. Каждое утро я катаюсь там верхом до завтрака с семи до восьми. Буду ждать встречи с вами».



«Раз уж она решила, на чьей стороне, – подумал Феликс, – полумер здесь не будет»



«Не знаю, когда отправят это письмо. Я положу его на столик в холле вместе с другими письмами, тогда никто не обратит внимания на мой почерк и лакей просто отнесет его на почту вместе с остальными.»



– Смелая девушка, – произнес Феликс вслух.



"Я делаю это, потому что вы единственный человек, от которого я слышала разумные вещи.



Искренне ваша, Шарлотта".



Откинувшись на стуле, Феликс прикрыл глаза. Он чувствовал такую гордость за нее и стыд за себя, что чуть не разрыдался. Бриджет взяла из его негнущихся пальцев письмо и стала читать.



– Значит, она не знает, что ты ее отец, – сказала она.



– Нет.



– Тогда почему же она помогает тебе?



– Она верит в то, что я делаю.



Бриджет недовольно хмыкнула.



– Мужчины вроде тебя всегда находят женщин, готовых помогать им. Мне-то уж известно, Бог тому свидетель.



Дочитав до конца, заметила.



– А почерк у нее, как у школьницы.



– Да.



– Сколько же ей лет?



– Восемнадцать.



– В этом возрасте уже понимают, что к чему. Так ты гоняешься за Алексом?



Феликс кивнул.



– Кто он?



– Русский князь.



– Тогда он достоин смерти.



– Он пытается втянуть Россию в войну.



Бриджет понимающе кивнула.



– А ты втягиваешь Шарлотту в эту историю.



– Вы считаете, я поступаю неправильно?



Она протянула ему письмо. Вид у нее был сердитый.



– Этого никто никогда не знает, верно?



– Такова политика.



– Такова жизнь.



Феликс разорвал конверт пополам и бросил его в мусорную корзину. Ему хотелось порвать и само письмо, но он не смог заставить себя сделать это. «Когда все кончится, – подумал он, – только это будет напоминать мне о ней». Сложив листки, он сунул их в карман пальто.



Затем встал.



– Мне нужно успеть на поезд.



– Приготовить тебе сэндвич на дорогу?



Он покачал головой.



– Спасибо Я не голоден.



– У тебя есть деньги на билет?



– Никогда не плачу за проезд.



Сунув руку в карман передника, она вытащила оттуда соверен.



– Вот. Хватит еще и на чашку чая.



– Это большие деньги.



– В эту неделю я могу себе позволить такое. А теперь, сматывайся отсюда, пока я не передумала.



Феликс взял монету и поцеловал Бриджет на прощанье.



– Вы были очень добры ко мне.



– Я это сделала не ради тебя, а ради моего Шона, царствие ему небесное.



– Прощайте.



– Желаю тебе удачи, парень.



Феликс вышел.



* * *

Уолден входил в здание Адмиралтейства в отличном расположении духа Он выполнил то, что обещал: убедил Алекса согласиться на Константинополь. Алекс уже направил шифрограмму царю с рекомендацией принять это предложение Британии. Уолден был уверен, что царь последует совету любимого племянника, в особенности, принимая во внимание недавнее убийство в Сараево. Однако, у него не было уверенности, что Ллойд Джордж подчинится воле Асквита.



Его провели в кабинет военно-морского министра. Черчилль вскочил из-за письменного стола и подошел пожать руку Уолдену.



– Мы уговорили Ллойд Джорджа, – торжествующе произнес он.



– Превосходно! – подхватил Уолден. – А я убедил Алекса.



– Я знал, что вам это удастся. Садитесь.



«Мог бы и поблагодарить», – подумал про себя Уолден. Но даже манеры Черчилля не могли в этот день испортить ему настроение. Усевшись в кожаное кресло, он оглядел кабинет с висевшими по стенам картами и морскими сувенирами на письменном столе.



– В любой момент может прийти известие из Санкт-Петербурга, – сказал он. – Русское посольство свяжется непосредственно с вами.



– Чем раньше, тем лучше, – заметил Черчилль. – Граф Хайес побывал в Берлине. По данным нашей разведки он повез туда письмо, в котором кайзера спрашивали, поддержит ли Германия Австрию в войне против Сербии. Разведка доносит, что ответ был утвердительным.



– Но немцам не нужно воевать с Сербией...



– Верно, – перебил его Черчилль, – но им нужен предлог для войны с Францией. Как только Германия объявит мобилизацию, то же самое сделает и Франция, что даст Германии повод для нападения на Францию. Теперь это уже невозможно предотвратить.



– Русские знают об этом?



– Мы объяснили им. Надеюсь, они нам верят.



– Неужели ничего нельзя сделать, чтобы сохранить мир?



– Делается все возможное, – проговорил Черчилль. – Сэр Эдвард Грей работает день и ночь, как и наши послы в Берлине, Париже, Вене и Санкт-Петербурге. Даже сам король рассылает телеграммы своим кузенам: кайзеру «Вилли» и царю «Ники». Но это ничего не даст.



В дверь постучали, вошел молодой секретарь с листком бумаги.



– Послание из посольства России, – сказал он.



Черчилль взглянул на документ, и в глазах его блеснуло торжество.



– Они согласились.



Уолден просиял.



Секретарь вышел. Черчилль встал со словами:



– Такое событие надо отметить глотком виски с содовой. Присоединитесь ко мне?



– С удовольствием.



Черчилль открыл шкафчик.



– Завтра во второй половине дня текст договора пришлют вам в Уолденхолл. И завтра же вечером можем провести небольшую церемонию подписания. Конечно, договор должен быть ратифицирован русским царем и лордом Асквитом, но это уже пустая формальность. Главное, чтобы я и Орлов подписали его как можно скорее.



В дверь постучали, и снова вошел секретарь.



– Прибыл мистер Безил Томсон, сэр.



– Пригласите его.



Войдя в кабинет, Томсон безо всяких предисловий произнес:



– Мы опять напали на след этого анархиста.



– Хорошо! – сказал Уолден.



Томсон сел.



– Помните, я говорил вам, что оставил своего человека в той подвальной комнате на Корк-стрит на случай, если этот парень вернется?



– Помню, – сказал Уолден.



– Он действительно вернулся. А когда уходил, мой человек пошел за ним следом.



– И куда же тот направился?



– На вокзал на Ливерпуль-стрит. – Помедлив секунду, Томсон добавил: – А там он купил билет до Уолденхолла.





Опубликовано: 15 августа 2010, 12:35     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор