File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Игорь Солнцев СМЕРТЬ ЕЙ К ЛИЦУ

 

Игорь Солнцев СМЕРТЬ ЕЙ К ЛИЦУ

8

Первым спускался Гера. Заметив его, Аслан усмехнулся. Возможно, вспомнил, что этот человек нанёс ему оскорбление — ещё там, в бывшем детсаде. И вот теперь — теперь расплата.


Губы Аслана кривились в усмешке.


— Прышел врэмя… Всэх убивать, — прошептал он угрозу.


Под ногами Витька шуршали обломки кирпича и прочий мусор. Звук был ужасно противный, и Аслан поморщился.


Гера миновал последнюю ступеньку пролета и оказался на лестничной площадке. Посмотрел на Аслана так, словно не видел его, словно того и не было на втором этаже. Затем попытался продолжить движение.


Аслан вытянулся во весь рост. Он уже не смотрел на проём, ведущий в коридор. Теперь ему наплевать на это.


Ствол автомата уткнулся в бок Геры.


— Стой, гдэ стоишь, — прошипел горец, вдавливая ствол в живую плоть. — И брось пушку. Тэбэ она ужэ нэ нужна, да.


Гера с удивлением взглянул на Аслана. Сообразив, что тот шутить не намерен, разжал руку, сжимавшую оружие. Пистолет звякнул, ударившись о бетон.


Шедший следом за Герой Витек остановился и посмотрел на Аслана. И тут же получил прикладом по зубам.


Клац! Компьютерщик, точно пушинка, отлетел к лестнице и, падая, ударился задницей о ступеньку. Помотал головой, выплевывая изо рта кровь.


Аслан всё проделал быстро и четко. Ударив Витька прикладом в зубы, он тотчас же приставил дуло автомата к животу Геры.


— Повэрнись, шакал, ко мнэ спиной.


Гера молча повиновался.


Аслан бросил взгляд на лестницу. Почему-то остальные двое запаздывали. А ведь они-то, как он считал, и являлись его, Аслана, главными врагами… И кроме того, он собирался разом скосить их автоматной очередью — и на этом забыть о них. Но вот, не получалось…


Однако уйти так просто он не мог. То, что в его руках оказался проводник, — этого явно недостаточно. Требовалось ещё кое-что.


Наконец за металлическими прутьями лестничного пролета появились ноги женщины. Внезапно она остановилась. И тут же повернулась к Аслану другим боком. В руке у нее был кейс — предмет, который Аслан прежде не видел. Значит, из-за него они и ворвались в банк.


Аслан не думал о том, почему так неспешно спускались эти двое, почему женщина так неожиданно остановилась. Неважно. И так даже лучше…


Она действительно остановилась, пропуская вперед Геру и Витька. Остановилась, потому что решила приступить к очередной своей акции — убрать лишних людей.


Необходимы только проводник и компьютерщик. Впрочем, в необходимости последнего она тоже сомневалась. И, в общем, наплевать ей на наставления, полученные от мужчины в иномарке. Потому как у нее имелись собственные планы. Она решила, что выйдет победительницей одна. И только одна. Поэтому Витька, если тот будет мешать, она ликвидирует не задумываясь.


А пока Руслан. Теперь уже можно расставаться с людьми. И Руслан будет первым. Кейс у нее. И она уходит.


Руслан шел последним. Никто не заметит, что его не станет.


Она дождалась, когда шедший впереди спустился к лестничной площадке между третьим и вторым этажами. Потом спустилась на несколько ступенек, обернулась и вскинула руку с пистолетом. Главное, не тянуть — сразу давить на спусковой крючок. Как только возьмет на мушку мишень. Бай-бай, мальчик. Он ей нравился. Но жизнь — жестокая штука.


Руслан появился на линии огня, и… ничего она не успела. Горячая волна обожгла руку, сжимавшую ручку кейса, и какая-то невидимая сила швырнула женщину к стене, припечатав к холодной плите.


Рука онемела и плетью повисла вдоль туловища. Пальцы разжались и выпустили ношу, тотчас ставшую непосильной.


Кейс громыхнул стальным боком о ступени и заскользнил вниз.


— Вах, карашо, — резюмировал Аслан, шевельнув пальцем на спусковом крючке и вновь направляя дуло на Геру. — Баба — дрянь. Камандыр — собака. Дохлый баба — карашо.


Не отводя оружие от Геры, Аслан наклонился, подхватил кейс и с усмешкой рыкнул в сторону пленника:


— Двыгай ноги. Бэжать — стрэлят. Будишь карашо идти — Аслан жизнь даст. Вмэсте будим жить.


Руслана Аслан не стал дожидаться. Подтолкнув стволом Геру, как бы придавая тому ускорение, он двинулся следом за ним.


Когда они достигли площадки между первым и вторым этажами, Аслан оглянулся.


— Стой, — приказал он Гере.


Опустив кейс на пол, Аслан вытащил из кармана дистанционку. Тылы нужно обезопасить, промелькнула разумная мысль. И палец надавил на кнопку.


Он даже не пригнулся, когда раздался грохот, гулким эхом прокатившийся под сводами банка. Аслан был старым подрывником и уже привык к подобным шумовым эффектам.


Он подхватил кейс и вновь ткнул стволом в спину Геры:


— А тэпэрь вэди свои каналызацыи. Будэм уходыть.


— Ты делаешь ошибку, идиот чернявый, — не оглядываясь, выпалил Гера. — Тебе все равно не уйти.


— Рот закрой, шакал. Будэшь вонять — буду стрэлят.


— Ни хрена ты не будешь, придурок. Без меня тебе вообще не выбраться отсюда.


— Не выбраться — да. Но и тэбя прыстрэлю. Карашо так будит?


— Посмотрим, — многозначительно усмехнулся Гера и зашагал вниз.


Аслану слова пленника не понравились. Этот человек ему ещё там, в бывшем детсаде, очень не нравился. Как и другие, впрочем. Но этот — больше всего. И не потому, что оскорбил его тогда. Нет, не потому. Было нечто другае. Этот человек, словно зверь, чего-то ждал, выжидал. И ничего не делал. Просто ждал. Как будто ему было все безразлично. И вместе с тем он о чём-то постоянно думал, был сам себе на уме. Да, он чего-то ждал. Какого-то благоприятного момента. И на всех остальных ему, в общем, наплевать.


Если Руслан с Касьяном были более-менее понятны Аслану (они казались крепкими тертыми ребятами, прошедшими огонь и воду; впрочем, и баба такая же), то вот эта неприметная личность — она являлась для Аслана загадкой. Что собой представляет этот Гера? Не понятно…


И это Аслану не нравилось. С таким нужно быть начеку. Лучше, конечно, отправить его к праотцам, но без него и в самом деле не выбраться. А выбраться хотелось. Потому что там, за стенами здания, его ждали почет и богатство. И к покорению этих вершин Аслан готовился заранее. Заранее готовился к разным вариантам ухода. И уход с проводником — не худший вариант.


Спустившись на первый этаж, Гера застыл у выхода в коридор.


— Зачэм стал? — насторожился Аслан.


— Не так быстро. Я в этом здании ни разу не был.


— Как гаварыш? — У Аслана ёкнуло сердце. — Пачыму не был? Ты гаварыл, что проведешь каналызацыя.


— До этой канализации нужно ещё добраться. Раньше она находилась совсем под другим зданием.


Аслан уже ничего не понимал. Слова Геры очень его озадачили. Какое такое здание? Что он говорит? Здесь банк — был и есть. Аслан ничего больше не хотел знать.


— Баба показывал план, — заявил наконец горец.


— Больно ты умный. Тебе ещё строем научиться бы ходить.


— Заткни твой гразный рот. Если нэ пойдэш — буду стрылят. Сначала рука, потом нога, потом…


— Хватит. Уже идём.


Аслан не мог видеть лица Геры. Видел лишь его спину. А если бы взглянул ему в лицо, то, наверное, враз бы что-нибудь предпринял, в крайнем случае, связал бы пленника по рукам и ногам и тащил на себе, только спрашивал бы иногда дорогу. Во всяком случае, как-нибудь нейтрализовал бы шедшего впереди человека.


Но лица Геры Аслан не видел. И спокойно последовал за своим проводником.


Гера вышел к операционному залу, но направился не к нему, а в другую сторону — зашагал по узкому коридору, заканчивавшемуся одной-единственной дверью, разительно отличавшейся от всех прочих дверей в этом здании. Дверь была обычная, деревянная, к тому же без ручки.


— Сюда? — спросил Аслан.


Следуя за Герой, горец обернулся и бросил взгляд на стекло, отгораживающее операционный зал от коридора. На миг ему показалось, что он приметил Касьяна, который и должен был там находиться. Однако Аслан не стал задерживаться. Хотя убрать Касьяна — как и всех остальных — очень хотелось. Но Гера шел быстро, и Аслан решил, что не стоит терять время. Хрен с ним, с этим Касьяном, может, он их и не заметил. Ну и пусть торчит там, в зале, пусть ждет. А если заметил?.. Рванет за ними? Если так, то плохо… В кармане у Аслана лежали ещё два заряда. На два взрыва. Сумка с остальными, которые он сам готовил прошлой ночью, осталась там, на втором этаже, у Руслана. И если что… Придётся довольствоваться только этими двумя.


— Так сюда? — снова спросил Аслан.


— Не знаю. Не знаю, куда ведет эта дверь. Но направление правильное, к коммуникациям.


Аслан нахмурился. Дверь оказалась запертой. Значит, придётся взрывать. И значит, придётся отходить назад, ближе к операционному залу.


Аслан не стал больше раздумывать. Прилепив пластитовый катыш к двери, у замка, он стал отходить, на ходу приказав Гере следовать за ним.


Оказавшись у выхода из коридора, Аслан осторожно выглянул в просторный холл. Со стороны лестничной площадки — ни звука. Через стекло операционного зала он никого не увидел, словно Касьяна и заложников там вовсе не было.


Он присел и спрятался за угол узкого коридорчика. Затем протянул руку, привлекая к себе Геру. После чего снова воспользовался пультом дистанционного управления.


Прогремел взрыв, и Аслан тотчас же толкнул Геру вперёд. И сам последовал за ним.


Теперь надо торопиться, подумал подрывник. Потому что останавливаться сейчас — просто самоубийство.


Кейс был не тяжёлый и почти не мешал. Почти… А ведь в другой руке был автомат, к тому же приходилось ещё следить за Герой, чтобы контролировать его действия.


…И вот наконец-то дверной проем — дверь отсутствовала — и ступеньки, ведущие вниз. Пахнуло сыростью, а также специфическим ароматом, природу которого Аслан понять не мог, однако было очевидно, что воняет омерзительно. Но более всего встревожило Аслана то обстоятельство, что ступеньки терялись где-то в темноте. Плохо, думал горец, в этом он не сомневался. К поясу комбинезона у него был прикреплен фонарик, правда, фонарик очень маленький, и света его вряд ли окажется достаточно… Но хуже всего друroe: свет фонарика наверняка привлечет внимание, если кому все же удастся сесть им на хвост.


Аслан оглянулся. Конечно, хорошо бы сейчас установить заряд возле проема — и рвануть, чтобы засыпало проход, чтобы никто больше сюда не сунулся. А если бы и сунулся, то пришлось бы сначала расчистить завал — к тому времени они уже были бы далеко. Но терять последний пластит со взрывателем? Аслан на это не решился. Мало ли что еще ждет впереди? Вполне возможно, что пластит еще понадобится, очень пригодится…


Проклятая баба, подумал Аслан, миновав целый лестничный пролет и делая резкий поворот. Проклятая… Словно знала все наперед. Стерва, а не баба. А ведь это он, Аслан, должен был подняться на третий этаж — он, а не Руслан. Потому что на третьем много чего подрывать… Но она — как отрезала: покажешь и расскажешь все Руслану, а сам останешься на втором этаже. Сука. И сумку в этом случае пришлось передать Руслану. Сумку со всеми запасами пластита. Сука. Как есть. Интересно, попал он в нее или нет? Целился-то в голову, но, кажется, пуля прошла ниже. Если бы не время, он, конечно, проверил бы. А так… пришлось довольствоваться кейсом.


Ещё один поворот. И очередной проём. Аслан с облегчением вздохнул. Темнота на лестнице сменилась тусклым светом, пробивавшимся в проем. Фонарик не понадобился.


Гера, шедший впереди, остановился.


— Давай-давай, не останавливайся. — Аслан ткнул своего пленника стволом в спину.


Гера не обернулся, даже не попытался увернуться от автоматного дула. Он втянул голову в плечи, чтобы не удариться о низкий потолок над входом, перепрыгнул через высокий порог и оказался на сырой черной земле.


Это был подвальный этаж, опоясанный разного диаметра трубами.


— Каналызацыя, да? — оживился Аслан.


— Она самая.


— И как мы тэперь пойдём? Гдэ тут выход?


Аслан осматривался, не отводя автомата от спины проводника. Трубы уходили в бетонные стены, и не было видно никаких входов-выходов, кроме того, через который они забрались сюда. Только краники, вентили и трубы. И казалось, нет им счета. Освещал всю эту сантехнику тусклый свет ламп, висевших под низким потолком. Аслан поморщился — воняло канализацией.


Гера забрался на одну из труб и стал осматриваться в полумраке. Ему пришлось сидеть на корточках, потому что встать во весь рост было просто невозможно — потолок не позволял.


Гера вспоминал… Он давно здесь не был. Много лет. И теперь пытался выудить информацию, хранившуюся в дальних уголках сознания, куда она переместилась как неактуальная.


Наконец он спрыгнул на пол, пролез под одной трубой, под другой. И остановился у огромной трубы, опоясанной фольгой, словно там, под фольгой, была скрыта радиоизлучающая поверхность. Фольга во многих местах уже успела прогнить, в некоторых болталась клочьями, будто кто-то пытался оторвать себе кусок; а кое-где из-под фольги вылезали комки стекловаты — средства от вредоносных крыс и мышей.


Было очевидно: трубы служат уже не один год — об их долголетии свидетельствовала ржавчина; лишь в некоторых местах стояли вставки, которые отличались от остальных труб и по которым можно было определить: канализационное оборудование всё же частично подвергалось замене.


Гера снова осмотрелся. Затем прошёлся вдоль огромной трубы и наклонился, что-то высматривая у самого пола. После чего выпрямился и опять стал осматриваться.


Аслан все время следовал за Герой, повторяя все его действия — даже под огромную трубу тоже заглянул.


— Это она, — с облегчением вздохнул Гера. Глаза его сузились, он ухмыльнулся — как бы говорил: надо же, сколько лет — а всё-таки существует в этом мире что-то неизменное.


— Чэго она? — не сразу сообразил Аслан.


— По этой трубе нам придется добираться до канализационного коллектора. Коллектор уже будет пошире, сможем идти в полный рост.


— А как мы забэрьемся в эту трубу? — Перспектива ползти Аслана не порадовала.


— Заберемся. Не это страшно.


— Да? А что? — насторожился вмиг джигит.


— Кое-что, — неопределенно хмыкнул Гера. — Не передумал ещё, а, умник?


— Чэго пэрэдумал? Нэчэго пэрэдумать.


— Как скажешь, — кивнул Гера и вскарабкался на трубу. Пригнувшись, стал осторожно продвигаться вперёд. Проковылял вприсядку метров пять и остановился. — Ты смотри-ка, — прокомментировал он. — И это на месте.


Гера прошёл ещё немного и остановился у крышки, расположенной на трубе. Крышка закрывалась на стержень-щеколду, входившую в скобу.


Аслан следовал за Герой, однако шел по полу, вдоль трубы.


— Помоги открыть. — Гера свесил голову вниз.


Аслан злобно оскалился. Поставив кейс на пол, навёл автомат на Геру.


— Думаешь, дурак, да? Сам, шакал, открывай. Быстрее, шакал.


— Н-да, на самом деле дурак, — вздохнул проводник и, схватившись за загнутый конец стержня, с силой потянул его в сторону.


Ржавый стержень вытаскивался очень тяжело, скрежетал так, что Аслан болезненно морщился — нервишки пошаливали.


Наконец стержень вышел из скобы, и Гера облегченно вздохнул. На лбу у него выступили капельки пота.


Крышку, судя по тому, как она тяжело поднималась, давно не открывали. Когда Гера все же отбросил ее, она издала жуткий скрип.


Открывшийся люк напоминал топку паровоза. Только в трубе не было дров и не пылало пламя. Внутри было темно, внутри была чернота, и эта чернота имела запах, от которого хотелось согнуться в три погибели и освободиться от содержимого желудка.


Аслан сразу же понял: в трубе дерьмо, самое натуральное.


Через люк вполне можно было забраться в трубу.


— Двери открыты, придурок! — со злостью рявкнул Гера. — Можно отправляться самоходом, вернее, самоплавом.


— Ползти по говну? — Аслан почувствовал, как желудок его неприятно зашевелился.


— Точно. Иначе нельзя. Но дерьма тут не много. На одну треть трубы.


Аслан совсем побледнел. Он даже на миг подумал, что лучше, наверное, сразу зарезаться кинжалом. Однако вспомнив о богатстве и почете, все же подавил желание зарезаться.


— Долго ползти? — попытался он выяснить.


— Метров сто — сто пятьдесят. Если за девять лет здесь ничего не изменилось.


Аслан колебался не долго. Выбора ведь, в сущности, не было. Либо вдыхать ароматы канализации, либо… Либо отправиться к праотцам.


Аслан отступил на шаг, повесил автомат на плечо, подхватил кейс и ловко вскарабкался на трубу. Тут же прижал чемоданчик к груди, поправил автомат, направив ствол в сторону Геры, и приказал:


— Ты пэрвый. Давай.


Гера пожал плечами и кивнул — как бы сказал: подожди, мол, чернявый, еще не время, не сейчас.


Набрав в легкие побольше воздуха, он задержал дыхание, как ныряльщик перед погружением. Затем, упершись руками в трубу, спустил ноги в люк. И тут же почувствовал, что увяз по щиколотки в чем-то липком и вязком. Ну, дерьма не так уж много… Да и не это главное. Главное — запах. Он помнил этот запах. Потому что уже полз здесь. Много лет назад. От запаха кружилась голова, мутилось сознание. Если бы спросили, он вряд ли смог бы передать словами, что это за запах, но от него выворачивало все внутренности. Что ж… Всё повторялось. Ему вновь нужно это сделать. Нужно проползти. Метров сто — сто пятьдесят — самый скверный участок. Там, дальше, было проще.


Он поднял голову и взглянул на Аслана. Посмотрим, сука, как ты там будешь себя чувствовать.


Как будет себя чувствовать Аслан, Гере узнать не довелось.


На его глазах череп джигита неожиданно раскололся, точно спелый арбуз, и во все стороны брызнули кровавые ошмётки.


9

Взрывной волной Руслана отбросило к стене. Гранатомёт удержать на плече не удалось — он покатился вниз, издавая гулкие звуки, и замер у нижней ступеньки. Автомат Руслан не упустил — оружие осталось в руке. Сумка соскочила с плеча и. повисла на локтевом сгибе, удерживаемая напряжением мышц.


Пыль от штукатурки оседала. Руслан сидел, привалившись к стене.


Откашлявшись, он поднялся на ноги и машинально поправил сумку, закинув ее обратно на плечо. Затем помотал головой, как бы пытаясь прийти в себя.


Руслан многое не понимал. Еще несколько минут назад все было нормально, события развивались в точности по сценарию. Он выбрался с третьего этажа на лестничную площадку, а перед этим сжег за собой мосты, вернее, взорвал. Внизу же обстановка должна была контролироваться Асланом и Касьяном. И вдруг такое…


Впрочем, странности начались не с того момента, когда прогремел взрыв, а несколькими секундами раньше. Когда он поворачивал с одного лестничного пролета на другой. Именно тогда все и началось.


Руслан увидел на лестнице свою спутницу. И в этом, конечно, не было ничего странного. Удивило другое. Женщина стояла, повернувшись в его сторону. И вскинула оружие. В тот миг Руслан был уверен: она целилась в него. Но так и не спустила курок. Невидимая сила швырнула ее на ступени, как позже уже другая невидимая сила отбросила к стене и его самого. Раздался грохот — и бетонный пол вздыбился у него под ногами…


Увидев оружие в руке женщины, Руслан остановился, замер как вкопанный, пытаясь осмыслить происходящее. Осмыслить, однако, не успел. Но то, что он не сделал ни шагу, не рванул вниз или еще куда, — это его спасло. А ведь могло бы разорвать на куски… К счастью, он уцелел.


Руслан прислушался к себе и с удовлетворением констатировал, что никаких болезненных ощущений он не испытывает.


Сжав в руке автомат, Руслан сделал шаг вперед и остановился. Глубоко вздохнул. Сейчас хотелось побольше воздуха, а еще лучше — броситься в прохладную воду.


Но воды — ни холодной, ни горячей — поблизости не было. Пришлось броситься вниз по лестнице.


Женщина лежала на ступеньках, придавленная обломком бетонной плиты.


У проёма, ведущего в коридор второго этажа, шевелилось присыпанное штукатуркой тело человека. Руслан сразу же догадался, что перед ним Витёк.


Руслан осмотрелся. Взрыв раскрошил ступени внизу, подпортил стену прямо у входа в коридор, а также выдрал металлические прутья перил в нескольких местах.


— Во как! — со злостью выдохнул Руслан.


Сбросив с плеча сумку, он выставил перед собой дуло автомата и осторожно свесил вниз голову. На ступеньках, ведущих к первому этажу, никого не было.


— Ублюдок! — брякнул Руслан в сторону предполагаемого противника. Впрочем, кто этот ублюдок, он уже догадывался — на все сто. Курносый джигит, никто другой не мог подстроить такую подляну.


— Ну, попадись мне, — слетела с его уст угроза.


Осмотревшись, Руслан отметил, что отсутствовал не только Аслан, но и Гера. Не было видно и кейса. Он вспомнил: когда женщину отбросило к стене, кейс выпал из ее рук и заскользил по ступенькам вниз. А затем чемоданчик исчез из поля его зрения. Где он теперь? Установить это сейчас, после взрыва, не представлялось возможным.


Руслан посмотрел на женщину. Тело под плитой не подавало признаков жизни. И он подумал, что дамочка свое уже отбегала.


Однако оставлять ее здесь Руслан не собирался. Он положил автомат на пол. Обломок плиты оказался довольно весомым, и пришлось поднапрячься, чтобы сбросить его с неподвижного тела.


Плита, ударившись о ступени, взметнула к потолку облако пыли. И тут Руслан услышал тихий стон.


— Ого! — воскликнул он в изумлении.


Женщина, оказывается, была жива. Вопреки всему. И несмотря ни на что. Что ж, остается посмотреть, в каком она состоянии. Если выживет, то, возможно, эта жизнь будет хуже смерти. Что делать с изувеченным, нуждающимся в немедленной медицинской помощи (откуда она здесь?) телом? Лучше пристрелить её, чтобы не мучилась.


Женщина, лежавшая ничком, шевельнулась и попыталась поджать ноги, словно у нее болел живот.


Руслан перевернул ее на спину.


Глаза раненой раскрылись; они были тусклые, безжизненные, словно она уже готовилась отойти в мир иной — лучший или худший? Если бы поинтересовались мнением Руслана, он наверняка склонился бы ко второй версии.


— Я ещё жива? — разлепила она губы.


— Сейчас проверим, — проворчал Руслан и стал осматривать раненую, попутно смахивая с неё штукатурку.


Рукав её, повыше локтевого сгиба, был в крови. Кровь струилась и из виска. Руслан разорвал футболку, в том месте, где предположительно находилась рана, и убедился: точно, из раны сочилась тоненькой струйкой тёмно-красная жидкость.


Руслан осмотрел голову раненой. Результаты осмотра оказались весьма неутешительными. В черепной кости, в области затылка, засел кусок металла.


«Твою мать», — мысленно выругался Руслан. Может, ее и впрямь пристрелить?


— Что там? — не выдержала она.


— Где у тебя болит? — спросил он на всякий случай, чтобы выявить повреждения, которые, возможно, не заметил.


— У меня везде болит, — простонала раненая.


— Понятно.


Руслан нахмурился и принялся ощупывать ноги женщины. Они оказались целы. Других же повреждений не наблюдалось. Руслан хмыкнул — мол, повезло подруге. Вернее, повезло бы — если бы можно было оказать ей неотложную медпомощь. А так… Чёрт его знает, сколько она выдержит с железякой в черепе. Голова — основное. С предплечьем еще можно потерпеть.


— Сумеешь встать? — спросил он.


— Если поможешь.


Он расстегнул свой комбинезон, рывком разорвал на теле рубашку и принялся накладывать повязки на раны сообщницы.


Она морщилась, однако не издавала ни звука.


— Что с головой? — Похоже, именно голова её особенно беспокоила.


— Вскрытие покажет, — отделался Руслан мрачной шуткой. И тут же понял, что пошутил довольно не удачно. Впрочем, он не особо винил себя. В конце концов, эта красотка поднимала на него оружие. Она хотела его смерти — так почему же он должен ее жалеть?


Руслан оставил женщину лежать, поднял с пола автомат и закинул его за плечо.


На площадке, у прохода в коридор, уже поднялся на ноги Витек. Он энергичными движениями сбивал пыль и сор с одежды, и Руслан понял, что с толстячком все в порядке. Судьба играла жизнями людей, как хотела.


— Ты цел? — на всякий случай спросил Руслан.


Витёк поднял голову и взглянул сначала на Руслана, потом на тело, лежавшее у его ног.


— Кажется, цел, — выдохнул он.


— Это Аслан, — с трудом проговорила женщина. — Мразь чернявая.


— Уже догадался.


— Он захватил Геру… и кейс, — сказал Витек.


— Геру? — Руслан наморщил лоб, словно пытался осмыслить услышанное. Потом усмехнулся: — А… ну да, конечно. Как же он выберется без него. Значит, этот чернявый и есть чужой?


— Тварь черножопая, — сквозь зубы процедила женщина.


— А до этого ты меня подозревала, да? — решил внести ясность Руслан.


Раненая болезненно поморщилась и заморгала — похоже, не поняла вопроса.


— Ты ведь хотела меня замочить. Что, не так, сестричка?


Она прикусила губу, мысленно проклиная своего сообщника из иномарки. Его — и себя тоже. Дура, набитая дура. Нужно было по-другому… Хотя… что уж теперь?..


— Ты меня бросишь? — Казалось, она уже смирилась со своей участью. Ведь направила же на него оружие — так чего теперь ждать в ответ? — Или пристрелишь? — допытывалась раненая.


— Успеется, — усмехнулся Руслан. Глянув в сторону Витька, распорядился: — Эй, компьютерщик, возьми-ка сумку, и потопали.


Он наклонился к женщине, обхватил её за талию и, приподняв, поставил на ноги. Она тихонько вскрикнула, покачнулась и привалилась к его груди.


— Н-да… совсем хреново, — пробормотал Руслан.


Он поднатужился и закинул женщину себе на плечо. Голова ее повисла у него за спиной, ноги — спереди.


— Я сама, — услышал он ее голос.


— Сама, сама… Вижу, как ты сама. А нам нельзя терять время, вот что, красотка… Ну чё стоишь? Я же сказал: сумку бери — и вперёд! — прикрикнул он на Витька.


Но компьютерщик не спешил — принялся с остервенением разгребать мусор на полу. Ничего не обнаружив, заглянул в коридор — и едва удержался от радостного вопля.


«Ноутбук», целый и невредимый, лежал в коридоре. Витек вспомнил, что после того, как получил прикладом по зубам, он упал и выпустил из рук свою игрушку. Мини-компьютер заскользил по полу в сторону проема, в укрытие, и это спасло его во время взрыва.


— Ну ты и даёшь, — фыркнул Руслан, терпеливо дожидавшийся окончания поисков.


— Без компьютера — никак нельзя, — пробормотал Витёк и выплюнул кровавый сгусток.


Электронщик прошёлся по бетонному полу, разгребая ногами сор. Казалось, он ищет что-то очень ценное.


Губы Руслана дрогнули в усмешке. Этот пухленький человечек походил на птенца, который вывалился из гнезда и пытался отыскать дорогу домой.


Руслан не стал ждать, когда Витёк поднимет сумку. С женщиной на плече он стал спускаться вниз по лестнице.


Она была не такой уж тяжёлой. А может, ему так просто казалось. Одной рукой он придерживал раненую, другой сжимал цевье автомата, висевшего на плече.


Витёк, подобрав сумку, также повесил ее на плечо. Крепко сжимая в руке свой драгоценный «ноутбук», он засеменил следом за Русланом.


Руслан сразу же понял: на первом этаже что-то не так. Он понял это, едва лишь взглянул в сторону операционного зала, за стеклом которого виднелись головы заложников.


Руслан мысленно выругался. Теперь уже сомнений не оставалось: Касьяна в зале нет, — а ведь он должен был удерживать заложников.


— Сука! — неизвестно в чей адрес прорычал Руслан. Приподняв дуло автомата, он дал очередь по стеклу. Стекло рассыпалось на мелкие осколки, раздался визгни тут же головы исчезли.


Не имело смысла заглядывать в зал; ясное дело: Касьяна там не было. И не стоило ломать голову над вопросом — куда и почему исчез снайпер. Способов уйти отсюда было не так уж много. Собственно, всего лишь один.


Снаружи послышался топот ног. Руслан машинально глянул на входную дверь, где таймер на взрывчатке отмерял время. Потом прислушался. Но вертолёта не услыхал. Возможно, он уже улетел, выполнив свою функцию…


Быстро осмотревшись, Руслан вычислил, в каком направлении отходили беглецы с кейсом — Аслан и Гера. А также Касьян, последовавший за ними то ли сам по себе, то ли вместе с подельниками.


Узкий коридор вёл к выбитой взрывом двери. Иного пути Руслан не видел.


10

Касьян стащил с головы шапочку и ухмыльнулся, глядя на Геру.


Он — шестой. Поэтому должен выйти победителем. Он один. Ведь в живых может остаться только один.


Касьян опустил оружие. И теперь наблюдал, как Гера медленно приходил в себя.


С минуту Гера смотрел на свалившееся с трубы бездыханное тело Аслана. Потом его взгляд переместился к кейсу, лежавшему рядом с трупом. И лишь после этого он поднял голову и уставился на того, кто нарушил планы человека гор.


— Он был слишком самоуверен, — разжал Гера пересохшие губы.


— Это точно, — согласился Касьян.


Перепрыгивая с трубы на трубу, снайпер подобрался к Аслану и поднял кейс. После чего обыскал труп — фонарик положил в карман брюк, пластит же с дистанционкой пристроил в кармане пиджака. А вот миниатюрный пластмассовый предмет с горящей красной лампочкой вызвал у него лишь удивление. Он покрутил его в руке и бросил, как бросают ненужную вещь, на труп горца.


Гера попытался выбраться из трубы, решив, что теперь, когда Аслан обезврежен, все пойдет по прежнему плану. Однако направленный на него ствол заставил его остановиться.


— Не дёргайся! — раздался окрик Касьяна. — И не вылазь.


— В чём дело?


— Всё в том же. Нам никто не нужен. Только ты и я. И кейс. За него можно хорошие бабки получить. Хватит нам обоим. И это будет честно. Ты выведешь меня, а я поделюсь.


Что касается обещания поделиться — это, конечно же, очевидная ложь, размышлял Гера. Впрочем, размышлял недолго. Потому что времени на раздумья не было.


Касьян требовал того же, что и Аслан. И Гера понял главное: ничего, в общем, для него не изменилось. Лишь поменялся человек с оружием. Только и всего.


— Ты хорошо подумал? — спросил он Касьяна, как раньше спрашивал горца. И вновь его глаза-щёлочки недобро сверкнули.


Но на Касьяна это никак не подействовало.


— Хорошо. И уже давно. Так что не болтай.


Касьян очень ловко — что было удивительно при его росте и комплекции, — по-кошачьи запрыгнул на трубу. И, словно канатоходец, балансируя оружием и кейсом, уверенно подошел к Гере, остановившись в полуметре от него. Уловив запах, исходивший из раскрытой «топки», он поморщился и тут же усмехнулся:


— Похоже, пробираться придётся в антисанитарных условиях. Впрочем, иного я и не ожидал. После того, как ты сообщил, что идти придется через канализацию. Этого и следовало ожидать. Что ж, и я готов.


— Готов? — презрительно скривил губы Гера. И мысленно добавил: посмотрим, что ты запоешь, когда проползешь метров двадцать да нанюхаешься вони.


— Ты вот что… — Касьян коснулся стволом пистолета своего подбородка. — Я за тобой давно наблюдаю. Не знаю, что там у тебя на уме. Но одно могу сказать с уверенностью. Ты хотел слинять. От всех.


Гера поспешно опустил глаза, словно они выдали его тайные мысли, с которыми он ни с кем не собирался делиться, как бы ни сложились обстоятельства.


— Точно, — кивнул Касьян. — И поэтому… Поэтому давай без выпендрёжа. Вместе сматываемся. И я обещаю: ты слиняешь.


На тот свет, хотелось добавить Гере, однако он промолчал. Набрал полную грудь затхлого воздуха — и нырнул в трубу. И уже оттуда раздался его изменившийся голос:


— Поживём — увидим. Пока ползи за мной. Только смотри не обделайся. Если задохнёшься — я тебя приводить в чувство не буду.


Последние слова Касьян расслышал с трудом. И понял, что Гера уже начал продвижение по трубе.


По примеру своего проводника он набрал в легкие побольше воздуха и забрался в трубу. Опустившись на колени, посмотрел, куда пополз Гера. Кроме черноты, он ничего не увидел. Касьян выдохнул, снова попытался сделать вздох и тут же, закашлявшись, сообразил, что Гера оказался прав. От такой вони можно было рехнуться.


Касьян достал из кармана фонарик и посветил. Гера продвигался, лежа на боку. Его ноги и правая рука были в дерьме, но знаток канализаций словно и не замечал этого; казалось, что подобные прогулки были для него самым обычным делом.


Касьян брезгливо поморщился. Однако тут же взял себя в руки — ведь все равно придется ползти в этой вонючей жиже.


Но мешал ползти пистолет. И он засунул его за пояс брюк, пониже спины, — решил, что здесь, в трубе, Гера воздержится от фокусов. К тому же, если что, он справится с проводником и голыми руками…


Встав на колени, Касьян пополз следом за Герой. Полз, толкая перед собой кейс и подсвечивая фонариком.


Метров через десять стало ясно: Гера не лгал, описывая прелести трубы.


От вони у Касьяна кружилась голова. Ноги тяжелели, и ползти по вязкой жиже становилось всё труднее. Но хуже всего — запах. Он забивал ноздри, внутренности, проникал, казалось, в каждую клеточку тела.


Касьян стал отставать. Гера же полз без остановок — ровно, уверенно, словно оказался в родной стихии. Касьян в какой-то момент хотел остановиться и крикнуть своему напарнику, чтобы тот сделал передышку. Впрочем, какая может быть передышка в дерьме? Да и не крикнул он ничего — голос пропал. Булькнул — и все.


Даже фонарик стал светить как-то тускло, словно и ему требовался кислород, а не эта раздирающая легкие атмосфера.


…Он не знал, сколько уже полз и как далеко продвинулся. Ему казалось, что на многие километры. Хотя и понимал, что вряд ли осилил даже километр.


Перед глазами замелькали радужные круги, расплывающиеся в свете фонарика. Тошнота подкатывала к горлу. И мало того, что мутило, так еще и мешала пелена, то и дело заволакивавшая сознание.


Еще немного — и я потеряю сознание, стучало в висках. Шестой помер в дерьме, мысленно усмехнулся Касьян, пытаясь приободрить себя. Но приободрить — не выходило.


И вдруг подумалось: а ведь этот Гера — он того и добивался. Хотел их всех в эту трубу засунуть, чтобы они все до одного тут позадыхались. А сам человек-амфибия… или мутант какой-то, — сам он спокойненько прошел бы своим вонючим путем.


Эта мысль, как ни странно, придала сил. И Касьян заработал ногами и руками так энергично, словно только что принял допинг. Нет, только не здесь умереть. Лучше от пули.


Грудь все больше распирало. Казалось, ещё немного — и её разорвёт. Радужные круги перед глазами сменились чёрными.


Но он полз. Полз…


Сколько там позади? Сто метров? Может, хоть сто? Пусть не километры…


Он полз, но уже не слышал движений Геры. В ушах пульсировало, точно отбойным молотком долбили. Глотку раздирало, и он едва справлялся с позывами тошноты. И всё же продвигался вперёд, толкая перед собой кейс.


Кругов перед глазами становилось всё больше. Дышать — всё труднее. Уже появился и звон в ушах, перераставший в тяжёлый гул.


Потом ему вдруг показалось, что труба под ним заходила ходуном. Всё закачалось — стены, потолок, хлюпающее вокруг дерьмо…


В следующее мгновение он погрузился в непроглядную тьму. И почувствовал, как тело его вдруг стало невесомым, но уже не почувствовал полёта.


11

— Мы на месте, — уверенно проговорил Руслан; он опустил женщину на пол и прислонил ее спиной к обмотанной фольгой трубе.


Витёк присел рядом. Сбросил с плеча сумку и тяжело перевёл дух.


При виде трупа Аслана электронщик побелел как мел. Однако справился с собой — его всё же не вырвало. На Руслана и женщину вид мертвяка не произвёл ни малейшего впечатления. Первый лишь заметил:


— Стрелок наш работал. Значит, замочил джигита, а сам рванул с кейсом, вот так-то.


Руслан прищурился — кое-что его заинтересовало. Он наклонился над трупом Аслана и поднял миниатюрную рацию.


— Ах ты, сука! — не удержавшись, заорал Руслан; он прекрасно понимал, что за предмет держит в руке.


Размахнувшись, Руслан шарахнул рацией по трубе. Пластмассу треснула, и обломки посыпались на пол.


Руслан выругался и сплюнул. И решил сосредоточиться на трубе. Он знал: главное сейчас — выбраться из здания.


Руслан забрался на трубу и сунул голову в «топку».


— Н-да, точно — сюда рванули, — пробормотал он. — Вот тут имеются потеки, значит, хватались руками. Так-так… А вонища здесь, прямо скажу, впечатляющая. — И, глянув на Витька, подвел итог: — Значит, таким образом. Сумку брать не будем. Не потянем. Берём самое необходимое. Оружие и фонарики. Там ведь темно, как у негритоса в заднице.


Руслан спрыгнул с трубы. Женщина попыталась подняться.


— Я лишняя, да? — попыталась она улыбнуться, но получилась лишь болезненная гримаса.


— Да, лишняя, — подтвердил Руслан. — Но бросать я тебя не стану. Убивать — тоже.


— Хочешь получить деньги? — поняла она.


— И деньги тоже, — кивнул он. — А теперь не болтай. А то сил совсем не останется. Сколько ползти придётся — не знаю. Но придется. Очень скоро в банк ворвутся — и нам хана. Так что уж лучше ползти.


Мужчинам удалось затащить раненую на трубу (Руслан тащил сверху, Витек, соответственно, подталкивал снизу). Затем Витек достал из сумки два фонарика. Один протянул Руслану, другой оставил себе. И подхватил свой «ноутбук», без которого не собирался никуда идти, считал, что компьютер — то же оружие. Немного подумав, электронщик вновь склонился над сумкой. Вытащил оттуда обрывок целлофана и обернул им компьютер, связав концы целлофана узлом.


Руслан подождал, когда Витек заберется наверх, и ничего не сказал по поводу «ноутбука». Затем, повесив автомат себе на шею, с мрачным видом изрек:


— Ты, электронщик, первый. Мы — за тобой. Всё. Там, в трубе, видно будет.


В трубе было пакостно и душно.


Первым не выдержал Витек. Задыхаясь от кашля, точно чахоточный, то и дело сплевывая и отрыгивая, как после сытной жрачки, он в какой-то момент остановился и прижал к животу свой «ноутбук», словно тот мог придать ему сил. Тяжело дыша, как одолевший стометровку бегун, слабым голосом проговорил:


— Кошмар. Может, мы не туда идем, а?


Казалось, в словах Витька звучала надежда. Возможно, он ожидал, что Руслан согласится с ним и они повернут обратно.


— Заткнись. И двигайся, — отозвался Руслан, пробиравшийся следом. Ему приходилось еще хуже. Автомат вдруг стал тяжелее и оттягивал шею. Но самое хреновое… Самое хреновое — женщина, которую он держал под мышки и тащил за собой. Она пыталась помогать ногами — но велика ли была эта помощь?


— Они тут прошли. Всё указывает на это. — Руслан уткнулся в ноги остановившегося Витька и прорычал: — Продвигайся, я сказал. Иначе задохнемся, в дерьме утонем.


Витёк не смел возражать. Он посветил перед собой фонариком, но особой радости эта подсветка не принесла — луч света вырвал из темноты все тот же унылый пейзаж: влажные стенки трубы и зловонную жижу под ногами.


С каждым метром тащить раненую становилось всё труднее, и в какой-то момент Руслан подумал: а не бросить ли эту суку? Ведь она хотела его пристрелить, как пить дать. Какого же рожна он пытается ее вытащить?


— Ублюдок, тварь, — процедил он сквозь зубы. И тут же добавил, как бы поясняя, кого имеет в виду: — Почему он не сказал, что нужны противогазы? Почему? Паскуда. Проводник хренов.


Руслан закусил губу и двинулся дальше. Он по-прежнему тащил за собой раненую. А она чувствовала его состояние и понимала: он может в любой момент отделаться от нее. Поэтому старалась, как могла, перебирая ногами, чтобы хоть как-то помочь своему спасителю.


— Он наверняка хотел, чтобы мы тут задохнулись, — спустя какое-то время пробормотала женщина, как бы отвечая Руслану. Она и не подозревала, что об этом же думал и Касьян. — Хотел, чтобы все задохнулись, все до единого.


— А как же он сам? — спросил Руслан.


— А он уже тут хаживал. Ему не впервой. Да, не впервой…


Она умолкла и снова застонала. Руслан же еще больше ожесточился — слова раненой подлили масла в огонь.


Ну нет, подумал он минуту спустя. Хрен мы задохнемся. Врёшь, сука.


Злость придавала сил. Он даже ускорил движение и теперь то и дело натыкался на ноги Витька, после чего разражался ругательствами, давая выход накопившейся злобе.


Что-то мерзкое прошмыгнуло между ног, и Руслану показалось, что даже легонько цапнуло его за ногу.


— Фу, гадость, — фыркнул он и поёжился. Ещё крыс тут не хватало, особенно мутантов, про которых баек рассказывали предостаточно.


Буду стрелять, изрешечу тварей очередью, решил Руслан, теперь уже озлобившись на четвероногих обитателей канализации.


Вскоре Руслан понял, что, возможно, не выдержит, задохнется в зловонной трубе. Нет, только не думать об этом, нужно думать о чем-то другом, не обращать внимания на вонь — постараться не обращать внимания… Но это оказалось не так-то просто. Вернее, чрезвычайно сложно. Он пытался определить, где они в данный момент находились. Наверняка уже выбрались с территории банка. Да, точно, они уже за пределами «Эльфабанка». А где, интересно? Направление определить он так и не смог. А потом возникли новые вопросы. Интересно, в банк уже ворвались? Если ворвались, то что сейчас предпринимают?


Ничего определенного в голову не приходило. И тут Витек неожиданно остановился, а в следующую секунду его вырвало.


— Твою мать… — процедил Руслан. — Мне ещё твою блевотину нюхать.


Он приподнял автомат и с силой ткнул стволом в задницу Витька.


— Пошёл, не останавливайся.


Руслану казалось, что если они остановятся, то тут же и загнутся. Это всё равно как в лютую стужу. Нужно двигаться, иначе заснешь — и всё.


Витёк покачнулся и упал, расплескав зловонную жижу. Потом пополз дальше.


— Да брось ты свой сундук, — посоветовал Руслан. — Мешает же.


Но Витек его не слушал. А может, уже не слышал. Он двигался как робот — как робот, запрограммированный на определенные действия. Казалось, и с «ноутбуком» он не расставался лишь потому, что был запрограммирован — не расставаться с ним.


Руслан снова попытался отвлечься. Если уже проникли в банк — то что? Наверняка вначале разберутся с заложниками, потом дезактивируют мину на двери… Нет, сначала мину, потом заложники, а затем… Затем поймут, куда смылись террористы, то есть они. А может быть, сразу начнут разбираться, куда делись умники, захватившие банк. Что, под землю провалились?.. А ведь и впрямь провалились… Только не под землю. Он даже попытался посмеяться своим мыслям. Но лишь надрывно закашлял. Впрочем, смеяться-то нечего. Когда наверху поймут, куда они смылись, то… То всё, конец. Тогда перекроют все выходы на поверхность. И… тогда им не уйти. Им троим не уйти. Потому что только Гера знает тайный лаз, который не значится в инженерных планах.


И значит — нужно ползти. Нужно догнать этого рыцаря подземелья. Во что бы то ни стало.


Витёк начал что-то бормотать себе под нос, что-то нечленораздельное, и Руслан в ужасе подумал, что компьютерщик, возможно, свихнулся.


Только чокнутого мне здесь не хватало, думал Руслан. Прошло еще некоторое время, и он почувствовал, что его тело стало неметь, в ушах появился звон. И все поплыло перед глазами. Ещё немного — и я не выдержу, понял Руслан. Ещё немного, и даже у меня сил не останется.


Даже у меня… Как бы в подтверждение его исключительности бормотание впереди прекратилось, а лучик света исчез — фонарь утонул в липкой жиже. Вскоре Руслан наткнулся на Витька. Тот либо потерял сознание, либо задохнулся.


К тому же и раненая затихла, перестала помогать ногами.


— Сволочи… — разлепил Руслан пересохшие губы. — Что же вы делаете, а? Что делаете?


Он выпустил женщину и стал подталкивать Витька. Тело компьютерщика скользило по нечистотам, словно салазки по снегу, однако сам он признаков жизни не подавал.


— Ползи, сволочь, ползи… — цедил сквозь зубы Руслан, подталкивая Витька.


Компьютерщик же даже в бессознательном состоянии не выпускал из рук завёрнутый в целлофан «ноутбук» — вероятно, решил и умереть вместе с ним, с милой сердцу игрушкой.


Руслан наконец оставил Витька в покое и вернулся к раненой. Подхватил её и снова потащил.


Две таких ходки — сначала с Витьком, а потом с бабой, — и капут. Я не лошадь, не вол, уговаривал себя Руслан. Однако ни женщину, ни компьютерщика не бросал. До боли закусив губу, он тащил своих сообщников. Тащил поочередно.


Нет, нужно бросить. Нужно выбираться самому. К чёрту их…


В мыслях было одно, а руки и ноги делали совсем другое, словно тело не повиновалось мозговому центру.


Женщина, Витёк.


Витёк, женщина.


И снова женщина…


В какой-то момент, когда толкал Витька, Руслан вдруг понял, что ничего не видит, кроме черноты, хотя включенный фонарик висел у него на запястье, на шнуре. И он уже не чувствовал запаха. Зато почувствовал удивительную легкость во всем теле, ему казалось, он вот-вот взлетит…


Он уже был на пределе, уже хотел остановиться, сдаться, но вдруг Витёк исчез куда-то, словно его и не было в трубе. И это странное исчезновение несколько оживило угасающее сознание.


Руслан сдавил ладонями виски и снова увидел свет, снова почувствовал запах. Он пополз вперёд, вытянув перед собой руки. И наконец понял, куда делся Витёк.




Опубликовано: 02 июля 2010, 05:27     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор