File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Кен Фоллетт Человек из Санкт-Петербурга

 

Кен Фоллетт Человек из Санкт-Петербурга

Кен Фоллетт Человек из Санкт-Петербурга

Глава 13


Уолден похолодел.



Первая его мысль была о Шарлотте. Она, безусловно, подвергалась опасности, ведь телохранители охраняли Алекса, а ее, кроме слуг, некому было и защитить «Как же я мог оказаться столь неосмотрительным?» – подумал он.



Но и за Алекса он переживал не меньше, ведь молодой человек был ему почти что сыном. Он-то считал, что Алекс в замке Уолденов будет в полной безопасности, но вот теперь туда направляется Феликс с пистолетом или бомбой, чтобы убить его, а, возможно, и Шарлотту тоже и саботировать достигнутое соглашение...



– Какого черта вы не остановили его? – взорвался Уолден.



– Не думаю, что было бы разумно посылать кого либо в одиночку сражаться с нашим приятелем Феликсом, – спокойно возразил Томсон. – Мы ведь видели, что он способен сотворить даже с несколькими полицейскими. Впечатление, что ему плевать на собственную жизнь. Мой человек получил инструкции следить за ним и докладывать.



– Этого недостаточно.



– Знаю, милорд, – перебил его Томсон. Вмешался Черчилль.



– Успокоимся, джентльмены. По крайней мере, мы знаем, куда направляется этот тип. Используя все возможности правительства Его Королевского Величества, мы обязательно схватим преступника. Ваши предложения, Томсон?



– Я уже предпринял ряд мер. Переговорил по телефону с главным констеблем графства. Он пошлет большой наряд полиции на станцию Уолденхолл, чтобы арестовать Феликса, как только тот сойдет с поезда. А тем временем мой человек будет неотступно следовать за ним, чтобы не случилось осечки.



– Так не пойдет, – воспротивился Уолден. – Остановите поезд и арестуйте его прежде, чем он приблизится к моему дому.



– Я обдумывал такой вариант, – сказал Томсон, – но в нем больше минусов, чем плюсов. Гораздо лучше захватить его врасплох, когда он думает, что ему ничего не угрожает.



– Я согласен с этим, – промолвил Черчилль.



– Конечно, ведь речь идет не о вашем доме! – воскликнул Уолден.



– Вам придется предоставить это дело профессионалам, – проговорил Черчилль.



Уолден понял, что ему их не переубедить. Он встал.



– Я немедленно еду в Уолденхолл. Поедете со мной, Томсон?



– Только не сегодня. Я должен арестовать ту женщину Кэллэхэн. Как только мы поймаем Феликса, начнем готовить обвинение, и она может стать нашим главным свидетелем. Я прибуду завтра, чтобы снять допрос с Феликса.



– Не понимаю, откуда у вас такая уверенность? – сердито спросил Уолден.



– На этот раз мы его схватим, – последовал ответ Томсона.



– Могу только уповать на Господа, что вы окажетесь правы.



* * *

Паровоз пыхтел в предвечерних сумерках. Феликс наблюдал, как над английскими полями садилось солнце. В отличие от юнцов путешествие поездом по-прежнему казалось ему чем-то волшебным, он не воспринимал это, как само собой разумеющееся. Полу разутый мальчишка, бродивший когда-то по раскисшим российским дорогам, не мог об этом и мечтать в купе он был один, не считая молодого человека, внимательно читавшего вечерний выпуск «Газеты Полл Молл». У Феликса было приподнятое настроение. Завтра утром он увидится с Шарлоттой. Она будет выглядеть прелестно: верхом, с развевающимися на ветру волосами. Они объединят свои усилия. Она покажет ему комнату Орлова, объяснит, каков его распорядок дня. Она поможет ему раздобыть оружие.



Он понял, что было причиной его воодушевления – ее письмо. Что бы там ни случилось, она теперь была на его стороне. Правда...



Правда он сказал ей, что намеревается похитить Орлова. Всякий раз, когда он вспоминал об этом, он готов был провалиться сквозь землю. Пытался выбросить это из головы, но мысль словно жалила и саднила. «Но делать нечего, – подумал он. – Мне придется подготовить ее к такому повороту. Может быть, признаться, что я ее отец? Какое это будет потрясение для нее».



«Не бросить ли все, исчезнуть и оставить ее в покое? – засомневался он на мгновение. – Нет, и меня и ее ждет другая судьба».



«Какова же будет моя судьба после убийства Орлова? Останусь ли я жив или погибну?» Он затряс головой, будто пытаясь отмахнуться от мысли, как от назойливой мухи. Нельзя предаваться унынию. Ему нужно еще многое обдумать.



«Каким же способом убить Орлова? В доме графа есть оружие: Шарлотта скажет мне, где оно хранится, или же сама принесет пистолет. Если не получится, то на кухне, наверняка, полно ножей. Да и руки у меня имеются»



Он размял пальцы.



«Придется ли мне зайти в дом или Орлов сам выйдет наружу? Следует ли мне убить и Уолдена? В политическом отношении это ничего не даст, но мне бы очень хотелось покончить с ним. Выходит, тут замешано личное – ну и что из этого?» Пред его глазами встала сцена, когда Уолден поймал ту бутылку. «Ни в коем случае нельзя недооценивать этого человека», – сказал он сам себе.



«Я обязан сделать так, чтобы у. Шарлотты было алиби – никто не должен знать, что она помогала мне».



Замедлив ход, поезд начал приближаться к небольшому сельскому полустанку. По карте, которую Феликс изучил на вокзале Ливерпуль, выходило, что Уолденхолл – четвертая остановка после этой.



Его спутник, прочитав, наконец, весь номер «Полл Молл», положил его рядом с собой на сиденье. Решив, что прежде, чем планировать убийство, надо ознакомиться с последними новостями, Феликс обратился к нему:



– Можно взять вашу газету?



Вопрос явно смутил человека. «У англичан не принято разговаривать с посторонними в поезде», – подумал Феликс.



– Пожалуйста, прошу вас, – произнес его спутник.



Феликс понял, что фраза означала согласие. Он взял газету.



– Благодарю.



Он взглянул на заголовки. Его спутник смотрел в окно. Он по-прежнему был словно не в своей тарелке. Лицо его было украшено... как это называлось по-английски... бакенбардами. Вот-вот, то, что было модно во времена детства Феликса.



«Бакенбарды». Тут Феликса как будто пронзило.



«Ты снова хочешь снять ту комнату? Я сдала ее другому – но я мигом его выпровожу – он носит бакенбарды, а я терпеть не могу бакенбарды».



Феликс вспомнил, что этот же человек стоял за ним в очереди у билетной кассы.



Его охватил страх.



Он загородился газетой, чтобы сосед по купе не увидел выражения его лица. Взял себя в руки и начал размышлять. Видимо, что-то из слов Бриджет вызвало у полиции подозрение, и они стали наблюдать за ее домом, причем самым простым способом – под видом жильца поместили в прежнюю комнату Феликса детектива. Этот детектив видел, как Феликс приходил в этот дом, узнал его и проследовал за ним до станции. Стоя за его спиной у кассы, он слышал, как Феликс просил билет до Уолденхолл, и сам взял билет туда же. А затем сел в тот же поезд, что и Феликс.



Нет, не совсем так. Феликс сидел в поезде минут десять до того, как поезд отправился. Человек с бакенбардами вскочил в вагон в самый последний миг. Что он делал за несколько минут до отправления поезда?



Вероятно, звонил по телефону.



Феликс ясно представил себе разговор сыщика по телефону из конторы начальника станции.



– Этот анархист вернулся в дом на Корк-стрит, сэр. Я у него на хвосте.



– Где вы находитесь?



– На вокзале на Ливерпуль-стрит. Он купил билет до Уолденхолла. Сейчас сидит в поезде.



– Поезд уже ушел?



– Осталось еще... семь минут.



– На вокзале есть полицейские?



– Только пара бобби.



– Этого мало... этот тип очень опасен.



– Я могу задержать поезд, пока вы не пришлете сюда подкрепление.



– Наш анархист может что-то заподозрить и удрать. Нет. Продолжайте за ним следить...



А что теперь они предпримут? Либо снимут его с поезда где-нибудь по пути, либо дождутся, пока он сойдет на станции в Уолденхолле.



В любом случае ему надо немедленно покинуть поезд.



Но как быть с этой ищейкой? Его следует оставить в поезде, так, чтобы он не смог поднять тревоги, а у Феликса было бы достаточно времени скрыться.



«Можно его связать, если бы было чем, – подумал Феликс. – Можно ударить так, чтобы он потерял сознание, но для этого нужен какой-нибудь тяжелый предмет под рукой. Можно задушить, но это требует времени, и вдруг кто-нибудь увидит. Можно было бы сбросить с поезда, но мне нужно, чтобы он оставался в вагоне...»



Поезд начал замедлять ход. "Возможно, они уже ждут меня на следующей станции, – соображал Феликс. – Жаль, что я не вооружен. А у сыщика есть пистолет? Не думаю. Можно разбить окно и перерезать ему горло осколком стекла, но сбежится целая толпа.



Я должен сойти с этого поезда".



Вдоль железнодорожного пути виднелось несколько домов. Поезд въезжал в деревушку или крохотный городок. Тормоза заскрежетали, показалась станция. Феликс пристально всматривался, не видны ли полицейские. Платформа казалась пустой. Локомотив дернулся и остановился, весь в клубах дыма.



Из вагонов начали выходить пассажиры. Мимо окна, где расположился Феликс, прошествовало семейство: женщина со шляпной коробкой, высокий мужчина в твидовом костюме и двое маленьких детей.



"Я мог бы сбить сыщика с ног, – думал Феликс, – но голыми руками трудно по-настоящему сильно ударить.



Полиция может подстроить ловушку на следующей станции. Мне обязательно нужно сойти с поезда".



Поезд засвистел.



Феликс поднялся.



Детектив выглядел испуганным.



– В поезде есть туалет? – спросил Феликс.



Сыщик не ожидал такого вопроса.



– Мммм... конечно, должен быть, – промямлил он.



– Благодарю.



«Он не знает, можно ли мне верить», – подумал Феликс.



Он вышел из купе в коридор.



Побежал в конец вагона. Поезд запыхтел и дернулся вперед. Феликс оглянулся назад. Детектив высунул из купе голову. Феликс вошел в туалет и снова вышел. Сыщик продолжал наблюдать. Поезд набрал скорость. Феликс двинулся к двери вагона. Детектив помчался по нему со всех ног.



Повернувшись, Феликс изо все силы ударил его в лицо. Сыщик запнулся. Феликс саданул его в живот. Какая-то женщина закричала. Схватив сыщика за лацканы пальто, Феликс потащил его в туалет. Тот отчаянно сопротивлялся и сумел здорово ткнуть его меж ребер. Поезд продолжал набирать скорость. Взяв обеими руками голову детектива, Феликс шмякнул ее о край раковины. Один раз, другой... Полицейский осел. Феликс бросил его и вышел из кабинки. Прошел к двери, открыл ее. Теперь поезд мчался на порядочной скорости. С другого конца вагона на него смотрела женщина с белым от страха лицом. Феликс прыгнул. Дверь за ним с грохотом закрылась.



Приземлившись, он споткнулся, но удержал равновесие. Поезд уносился прочь, быстрее и быстрее. Феликс направился к выходу из станции.



– Немного поздновато сошли с поезда, – заметил билетный контролер.



Феликс кивнул и протянул ему билет.



– По этому билету вы можете проехать еще три станции, – объяснил контролер.



– В последнюю минуту я передумал.



Внезапно раздался лязг тормозов. Они оба посмотрели на рельсы. Поезд замедлял ход: кто-то, видимо, нажал на аварийный тормоз.



– Эй, что там происходит? – спросил билетер.



Усилием воли Феликс заставил себя небрежно пожать плечами.



– Обыщите меня, если хотите, – бросил он.



Ему хотелось бежать прочь, но это было бы самым худшим из всех возможных действий.



Билетер заколебался, раздираемый подозрением и беспокойством за поезд. Наконец, он произнес:



– Подождите здесь, – и бросился вдоль платформы.



Поезд остановился в паре сотен ярдов от станции. Феликс смотрел, как контролер пробежал платформу и спустился вниз по насыпи.



Огляделся вокруг. Он был один. Быстрым шагом он покинул пределы станции и вошел в городок.



Несколькими минутами позже мимо него к станции пронеслась машина с тремя полицейскими.



На окраине городка Феликс перелез через какую-то изгородь и растянулся в поле пшеницы, дожидаясь темноты.



* * *

Огромный «Ланчестер» с ревом подъехал к замку Уолденов. Весь дом горел огнями. Один полицейский стоял у входа, другой прохаживался по террасе. Причард остановил машину. Полицейский у входа отдал честь. Причард открыл дверцу авто, и Уолден вышел.



Из дома выплыла миссис Брейтуотер, экономка.



– Добрый вечер, милорд.



– Добрый вечер, миссис Брейтуотер. Дома есть кто?



– В гостиной сэр Артур и князь Орлов.



Уолден кивнул, и они вместе вошли в дом. Сэр Артур Лэнгли был главным констеблем и старинным школьным приятелем Уолдена.



– Вы ужинали, милорд? – спросила экономка.



– Нет.



– Может быть, подать пирог с дичью и бутылку бургундского?



– На ваше усмотрение.



– Хорошо, милорд.



Миссис Брейтуотер удалилась, а Уолден прошел в гостиную. Алекс и сэр Артур стояли у камина с рюмками бренди в руках. Оба были в вечерних костюмах.



– Привет, Стивен. Как поживаешь? – спросил сэр Артур.



Уолден пожал ему руку.



– Так вы поймали того анархиста?



– Боюсь, он ускользнул от нас...



– Проклятье! – воскликнул Уолден. – Этого я и опасался! Но никто меня не слушал.



Взяв себя в руки, он пожал руку Алексу.



– Не знаю, что и сказать тебе, мой мальчик, ты, наверное, считаешь нас круглыми идиотами.



Он вновь обратился к сэру Артуру.



– Что, черт возьми, там произошло?



– Феликс спрыгнул с поезда в Тингли.



– Где же был хваленый детектив Томсона?



– В туалете с проломленной головой.



– Превосходно, – с горечью проговорил Уолден. Он тяжело опустился в кресло.



– К тому времени, когда оповестили городскую полицию, Феликс словно растворился.



– Вы понимаете, что сейчас он направляется прямиком сюда?



– Да, конечно, – успокаивающе произнес сэр Артур.



– Следует проинструктировать ваших людей, что, когда они его снова увидят, пусть стреляют.



– Теоретически, хорошо бы, но ведь у них нет оружия.



– Черт побери, им давно бы пора иметь его!



– Я согласен с вами, но общественное мнение...



– Лучше сначала расскажите мне, что вы предпринимаете.



– Хорошо. Пятеро патрульных контролируют дороги между нашей станцией и Тингли.



– В темноте они не смогут его разглядеть. – Может быть, и не смогут, но, по крайней мере, их присутствие заставит его несколько умерить пыл.



– Сомневаюсь. Что еще?



– Я поручил констеблю и сержанту охранять ваш дом.



– Я видел их.



– Их будут сменять каждые восемь часов, днем и ночью. Князя уже охраняют два телохранителя из спец подразделения полиции, а к вечеру Томсон пришлет еще четверых – они приедут на машине. Будут дежурить по двенадцать часов, так что рядом с Алексом все время будет по три человека. Мои люди не вооружены, но у агентов Томсона имеются револьверы. Мой совет – пока Феликс не пойман, князь Орлов должен находиться в своей комнате и не выходить оттуда. Еду ему будут приносить телохранители.



– Я так и сделаю, – сказал Алекс.



Уолден взглянул на него. Тот был бледен, но спокоен. «Он очень мужественный человек, – подумал Уолден. – Будь я на его месте, я бы уже рвал и метал из-за безрукости британской полиции».



Вслух Уолден сказал:



– Считаю, нескольких телохранителей совершенно недостаточно. Нам понадобится целая армия.



– К завтрашнему утру она у нас будет, – объяснил сэр Артур. – В девять часов начнем прочесывание местности.



– Почему не с рассветом?



– Потому что армию еще нужно собрать. Сюда придет сто пятьдесят человек со всего графства. Большинство из них уже в постели, так что их еще надо разбудить, проинструктировать и прислать сюда.



Вошла миссис Брейтуотер с подносом. На нем красовались пирог с дичью, полкурицы, блюдо картофельного салата, булочки, холодные колбаски, ломтики помидор, сыр чеддер, набор соусов и фрукты. За экономкой следовал лакей с бутылкой вина, кувшинчиком молока, кофейником, блюдом мороженого, яблочным тортом и половиной шоколадного кекса.



– Бургундское еще не настоялось, милорд. Перелить его в графин?



– Да, пожалуйста.



Лакей завозился у маленького сервировочного столика. Уолден был голоден, но слишком возбужден, чтобы приступить к еде. «Наверно, я и уснуть не смогу», – подумал он.



Алекс налил себе еще бренди. «Он постоянно пьет», – понял Уолден. Движения Алекса были сосредоточенными и почти механическими, видимо он изо всех сил старался сохранить самообладание.



– Где Шарлотта? – вдруг заволновался Уолден.



– Пошла спать, – ответил Алекс.



– Пока все это не кончится, она не должна выходить из дома.



– Пойти сказать ей, милорд? – спросила миссис Брейтуотер.



– Нет, не стоит ее будить. Я увижусь с ней за завтраком.



С этими словами Уолден отпил вина, надеясь, что оно как-то снимет напряжение.



– Мы могли бы еще раз перевезти тебя в другое место, если тебе этого хочется, Алекс.



Алекс через силу улыбнулся.



– Не вижу в этом большого смысла. Феликс все равно отыщет меня. Мне лучше всего скрыться в своей комнате, как можно быстрее подписать договор и уехать домой.



Уолден согласно кивнул. Слуги вышли из гостиной.



– Стивен, тут еще такое дело... – смущенно проговорил сэр Артур. – Я хочу сказать, встает вопрос, почему Феликс вдруг помчался поездом в Уолденхолл.



Уолдену, охваченному паникой, даже не пришло в голову задуматься об этом раньше.



– Да, действительно. Боже милостивый, как же он об этом узнал?



– Насколько я знаю, о местопребывании князя Орлова было известно лишь двум группам людей: работникам посольства, получавшим и передававшим телеграммы и вашим домочадцам.



– Среди моих слуг есть предатель? – недоверчиво спросил Уолден.



Сама мысль об этом ужаснула его.



– Да, – несколько неуверенно ответил сэр Артур – Либо, что вероятнее, среди членов вашей семьи.



* * *

Званый ужин, устроенный Лидией обернулся полной катастрофой. В отсутствие Стивена роль хозяина дома исполнял его брат Джордж, и из-за этого число гостей оказалось нечетным. Но главной бедой было то, что мучимая беспокойством Лидия с трудом могла поддерживать беседу и уж никак не блистала. Все гости, за исключением самых доброжелательных, справлялись о Шарлотте, прекрасно зная, что она попала в немилость. Лидия отвечала, что дочь просто уехала на несколько дней отдохнуть в деревню. Она механически произносила какие-то слова, не сознавая, что именно говорит. В мозгу ее роились кошмары: вот арестовывают Феликса, стреляют в Стивена, вот Феликса избивают до смерти, вот Стивен весь в крови; Феликс скрывается, умирает Стивен. Она жаждала поделиться с кем-нибудь своими переживаниями, но с гостями могла обсуждать лишь вчерашний бал, предстоящую регату, ситуацию на Балканах или бюджет, предложенный Ллойд Джорджем.



К счастью гости не задерживались: они спешили на бал, на очередной прием, на концерт. Когда все разошлись, Лидия прошла в холл к телефону. Со Стивеном она связаться не могла, так как в Уолденхолле телефона еще не было. Так что пришлось звонить в дом Черчилля на Экклстон-Сквер. Хозяина дома не оказалось. Позвонила в Адмиралтейство и Национальный клуб либеральной партии – снова безуспешно. Но ей необходимо было знать, что же произошло. Тут она вспомнила о Безиле Томсоне и позвонила в Скотланд-Ярд. Томсон все еще находился на работе.



– Добрый вечер, леди Уолден, – сказал он.



«Люди будут со мной вежливы!» – подумала Лидия.



– Что нового? – спросила она.



– Боюсь, новости плохие. Наш приятель Феликс снова ускользнул от нас.



Лидия почувствовала огромное облегчение.



– Благодарю вас... благодарю, – с трудом выговорила она.



– Не думаю, что вам следует особенно беспокоиться, – продолжал Томсон. – Князя Орлова хорошо охраняют.



Краска стыда залила лицо Лидии: она так обрадовалась тому, что с Феликсом все в порядке, что на мгновение забыла об Алексе и Стивене.



– Я... я постараюсь не волноваться, – сказала она. – Спокойной ночи.



– Спокойной ночи, леди Уолден.



Она повесила трубку.



Пошла наверх и вызвала горничную, чтобы та помогла ей расшнуровать корсет. В голове у нее был сумбур. Неопределенность сохранялась; все, кого она любила, по-прежнему подвергались опасности. Как долго эта будет продолжаться? Она была уверена, что Феликс не отступится от своего плана, пока его не поймают.



Пришла горничная и помогла ей раздеться. Лидия знала, что некоторые дамы поверяли горничным свои секреты. Но только не она. Однажды в Петербурге она сделала это...



Она решила сесть за письмо к сестре, так как ложиться спать было еще рано. Попросила горничную принести ей из утренней комнаты почтовую бумагу. Набросила накидку и села у окна, глядя в темноту парка. Приближалась ночь. Три месяца не было дождей, но в последние несколько дней погода резко изменилась. Похоже, скоро начнутся грозы.



Горничная принесла бумагу, ручки, чернила и конверты. Взяв листок бумаги, Лидия написала: «Дорогая Татьяна...»



Она не знала, как начать. "Как я могу объяснить поведение Шарлотты, если не понимаю саму себя? – думала она. – И я не решаюсь ничего написать о Феликсе, так как Татьяна может рассказать царю, а если царь узнает, что Алекс чудом избежал гибели...



Феликс такой ловкий. Как ему удалось узнать, где скрывается Алекс? Мы даже Шарлотте об этом не сказали!



Шарлотта".



Лидия похолодела.



Шарлотта?



От волнения она встала, и у нее вырвался крик:



– О, нет!



«Около сорока лет, в твидовой кепке».



Чувство обреченности и ужаса охватило Лидию. Словно она погрузилась в кошмарный сон, в котором происходит то, чего человек больше всего страшится: под тобой рушится лестница, ребенок попадает под колеса, гибнет любимый человек.



Она закрыла лицо руками. Голова у нее кружилась.



"Я должна все обдумать, я должна попытаться думать. Боже, помоги мне сосредоточиться.



Шарлотта встречалась с мужчиной в Национальной Галерее. В тот же вечер она спросила меня, где находится Алекс. Я ей не сказала. Возможно, она спрашивала и Стивена тоже: но он бы ей не сказал. Затем ее отослали в Уолденхолл, и естественно она обнаружила, что Алекс скрывается там. А спустя два дня в Уолденхолл отправляется Феликс. Хоть бы это был сон, – молилась она. – Боже, сделай так, чтобы я проснулась сейчас в своей постели и наступило бы утро".



Но это не был сон. Феликс был тем человеком в твидовой кепке. Шарлотта встретила своего отца. Они держались за руки.



Ужас, ужас.



Сказал ли Феликс Шарлотте всю правду? Раскрыл ли он тайну, хранившуюся девятнадцать лет? Произнес ли слова: «Я твой отец?» Знал ли он сам об этом? Конечно, знал. Иначе, зачем бы она... помогала ему?



"Моя дочь вместе с анархистом замышляет убийство.



Она помогает ему.



Что же делать? Надо предупредить Стивена? Но как же это устроить, не признаваясь, что не он настоящий отец Шарлотты? Мне надо что-то придумать".



Она вновь позвонила горничной. «Я должна найти способ положить конец всему этому, – размышляла она. – Не знаю, как, но что-то же необходимо делать».



Когда появилась горничная, Лидия распорядилась:



– Упакуй мой чемодан. Утром я уезжаю в Уолденхолл.



* * *

Когда стемнело, Феликс двинулся через поле. Ночь была теплой, сырой и черной: густые облака скрывали звезды и луну. Шел он медленно, почти ничего не видя перед собой. Добравшись до железной дороги, повернул к северу.



Вдоль рельс он мог идти немного быстрее, так как от них шел слабый свет, да к тому же он знал, что препятствий здесь не встретит. Он проходил через темные станционные постройки мимо пустынных платформ. Слышал шуршание крыс в безлюдных залах ожидания. Крыс он не боялся: когда-то ему приходилось убивать их и питаться ими. Названия станций были отштампованы на металлических табличках, и Феликс прочитывал их на ощупь. Добравшись до Уолденхолла, он вспомнил указания Шарлотты: дом находился в трех милях от деревни, если идти по северной дороге. Железнодорожная ветка шла примерно на северо-восток. Он прошел вдоль нее еще милю, считая шаги. Досчитав до тысячи шестисот, он вдруг наткнулся на кого-то.



Человек удивленно вскрикнул и Феликс схватил его за горло.



От мужчины исходил сильнейший запах пива. Феликс понял, что это всего лишь пьянчужка, возвращающийся домой, и ослабил хватку.



– Не бойся, – заплетающимся языком произнес человек.



– Да, ладно, – сказал Феликс и отпустил его.



– Я иду по шпалам, чтобы не заблудиться.



– Ну, топай дальше.



Человек двинулся в путь. Не успев отойти, добавил:



– Не вздумай спать на рельсах – в четыре проходит молоковоз.



Феликс ничего не ответил, и пьяница заковылял прочь.



Феликс ощутил отвращение к самому себе, ведь мог так и убить человека. Он становился уж слишком нервным. Слава Богу, не убил. Но так не годится.



Он решил отыскать дорогу. Сошел с полотна, споткнулся, а затем напоролся на легкую проволочную изгородь. Секунду подождал. Что же такое перед ним? Поле? Чей-то огород? Площадка для гольфа? Но сельская ночь так темна, а до ближайшего уличного фонаря миль сто. Вдруг он услышал какой-то шум, перед глазами мелькнуло что-то белое. Наклонившись, он отыскал на земле камешек и метнул его в тот белый предмет. Послышалось ржание и топот копыт уносившейся галопом лошади.



Феликс прислушался. Будь поблизости собаки, они бы залаяли. Но вокруг было тихо.



Пригибаясь, он пролез сквозь ограду. Медленно прошел по паддоку. Наткнулся на какой-то куст. Снова заржала лошадь, но он ее не видел.



Наткнулся на еще одно проволочное заграждение, пролез сквозь него и уперся в какое-то деревянное строение. Вокруг сразу же заквохтали куры. Залаяла собака. В окне дома зажегся свет. Феликс ничком бросился на землю и затаился. По свету в окне понял, что оказался в маленьком дворике фермы, у курятника. А за домом он увидел дорогу, которую искал. Куры утихли, собака взвыла напоследок, а свет погас. Феликс решился выбираться на дорогу.



Вдоль грунтовой дороги шла сухая канава. А за канавой виднелся лес. Феликс вспомнил: «Слева от дороги вы увидите лес». Значит, он почти у цели.



По петляющему большаку он двинулся к северу, все время прислушиваясь, не идет ли кто. Пройдя милю или более, почувствовал, что слева от него возникла стена. Немного далее располагались ворота, за ними свет.



Оперевшись о железные перекладины ворот, всматривался вдаль. От ворот, видимо, шла длинная подъездная дорожка. На краю ее он смутно различил портик большого дома с колоннами, освещаемый парой фонарей. Перед домом прохаживалась высокая фигура: несомненно, охранник.



'"В этом доме, – думал он, – находится князь Орлов. Интересно, где окно его спальни?"



Вдруг он услышал шум быстро приближающегося автомобиля. Бросился шагов на десять назад и прыгнул в канаву. Через мгновение фары авто осветили стены, оно остановилось у ворот, и кто-то вышел.



Феликс услышал стук. «Видимо там есть сторожка», – понял он. Но в темноте ее не было видно. Окошко открылось, и чей-то голос прокричал: «Кто там?»



Другой голос ответил:



– Полиция, спецотдел Скотланд-Ярда.



– Одну минуту.



Феликс лежал, не двигаясь. Он слышал нетерпеливые шаги вышедшего из машины человека. Наконец, дверь открылась. Залаяла собака, чей-то голос скомандовал:



– Спокойно, Рекс.



Феликс затаил дыхание. Была ли собака на поводке? Учует ли она Феликса? А вдруг подойдет к канаве, найдет его и поднимет лай?



Железные ворота со скрежетом отворились. Собака залаяла снова.



Тот же голос произнес:



– Да замолчи же, Рекс!



Дверца машины захлопнулась, и она зашуршала по дорожке. В канаве вновь стало темно.



«Теперь, – подумал Феликс, – если собака и обнаружит меня, я убью ее и привратника тоже и убегу».



Он весь напружинился, готовый вскочить, как только услышит, что собака обнюхивает канаву.



Ворота, скрипнув, закрылись.



Через секунду захлопнулась дверь сторожки.



Только тут Феликс с облегчением вздохнул.





Опубликовано: 15 августа 2010, 12:35     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор