File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Мишель Маркос Властное желание

 

Мишель Маркос Властное желание


Глава 14




Небо над ними просветлело, когда они прибыли в Норвуд. Солтер крепко спал в течение всего путешествия, которое заняло полтора часа. Минне не так повезло. После напряженной бессонной ночи она чувствовала себя совершенно разбитой. Пембертон-Мэнор казался раем, когда он наконец замаячил на горизонте.


Дом был довольно большим, с простым фасадом. Основной достопримечательностью поместья являлись его земли, которые простирались на несколько миль во все стороны. Они проезжали мимо яблоневых и грушевых садов, ферм, где выращивались разнообразные овощи, и лугов с пасущимися на них овцами и крупным рогатым скотом.


Минна попросила Джаспера подъехать к входу для слуг, которые уже не спали, несмотря на ранний час. Она энергично постучала в дверь, и ей открыл озадаченный дворецкий.


— Доброе утро. Меня зовут Минна Холлидей. Я подруга мистера Солтера Лэмбрика. Он ранен. Можем мы войти?


Дворецкий Форбиш тотчас послал двух лакеев, чтобы те осторожно перенесли Солтера в гостевую комнату. Минна подробно рассказала, что произошло, — как Солтера застала врасплох банда громил, проникших в его дом. Но при этом она ни словом не обмолвилась о драгоценностях.


Лакеи и служанки быстро прибрались в его комнате и нагрели ее, за что Минна была им благодарна. Они шепотом обменивались мнениями относительно состояния Солтера, явно встревоженные, и старались сделать все для его удобства.


Когда служанки одна за другой покинули комнату, Минна взглянула на спящего Солтера, лежавшего в чистой постели. Осознав, что он наконец в безопасности, она вдруг ощутила невероятную слабость.


— С вами все в порядке, мисс?


Минна посмотрела на юную служанку остекленевшим взглядом.


— Да, я в порядке, — ответила она автоматически.


— Вы выглядите совсем обессиленной. Мы найдем вам постель. Вы можете поспать с Харриет. Одна сторона ее кровати свободна.


Минна с трудом воспринимала слова девушки, не понимая их логики. Затем она осознала, что все еще одета, как официантка бара. Поэтому девушка решила, что она служанка Солтера, и предлагала ей поспать в помещении для слуг.


— Нет, спасибо. Я должна последить за мистером Лэмбриком.


— Мы о нем позаботимся, — мягко сказала служанка. — Вам необходимо отдохнуть.


— Нет, я его не оставлю. Позвольте мне немного подремать здесь, в кресле. Я быстро приду в себя.


Служанка неуверенно посмотрела на нее:


— Хорошо, мисс. Я принесу вам одеяло.


Солнце уже ярко светило за шторами. Солтер по-прежнему крепко спал, и в комнате было тихо. Минна Села в обитое бархатом кресло, довольная, что больше не испытывает тряски в деревянной повозке, и через мгновение уснула.


Зазвучали голоса, которые Минна спросонья не могла разобрать. Она решила проигнорировать их и сосредоточиться на своем сне.


Однако голоса оказались реальными. Кто-то находился в комнате.


Она инстинктивно вскочила с кресла с еще затуманенным после сна сознанием, но готовая защищать Солтера. Ее импульсивная реакция напугала пожилую пару, стоявшую в изножье кровати Солтера, и они отпрянули, увидев ее агрессивную позу.


Наконец до ее сознания дошло, что это лорд и леди, хозяева этого дома.


— Прошу прощения. Я думала, что это… кто-то другой.


Женщина отняла руку от своей груди.


— Кто вы?


Минна потерла руками лицо.


— Меня зовут Вильгельмина Холлидей. Я подруга мистера Лэмбрика. Он ранен.


Крепкий красивый мужчина с сединой на висках сказал:


— Форбиш сообщил нам, что Солтера избили, что вы нашли его в ужасном состоянии и оказали ему помощь. Это правда?


— Совершенно верно. Мне сказали, что он может найти здесь убежище и возможность восстановить свои силы. Надеюсь, это так?


— Конечно, моя дорогая. Солтер — сын одного из моих самых преданных слуг. Мы будем рады позаботиться о нем.


— Спасибо. Теперь я спокойна. Я не знала, как еще ему помочь.


— Вы все сделали правильно, — сказала леди Солтайр; ее породистое лицо излучало радушие. — Дорогая, может быть, нам следует послать за врачом? Он все еще без сознания.


— Нет, — сказала Минна. — Он просто спит. Врач, который обследовал его в Лондоне, дал ему снотворное. Благодаря этому я смогла доставить его сюда так, чтобы он не почувствовал боли.


Лорд Солтайр усмехнулся:


— Все ясно. Потребовалось усыпить его, чтобы он в конце концов навестил нас.


Его жена согласно кивнула.


Минна почувствовала себя неловко от того, что каким-то образом подвела Солтера.


— Его кости целы, — сообщила она, — но все ребра в кровоподтеках. Ему трудно двигаться. И дышать тоже тяжело.


— Бедняга, — сказала леди Солтайр, наморщив прекрасный лоб.


Несмотря на свои годы, это была очень красивая женщина. Ее высокие скулы и томный взгляд придавали ей благородный вид. Все это в сочетании с изящными плечами и превосходной осанкой создавало впечатление, что она была бы прекрасной моделью для художника.


— Скажите, схватили мерзавцев, которые напали на него? — спросил лорд Солтайр.


Минна покачала головой:


— Солтер даже не знает, кто они.


— Хм. Ну, кто бы они ни были, они знали, что делают. Избив Солтера, они нанесли урон полиции. Я готов послать моих людей, чтобы они нашли этих негодяев.


Леди Солтайр коснулась руки мужа.


— Пусть Солтер сначала поправится, прежде чем мы займемся поисками напавших на него людей. А пока, моя дорогая, — сказала она, обращаясь к Минне, — почему бы вам не отдохнуть еще немного? Я уверена, Форбиш найдет для вас более подходящее место, где можно поспать. А тем временем Селеста подежурит возле Солтера.


— Нет, спасибо, — сказала Минна, неуверенная, что горничная сможет сделать все, что ему потребуется. — Я хотела бы находиться здесь, когда он проснется.


— Как пожелаете, — сказала леди Солтайр с улыбкой.


Когда супруги ушли, Минна порадовалась, что нашла подходящее место для выздоровления Солтера. Лорд и леди Солтайр оказались великодушными и внимательными людьми, хотя немного отчужденными. Впрочем, этого следовало ожидать, подумала она. Ведь Солтер прежде всего был только сыном слуги.


Минна осторожно присела на кровать и посмотрела на него. Он был очень красив, несмотря на синяк на щеке, распухшие бровь и губу, и запекшуюся кровь на ссадинах. Он повел себя как настоящий рыцарь, когда помог ей вновь обрести уверенность в себе после оскорбления, нанесенного Андервудом. Он отличается принципиальностью и благородством, потому что не может допустить, чтобы убийца оставался ненаказанным. Он обладает удивительным умом и проницательностью. Он смелый и сильный, если сражался с четырьмя нападавшими. Он очень привлекательный мужчина.


И кажется, он любит ее. В его присутствии она чувствует себя настоящей женщиной и уже не может представить себе мир без него. Минна слегка провела пальцами по его рукам с опухшими суставами. Эти руки своими прикосновениями воплощали в жизнь ее эротические фантазии. При всем этом она ощущала еще и духовную близость с ним.


В этот момент она дала себе клятву, что станет достойной его женщиной, чего бы ей это ни стоило.


Внезапно дверь открылась, и в комнату поспешно вошла молодая женщина. Она обладала такой же элегантной красотой, что и хозяйка дома, только была моложе и свежее. Ее волосы с шелковистыми светло-рыжими локонами были уложены в безукоризненную прическу. На ней было очаровательное светло-желтое утреннее платье с белыми цветочками и белым поясом, подчеркивающим ее высокую тонкую талию.


— Что вы делаете?


Минна была удивлена этим вопросом. Она ничего не делала, кроме того, что сидела рядом с Солтером. Она посмотрела вниз и обнаружила, что гладит его руку, безвольно лежавшую на ее колене.


— Ничего.


— Я буду вам очень признательна, если вы действительно не будете ничего здесь делать, — сказала женщина с раздражением, указывая Минне на кресло.


Не желая причинять беспокойство хозяевам, Минна села в кресло.


— Благодарю вас. — Женщина подошла к кровати Солтера и посмотрела на него. Ее красивое лицо исказилось от ужаса. — Он выглядит так, словно по нему пробежал табун лошадей.


Минна кивнула:


— Похоже на то. Эти люди безжалостно избили его.


Женщина поморщилась, словно от неприятного запаха.


— Как он себя чувствует?


— Он испытывает сильную боль, хотя не признается в этом. Потребуется некоторое время для его полного выздоровления.


— Когда его лицо вернется в нормальное состояние?


— Лицо?


— Да, его лицо. Я не могу смотреть на него такого. Он выглядит ужасно. Врач сказал, когда опять навестит его?


Минна была удивлена. Ей тоже не нравилось состояние Солтера, но она понимала, чем оно вызвано и как он страдает при этом.


— Полагаю, в ближайшее время.


Лицо леди приняло еще более неприязненное выражение.


— Не могли бы вы умыть его?


Минну охватило негодование.


— Вам следовало бы знать, что синяки не смываются водой.


— Попридержи язык! — властно сказала молодая леди. — Кто ты такая?


Ее высокомерный тон нисколько не смутил Минну.


— Меня зовут Минна. Я подруга Солтера. А вы кто?


— Какая наглость! Я леди Селеста. Невеста Солтера. Невеста.


Это слово поразило Минну, как удар в живот. Она пришла в полное замешательство. Ни оскорбительные выпады, ни уничижительные замечания не могли ранить ее сильнее, чем это слово.


— Его… неве… — Она не могла даже повторить его. Произнесенное вслух, оно могло лишь усилить боль в сердце. — Солтер никогда не говорил мне, что обручен.


— По-видимому, вы не такая уж близкая подруга.


По-видимому, нет. Внезапно Минна почувствовала себя законченной дурой. Игрушкой в его руках. Мадам была права: Солтер завладел ее сердцем благодаря одному лишь поцелую. Она считала это достойной ценой, потому что очень высоко ценила этот поцелуй. Но для него он был равноценен мелкой монете, которую он мог легко бросить нищему. То, что действительно было дорого для него, находилось здесь. И это была другая женщина.


Минна была потрясена, но она не могла позволить Селесте увидеть ее разочарование.


— Я не помню, чтобы он упоминал о вас. Впрочем, — добавила она, — я тоже ничего не говорила ему о своем женихе. Ну, теперь, кажется, все выяснилось. Думаю, вы сможете позаботиться о нем. А я, пожалуй, пойду на свежий воздух.


Минна поспешно вышла, прежде чем ее глаза затуманились от слез.


Казалось, он был погружен в липкую патоку. Он пытался выбраться из нее, но тело не слушалось. До его сознания доносились неясные знакомые голоса, однако он не мог сопоставить их с лицами.


— …положите эти вещи на кровать. Если мне предстоит находиться здесь, то я должна выглядеть наилучшим образом.


В его сознании возникла тревога, но тело оставалось неподвижным. Он крикнул бы, если бы мог открыть рот. В следующий момент ноги ощутили легкое давление.


— Эта ткань слишком темная. Можно подумать, будто я в трауре. Эта прекрасно подходит к туфлям, но эти загогулины отвратительны.


Все это было лишено логической связи. Казалось, его сознание представляло собой разрушенную мозаику, которая теперь постепенно складывалась в единое целое.


— Кажется, он проснулся. Уходите быстро все отсюда.


Солтер застонал, постепенно возвращаясь к реальности. Он открыл глаза и увидел потрясающе красивое лицо.


— Селеста? — пробормотал он.


— Да, мой милый?


— Что ты… что ты делаешь здесь, в Лондоне? — Он оглядел комнату. — Подожди… где я нахожусь?


— Ты в Пембертон-Мэноре. Мы заботимся о тебе, дорогой.


Какие-то части пазла все-таки никак не стыковались.


— Как я здесь оказался?


— Не важно. Главное — ты теперь в безопасности.


Слишком много вопросов теснилось в его голове. Он сделал глубокий вздох, и его тело пронизала боль. Он стиснул зубы, вспомнив события, которые привели его в такое состояние. Это не был кошмарный сон. С огромным трудом он приподнялся и сел. Каждая травма давала о себе знать, живо напоминая о полученных ударах. Утром после драки всегда бывало хуже всего.


— Где Минна?


— Кто? — переспросила Селеста.


— Минна, — повторил Солтер, не зная, как еще пояснить.


Селеста поджала свои полные губы:


— Не знаю.


Солтер осторожно откинул одеяло:


— Я должен ее найти.


— Тебе нельзя двигаться. Не стоит думать об этой служанке. Не беспокойся, она где-то здесь, в доме. Где ты ее откопал?


Солтер облегченно вздохнул. Значит, она тоже в безопасности. Однако его физические усилия вызвали другую настоятельную потребность.


— Селеста, подай мне ночной горшок.


Ее зеленые глаза расширились.


— О Боже! Я сейчас позову служанку.


Он застонал.


— Я не могу терпеть. Дай мне скорее горшок.


— Дорогой, я не могу прикоснуться к нему. Подожди. Я пришлю к тебе лакея.


Селеста выбежала из комнаты, оставив его страдать.


Не желая опозориться, Солтер соскользнул с кровати и опустился на пол, на все четыре конечности. Боль в боку была мучительной, но он должен достать из-под кровати горшок, пока не поздно. Хотя его руки были воспалены, он поспешно расстегнул пуговицы на своих штанах. Облегчившись, Солтер почувствовал себя гораздо лучше.


Затем он оглядел комнату. Он никогда не был прежде в гостевых комнатах поместья. Его мать была служанкой ее светлости до того, как вышла замуж за его отца, который служил конюхом в конюшне его светлости. Когда у них появились дети, мать посвятила себя заботам о семье и ведению хозяйства в их коттедже на окраине поместья. Однако Солтера не допускали в дом, пока Селеста не обратила на него внимание.


Селеста.


Боль усилилась, когда он попытался снова лечь в кровать. Селеста была красивой, как ее мать. Когда она появлялась с ним в городе, все считали его счастливчиком. И Солтер почитал за честь, когда она приходила в загон полюбоваться им, в то время как он помогал отцу ухаживать за лошадьми. Лорд и леди это не одобряли. В конце концов ее постоянное внимание к нему чуть не стоило его отцу работы. Однако родители Селесты вскоре поняли, что она уделяет столько внимания слуге только для того, чтобы им досадить. Селесте была противна мысль о «подходящем браке» с богатыми, но непривлекательными джентльменами, которые ухаживали за ней, когда она достигла соответствующего возраста. Солтер однажды пожалел Селесту за то, что мужчины слетаются на ее красоту, как мухи на мед, так что она устала их отгонять. Но, сделав выбор, она стала использовать свою красоту как оружие для достижения своей цели, и это разочаровало Солтера.


Селеста никогда по-настоящему не любила его. Она хотела его, подобно тому, как избалованный ребенок, увидев яркую игрушку, начинает требовать, чтобы ему ее купили. Он был единственным мужчиной, который не пытался за ней ухаживать, и это еще больше укрепляло ее в стремлении завладеть им. После того как он женился на Веронике, Селеста ужасно огорчилась и замкнулась, игнорируя внимание мужчин. Когда она стала старше, ее родители встревожились, так как она упорно не хотела выходить замуж, хотя нельзя сказать, что не было хороших предложений. Несмотря на то что ей хотелось наслаждаться в брачной постели с красивым мужчиной, она отказывалась отдавать кому-либо свою руку и сердце. В настоящее время родители Селесты были готовы отдать ее замуж за кого угодно, будь то дворянин или нет, так как ей уже исполнилось тридцать лет. Поскольку Селеста хотела только Солтера, они просили его сделать ей предложение.


Их доводы были весьма убедительными. Во-первых, он с самого начала был предметом ее обожания. Во-вторых, она все еще любила его. В-третьих, он унаследует все их состояние как муж их единственной дочери. Однако Солтер не имел намерения вступать в брак со столь же ненадежной женщиной, как и его первая жена. Он смирился со смертью Вероники, но не с ее предательством. Когда лорд и леди Солтайр поняли, что он не примет их предложения, они решили пустить в ход козырную карту — его отца.


Томас Лэмбрик служил этой семье в течение сорока лет и стал опытным специалистом по части объездки и разведения лошадей. Он оставался наемным работником в семье Солтайров, пока его пораженные артритом руки и больная спина не лишили его возможности продолжать работать. Но лорд и леди Солтайр не уволили Томаса и позволили жить в коттедже бесплатно, позаботившись о его содержании, включая сиделку, которая за ним ухаживала. Они очень тонко напомнили Солтеру о своем великодушии по отношению к его больному отцу и дали понять, что Солтер обязан им за их доброту. Если они взяли на себя заботу о его отце, то он должен чем-то им отплатить.


Все это было почти год назад. Селеста осталась в поместье готовиться к свадьбе, а Солтер вернулся в Лондон к своим обязанностям, начальника отделения полиции.


Его взгляд случайно натолкнулся на багаж в углу. Один чемодан принадлежал ему, другой — Минне.


Минна.


Как и Селеста, она была полна противоречий. Но Минна резко отличалась от Селесты. Она считала себя некрасивой, хотя это далеко не так. У нее очень выразительные глаза, в которых отражались все ее чувства. Она ошибочно полагала, что пренебрежение мужчин связано с тем, что она нехороша собой, хотя дело было совсем не в этом. Вовсе не некрасивая внешность являлась причиной одиночества Минны. Ее одолевал страх. Она боялась быть не такой, как все, и старалась походить на других женщин, забывая о собственных достоинствах.


К тому же Минна была парадоксальной женщиной, знающей все о сексе и любовных отношениях и в то же время не имеющей в этом никакого опыта. Все равно что знать рецепт приготовления какого-нибудь замысловатого блюда, но никогда не пробовать его приготовить. Такое сочетание невинности и осведомленности притягивало его к ней. Он невольно подумал: что будет, когда она наконец пересечет границу между теорией и практикой? Вероятно, она должна быть великолепной любовницей.


Для другого мужчины, подумал он, раздраженный приступом ревности. Солтер потер руками лицо, чтобы избавиться от этих мыслей, и боль тут же напомнила о побоях, которые он получил. Эти синяки должны скоро сойти, но душевная боль останется. Он чувствовал ее каждый раз, когда думал о Селесте. И сейчас, находясь в этой комнате, он особенно мучительно воспринимал сложившуюся ситуацию. С огромным усилием Солтер натянул сапоги и без сюртука вышел из комнаты, решив отправиться на поиски Минны.


Он нетвердой походкой шел по коридорам особняка, останавливая слуг, чтобы спросить о ней. Они или не знали, кто она такая, или не знали об ее местонахождении. Тогда он остановился и решил воспользоваться навыком, приобретенным за время работы в полиции. Многие преступники были пойманы им благодаря тому, что он старался поставить себя на их место и, учитывая их характер и привычки, определял, как они могут поступить в той или иной ситуации. Итак, если бы он был Минной, куда бы он пошел?


Она, несомненно, захочет уединиться, а в доме слишком много людей. Значит, надо искать ее вне дома.


В задней части и мелась дверь, ведущая в сад. Солтер вышел на просторную террасу и направился по каменным ступенькам в дальний конец сада. Он не нашел Минну среди густой зелени самшитовых кустов, однако по всем четырем сторонам сада были проложены увитые плющом крытые дорожки. Солтер определил, на какой стороне самая густая тень, и двинулся в том направлении.


Там, на скамейке, он увидел Минну, которая, сложив руки на груди, смотрела вдаль.


— Кажется, ты меня чем-то отравила, — сказал он.


Минна удивленно повернула голову в его сторону.


— Бренди, которое ты дала мне прошлым вечером, лишило меня сознания. В нем была настойка опия?


— Я не знаю. Мистер Хэвлок дал мне это лекарство. Тебе следует находиться в постели.


Солтер, прихрамывая, подошел к скамье и сел рядом с Минной.


— Ты продолжаешь мной распоряжаться? Если ты хочешь, чтобы я оставался в постели, ляг со мной.


Его шутливое предложение не вызвало ответа, которого он ожидал. Минна опустила голову.


— А! Должно быть, ты познакомилась с Селестой.


Это имя, произнесенное Солтером, заставило Минну вздрогнуть. Она медленно подняла голову и встретилась с ним взглядом.


— Оказывается, ты помолвлен.


— Да.


Больше сказать было нечего. Последовала неловкая пауза.


— Поздравляю.


Он тяжело вздохнул:


— Лучше бы ты не привозила меня сюда, Минна. Я хотел бы принимать другие поздравления. Я хотел бы…


— Мистер Хэвлок дал мне также это лекарство для тебя, — сказала она, доставая бутылочку из кармана своего платья.


— Минна…


— Он сказал, чтобы я смазала этим средством твои синяки, как только ты проснешься.


Она извлекла из кармана тряпочку.


— Минна, перестань. Я хочу поговорить с тобой.


— Не беспокойся. Это не снотворное. Один американский коллега мистера Хэвлока привез эту настойку в Англию. Это лещина виргинская, которая, по его словам, является прекрасным средством для лечения синяков и ссадин.


Она приложила Смоченную темной жидкостью тряпочку к его подбородку. Солтер вздохнул и посмотрел на нее с задумчивым видом:


— Странное ощущение.


Минна убрала тряпочку.


— Чувствуется жжение?


— Нет, я имею в виду твое ухаживание за мной здесь. — Он смотрел на нее, в то время как она продолжала протирать жидкостью синяки на его лице, избегая его взгляда. — Как хорошо иметь такую помощницу.


Помощница. Так вот, значит, кем она была для него. Минна с трудом сдержала слезы гнева и обиды.


— Постарайся больше не ввязываться в драку. Я не знаю, смогу ли помочь тебе в следующий раз, после того как ты меня обманул.


— Я никогда не обманывал тебя.


— Разве я не говорила тебе, что с моей стороны будет большой ошибкой, если я в тебя влюблюсь? Почему ты тогда не сказал мне о Селесте? А я скажу почему. Потому что ты хотел, чтобы я помогла тебе в деле об убийстве. Ты добился своего, и теперь я тебе больше не нужна.


— Минна, не говори так. Ты мне очень нужна.


— Ха! Как льву нужна добыча.


Она попыталась подняться, но он снова усадил ее на скамью. Проявление его силы удивило Минну. Он взял ее за руки и притянул к себе.


— Я не хочу этого брака с Селестой. И никогда не хотел. Но у меня есть обязательство перед ее семьей, и я должен выполнить его. Но я не позволю тебе обвинять меня в том, что я общался с тобой только ради своей выгоды. Я никогда не хотел тебя обидеть.


Выступившие слезы жгли ее глаза.


— Ты заставил меня поверить… я думала, что ты…


— Я сожалею, что ты поняла мое отношение к тебе таким образом. Просто я очень беспокоился о тебе.


Такой холодный ответ вызвал у нее раздражение.


— О, все мужчины одинаковы! Полагаю, для вас не имеет значения, скольким женщинам вы говорите подобные слова. Чем больше женщин волочится за вами, тем лучше. Я не хочу быть одной из твоих поклонниц. Я оставляю тебя с твоей замечательной Селестой.


Минна снова попыталась встать, но он опять удержал ее.


— Минни, я вовсе не считаю ее замечательной…


Он выпустил ее руки и провел ладонью по ее щеке, от чего у нее перехватило дыхание.


— Не надо, — сказала она.


— Почему?


Правдивый ответ вырвался у нее помимо воли.


— Потому что мне это нравится.


Солтер улыбнулся. Он склонил голову и прильнул губами к ее губам. Она хотела воспротивиться, но удивительная нежность его поцелуя смягчила ее реакцию. Ее руки легли на его грудь, но вместо того чтобы оттолкнуть его, она провела пальцами по теплой коже в раскрытом вороте рубашки, ощутив напряженные мышцы. Жесткая щетина вокруг его губ царапала ее мягкие губы, и это напомнило ей, каким восхитительно мужественным он был. Его руки обвились вокруг нее.


«Стоп, — прозвучал непрошеный внутренний голос. — Что ты делаешь? Ведь он собирается жениться на Селесте и скоро забудет тебя. Неужели ты хочешь, чтобы он так обошелся с тобой?»


— Нет! — крикнула она, отталкивая его.


На лице Солтера отразилось замешательство.


— Что-то не так?


— Все не так. Отпусти меня.


Она попыталась вырваться из его объятий, но он крепко держал ее.


— Минна, подожди. Я хочу сказать тебе, что я…


— Я сказала, оставь меня!


Она умышленно ткнула его в ребра, зная, что там у него самое чувствительное место. Это был единственный способ освободиться. Солтер схватился за бок, и гримаса исказила его лицо. Он ослабил захват, и Минна, выскользнув из его объятий, побежала назад в дом.


Едва сдерживая рыдания, она вбежала в предоставленную ей комнату и наконец дала волю слезам. Она проплакала почти целый час и, когда слез уже не осталось, погрузилась в глубокий сон.


Спустя несколько часов к двери ее спальни подошла служанка. Поскольку Минна оказалась спасительницей Солтера, леди Солтайр пригласила ее присоединиться к ним за обедом. Сначала Минна думала отказаться; ей не хотелось видеть Солтера и Селесту, к тому же у нее не было приличной одежды. Затем, пожалев о своей минутной слабости в саду, она решила воспользоваться возможностью показать Солтеру и себе самой, что он ей безразличен. Минна попросила приготовить ей ванну.


Когда часы в холле пробили шесть раз, Минна спустилась вниз в своем единственном вечернем платье кораллового цвета, которое отец подарил ей на двадцатилетие. Остальные наряды она давно продала, чтобы оплатить аренду квартиры после ареста отца, однако с этим платьем она не могла расстаться.


Лорд и леди Солтайр беседовали в библиотеке, когда дворецкий объявил о прибытии Минны.


— Мисс Холлидей! Как прелестно вы выглядите, — оживленно сказал лорд Солтайр. — Пожалуйста, входите и выпейте с нами. Я надеюсь, вы хорошо отдохнули после сурового испытания минувшей ночью.


— Да. Благодарю вас за гостеприимство.


— Не стоит благодарности, детка, — сказала леди Солтайр, улыбаясь, и похлопала по дивану рядом с собой: — Садитесь, пожалуйста. Я ужасно переживала, узнав подробности того, что произошло прошлой ночью.


Минна хотела ответить, но в этот момент Форбиш открыл дверь:


— Мисс Селеста, миледи.


Селеста быстро вошла в комнату в великолепнейшем наряде. Прямоугольный вырез платья подчеркивал выступающие над ним выпуклости ее грудей. Белый корсаж был расшит блестящей нитью в виде виноградной лозы, исходящей из серебристого пояса на высокой талии. Но особенно потрясающим был материал ее юбки. Минна никогда не видела ничего подобного; мерцающие паутинки поверх белого шелка были похожи налучи лунного света.


— Привет, мама. Папа. Минна, в чем дело? Ты тоже будешь обедать с нами?


— Да. Ее светлость любезно пригласила меня.


— Как разумно, мама. Думаю, Минна развлечет нас.


Это был скрытый укол, но Минна не обратила на него внимания, потому что в голове ее возник вопрос.


— Если вы здесь, — спросила она, — кто ухаживает за Солтером?


— Я поручила это Оуэне. Это все, что я могу для него сделать. Как это могло бы выглядеть— незамужняя женщина ухаживает за одиноким джентльменом?


— Я не думаю, что вам следует беспокоиться о том, как вы будете выглядеть здесь, в своем доме. Солтер нуждается в помощи.


— Я не нуждаюсь ни в чьей помощи, — сказал Солтер, входя в комнату. — Перестаньте делать из меня несчастного инвалида.


Минна была крайне удивлена. Хотя его левая бровь все еще была опухшей и на левой щеке красовался фиолетовый синяк, Солтер уже выглядел почти как раньше. И на нем была одежда, которую, насколько Минна помнила, она не укладывала в дорогу. Лорд Солтайр встал:


— Какой сюрприз! Как ты себя чувствуешь?


— Думаю, все будет в порядке. — Он посмотрел на Минну: — И гораздо быстрее, если кое-кто будет держать свои руки при себе.


Минна почувствовала, что ее щеки покраснели, однако она выдержала его взгляд.


— Я полностью согласна с тобой, — сказала она.


— Селеста, — обратилась леди Солтайр к дочери. — Скажи Форбишу, чтобы он приготовил еще одно место за столом. Как насчет стаканчика портвейна, мой мальчик?


— Спасибо. С удовольствием.


Леди Солтайр улыбнулась:


— Я рада видеть тебя выздоравливающим. Несмотря на твои травмы, ты прекрасно выглядишь в этом наряде.


Селеста села в кресло рядом с Солтером.


— Я купила эту одежду для него в качестве свадебного подарка, но ему ведь надо было надеть что-то приличное прямо сейчас. Он очень хорош в этом костюме, не правда ли, мама?


Минна должна была признать, что это именно так. Солтер действительно выглядел как богатый дворянин, каким он предстал перед ней, когда она увидела его впервые.


— Этот костюм очень идет вам, мистер Лэмбрик, — заметила она.


Все улыбнулись, кроме Минны. Ей тяжело было видеть Солтера рядом с Селестой.


— Тебе действительно нравится этот наряд, дорогой? — спросила Селеста.


— Он правда превосходен. Я не умею лгать.


— Ха! — воскликнула Минна. — В это трудно поверить.


Она многозначительно посмотрела на Солтера, и тот в ответ бросил на нее предупреждающий взгляд.


— Расскажи нам, что все-таки случилось, — сказал лорд Солтайр, держа в руке бокал. — Зачем приходили к тебе эти бандиты?


–. Это трудно объяснить, — ответил Солтер, взвешивая слова. — Ничего не было украдено, хотя они все перевернули у меня в квартире. Однако я уверен, что это было не случайное нападение. Они точно знали, кто я.


— О Боже! — воскликнула леди Солтайр. — Ты хочешь сказать, что эти четверо мужчин выбрали именно тебя?


— Да.


— С какой целью?


— Этого я не могу сказать, — ответил Солтер.


— Четверо против одного. Ты не думал, что они могли тебя убить?


— Я не сомневаюсь, что таково было их намерение.


— Это ужасно. Как тебе удалось их остановить?


— Это не я. Это сделала Минна.


Все взгляды обратились к ней.


— Должно быть, ее появление в моей квартире их спугнуло, — продолжал Солтер, — и они убежали.


Селеста расправила плечи:


— Какой удивительный эффект ты производишь на мужчин, Минна. Они обращаются в бегство, едва увидев тебя.


Леди Солтайр бросила на нее сердитый взгляд:


— Селеста! Это слишком грубо.


Селеста сделала невинное лицо:


— Я не хотела ее обидеть.


Лорд Солтайр беспокойно вздохнул:


— Мисс Минна, думаю, мы должны поблагодарить вас за то, что вы спасли жизнь нашего будущего зятя.


— Видите ли, милорд, — сказала Минна, пожав плечами, — мы все совершаем ошибки.


Лорд Солтайр посмотрел на свою жену. Казалось, между молодыми людьми в этой комнате происходил разговор, имеющий скрытый смысл.


— Что ж, мой мальчик, несмотря на вмешательство Минны, судя по суставам твоих пальцев, этим бандитам от тебя тоже досталось.


Солтер непроизвольно сжал руки в кулаки, но тотчас разжал их, ощутив боль.


— Да, кое-кто из них надолго меня запомнит.


Форбиш распахнул двойные двери:


— С вашего позволения, милорд. Обед готов.


«О нет», — подумала Минна. Сейчас все направятся в столовую: две пары и она пятое колесо в телеге.


— Позвольте, — сказал лорд Солтайр, предложив ей руку.


Леди Солтайр взяла мужа под руку с другой стороны, и они втроем направились в столовую. Минна явно чувствовала себя лишней в этой компании, но по крайней мере в данный момент она была не одна.


Лорд Солтайр усадил свою жену, затем помог сесть Минне, прежде чем занял свое место во главе стола.


Солтер усадил Селесту около отца, затем сел рядом с ней. Как раз напротив Минны.


— Итак, Минна, — обратилась к ней Селеста, — расскажи, когда состоится твоя свадьба?


— Свадьба? — Солтер удивленно сдвинул брови. — Какая свадьба?


— О, извини, Минна, — сказала Селеста с невинным видом. — Кажется, я испортила твой сюрприз. Видишь ли, дорогой, когда мы познакомились, Минна рассказала мне о своем женихе.


— В самом деле? — сказал Солтер с веселым оттенком в голосе.


У Минны возникло желание прикрыть свое покрасневшее лицо салфеткой.


— Я об этом ничего не слышал, — продолжил он. — Кто же этот счастливчик?


Минна опустила голову, глядя на свой суп.


— Ты его не знаешь. Это один мой знакомый.


— Ясно. Как его имя?


Минна взглянула на него. Он понял, что она лжет, и хотел в отместку уличить ее в этом. А ей хотелось влепить ему пощечину, чтобы стереть эту широкую улыбку с его лица.


— Родерик, — ответила она.


Солтер усмехнулся.


— Родерик? Уж не Родерик ли Прескотт, помощник лорд-мэра? Мне неприятно говорить тебе об этом, Минна, но он умер.


— Нет, это вовсе не Родерик Прескотт, помощник лорд-мэра.


— Тогда другое дело. Мне не хотелось бы видеть тебя вдовой еще до того, как ты стала новобрачной.


— Будем надеяться, что твоя Селеста не окажется в таком положении, — произнесла Минна сквозь стиснутые зубы.


Солтер рассмеялся, и, несмотря на раздражение, ей было приятно видеть его таким. Он становился еще красивее, когда улыбался.


— То, что случилось с Прескоттом, — просто скандал, — сказал лорд Солтайр, разрезая большой кусок говядины. — Я подумал, отдаст ли лорд Бенсонхерст должные почести Прескотту завтра вечером на праздничном пасхальном обеде.


Селеста обратилась к Солтеру:


— Там будет довольно весело. Лорд-мэр ежегодно устраивает празднество для дипломатического корпуса. Папа обычно присутствует на таком обеде, так как является посланником в Индии. Поскольку ты здесь, ты мог бы сопровождать меня. Ты хочешь этого, дорогой?


Солтер с сожалением посмотрел на Минну:


— Конечно.


Лорд Солтайр кашлянул.


— Как я уже говорил, Прескотт и я не были близкими друзьями, но мы все ощущаем утрату. Что-нибудь стало известно относительно негодяя, который убил Прескотта?


— Хотя я не имею права обсуждать подробности расследования, сэр, могу сказать, что мы очень близки к раскрытию этого преступления.


— Браво. Я знал, что ты лучше всех способен справиться с этим делом. Прескотт был хорошим человеком и заслуживает, чтобы свершилось правосудие.


— Ха! — воскликнула Минна, возмущенная этим ошибочным представлением, так как ее отец пострадал из-за Прескотта.


Лорд Солтайр положил свою вилку:


— Прошу прощения?


— О, извините, — сказала Минна простодушно. — Неужели я произнесла это вслух?


Лорд Солтайр нахмурился:


— Разве вы не хотели своим восклицанием дать понять, что вы другого мнения об этом человеке?


— Фактически да. Мне случайно стало известно кое-что весьма скандальное о лорде Прескотте.


— Минна имеет в виду, — глухо произнес Солтер с явным предупреждением в голосе, — что у лорда Прескотта были некоторые дурные привычки, такие, например, как чрезмерное увлечение азартными играми, что, безусловно, говорит о слабости характера. Но у кого из нас нет вредных привычек?


— Я имела в виду, — сказала Минна, вызывающе глядя на Солтера, — что этот человек, ради которого вы жаждете правосудия, — распутный извращенец, любивший хлестать женщин плеткой, чтобы добиться их повиновения.


Солтер пристально посмотрел на Минну:


— Сейчас я определенно понял, почему он поступал так.


Минна не обратила внимания на его реплику.


— И это не самая ужасная из его так называемых дурных привычек.


— Моя дорогая, — сказал лорд Солтайр, — о покойном не принято плохо отзываться.


— Вы должны простить ее, — вмешался Солтер. — Она не понимает: то, что мужчина делает за закрытыми дверьми, является его частным делом. Минна слишком педантично относится к подобным вещам.


Ее рот раскрылся от удивления.


— Педантично?


— Да, педантично.


— Что ж, лучше быть педантом, чем свиньей.


Селеста ухватилась за руку Солтера:


— Дорогой, как ты можешь терпеть такое от своей служанки?


— Я уже говорила вам, я не его служанка.


— Тогда какое отношение он имеет к тебе?


— Никакого. — Гнев Минны сменился болью в сердце от такого ответа. — И я не хочу иметь с ним никакого дела.


Солтер посмотрел на нее как бык, готовый атаковать:


— Минна, перестань вести себя по-детски.


— По-детски! Сначала — педантично, теперь — по-детски. Ты считаешь, что такие слова подходят к девушке моей профессии?


— Минна… — угрожающе произнес Солтер.


— Профессии? — переспросил лорд Солтайр. — О какой профессии идет речь?


— Я работаю, лорд Солтайр, в «Империи страсти».


Леди Солтайр смущенно посмотрела на мужа:


— Что это такое?


— Бордель, моя дорогая, — мрачно ответил тот.


Селеста хихикнула:


— Ты хочешь сказать, что ты — куртизанка? И сколько же мужчин готовы позариться на такую, как ты?


— Селеста! — одернула ее леди Солтайр.


— Вы действительно хотите знать, скольких мужчин я способна привлечь?


Селеста не ответила и лишь вопросительно выгнула брови.


— Как правило, всех. — Минна заметила, что тщеславие Селесты было поколеблено, и победно сузила глаза. — Я делаю такие приглашения, что ни один мужчина не может отказаться. Именно я соблазнила Солтера прийти туда. Он и многие другие откликаются на мои приглашения. Я пишу мужчинам письма, в которых подробно излагаю, какие удовольствия их ждут, когда они переступят порог «Империи страсти». Я пробуждаю фантазии у мужчин, и, когда они приходят к нам, они желают меня. Когда я зову их, Селеста, никто не в силах отказать мне.


Если бы Минна ударила Селесту по щеке, это не выглядело бы большим оскорблением, чем ее слова.


— Понятно, — сказал лорд Солтайр. — Вы вроде сирены. Заманиваете мужчин, чтобы погубить их.


Минна улыбнулась. Она чувствовала себя властной женщиной, способной привлечь мужчину.


— Это верно. Поэтому берегитесь, если я в следующий раз обращу внимание на вас.


— Ну хватит! — прорычал Солтер, вставая со своего места. — Милорд, прошу прощения за поведение Минны. Она обычно не такая. Я не представляю, что на нее нашло. Миледи, Селеста, наше присутствие здесь, вероятно, шокирует вас, и я прошу прощения у вас тоже. Мы больше не будем вам досаждать.


Солтер обошел стол и выдвинул стул Минны вместе с ней, заставив ее непроизвольно вскрикнуть. Затем взял ее под, локоть и с силой, удивившей Минну, стянул ее со стула.


— Убери от меня свои руки, грубый осел!


— Еще одно грязное слово, и я заткну твой рот кляпом.


— Я скорее умру, чем позволю тебе снова прикоснуться ко мне.


— Хорошо. Я сочиню для тебя эпитафию.


Солтер силой затащил Минну наверх, в ее комнату, и захлопнул дверь.


— Как это понять, черт возьми? Ты оскорбила всех присутствующих за столом и в том числе себя.


— Хватит меня поучать. Ты не имеешь права. На моем пальце нет кольца.


— Я сомневаюсь, что ты стала бы слушаться меня, даже если бы оно было. Я не могу понять причину, почему ты оскорбила наших хозяев таким отвратительным образом.


— А ты не помнишь, как ты характеризовал меня?


— И все из-за того, что я назвал тебя слишком педантичной?


— Нет. Потому что ты называл меня иначе. Как ты посмел унизить меня! Я не такая, как Селеста, это верно. Но я не хочу терпеть унижение. Особенно от тебя.


— Я знаю, что ты не такая, как Селеста. И слава Богу.


— Что?


Солтер потер свой лоб.


— Я не то хотел сказать. Видишь ли, я знаю, что Селеста провоцирует тебя. Знаю, что она мелочная и мстительная. Но разве это повод оскорблять всю ее семью?


— Я не сделала бы ничего такого, если бы ты сказал хоть слово в мою защиту.


Солтер вздохнул:


— Ты права. Я не должен был позволять ей так обращаться с тобой. Однако я не думаю, что тебе следует реагировать на ее высказывания. Разве ты не знаешь — важно не то, как люди называют тебя, а то, как ты на это реагируешь.


Солтер провел большим пальцем по ее щеке, и гнев Минны утих. Он склонил голову, и его губы оказались искушающе близко. Крайне несправедливо, что этот мужчина будет принадлежать такой женщине, как Селеста.


Она позволила ему ласкать свое лицо, наслаждаясь прикосновением его пальцев. Она вдыхала его запах, который так нравился ей, — чисто мужской, с примесью аромата его мыла для бритья. Он погладил ее руку, и она упивалась приятным ощущением, охватившим ее. Он прикоснулся губами к местечку за ее ухом, и с ее губ сорвался легкий стон.


«Он не твой. И ты не принадлежишь ему». Минна резко оттолкнула его:


— Можешь прекратить свои ласки. Я все равно не верну тебе драгоценности.


Его густые брови сошлись на переносице.


— Что с тобой происходит?


Она сама не знала, но это делало ее сильнее, и это ей нравилось.


— Я больше не глупый теленок. Я знаю, что тебе нужно, ты хочешь воспользоваться мной, чтобы добиться своей цели. Я не хочу быть пешкой в твоей игре. К тому же ты уже не полицейский. У тебя нет власти надо мной. С этого момента я буду действовать по своему усмотрению. Ты мне не нужен. И я не хочу иметь с тобой дело. Так что уходи.


— Нет. Пока мы…


— Уходи! — прорычала Минна, сама испугавшись собственного голоса.


Солтер медленно отошел от нее. Он выглядел таким подавленным, что у нее екнуло сердце. Она слишком грубо обошлась с ним, и часть ее существа желала вернуть все назад. Однако это означало бы, что она опять превратится в томящуюся от любви незамужнюю девицу, а этого она не могла допустить. Взгляд Солтера задержался на ней на мгновение, затем он повернулся и вышел из комнаты.








Опубликовано: 10 августа 2010, 11:35     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор