File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Дети Империи

 

Олег Измеров Дети Империи


14. Андрий Бульба и его роль в нашей истории.



Прямо перед собой в коридоре он увидел Лизу, которая смахивала кисточкой пыль с настенных светильников; точнее, в этот момент не смахивала, а поправляла темный перлоновый чулок, приподняв платье и обнажив практически полностью стройное бедро.


— Ах! — вскрикнула Лиза от неожиданности, глядя на него, и остолбенела в той самой позе, в которой ее застали.


— Извините… — пробормотал Виктор и сделал шаг назад. Лиза очнулась и стремительно оправила платье, вспыхнув от волнения.


— Это вы простите меня, герр Виктор, я…так получилось…


— Да ничего, все нормально, не волнуйтесь.


— Нет, я должна была спуститься к себе, но боялась, что вдруг вы в это время увидите непорядок в одежде… Мы, женщины, всегда боимся, что в нашей одежде заметят небрежность… будут считать нас неаккуратными… в приличном доме с этим очень строго…


— Все в порядке. Слушайте, вы просто вся дрожите. Зайдемте в кабинет, я вам налью немного коньяку, успокоитесь.


— Нет-нет, герр Виктор, не надо, уже все прошло.


— Надо. Это я вас напугал, так что не лишайте возможности загладить вину перед вами.


Виктор открыл бар, взял наугад какую-то плоскую бутылку, наполнил две маленькие конъячные рюмки и развернул плитку шоколада.


— Берите. Тем более, вы предлагали мне коньяк, а я никогда не пью один.


— Спасибо… — Лиза выпила рюмку и скромно отломила от плитки пару долек закусить. — Герр Виктор очень добрый. Уже время ужина, где герр Виктор прикажет накрывать, в столовой или кабинете?


— Как обычно, в столовой, наверное.


— Сейчас будет подано. Еще раз спасибо, все совершенно прошло!


Она резво ускакала за дверь, стуча каблучками-шпильками. Виктор аккуратно протер бокалы и бутылку бумажной салфеткой (хрен им, а не качественные отпечатки пальцев) и заглянул в смежную библиотеку. Была она похожа по интерьеру на кабинет, только шкафы до потолка высились по всем стенам, у одной из стен стояла деревянная наклонная лестница на колесиках, а посредине был столик, у которого стояли диван и два кресла. В нише одного из шкафов Виктор обнаружил переносной магнитофон "Телефункен", а рядом на нескольких полках — записи каких-то аудиокниг, спектаклей и опер. Обычные бумажные книги были на разных языках; в одном из шкафов Виктор обнаружил и русские. В художественной литературе авторы были в основном революционные, предреволюционные и эмигранты, включая Северянина, Гиппиус, Бунина, Брюсова, Сологуба и Бальмонта; зато среди политических Виктор неожиданно обнаружил четырехтомник Сталина, несколько книг Троцкого, мемуары Деникина, Краснова и Врангеля и толстую книженцию какого-то Белорытова под названием "Русский фашизм: путь, предначертанный Богом". "Пропаганда" — отметил про себя Виктор. Из того, что бы почитать перед сном, он наметил томик Есенина.


За дверью послушался стук каблучков.


— Кушанья поданы, герр Виктор может идти ужинать! — пропела фройляйн Лиза.


Столовая была более светлой комнатой, чем кабинет и библиотека, с отделкой стен шелком серо-стального цвета и кофе с молоком. Посреди стоял длинный стол с закругленными концами, возле которого разместилось восемь стульев; на стене напротив этого стола висело зеркало в деревянной раме, покрытой сусальным золотом и такой же позолоченный резной пристенный столик с цветами. Кроме этой мебели, был старинный резной сервант, несколько кожаных кресел у журнального столика и приземистый шкафчик консольной радиолы, которую фройляйн Лиза включила и поставила долгоиграющую пластинку с мягкой релаксационной музыкой. Звучание агрегата оказалось сочным и приятным, и даже легкие шорохи и щелчки придавали ему некую ностальгическую душевность. Испытание сладкой жизнью продолжалось.


Принимаясь за еду, Виктор подумал, что фрау Вайс, незаметно трудившаяся на кухне, вне всякого сомнения достойна благодарности и поощрения в приказе. Приготовленное ей мясо в горшочках по-орловски просто приводило в состояние умиления. Дополняли ансамбль простые, но с любовью приготовленные салат из свеклы с черносливом и маленькие гречневые бличники с икрой. К вспотевшему от холода графинчику с водкой Виктор решил не притрагиваться — не испортится, начнешь "для аппетита", а от безделия тут потихоньку так и спиться можно. Неизвестно еще сколько здесь торчать.


Фройляйн Лиза вошла как раз в тот момент, когда Виктор заканчивал трапезу.


— Не пожелает ли герр Виктор еще чего-нибудь к столу?


— Нет, спасибо, все просто изумительно. В СС всегда ищут путь к сердцу мужчины через желудок?


Лиза заливисто рассмеялась.


— Разве путь к сердцу мужчины всегда так прост?


— Женщинам виднее.


— Герр Виктор еще поработает в кабинете, желает прогуляться, или принять ванну перед сном? На всякий случай я постелила в большой спальне.


— Вы необычайно предупредительны, Лиза. Давайте я хоть помогу вам посуду помыть. Кухарка, наверное, уже ушла.


— Нет-нет, не надо, эта работа входит в контракт. На кухне у нас моечная машина.


— Тогда, пожалуй, гулять я не буду, а ванну с дороги приму.


— Тогда я пошла готовить ванну. Вам добавить хвои или розовых лепестков?


— Спасибо, не надо, я сам там выберу и сам приготовлю. Не лишайте меня этого удовольствия.


— Как герр Виктор прикажет, — улыбнулась Лиза и унесла тарелки.


Виктору вдруг пришло в голову, что, пожалуй, ему не стоит оставлять артефакты и верхнюю одежду вне поля зрения. Куртку они, правда, забрали… ну, ладно. В конце концов, вряд ли он будет говорить с фюрером в китайской куртке. А вот насчет остального… мало ли что они ему прицепят. Может, рейхсфюрер просто решил Гитлера убрать. Скопируют по образцу костюм из взрывчатой ткани, или в мобилу тетрил засунут, или яды какие… А потом спишут на козни МГБ. На фиг, на фиг. Лучше никому в руки не давать. Если что — у меня инструкция держать вещи при себе и не колышет…


Ванна была достаточно приличных размеров; чтобы повесить костюм, Виктор взял свободные плечики из гардероба.


— Позвольте мне отнести ваш костюм в спальню, — прощебетала тут же появившаяся рядом фройляйн Лиза, — а сюда принести халат из гардероба. Герр Виктор предпочитает шелковый или махровый?


— Не надо, спасибо. Халат — это, конечно, очень удобно, но я решил после ванны немного походить в своем костюме.


Лиза сделала недоуменное лицо.


— Как герр Виктор прикажет… Но я могла бы его погладить.


— Спасибо, не надо. Я так привык.


— Может, герр Виктор не доверяет прислуге и боится оставить свою одежду?


— Да я-то доверяю. Как бы это объяснить… В общем, у меня приказ, одежду в чужие руки не отдавать. Почему — не знаю. Но приходится выполнять. Такой вот орднунг. Унд дисциплин.


— О, я поняла, приказ нарушить невозможно. Я только хотела как лучше.


— Все нормально. Если вы понадобитесь, я вас позову.


— Конечно. Если я понадоблюсь слишком поздно, и буду уже спать, когда меня позовут, герр Виктор может зайти в комнату и разбудить. Дверь не будет заперта.


— Вы не боитесь запирать дверь на ночь?


— Здесь некого бояться, в доме на ночь только вы и я.


— Хм… вы же можете оказаться неодетой.


— Но герр Виктор тоже может оказаться неодетым.


— Логично… — пробормотал Виктор и подумал: "А ведь похоже на то, что она совсем не против того, чтобы к ней ночью зашли. Неужели в этой реальности польские красавицы такие легкомысленные? Или в рейхе теперь признак хорошего воспитания порадовать горничную?"


Он закрылся, наполнил ванну и добавил хвойную таблетку, затем стал изучать стоявшие в шкафчике бутылочки и выбрал крем-шампунь "Лонда", который, как он понял, не был красящим. Кроме того, он обнаружил электробритву "Филипс" с новой сеточкой, что также было не лишним.


После ванны, посвежев, Виктор вначале прошел в гостиную — у него возникла идея проверить, что же в рейхе за цветное телевидение. Похоже, что это была система NTSC; цвета не расслаивались при движении, как в советской последовательной, но красный получался с несколько морковным оттенком. Цветных программ оказалось только две из шести. Одна была официальной, и на ней транслировали какой-то хроникальный фильм о поездке фюрера на строительство дамбы в Голландии, с митингами и обилием партийных знамен, а на другой шло нечто похожее на мыльный сериал, где главная героиня, цветущая дама с округлыми формами, попадала в разные комические ситуации. На остальных четырех шли: выступление комедийных артистов, культурфильм, спортивное обозрение и учебно-просветительская передача по астрономии. Виктор не стал тратить время, выключил телевизор и поднялся в спальню, прихватив по дороге из библиотеки томик Есенина.


В спальне притаившаяся в углу блаупунктовская телерадиола вновь поманила его благами цивилизации. Виктор переключил ее на радио, и, повертев настройку, наткнулся на "Аве, Мария"; прекрасная музыка, выбивавшаяся из общего для этого затерявшего времени синкопированного звукового фона, как нельзя лучше подходила к этому дому и вечеру. Что же в этом мире будет с классической музыкой? Может, ее центр переместится в СССР, где, несмотря на свинговый мейнстрим, процветает культ академического образования и академического искусства?


Музыка затихла и диктор заговорил по-итальянски. Виктор отключил радио: хотелось посидеть в тишине. Внезапно в дверь постучали.


— Войдите, не заперто!


На пороге показалась фройляйн Лиза.


— Герр Виктор звал?


— Нет, спасибо, Лиза. Вы действительно очень предупредительны, но я никого не звал. Может, это кто-то другой или на улице?


— Нет, в доме больше никого нет. Наверное, радио говорило и мне показалось.


— Я думал, вы уже спите. Наверное, я разбудил вас своим радио?


— Нет-нет. Я еще не ложилась спать. Герр Виктор же не спит?


— А если я вообще не лягу спать? Если у меня бессонница?


— О, у нас есть хорошее средство от бессонницы. Я сейчас принесу.


— Не надо! — воскликнул Виктор. Ему вдруг пришло в голову, что мало ли они чего тут за лекарство подкинут. Хотя, конечно, и в еду могут подмешать; но пока ничего странного не чувствуется. — Просто меня удивило, как вы готовы ждать моего вызова, пока я не засну.


— Но не только… Если герр Виктор хочет, я могу остаться.


"Остаться? Зачем? А, вот она о чем… Если красавица куда-то там бросается… Или она здесь секс-рабыня? А может, просто тут народ голодает, я тут жру спокойно, а она только на все это смотрит?"


— Лиза, вы можете взять продукты из холодильника, просто так, без этого. Ну, как будто бы я ночью есть захотел, и вы там колбасы порезали, сыра.


Удивленное лицо Лизы стало еще более удивленным, за тем она поняла и расхохоталась.


— Простите… Герр Виктор, наверное, подумал, что я от голода пошла на панель?


— Нет, нет, это… Ну, просто случайное совпадение. Вы случайно выразились так, как иногда говорят женщины, которым нужен спонсор.


— Поняла, их в России называли содержанки. Нет-нет, мне не нужен этот, как его, спонсор. Совсем нет.


— Но ведь не влюбились же вы за полдня в мои седины. И не похожи на женщину, которой настолько уж не везет с мужчинами.


— Да, да, конечно. Герр Виктор смотрит на любовь очень серьезно… Венчание, кольца, семейное гнездо… Но у всех мужчин бывает и другая, короткая любовь, легкая, как утренняя роса: солнце встало, и все стало как прежде. Зачем же от нее бежать?


Виктор смолчал, пережевывая ситуацию. Лиза подошла к нему, присела на край кровати и заглянула ему в глаза.


"Как все банально. Обычная провокация. Только зачем? Шантажировать? Здешнему МГБ абсолютно до фонаря, с кем я тут буду валяться. Что-то узнать? Возможно."


— С таким мужчиной, как герр Виктор, должно быть счастливо много женщин…


"А может, они просто Гоголя начитались? Про Тараса Бульбу? Свели там Андрия с полячкой, ему и башню сорвало. И перешел на сторону противника. А что? От фройляйн Лизы вполне сорвать может. Так и тянет ее под простыню затащить. Или она все-таки просто тут по мужикам истосковалась? Все время в доме, личной жизни никакой…"


— А вам не будет неприятностей от связи с постояльцем?


— Нет-нет, можно не беспокоиться. В доме только герр Виктор и я. Нас никто не увидит, снаружи охрана. Если кто-то подъедет к воротам, я успею покинуть апартаменты…


"Все-таки провокация. Ну да, какая наивная девочка, не догадывается, что в таком доме могут быть спрятаны фотокамеры и микрофоны. А жаль. Красивая."


— Пани Лиза…


— Фройляйн Лиза..


"Микрофон. Знает. Прокололась. Какая ей была бы разница перед бурной ночью, как к ней обращаются…"


— Фройляйн Лиза… Наш мимолетный случайный роман был бы чрезвычайно заманчив. Но это как-то… Ну, просто не в моей натуре, не в моем характере. Не обижайтесь. Вы изумительно красивы, от вас должны терять голову молодые мужчины, и вы обязательно найдете свое счастье.


— Но…


— Я желаю вам счастья и удачи. До завтра.


Лиза растерянно глядела на него, в ее глазах набухли слезы. Она вытащила платочек с кружевной оторочкой и начала усиленно их промакивать.


— Неужели… неужели я совсем не нравлюсь?


— Очень нравитесь. Но это же не значит, что я обязательно сейчас должен затащить вас в эту постель.


— Но как же… Но вы только увидите… — И Лиза начала поспешно расстегивать пуговицы на платье.


— Лиза! В чем дело? Возьмите себя в руки.


— Да, да, герр Виктор прав… это безумие… но тогда мне не оплатят контракт…


— У вас что, контракт с интимными услугами?


— Да, это лучше, чем делают те, что ложатся в постель с боссом ради того же, пытаются увести его и разбивают семьи. Это честно и законно.


— Согласен. Это вообще часть европейской культуры.


— Да, да, все культурно, никаких претензий и обязательств, никаких скандалов, даже никакой опасности. У нас хорошее медицинское обслуживание.


— Но, понимаете, это не в моих правилах, когда мне покупают женщину.


— Но что же мне теперь делать? — И фройляйн Лиза снова начала промакивать глаза.


— Давайте я подпишу акт приемки работ.


— Что?


— Расписку. Что вы доставили мне полное и глубокое удовлетворение на каждом ковре этого дома.


— Но так же нельзя. Это будет фиктивный документ. В рейхе это наказывается.


"…И фотокамеры…"


— Слушайте, я завтра потребую от фрау Боммер, чтобы вам контракт оплатили в любом случае, с зачетом всех услуг. Будет возражать — пожалуюсь Альтеншлоссеру. Не поможет — дойду до самого рейхсфюрера. А сейчас я не приказываю, а просто прошу вас привести себя в порядок, вернуться в свою комнату и лечь спать с чувством исполненного долга.




Опубликовано: 27 июля 2010, 14:50     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор