File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Задание Империи

 

Олег Измеров Задание Империи



17. "У вас идеи, у меня — связи."



Гостиная сразу же вызвала волну воспоминаний. Широкий, выступавший наружу граненым аквариумом эркер, заливавший комнату светом, круглый стол посредине с придвинутыми четырьмя стульями, и даже похожий диван — с высокой спинкой, на которой посредине расположилось длинное зеркало, а по бокам — две полочки с мраморными слониками. Правда, диван стоял не так как у них — в нише эркера, а у стены справа от него. У стены напротив, где в квартире Виктора стоял шифоньер, здесь был поставлен шифоньер, а на месте буфета, у стены между дверями в коридор и спальню — наоборот, шифоньер. И шифоньер и буфет были достаточно старомодны, но другие, чем у Виктора; шифоньер, например, был темно-вишневый, и не двух-, а трехстворчатый, с зеркалом посредине. Зато в углу, где стоял телевизор, и здесь была тумбочка, правда с приемником "Блаупункт" — точь-в-точь таким же, как и в кабинете Ступина. Возле дивана была ширма темно-вишневого цвета, точно такая же, как в детстве, и Виктор понял, что на ночь ею можно отгородить диван, чтобы переодеваться без помех. Книжная полка на стене была точно такая же, темная; а вот вместо пятирожковой люстры с матовыми шишками-плафонами висело что-то квадратное, с тремя лампами внутри, обтянутое китайским шелком. Зато в спальню вместо проема, завешиваемого на ночь шторами, вела двустворчатая дверь с армированными сеткой стеклами. Солженицын напрасно ассоциировал армированное стекло с тюрьмой. Это был всего лишь обычный предмет обихода, как сейчас европейские окна или шкаф-купе.


Виктор заглянул в спальню. Она также не была заполнена мебелью: у дальней стены в конце стояла двуспальная кровать с никелированными шарами, напротив ее — темный комод, на крышке которого стояло зеркальце, большой, коричневый, похожий на барабан будильник с двумя чашечками звонка и разные туалетные принадлежности. У окна стоял однотумбовый письменный стол с коричневой карболитовой лампой служебного вида и черным телефоном, где трубка возлежала на каком-то подобии оленьих рогов. Еще на столе был какой-то стандартный канцелярский письменный прибор из стекла, расписной стеклянный стакан с ручками и карандашами и стоял хромированный календарь, переворачивая который, можно было менять даты. С потолка свисал апельсинового цвета абажюр с бахромой.


Вернувшись в гостиную, Виктор внимательно разглядел буфет. За стеклянными дверцами виднелась разнообразная посуда и какие-то бутылки и графины, а пониже, в центре, высились канцелярские часы в деревянном корпусе, видимо, точные, но как две капли похожие на те, что Виктор в детстве видел на почте и в разных официальных учреждениях.


В обстановке все вроде как было, но для соответствия обжитой квартире конца тридцатых не хватало уюта. Не хватало салфеточек, вышитых гладью или ришелье, чехла на диване, подушечек с узором крестом, на широких подоконниках не хватало цветочных горшков, на буфете и комоде — статуэток и вазочек, на круглом столе — какой-нибудь, хотя бы немудреной, вазы или конфетницы, на стенах — фотографий. Наконец, в квартире не было икон, хотя был радиоприемник.


В этой квартире все выполняет свои служебные функции, подумал Виктор, и радиоприемник тоже. Интересно, какие? Он подошел ближе и повернул выключатель. Лампы прогрелись, и по комнате разнеслись сочные, заводящие звуки уже слышанного с Веселиной в кустах сирени хита "Все хорошо, милая", только уже в исполнении не Эмброуза, а Джорджа Холла.


"Развлекаются? Или… или слушают, что за бугром болтают?" Виктор поискал глазами на стенах положенную красную открытку и не нашел.


— Виктор! Принесите, мне, пожалуйста, столовые тарелки! Они в буфете, верхние полки слева!..


Курица была с морковью, репой и копченой свиной грудинкой — в таком варианте Виктору действительно еще ни разу не доводилось ее пробовать — и на вкус показалась изумительной, тем более, что Виктор, воспользовавшись ситуацией, позаимствовал из обнаруженных в буфете стратегических запасов терпкое анапское каберне. "Если жандармерия ищет путь к моему сердцу через желудок и общество прелестной дамы — оно даже к месту." На той же полке обнаружился пузатый графинчик с водкой, и это навело Виктора на вопрос, положено ли в этой реальности помянуть павших в бою; во второй, если читатель помнит, это как-то замяли. Не найдя ответа, он спросил об этом у Лены.


— Не сегодня, во всяком случае. Их еще не предали земле… еще не простились.


— Понятно. А то я не всегда знаю местные обычаи.


— Не думаю, что они настолько отличаются от ваших… В России дома новы, а предрассудки стары. Классика.


— Ну, вы же чувствуете, что-то, наверное, изменилось после падения республики?


— Изменилось. Холуйства стало поменьше.


— Странно. Всегда казалось — чем более централизованная система, тем холуйства выше.


— Это абстрактно. Император призывает развивать критику снизу, можно жаловаться в народную инспекцию, говорить о недостатках на расширенных собраниях партии, наконец, молодежь из собсомола воюет… А раньше — каждый сам по себе, каждый заводчик, каждый столоначальник централизованная система и может свободно окружать себя блюдолизами. Конечно, и сейчас это бывает, но не так нахально. Боятся.


— То-есть, какой-то элемент демократии у вас все же развивают?


— Можете называть это демократией… У нас говорят — "народоправие". Народу не нужна власть, народу нужна правда.


— А, теперь понятно, — согласился Виктор, хотя так и не понял логического смысла. В голове крутилась лишь фраза из фильма "Брат-2": "В чем сила? В правде".


— Ну, а как курица-то?


— М-м… Это нечто потрясающее. В микроволновке такого не сготовить.


— В микроволновке?


— Ну да, это шкаф, где пища нагревается сразу изнутри, за счет поглощения радиоволн сверхвысокой частоты.


— И зачем так сложно?


— Это быстро, и легко управлять нагревом. В будущем электронные устройства станут дешевыми.


— Слушайте, если это не изобрели, на это есть смысл оформить патент.


— Разумно. Тем более, что на то, чтобы застолбить принцип приготовления пищи, не обязательно делать саму микроволновку.


— Вот именно. А потом можно продать патент, лицензию или найти людей, которые вложат в это деньги. Это ведь не военная техника, жандармерию такие вещи не интересуют. Почему бы не сделать на таких изобретениях личную выгоду?


— Хотите быть моим компаньоном?


— У вас есть идеи, у меня — связи. И доступ к вам в любой ситуации.


— А как посмотрит начальство на использование служебного положения в личных целях? И, кстати, не боитесь, что здесь прослушка?


— Оставьте это мне. Кстати, микрофоны я уже отключила. Сослалась на то, что вы, как человек будущего, запросто их обнаружите. Вы же догадались в беседке? Можете посмотреть, они проводные, в отдушинах.


— Приемник, телефон проверяли?


— Мне показали всю тайную документацию по этой квартире. Микрофоны, скрытые фотокамеры, сигнализация. Иначе бы я не начала этот разговор. Так как насчет партнерства?


— Заманчиво. Но сперва хотелось бы знать, кто я вообще здесь — союзник или пленник. Пленных и заключенных, кстати, тоже охраняют.


— Вы козырь.


— В чьей игре?


— Мировых держав.


— Очень лестно, но этого я опасался больше всего. Как меня собираются разыгрывать?


— Это пока знают только в Кремле.


— Значит, там знают, кто я и откуда?


— Не все. Но люди, влиятельность которых вы вряд ли сможете переоценить. Вы имеете покровителей, власть которых безгранична. Только покровители приходят и уходят, а торговлю и патентное право никто не отменял.


— Ясен пень.


— Что?


— Неологизм, мадам. Замена выражения "Ясно, как божий день". И как же будет гарантирована моя доля в концессии?


— Доказательства получите завтра. А на сегодня планировалось выяснить, как получать в наших условиях лучи Лазера. Кстати, я договорилась, вас оформят одним из соавторов открытия.


— Лена… Но это же не я открыл.


— Виктор, вы настоящий русский ученый. Бескорыстный и честный. Те, кто открыл эти лучи в вашей реальности, были оценены современниками? Признание, награды, степени?


— Ну, разумеется.


— Вот видите. Они у вас там уже получили все, что полагается. Вы помогаете здесь сделать открытие, именно вы. В конце концов, если считаете это незаслуженным, потом всегда можете отказаться.


В этой ситуации даже автор не знает, что сказать. С одной стороны, Виктор действительно, усиления фотонов индуцированным излучением сам не открывал. С другой стороны, в этой реальности он сделал для этого открытия гораздо больше, чем Барак Обама для Нобелевской премии мира. Вот и разберись тут.


Лена не стала торопить его с ответом. Вместо этого она легко поднялась из-за стола, подошла к нему сзади — в паузе между музыкальными номерами отчетливо слышалось шуршание ее платья — и, положив руки ему на плечи, нагнулась и прошептала ему на ухо:


— Боже, как я недогадлива… Вы же, наверное, смертельно измучены, а я тут пристаю со своей наукой… Давайте я вам постелю сейчас на диване, приляжете, отдохнете.


Ее локон щекотал Виктору ухо, близкие губы источали тепло и от нее исходил очень знакомый, напоминающий о далеком детстве запах духов.


— Нет, почему же… Отдохнуть я уже успел, да и в вашем обществе практически не чувствуешь усталости. Это, наверное, какая-то экстрасенсорика?


— Нет, конечно. Ну, если вы сами хотите…


Она начала собирать тарелки.


— Я помогу.


Вымыв посуду, Лена сняла передник и повела Виктора за собой из кухни, через гостиную, к двери, ведущей в спальню. Войдя, Виктор взглянул влево, в сторону комода и постели, надеясь увидеть на комоде духи, запах которых показался ему знакомым; Лена поняла этот взгляд по-своему и, улыбнувшись, шутливо погрозила пальцем. Она подошла к столу и достала из ящика листы бумаги.


"Так это же "Красная Москва"! Как у Зины из пятьдесят восьмого. Как они оказались в этой реальности?"


— Лена… Можно не совсем скромный вопрос?


Она снова улыбнулась.


— Однако, обстановка этой комнаты на вас действует.


— Я о другом. Если это не личная тайна, что это за духи?


— "Букет императрицы". Русские духи, еще довоенного сорта. В вашей реальности женщины тоже такими пользуются?


— Да, они считались престижными… духи то-есть. Только назывались по-другому.


— Честно говоря, в такую погоду хочется забыть о парфюмерии и окунуться в ванну. Подумать только, в каком-нибудь пятьдесят восьмом в каждом доме в подвале вместе с котельной будут эйр-кондишены. И в самую жару свежий воздух будет идти прямо из отдушин.


Виктор задумался. Даже в Доме Стахановцев у Нилон в реальности-2 он чего-то похожего на кондишены не видел. Хотя это было зимой, а это же не индивидуальный, а где-то в подвале.


— Нну… Наверное, не во всех? Это же дорого.


Лена, чуть призадумавшись, опустилась на стул возле левого торца стола, положив ногу на ногу. Виктор вдруг увидел, что ее глаза были немного грустными. "Блаупункт" наполнял воздух плавными, как морские волны, звуками медленного танца "О, ты, безумная луна" в исполнении биг-бенда Русса Моргана.


— Не знаю… У вас там это дорого?


— Нам помешала война, потом быстрая урбанизация… У вас может пойти по иному. Есть шанс.


— Да, давайте вернемся к шансам, то-есть к лазеру. Радио не мешает?


— Напротив. Оно создает такую романтичную обстановку… вдохновляет. Ну, начнем, пожалуй, с азотного, его, наверное, в наших колхозных условиях прежде всего соорудить. Правда, практической пользы от него вряд ли будет, но для демонстрации сойдет. Итак, все лазеры у нас состоят из рабочей среды — ее еще называют активной, системы накачки — это подвод энергии к рабочей среде, и оптического резонатора, то-есть, проще говоря, двух зеркалец, между которыми будет бегать луч, многократно пробегая рабочую среду. Система накачки дает энергию атомам рабочей среды, взводит их, как пружину. Если на такой атом "на взводе" попадет фотон, частица света, то он может его как бы скопировать и у нас будет два фотона. Вот фотоны бегают туда-сюда по резонатору и атомы их копируют, копируют… Так луч и получается, извините за каламбур.


— Так просто?


— Ну, это только начало…


Круглый, огромный диск багрового солнца выкатился из-за угла доходного дома, завис над частным сектором, там, где после войны построят детский сад, и начал медленно опускаться за цеха Стальзавода.


— Я-то думала… Это же все можно сделать в кабинете физики! Двадцать киловольт можно взять от электрофорной машины. Бронестекло или кварцевые трубки тоже найдем. Вместо стеклотекстолита приклеим фольгу к стеклу от фотопластинки. А если не заработает, в чем обычно бывает неисправность?


— Ну, по азотному прежде всего важно, чтобы пробой между линейками был сразу по всей длине. Паразитные индуктивности должны быть небольшие. А с органическими красителями многие в кухонных условиях пытались делать и не получилось. Может, от скорости прокачки зависит, может, от чистоты родамина.


— А как бы вы сами у себя, там, в кухонных условиях сделали лазер?


— Вывинтил бы из списанного DVD-RW.


— Ясно — вздохнула Лена.


— Да, кто будет делать, пусть в защитных очках пробуют. А то еще какому мировому светиле в глаз попадет и припишут вредительство. Что еще сказать? А, вот: электрофорную машину можно сделать из сидюков и пары кулеров…


— Из чего?


Виктор помотал головой.


— Это я уже в обратную сторону начал.


Лена с ужасом взглянула на него широко раскрытыми глазами.


— Вам надо отдохнуть. И не спорьте.




Опубликовано: 28 июля 2010, 06:54     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор