File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Генрих Эрлих Последний штрафбат Гитлера. Гибель богов

 

Генрих Эрлих Последний штрафбат Гитлера. Гибель богов


Эльба


Это была Эльба. Они шли до нее почти четверо суток.


— Дальше будет просто, — сказал Юрген, когда они выбрались из тоннелей на поверхность земли и попрощались с их провожатым, — все время строго на запад, заблудиться невозможно.


Судьба потворствовала им, а они в свою очередь ее не искушали — едва завидев русских, они скрывались в развалинах или убегали, демонстративно не держа оружие в руках. Русские, умиротворенные сдачей берлинского гарнизона, не открывали немедленно огонь на поражение при виде солдат в немецкой форме, давая им столь нужную фору, и обычно не преследовали их.


Небольшая проблема возникла, когда они вышли на берег широкого канала на окраине Берлина. Единственный мост контролировался русскими, оба берега были завалены трупами немецких солдат и гражданских, здесь была ужасная бойня. Помогли им проливной дождь и темнота, они преодолели канал вплавь, толкая перед собой плотик с ранцами, вещмешками и оружием, а потом и с Дитером — парень не очень хорошо плавал и к тому же сильно продрог в холодной майской воде. Еще он был ранен, но об этом никто не думал, даже он сам.


В какой-то момент они настигли волну беженцев и беспорядочно отступавших немецких частей. Раньше им не доводилось видеть такого, ведь они если и отступали, то всегда в арьергарде. Это был отрицательный опыт. Беженцы забили все дороги, они сами едва брели и не давали быстро двигаться им. Это была отличная цель для наседающих сзади русских.


Там же Юрген с товарищами наконец-то увидели солдат армии Венка. Те пытались навести хоть какой-то порядок на дорогах и немного задержать продвижение русских. Они выуживали из толпы всех солдат, способных держать в руках оружие, формировали из них отряды, угрожая расстрелом на месте, заставляли рыть окопы и стрелять в русских. Они и их пытались захомутать. Они не на тех напали.


Потом они еще раз попали в аналогичную ситуацию, но в противоположной роли. Они уже шли напрямик, в стороне от дорог, по полям и перелескам. Они наткнулись на немецкую часть из 9-й армии численностью около взвода. И тут, как назло, появились русские на двух грузовых машинах, они высыпались из них как горох из мешка и взяли их в кольцо. Солдаты из 9-й армии были полностью деморализованы, они тут же побросали винтовки на землю и готовы были сдаться. Оно и бог с ними, но они бы и их потянули в плен. Пришлось Юргену их строить, угрожать расстрелом на месте, заставлять рыть окопы и стрелять в русских. Вырвались.


Русские появлялись постоянно и неожиданно, сзади, сбоку и спереди, ведь у них были танки и машины против их ног. Наутро после стычки Юрген с товарищами забились в подвал сгоревшего дома на краю безвестной деревни. Они решили переждать светлое время суток и заодно выспаться. Русские появились ближе к вечеру. Они обходили все дома подряд, не обделяя вниманием подвалы. Возможно, они искали спрятавшихся немецких солдат, но еще более вероятно, что они искали спрятанное местное жителями добро. Надо было срочно убираться из подвала. Они столкнулись с русскими нос к носу, едва завернув за угол дома. Тех было четверо. Четверо на четверо, стенка на стенку. Но русские не хотели погибать в самом конце войны, а они тем более. Стенки разошлись, настороженно пятясь назад и щетинясь автоматами.


На каждом доме в деревне колыхался красный флаг. Эти русские втыкали свои флаги всюду, они их просто обложили этими своими красными флажками, как на охоте, — Юрген нашел наконец правильное сравнение.


Но они вырвались из облавы. Они дошли до Эльбы. Они стояли на берегу широкой реки, далеко не первой по счету на их долгом военном пути, и озадаченно чесали затылки: а зачем они, собственно, сюда пришли? Небольшим извинением им служило лишь то, что в предыдущие дни у них просто не было времени и возможности спокойно пораскинуть мозгами.


Теперь время у них появилось. Они сидели на невысоком пригорке и смотрели на понтонный мост через Эльбу. На их берегу раскинулся огромный лагерь, в нем было не меньше двадцати тысяч солдат и беженцев. Толпа напирала на бетонное заграждение у моста. Там стояли солдаты в незнакомой форме в высоких больших касках, белозубые улыбки сверкали на черных лицах, они вершили судьбы.


Суд был медленный и долгий. Изредка за ограждение проходил раненый или солдат в форме Вермахта без оружия и ковылял через мост. Всем остальным ходу не было.


На другом берегу был лагерь поменьше, благоустроенный, как все концентрационные лагеря: колючка, бараки и все такое прочее.


— Нам туда надо? — сказал Юрген.


Не за тем они бежали от русского плена, чтобы попасть в американский. Эльба представлялась им рубежом, за которым начинается свобода. Но свободы не было и за Эльбой. Они, не сговариваясь, поднялись и пошли прочь. В их распоряжении оставалась только узкая полоска земли по берегу реки. Когда сюда дойдут русские, не останется и ее.


* * *

— Всегда мечтал жить красиво, — сказал Красавчик, останавливаясь.


— Это ты к чему? — спросил Юрген. Он перехватил взгляд Красавчика, увидел табличку на столбе — Шонхаузен. (Название города Schönhausen можно перевести с немецкого как «красивое проживание») — А-а, понятно. Нам сейчас не до красивой жизни, с обычной бы разобраться. Пойдем. Может быть, что-нибудь подвернется.


Но Красавчик продолжал стоять на месте, напряженно морща лоб.


— Вспомнил, где я слышал это название! — Он полез в карман кителя, достал записную книжку. — Ну-ка посвети! — возбужденно воскликнул он, перелистывая страницы. — О, точно! Лили! Последняя услада моих госпитальных дней! — Он расцеловал страницу. — Лили Розенштраус! Все в соответствии с фамилией, просто букет роз, начиная от алых губ и далее вниз по списку. Она мне черканула адресок при расставании, дескать, всегда рада видеть, будешь в наших краях, заходи, то да се. Помнится, она говорила, что живет километрах в двух от станции, от этого самого Шонхаузена. Вот: какой-то новый рынок… Черт, кто ж так пишет! Дорфштрассе…


— Деревенская улица — это то, что нам надо, — сказал Юрген. — Не так ли, Ганс? Вперед!


Это была большая деревня. Тишина, покой, стекла в окнах, отсутствие воронок на улице — они уже отвыкли от этого. Таблички с названием единственной улицы, крупные номера домов, фамилии владельцев на почтовых ящиках — исконный немецкий порядок. На улице и в проулках ни души, но это их нисколько не расстраивало, люди им были не нужны, кроме одного-единственного человека. Они остерегались людей и передвигались перебежками, пригнувшись вровень с низкими изгородями. Им так даже было привычнее, чем открыто идти в полный рост посреди улицы.


Они нашли нужный дом. «Зады выходят к лесу, до соседей от тридцати до сорока метров, отлично», — привычно оценил Юрген. Два окошка в доме слабо светились. Они пробрались к задней двери, Красавчик три раза мерно ударил по ней костяшками пальцев.


— Не откроют, — шепнул Юрген.


— Откроют, — ответил Красавчик.


— Спят, — уверенно сказал Дитер.


Дверь распахнулась почти сразу. На пороге стояла женщина, молодая, высокая, фигуристая, только это можно было определить в свете ущербной луны. Платок накинут на платье — она не спала и не собиралась ложиться спать.


— Вы? Уже? Вы уже пришли? Вы все же пришли, — сказала она растерянно и как-то обреченно.


— Я пришел, — сказал Красавчик, — а это мои товарищи. Лили дома?


— Лили? Лили Розенштраус? Она в госпитале, она работает в госпитале, работала в госпитале, где-то под Дрезденом, она еще не вернулась. — Женщина говорила все так же растерянно, но обреченность в голосе куда-то исчезла.


— Как же так? — нарочито удивился Красавчик. — Мы договорились встретиться после войны.


— Война еще не закончилась, — сказала женщина.


— Закончилась, — вступил Юрген, — раз мы здесь, значит, войне конец. Иначе бы нас здесь не было.


Он сказал что-то не то, женщина опять обреченно поникла.


— Я — Руди, Руди Хюбшман, — поспешил исправить ситуацию Красавчик, — Лили наверняка писала вам обо мне.


— Руди? Руди Хюбшман?! Писала! Очень много писала!! — восклицала женщина, вглядываясь в лицо Красавчику.


Она пригласила их в дом. Юргену показалось, что только для того, чтобы получше разглядеть Красавчика. А как разглядела, так сразу принялась суетиться, накрывая на стол. Это было очень кстати.


Разговорились. Женщина оказалась Евой, старшей сестрой Лили. Она была замужем и не рвалась служить в армии, как ее сестра. Муж ее воевал на Восточном фронте, в Богемии, она уже три месяца не имела от него вестей. «Вдовушка, молодая красивая вдовушка», — подумал Юрген, он тоже хорошо разглядел ее при свете лампы.


Выяснилась еще одна немаловажная деталь. В доме был опорный пункт «Вервольфа».


— Это что еще за хрень? — спросил Юрген.


— Ну как же, — с удивлением сказала Ева, — это отряды сопротивления для действия в тылу противника.


— Партизаны? — уточнил Юрген.


— Партизаны? — Ева недоуменно пожала плечами, она не знала этого слова. — Нет, это отряды сопротивления. Вот. — Она протянула Юргену отпечатанную в типографии листовку.


«Превратим день в ночь, а ночь — в день! Бей врага, где бы ты его ни встретил! Будь хитрым! Воруй у врага оружие, боеприпасы и продовольствие! Немецкие женщины, помогайте борьбе „Вервольфа“, где это только возможно!» — читал Юрген.


— Об этом уже сколько месяцев по радио говорят, даже специальная радиостанция есть, — говорила между тем Ева.


— Мы, дорогуша, радио на фронте не слушали, у нас и радио-то не было, и времени, чтобы всякую ерунду слушать, у нас совсем другая музыка была, — сказал Красавчик.


— А вот наш гауляйтер все организовал, все по инструкции, зухгруппен, шпренггруппен, мелдундгенгруппен, ауфклерунгсгруппен, инсурггруппен, (Группа поиска, группа подрывников, группа информации, группа разведки, группа восстания) — принялась перечислять Ева.


— Он что, иностранец, этот ваш гауляйтер? — спросил Юрген.


— Нет, почему, он наш, местный, — сказала Ева растерянно, ее легко было привести в замешательство.


— Какие партизаны в Германии! — отмахнулся Юрген.


— Он действовал строго по инструкции, — повторила Ева, — в соответствии с приказом.


— В этом-то все и дело! — сказал Юрген. — По приказу! Мы, немцы, можем воевать только по приказу.


— А приказы сейчас отдавать некому, — подхватил Красавчик. — Вот нам никто не отдает приказы, и что же? Мы спокойно сидим за столом, ведем мирную, приятную беседу с красивой женщиной и не помышляем о войне. Мы совсем о другом думаем, — томным голосом добавил он.


Ворковать с женщинами было не в стиле Красавчика. Его единственной страстью были автомобили, на женщин ему было наплевать. Есть — хорошо, нет — еще лучше. За месяцы и годы, что они прослужили вместе, Юрген уверился в этом на все сто. Поэтому он не придал никакого значения подкатам Красавчика, тот действовал по ситуации, они всегда действовали по ситуации.


— И в чем же, Ева, состоят ваши обязанности в этой грозной организации? — спросил Юрген.


— Я командир опорного пункта, — с какой-то даже гордостью сказала Ева. — Всех вновь прибывающих должны направлять ко мне. Когда вы появились, я подумала, что вы первые…


— Первые и последние, — рассмеялся Красавчик, — а если кого-нибудь вдруг занесет, то мы не пустим.


— Точно, — сказал Юрген, — уши надерем и к мамке назад отправим.


— Спасибо, — искренне сказала Ева.


Сказала Юргену, а руку благодарно положила на руку Красавчику. Юрген этому — опять ноль внимания.


— И что же вы должны были делать с этими вновь прибывшими? — продолжать он гнуть свою линию.


— Дать переодеться…


— О! — радостно воскликнул Юрген. — То, что надо! Выполняйте!


В сарае были просто залежи гражданской одежды, которую пожертвовали жители этой и окрестной деревень. У всех осталось много мужской одежды после погибших на фронте мужей и сыновей. Не было только теплых вещей, их сдали еще раньше в фонд помощи солдатам Восточного фронта. Но теплые вещи им были не особо-то и нужны, на дворе был май.


Они подобрали себе одежду по размеру и вкусу Юрген посмотрел на себя в зеркало. Брюки закрывали армейские ботинки. Ботинки он решил оставить, они были почти новыми и крепкими, да и не должны были возбуждать подозрений. Отто Гартнер в свое время столько этих ботинок перетаскал на черный рынок, выменивая на еду и самогонку, что половина местного населения в тех местах, где они стояли, щеголяла в них. И так наверняка было везде. Темная рубашка, тонкий джемпер, короткая черная куртка, ансамбль дополняла потертая кожаная кепочка. Юрген чуть надвинул ее на глаза. Получился молодой рабочий паренек из порта. Вот только лицо — все какое-то обожженное, побитое, в застарелых мелких шрамчиках, ресницы и брови опалены. И выражение глаз — жесткое, напряженное, оценивающее. Юрген попытался изобразить бесшабашность и беззаботную веселость, свойственные молодым портовым парням. Не получилось. Пока и так сойдет, решил он.


— А вот тут у меня место для ночлега, — сказала Ева, отворяя скрытую занавеской дверь в комнату.


В комнате стояли четыре кровати, как будто специально для них. На кроватях были подушки и простыни!


— Какая казарма! — воскликнул Красавчик.


У Юргена вдруг помутилось в голове, его повело в сторону, он рухнул на ближайшую кровать.


— Порядок смен: Брейтгаупт, Кляйнбауэр, Хюбшман, — пробормотал он. — Меня разбудить в шесть.


Его никто не слушал. Его никто не слышал. Все уже спали.


* * *

Юрген открыл глаза. Солнце пробивалось сквозь плотно задернутую занавеску. Он посмотрел на часы — восемь. «Стоило надеть гражданскую одежду, и все — расслабился, проспал», — подумал он. Три другие кровати были пусты и аккуратно заправлены, никакой фельдфебель не придерется. Обер-фельдфебель, усмехнулся про себя Юрген, бывший.


Он рывком поднялся, заправил постель, оделся — кто-то раздел его. Старина Брейтгаупт, подумал он. Мысль заняла столько же времени, сколько и одевание.


Юрген вышел из комнаты, пошел на тихие голоса. У плиты стояла Ева, что-то помешивая в кастрюле длинной ложкой, рядом увивался Красавчик, он даже не заметил появления Юргена, и его гражданская одежда расслабила донельзя.


— Привет честной компании! — громко сказал Юрген. — А где Брейтгаупт?


— Копает, как всегда, — ответил Красавчик, — очередную могилу, — добавил он со смехом, — надеюсь, последнюю.


Юрген содрогнулся. Он тоже надеялся на то, что смерти и могилы остались в прошлом. И вот…


Раздались шаги, в комнату вошел Дитер, он нес в руках три автомата и ранец Юргена.


— Кажется, все, — сказал Дитер и положил принесенное на кучу их обмундирования.


— Посмотри, Юрген, может быть, возьмешь что-нибудь на память, — сказал Красавчик.


— Кофе хотите? — спросила Ева. Она раскраснелась от огня и вообще еще больше похорошела со вчерашнего вечера.


— С удовольствием, спасибо, — сказал Юрген, — я сейчас приду.


Он зашел в туалет, справил нужду, потом осторожно выглянул в заднюю дверь, окинул внимательным взглядом окрестности, наметил маршрут вдоль густых кустов и кудрявых плодовых деревьев и припустил на зады. Брейтгаупта он нашел в лесу, над поверхностью земли периодически появлялась его голова, вслед за этим летела лопата песка. Яма была не продолговатой, а квадратной, в таких зарывают мусор. «Действительно, ненужный мусор», — дошло наконец до Юргена.


— Достаточно, Ганс, — сказал Юрген, — пойдем кофе попьем.


Он сидел и разбирал свой бездонный вещевой мешок, все, что имело отношение к армии, летело в общую кучу. Старые сапоги, камуфляжная куртка, непромокаемая накидка, противогаз, каска, форменное кепи, ремень с бляхой «Бог с нами», запасные подсумки, расчетная книжка обер-фельдфебеля Вермахта и книжка уставов, даже смена белья, скрупулезно проштемпелеванная печатью Вермахта.


Ева зажгла лампу. Юрген посмотрел в окно, за которым быстро сгущались сумерки, потом на часы — половина десятого, удивленно затряс головой — да ведь это ж вечер, он проспал почти сутки.


— Сумерки, — сказала Ева, — сумерки богов. — Она была поэтической девушкой.


— Зачем ты проглотил солнце, Вольф! — крикнул Красавчик. — Немедленно верни людям солнце!


— Будет вам солнце завтра, — ответил Юрген.


— Да, после сумерек и ночной темноты всегда наступает рассвет и начинается новый день, — сказала Ева.


— Новый день, новая жизнь, новая любовь, — нанизывал Красавчик.


— После дождика даст Бог солнышко, («Auf Regen folgt Sonnenschein» (нем.)) — внес свою лепту Брейтгаупт.


— Ну что, двинулись, — сказал Юрген, прерывая пустой разговор.


Они побросали все в яму — документы, обмундирование, ранцы, оружие, последние патроны, бросили по горсти земли. Потом Брейтгаупт споро забросал яму песком и землей, утоптал, накрыл дерном образовавшийся холмик. Так они похоронили войну. Они почтили ее память минутой молчания и закурили, усевшись на траву.


— Ну, что дальше делать будем? — с преувеличенной бодростью спросил Юрген. — Куда двинемся?


Он не был больше их командиром, это был совет равных. Вообще-то Юрген уже принял решение — они двинутся в Гамбург. Нет, парни, Эльза здесь ни при чем, Эльза — это личное, а они сейчас говорят о другом. Просто Гамбург — это большой город, в котором легко скрыться, Гамбург — это его почти что родной город, он там каждый закоулок знает! Юрген не был больше их командиром, но продолжал чувствовать ответственность за жизнь своих товарищей. Он поможет им выбраться из очередной передряги.


Юрген вопрошающе посмотрел на Дитера. По правилам военного совета первое слово принадлежало самому молодому.


— Мы тут с Гансом подумали, — сказал Дитер, — мы в Тюрингию пойдем, в его деревню. У Ганса там хозяйство. Я помогать буду.


«Подумали! Когда только успели? Хозяйство… Понятное дело — крестьяне, для них хозяйство — все». Юрген был поражен этим ответом в самое сердце.


Он даже не задумывался над тем, что они могут расстаться. С Дитером — бог с ним, но с Брейтгауптом! Тот всегда был рядом, он был единственным оставшимся в живых, кто всегда был рядом с Юргеном на всех полях сражений. Он был его оберегом, черт побери!


Юрген посмотрел на Брейтгаупта. Тот блаженно улыбался, уставив взгляд куда-то вдаль. Он представлял, как он пашет свою землю. Он был уже не здесь. Он был не с ним.


— А я, пожалуй, никуда не пойду, — сказал Красавчик, — некуда, и вообще. — Он подмигнул Юргену: — У тебя Эльза, у Ганса — Дитер, у Дитера — Ганс, мне одному, что ли, бобылем оставаться. Да и устал я от кочевой жизни, хочется немного на одном месте пожить. А вдруг понравится!


Красавчик никогда не унывал и всегда шутил. Но сейчас он был просто оскорбительно весел! А взгляды, которые он кидал в сторону дома? Раньше он смотрел так только на машины. Юрген не узнавал своего лучшего товарища.


Они еще немного посидели за столом в доме, распили напоследок бутылку вина. Ева выдала каждому сверток с сухим пайком: несколько отваренных картофелин, луковица, пучок кресс-салата, два ломтя хлеба, небольшой кусок окорока. Они поцеловали ее в щеку, благодаря за все.


Красавчик вышел на двор, провожая их. Когда-то они понимали друг друга без слов, теперь не находили слов для прощания.


— Привет Эльзе, — сказал Красавчик.


— Удачи! — сказал Юрген.


— Спасибо, — сказал Дитер.


Брейтгаупт промолчал по своему обыкновению. Они пожали друг другу руки, расставаясь навсегда.


* * *

Юрген шел берегом Эльбы, обходя топкие места. От реки тянуло свежестью, молодая листва на ветлах поблескивала в свете луны, тихо плескались волны.


Вдруг тишина взорвалась ревом сотни глоток, это запели солдаты на самоходной барже, плывшей вниз по течению. Бравурно звучали слова на незнакомом языке:




It's a long way to Tipperary,

It's a long way to go.

It's a long way to Tipperary

To the sweetest girl I know!
(Путь далекий до Типперери,
Путь далекий домой,
Путь далекий до милой Мэри,
И до Англии родной.(Перевод С. Болотица))



Юрген невольно подстроился под ритм и еще быстрее зашагал вперед.


Ему предстояло пройти длинный путь до рассвета.


Der Ende.




Опубликовано: 28 июля 2010, 12:11     Распечатать
Предыдущая страница | Страница 18 из 18
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор