File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Задание Империи

 

Олег Измеров Задание Империи


18. Ночной позор.



На новом месте Виктору приснился странный сон. Не кошмары, но какой-то бестолковый и неприятный.


Приснилось ему, что он попал не в другую реальность, а в фильм "Улица полна неожиданностей" пятьдесят седьмого года, и теперь он сержант милиции. И должен он сдавать экзамен на юрфаке, а профессор почему-то майор Ковпльчук из второй реальности, только с бородкой.


— Ну-с, дорогой товарищ, — потирает руки Ковальчук, — расскажите-ка вы нам первый вопрос билета. То-есть в чем различия правовой среды демократической системы и тоталитарной.


— А, ну это просто, профессор, — отвечает Виктор, — при тоталитарной системе существует произвол, массовые репрессии, тюрьмы и масса народу сидит в лагерях. А при демократии граждане имеют права и законы эти права защищают.


"Что же это я говорю", думает Виктор, "сейчас за это донесут и посадят".


И, точно, Ковальчук как-то очень удивленно на него посмотрел.


— Ну, батенька, это вы, видимо, от волнения путать начали…


"Выгораживает? А, ну да, ему же тоже за своего ученика отвечать."


— Вот смотрите, — продолжает Ковальчук, положив на стол руки и сплетя пальцы, — сколько заключенных было в СССР в одна тысяча девятьсот тридцать девятом году, в самый разгар репрессий?


— Не знаю… Цифры, то наверное, на данный момент в прессе не обнародованы?


— Ну что же вы, голубчик? Вы представитель правоохранительных органов, человек, к цифрам допущенный. Подсказываю: два миллиона пять тысяч человек. А сколько находилось в местах заключения в России, ну, скажем в одна тысяча девятьсот девяносто девятом? Миллион шестьдесят тысяч. Разница не столь уж и большая. Вы, уважаемый, в девяносто девятом чувствовали, что в России массовые репрессии?


— Да что вы профессор. Ничего такого не думали и не замечали. Наоборот, все больше говорили, что воров и бандитов много развелось, и творят что хотят, на свободе ходят.


— Вот-вот! — оживился Ковальчук. — а если бы в девяностых закон-то выполняли, сколько бы народу в России пошло в места, не столь отдаленные? Миллиона два бы и пошло, а то и больше. Кто ворует, кто грабит, кто взятки берет, кто казенное имущество присваивает, кто мошенничеством людей разоряет — вот и два миллиона! У вас же просто закон не исполняли!


— Постойте, профессор. Но ведь законы-то разные. Тогда по пятьдесят восьмой кого угодно посадить можно было!


— Но вас же по ней не посадили?


— Нет… но я позже жил…


Ковальчук грустно вздохнул, расцепил пальцы и почесал так не идущую ему бородку.


— Скажите, друг мой, вы к экзамену готовились? Небось свидания, белые ночи, девушки?


— Ну что вы, профессор! В основном дежурства… вон бандитов задержали, что кассира Воднева ограбили.


— Бандитов задержали? Ну, это меняет дело, меняет… Но как же вы ловите, если закона-то не знаете? Вы сказали — пятьдесят восьмая статья? Ну так ее у в вашем будущем просто заменили на несколько. Вместо пятьдесят восемь-один-а, один-б, три, четыре — это статья двести семдесят пять УК РФ. Государственная измена, шпионаж, выдача гостайны, либо, — и тут он поднял указательный палец вверх, — иное оказание помощи иностранному государству во враждебной деятельности. В старом просто это иное оказание подробней расписано. Вон, почитайте в "Консультанте", "Гаранте", "Кодексе", или какие у вас там еще на компьютерах правовые системы стоят.


"Откуда он знает про компы? Ах да, это же сон! Тогда понятно."


— Пятьдесят восемь-два и пять, это, стало быть, двести семьдесят восьмая — насильственный захват власти и двести семьдесят девятая — вооруженный мятеж. Пятьдесят восемь- шесть — это двести семьдесят шестая, шпионаж. Пятьдесят восемь-семь, восемь, девять — это двести восемьдесят первая, диверсия. Пятьдесят восемь-одиннадцать, то-бишь, организационная деятельность по подготовке и совершению — это у вас статьи двести восемьдесят вторая-один и два. Организация экстремистского сообщества, организация деятельности экстремистской организации.


— Ну конечно! Это все тяжкие преступления и оставлять за это на свободе никак нельзя. Ну, а вот насчет свободы слова: статья за антисоветскую агитацию и пропаганду была.


— Пятьдесят восемь-десять? А пожалуйста, двести восьмидесятая. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Ну, я уж не говорю, что на Украине вообще приняли закон, преследующий за отрицание голодомора. Да, вы сейчас скажете, что у вас нельзя посадить за контрреволюционный саботаж, статья пятьдесят восемь — четырнадцать. Но можно за халатность, это двести девяносто третья. Ну что же мы с вами будем делать?


— Не знаю… Но как же… Люди получили свободу слова, можно политические анекдоты свободно рассказывать…


— И часто у вас там их рассказывают?


— Знаете… а их вообще перестали рассказывать. Вживую давно не слышал, разве что в Интернете поискать… Неинтересно стало.


— Вот! Не важен путь, важен результат! А свобода слова требует защиты законом. В тоталитарном государстве была статья — уголовная ответственность должностных лиц за преследование за критику! Уголовная ответственность за незаконное увольнение из личных побуждений! Где эти статьи в вашем будущем? Ну вот без них и поговорите с шефом о свободе слова!


Профессор хлопнул ладонью по столу, вскочил и заходил взад-вперед.


— Вы! — обернулся он к Виктору. — Вы, человек демократического, правового государства, живете и даже толком не знаете законов этого государства! Позор! Позор! Да за это расстреливать надо!


В руках профессора блеснул никелированный офицерский наган.


— Проснитесь! Да проснитесь же!


Кто-то тряс Виктора за плечо. Где-то неподалеку один за другим хлопали револьверные выстрелы.


"Вот чертовщина привиделась! А может, это мне во второй реальности незаметно пропаганду внушили, а теперь она всплывает? Или уже в третьей? Нет, не в третьей — откуда они знают про наш УК…"


Он с трудом разлепил глаза. Свет одинокого уличного фонаря, висевшего на столбе недалеко от окна, рисовал на стенах комнаты причудливые орнаменты ветвей деревьев. Перед ним возле дивана стояла Лена в ночной сорочке из тонкого шелковистого шифона с бретелями, тени ветвей играли на ее обнаженных плечах, а в руках она держала направленный на Виктора велодог.


В этой ситуации Виктор ничего сообразить не успел. Во-первых, неожиданно, а, во-вторых, он еще не совсем проснулся и думал, что еще спит.


— Слышите? На улице стреляют! Что-то случилось! Что делать?


— Медленно поднимите револьвер стволом вверх.


— Что? Господи, какая же я дура…


— Теперь укройтесь в простенке. Лучше присядьте.


Лена попятилась назад и спиной толкнула ширму; та с грохотом повалилась на пол, задев круглый столик и опрокинув стоявший возле него стул. Не искушая судьбу, Виктор кубарем скатился с дивана на пол. Убедившись, что все обошлось, он приподнялся, вытащил из кобуры под подушкой вальтер, подняв его дулом вверх, снял с предохранителя и передернул затвор. Затем осторожно проскользнул вдоль дивана в противоположный простенок и заглянул в щель между занавеской и стеной. Во дворе было пустынно, но выстрелы слышались откуда-то неподалеку, может, с соседней улицы.


— Осторожно выгляните, с вашей стороны никого не видно? Только не опускайте револьвер.


— Да-да… кстати, я забыла откинуть спусковой крючок.


— Лучше не откидывайте. До моей команды.


— Я поняла… Нет, никого не вижу.


— Может, пацаны балуются? Чем заряжают у вас пугачи? Кажется, пробками? А по телефону позвонили?


— Да, уже.


— Значит, остается ждать.


— Просто так ждать?


— Вы анекдоты знаете?


— Да… Только старорежимные, времен Колчака.


— Я и времен Колчака не слышал. Расскажите.


— Значит, идет в думу кандидат от кадетов. Ну, газетчики его спрашивают: "С какой целью выдвигаетесь?" "Так посмотрите, что творится во власти! Чиновники погрязли в разврате, воровстве, коррупции!" "И вы решили с этим бороться?" "Нет. Участвовать."


"Однако", подумал Виктор, "этот анекдот старее, чем я думал".


Зазвонил телефон.


— Подойдите, — сказал Виктор. — Я контролирую ситуацию.


Конечно, ничего он толком не контролировал. Но в этой ситуации дама с велодогом вряд ли поможет. Пусть уж лучше трубку возьмет.


— Знаете, — выпорхнувшая обратно из спальни Лена чуть не сдернула телефон со стола, ибо продолжала держать трубку в руке, но спохватилась, сказала "Ой!", вернулась, чтобы повесить трубку, вновь появилась, сказала "Да!", вернулась, чтобы куда-то положить револьвер, затем уже появилась в спальне окончательно и выпалила:


— Звонили. Это было местное хулиганье. Хотя, возможно, отвлекающий маневр.


— Ясно. Револьвер на взводе?


— Нет. Я не успела.


— Ну и ладненько. Положите его так, чтобы был под рукой, — Виктор поставил "Вальтер-полицай" на предохранитель и вновь сунул в кобуру. Он снова аккуратно выглянул на улицу: над невысокими крышами частных домов, где-то вдали, за конезаводом и дальним лесом, небо озарялось голубыми вспышками.


— Гроза идет. Где-то со стороны Камвольного.


— Камвольный — это где? Я тут недавно…


— Он будет лет через двадцать. Хотите посмотреть, где?


— Сейчас, — Лена накинула на плечи платок и подошла, — ничего, что я так?


— Об этом уже поздно говорить, тем более, что скоро опять спать ляжем. Вон там, где эти две елочки, видите? За имением и кладбищем, за рощей, построят большой комбинат, от Литейной до Почтовой, он будет ткани выпускать.


— Такой большой?


— Да. Вот там, ближе к Литейной, вырастет микрорайон — ну, как от Губернской до базара, побольше даже, застроенный панельными домами в пять и девять этажей.


— Я слышала, там низкая, болотистая местность, как в Радице.


— Ну, где построят, там построят… А вот туда, дальше, будет промышленная зона. Автомобильный, силикатного кирпича, строительных конструкций, даже радиозавод.


— Неужели будут делать радио?


— Магнитофоны. Такие настольные.


— Но магнитная запись — это же дорого по сравнению с "говорящей бумагой"? А тем более шоринофонами?


— Кажется, я что-то упустил по электронике. Понимаете, они будут писать не на проволоку, а на ленту, вроде кинопленки, на которую нанесен слой оксида железа…


…Гроза приблизилась быстро. Небо полыхало от частых разрядов; двор был освещен неестественным, мертвенно-бледным мерцанием, как будто от вспышек толпы корреспондентов. За окном то раскатисто грохотало, словно рассыпался гигантский штабель стальных труб, то ночь раскалывалась резкими, внезапными ударами. Стекла дрожали. Пространство над будущей Ново-Советской прорезывали бело-фиолетовые и бело-розовые трешины молний. Крупные капли молотили по кровельному железу отливов, по окнам текла вода, как будто их поливали из шланга.


— Ну вот, — сказал он, — можно и спать ложиться. Пойду поставлю ширму на место.


— Виктор… — Лена положила свою ладонь на его руку. — Вы не будете против, если я посижу в вашей комнате за ширмой?


— Нет. А зачем? У вас бессонница?


— Понимаете, я с детства ужасно боюсь грозы, — она прикрыла на миг свои большие полулунные веки с длинными ресницами, — тогда мы жили на окраине Питера и как-то раз молния попала в соседский дом и он сгорел. С тех пор в грозу не могу спать. Понимаю, что здесь это глупо, но… Ничего не могу с собой поделать. А при вас как-то спокойнее.


"А она, наверное, родом из небогатой семьи."


— Наука — тоже мечта детства?


— Да. Хотелось жить не этим обывательским болотом, знать, как устроено все в мире… Чуть не угробила на учебники всю молодость.


— Я тоже… Слушайте, а чего же вы тогда будете сидеть? Давайте вы ложитесь здесь, в спальне, а я посижу за столом. Полюбуюсь грозой.


— Нет, ну это же… Вы страшно устали! Мне, право, совершенно неудобно…


— Я раньше лег спать, и вообще… Если, конечно, вас не буду стеснять.


— Не будете. Я к вам уже совсем привыкла, серьезно.


— Да, за такую ночь быстро привыкаешь…


— Но все равно как-то не так… Что вы из-за меня не будете спать.


— Лена, не волнуйтесь. В конце концов, это квартира моего детства. Вот там, внизу, во дворе, раньше было убежище и зимой дети с него, как с горки, катались. А на балконе, что в конце коридора, выносили белье сушить… А, черт!


— Что такое?


— Балкон коридора примерно в метре от этого окна. Это второй этаж, значит… Значит, если это тот же дом, что в моей реальности, под окном от балкона идет карниз. Тренированный человек наверняка может перелезть. И лестница! Пожарная лестница идет через все балконы, для чего они и сделаны в коридоре. На лестницу можно попасть с любого этажа, с крыши и снизу.


Лена подпрыгнула.


— То-есть, здесь к нам легко залезть?


— Или бросить гранату со слезоточивым газом. С того же балкона.


— И вы так спокойно говорите?


Она вскочила на коленях на стол, отодвинула шпингалеты, приоткрыла обе рамы и высунула голову наружу. По подоконнику потекли струйки воды.


— Действительно, карниз! — воскликнула она, задвигая шпингалеты обратно. — Придержите шторы, я сейчас вытру! — и помчалась на кухню за тряпкой.


Интересно, а как этого жандармерия не углядела, выбирая квартиру, подумал Виктор. Или это специально так задумано? Чтобы незаметно выйти или наоборот, проникнуть? Может, сегодня сюда должны проникнуть? Кстати, гроза — самое удобное время…


И вообще для чего здесь сделали этот карниз? Он только между первым и вторым. Для красоты? Хотели отделать первый этаж рустом, но потом сэкономили? Непонятно. Какие-то тонкости архитектуры.


— Ну, все. А то бы натекло на обои… Господи, какие сейчас обои? Вы что-нибудь придумали? Ну, у вас же всегда полно всяких идей из будущего.


— Думаю, если вынуть из комода два ящика и поставить вертикально, они как раз закроют окно. По крайней мере, без шума залезть уже не удастся, а граната отскочит.


— Вы гений. А как они будут держаться?


— Тут на рамах гвозди для занавесок. Можно привязать веревкой, бельевой, например. Хотя тут наверное, нет?


— Знаете, есть. На кухне в столе я видела клубок. Пойдемте посмотрим.


Веревка действительно оказалась в столе, среди кастрюль и сковородок, хотя и без обязательного в таких случаях мешочка с прищепками. Была она не толстой, но зато шелковой, и Виктор подозревал, что здесь она не совсем для белья.


Они выгрузили из двух ящиков наволочки и пододеяльники, и примотали к гвоздям. Виктор постучал по фанерному дну; надежным оно не казалось, ногой свободно вышибить можно, но шум будет. Стало темновато, особенно в глубине комнаты.


— Ничего не вижу… Виктор, вы здесь?


— Включить свет?


— Не надо. Тогда снаружи сразу увидят, что ящики. Дайте руку, помогите добраться до кровати. Осторожно… кажется, тут спинка. Платок за что-то зацепился… Ай! Держите!


Лена оступилась и, чтобы не упасть, схватила Виктора второй рукой, опрокинув его на себя; он и моргнуть не успел, как оказался лежащим в кровати сверху на даме.


— Простите… надеюсь, вы не подумали…


— Нет… не успел… не ушиблись?


— Тут мягко… — Она засмеялась. — А вы ведь действительно из другого мира… или очень осторожны… Неужели в этом положении вы не попытаетесь меня даже поцеловать? Просто интересно.


— Попытаюсь. Только не царапаться.


— Попытаюсь! — весело ответила она. Виктор медленно, растягивая удовольствие, приблизился к ее губам; Лена зашевелилась, ухватилась за его плечи.


— Ну… не тяните же… а то я не ручаюсь за результаты эксперимента…


…Ее руки цеплялись за плечи Виктора все сильнее, затем скользнули вверх, левой она притянула его к себе, а правой гладила волосы на затылке. Ее голова качнулась сначала в одну, потом в другую сторону, но она была уже не в силах оторваться; напружинившееся тело ее обмякло. Она не дышала, и Виктору вдруг показалось, что она сейчас потеряет сознание; тогда он оторвался от ее губ и бросился осыпать поцелуями обнаженные плечи. Лена судорожно вдохнула воздух и слабо попыталась пошевелиться…


— Что вы делаете… — слабо прошептала она, — это же безумие… мы совсем потеряли голову…




Опубликовано: 28 июля 2010, 06:54     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор