File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Лев Безыменский Человек за спиной Гитлера

 

Лев Безыменский Человек за спиной Гитлера


Очерк шестнадцатый:

Дым или огонь


Есть такая пословица: «нет дыма без огня». Ее так и хочется употребить, когда речь заходит о таинственной судьбе рейхслейтера Бормана — не то погибшего в Берлине в ночь с 1 на 2 мая 1945 года, не то выбравшегося из города.


Повторяю то, что я сказал в начале книги: дневник Бормана не содержит по этому вопросу никаких сенсаций — если не считать, что на одной из страниц находится коряво начерченная схема ориентировки по звездам. Нам приходится пользоваться лишь косвенными сведениями и показаниями.


Пожалуй, одним из первых высказался Эрих Кемпка — шофер Гитлера, выходивший из Берлина вместе с Борманом и опубликовавший в 1950 году свои мемуары. По этой версии, Борман попал при выходе под прямое попадание советского снаряда близ Вейдендамербрюкке. Когда 3 июля 1946 года в Нюрнберге Кемпку допрашивали об обстоятельствах боя на Вейдендамербрюкке, то защитник д-р Берггольд всячески «выжимал» из своего свидетеля категорическое заявление о гибели Бормана.


Протокол гласит:


«Кемпка. На том месте, где был Борман, поднялось пламя, и я еще видел…


Судья Биддл. Когда танк взорвался, как далеко вы были от него?


Кемпка. Примерно в 3–4 метрах.


Биддл. А как далеко был Борман?


Кемпка. Насколько я помню, он держался рукой за танк. Танк взорвался как раз там, где стоял Мартин Борман. Меня взрывом отбросило в сторону…


Защитник Берггольд. Свидетель, вы видели, как Борман погиб во время взрыва?


Кемпка. Да, я видел, как он еще двигался, он вроде как падал или, точнее, он отлетел в сторону.


Берггольд. Был ли взрыв настолько силен, что, согласно вашим наблюдениям, Мартин Борман должен быть погибнуть?


Кемпка. Так точно».


Шефпилот Гитлера генерал-лейтенант Ганс Баур изображал дело по-иному. По его словам, когда начался решающий момент прорыва через Вейдендамербрюкке, события развивались так. После взрыва танка Борман не погиб, а продолжал путь.


«…Мы дошли до моста Вейдендамербрюкке. Там находились линии русских. Я попросил Бормана подождать на углу набережной Шифбауэрдамм и улицы Фридрихштрассе до тех пор, покуда я выясню возможности прорыва. Около 3 часов я сказал Борману, что на прорыв шансов мало из-за сильного обстрела. Я попросил Бормана остаться на крыльце разрушенного углового дома на Фридрихштрассе. С этого места он мог просматривать всю улицу. Здесь Борман оставался долгое время. Я сам пошел для того, чтобы разведать место, где мы могли бы пройти без сопротивления. Я пробрался до Цигельштрассе, но везде были русские. Когда я, примерно через 2 часа, вернулся обратно — это был примерно час ночи, — Борман попросил меня остаться с ним, потому что я единственный, кого он мог держаться. После этого мы двинулись до угла улиц Цигельштрассе и Фридрихштрассе». Далее, по словам Баура, Борман, очевидно, погиб на Цигельштрассе.


В свою очередь, статс-секретарь Вернер Науман, шедший, согласно словам Баура, в той же группе, рисует другую картину. Науман показывал в западногерманском суде 18 декабря 1963 года:


«Я пошел назад — к мосту Вейдендамербрюкке. В одной воронке близ моста я заметил остатки нашей группы, их было человек одиннадцать, среди которых находился Мартин Борман, а также рейхсюгендфюрер Аксман. Еще, насколько могу вспомнить, там был д-р Штумпфеггер. После этого мы пошли по железнодорожному полотну к Лертерскому вокзалу, где попытались прорваться. Снова начался бой с русскими. Наша группа разделилась на три части. Я остался с двумя офицерами. Остальные присоединились либо к Aксману, либо к Борману. Я не знаю, кто пошел с Борманом. Однако я знаю, что к этому моменту Борман еще был жив».


Когда я имел случай в 1973 году беседовать с Вернером Науманом — после войны управляющим одной из промышленных фирм в Вестфалии, — он повторил это свидетельство, добавив, что, по его убеждению, Борману было невозможно вырваться из Берлина.


А что рассказывает Артур Аксман? 11 октября 1962 года он дал следующие показания:


«Вдруг взорвался немецкий танк «Тигр», который миновал противотанковое заграждение. Я был легко ранен осколками и забрался в воронку, чтобы найти укрытие. Здесь я обнаружил Мартина Бормана, который был невредим… Вместе с Борманом, врачом СС д-ром Штумпфеггером, адъютантом Геббельса Швегерманом и моим сотрудником Вельцином мы пошли по железнодорожным путям до Лертерского вокзала. Там мы сошли с насыпи и снова вступили в боевое соприкосновение с русскими. При этом наша группа разделилась на три части. Последнее впечатление, которое я сохранил о Бормане, вовсе не свидетельствовало о том, что он был истощен или впал в отчаяние. Ранен он также не был. Я не знаю, с кем пошел Борман. Однако я знаю, что в этот момент Борман был жив. Это было примерно в 3 или 4 часа утра».


Что же было дальше? По словам Аксмана, его группа около Лертерского вокзала натолкнулась на советские посты. Мартин Борман вместе с д-ром Штумпфеггером пошел по направлению Инвалиденштрассе. «Так как они шли очень быстро, у русского дозора возникло подозрение. Я со своими сотрудниками спокойно двинулся вслед за Борманом и Шумпфеггером, при этом мы потеряли их из виду. Мы пошли по Инвалиденштрассе в направлении улицы АльтМоабит. Когда навстречу нам двинулись русские танки и мы попали под обстрел, я с Вельцином повернул назад, к Лертерскому вокзалу. На обратном пути я увидел Мартина Бормана лежащим на спине на мосту Инвалиденбрюкке». Как утверждает Аксман, он видел Бормана лежащим бездыханным, но без следа ранений. Рядом лежал д-р Штумпфеггер.


Итак, исследование обстоятельств прорыва группы Бормана из Берлина не давало ни подтверждения смерти Бормана, ни опровержения ее. Советские патрули не задерживали его; после того, как стало известно о нахождении Бормана в составе прорывавшейся группы, поиски не дали результата. Даже обнаруженная записная книжка не являлась свидетельством гибели Бормана.


Такова была начальная ситуация тех всемирных поисков Мартина Бормана, которые начались буквально со дня его исчезновения. Как ни парадоксально, первым, кто заговорил о поиске, был… Иосиф Сталин. 26 мая 1945 года, принимая личного представителя президента США Гарри Гопкинса, Сталин сказал ему:


«Гитлер, вероятно, спрятался вместе с Борманом, своим заместителем по партии, генералом Кребсом и другими. Рассказывают, что Борман взял тело Гитлера и куда-то исчез, но это арабские сказки…»


Установка была ясна: искать исчезнувших, в том числе и Бормана. Если составить некую «опись» всех сообщений о судьбе «человека за спиной Гитлера», то она будет выглядеть так: год. С сообщением о Бормане выступил писатель Генрих Линау, уроженец Фленсбурга. Линау долгое время провел в концлагере Заксенхаузен. Линау утверждал, что 26 (или 27) июля 1945 года видел Бормана в поезде Гамбург — Фленсбург. Линау ехал в этом поезде, в который Борман сел на станции Неймюнстер. Борман был в штатском, в костюме охотника. Линау ехал вместе с ним до станции Фленсбург — Вейхе, где Борман сошел, собираясь пробираться в Данию. год. В газетах американской зоны появились сообщения, будто там видели Бормана. год. В этом году было опубликовано несколько сообщений о Бормане. Бывший секретарь профсоюза австралийских моряков Джозеф Климан заявил, что видел Бормана в Австралии. Согласно другим сообщениям, Бормана опознали в Египте, куда он якобы прибыл на английском корабле «Бонифэйшн». Третья версия гласила, что Борман появился в Испании. год. Дело Бормана разбирала палата по денацификации в Траунштейне (Верхняя Бавария). Борман был признан пропавшим без вести, но подлежащим включению в категорию «главных виновников». год. Копенгагенская газета «Кристелигт дагблад» 24 апреля опубликовала сообщение своего корреспондента Бьорна Хальштрема, который посетил Юго-Западную Африку. По мнению Хальштрема, Борман скрывается в Африке. Кроме того, английская «Рейнольд ньюс» поместила сообщение о том, что Борман до 1947 года был в Аргентине, а сейчас находится в Южной Испании. Немецкий журналист Карл Гейнц Кернер якобы видел его в Испанском Марокко. год снова был богат сообщениями о Бормане. Парижская «Фигаро», а также западногерманские и австрийские газеты напечатали заявление бывшего депутата немецкого рейхстага от партии центра Пауля Хесслейна. Хесслейн заявил, что видел Бормана близ города Ллифен, в Чили. Он узнал, что Борман живет в Чили под псевдонимом Хуан Гомец. Однако сейчас, заявил Хесслейн, Борман вернулся в Европу и живет в Испании.


В печати выступил также брат Бормана Альберт, который во время своей денацификации заявил, что его брат, возможно, жив. Появились сообщения, что Борман находится в Италии или Испании и связан с организацией «Шпинне» («Паук»). Сообщались и такие подробности: в ФРГ поступили сведения, будто через три месяца после капитуляции рейха в Аргентину прибыла подводная лодка «U-29», высадившая трех моряков и одного штатского. Впоследствии на месте высадки нашли дорожную сумку с инициалами «М.Б.», принадлежавшую некоему Максу Бему, и паспорт на имя Герхарда Онке. О пребывании Бормана в Аргентине сообщали и другие газеты. год принес очередную сенсацию: бывший итальянский партизан Луиджи Сильвестри заявил, что 10 мая 1945 года видел Бормана около доминиканского монастыря в Больцано. Другой очевидец — бывший чиновник министерства Шпеера Штерн видел Бормана в рясе монаха в монастыре святого Антония в Риме. Штерн лично раньше знал Бормана и опознал его по родинке на носу. Вскоре появились фотографии «брата Мартина», который был очень похож на Мартина Бормана. Однако вслед за этим генерал ордена францисканцев Августинус Серпинский заявил, что фотография принадлежит монаху Ромуальдо Антонуцци, ничего общего с Борманом не имеющему.


Тем не менее сообщения о Бормане не прекратились. Западногерманская пресса сообщила о том, что якобы в Баварию прибыли письма от Бормана; в качестве места отправления называли Бразилию. год. В начале года появился рассказ эсэсовца Тибуртиуса. Кроме того, что он сообщил подробности боев в Берлине, Тибуртиус рассказал следующее: от одного эсэсовца он слыхал, будто тот видел Бормана 17 мая 1945 года в районе Хомутово (Чехословакия). год. Дело Бормана снова разбиралось в западногерманском суде. На этот раз суд в Берхтесгадене объявил Бормана мертвым, и его смерть была зарегистрирована в отделе актов гражданского состояния Западного Берлина под номером 29223. год. После возвращения из плена камердинер Гитлера Линге заявил, что Борман был убит. Это же заявил бывший солдат «Голубой дивизии» Хуан Пинар. год. Адъютант Гитлера Гюнше, вернувшись из плена, сообщил, что видел Бормана убитым. Но в то же время «Дейли мейл» опубликовала сообщение, где ссылалась на данные израильской разведки, которая считает Бормана живым и находящимся в Бразилии.


1960 год. В Аргентине был пойман Адольф Эйхман. Стало известным суждение самого Эйхмана, будто Борман жив. Затем последовал целый ряд публикаций на эту тему. Согласно одной из них, Бормана видели в


Испании, в монастыре Монсеррат. Затем израильская газета «Хаолам хазех» сообщила, что Борман долгое время жил в Аргентине, где его идентифицировал (по следу удаленной бородавки) один врач. Этот же врач якобы убил Бормана. О смерти Бормана в Аргентине сообщала и «Дейли экспресс». Газета «Вестдейчер тагеблатт» 12 октября со ссылкой на американского журналиста Комера Кларка также писала о смерти Бормана в Аргентине.


Осенью 1960 года разыгрался такой эпизод: в городе Запата (Аргентина) был арестован некий Вальтер Флегель, поразительно похожий на Бормана. При проверки идентичность не подтвердилась. Было установлено, что Флегель эмигрировал из Германии в 30-х годах.


1961 год был особенно обильным. Он начался с того, что шлезвиг-гольштейнская прокуратура получила письмо бывшего штандартенфюрера СС Вальтера Лейхтенберга. В нем сообщалось, что в июне 1945 года Борман вместе с лидером бельгийских фашистов Леоном Дегреллем тайно пробрался из Баварии в Шлезвиг-Гольштейн, после чего они оба бежали в Испанию.


Ряд сообщений о судьбе Бормана появился в связи с расследованием дела Эйхмана. В частности, утверждалось, что Борман использовал такой же маршрут для перехода из Австрии в Италию, что и Эйхман. В качестве даты перехода назывался день 16 августа 1947 года. Это мнение поддержал генеральный прокурор земли Гессен Фриц Бауэр. Он заявил, что имеет данные о деятельности специальной организации ODESSA, которая помогала бежать эсэсовцам. В 1961 году франкфуртская прокуратура открыла следствие по делу о «бегстве военного преступника Бормана».


Наиболее подробное сообщение о Бормане принадлежало бывшему израильскому послу в Аргентине д-ру Грегорию Тополевскому, которое он сделал 19 мая 1961 года. По данным Тополевского, Борман прибыл в Южную Америку на подводной лодке в мае 1945 года, высадился в Аргентине, после чего перебрался в Бразилию. В Аргентине он жил на вилле Бельграно (провинция Кордова) у немцев — бывших офицеров крейсера «Граф Шпее». Борман, по сведениям Тополевского, сделал себе пластическую операцию. Примерно в этом же направлении шло сообщение чилийской газеты «Эркилла», которая утверждала, что после поимки Эйхмана Борман перебрался из Бразилии в Чили, где скрывался близ города Осорно.


1962 год начался с сообщения одной баварской газеты, что духовник детей Бормана слыхал о том, что «таинственный человек» посещал их после войны. Австрийская «Фольксштимме», ссылаясь на свидетельства местных жителей Тироля, писала 15 июля, что Бормана видели сразу после войны в Волькенштейне, где одно время жила его семья.


Газета «Андере цейтунг» 19 июля поместила «сводное» сообщение о судьбе бывшего рейхслейтера. В нем указывалось, что Бормана видели в Патагонии в 1946 году, в Эквадоре — в 1958 году. Борман сделал себе пластическую операцию и хочет «в надлежащее время вернуться в Германию, чтобы выполнить завещание фюрера». «Кельнише рундшау» опубликовала данные о том, что Борман высадился в Аргентине и жил в Патагонии, где недавно умер.


В этом же году поступили сведения из дипломатических кругов. Бывший испанский дипломат, пресс-атташе в Лондоне Анжель Алькасар де Веласко заявил прессе, что принимал участие в переправе Эйхмана (в 1947 году) и Бормана (в 1946 году) из Испании в Латинскую Америку. В 1945 году Борман прибыл в Испанию, а в мае 1946 года отплыл в Аргентину. Борман сделал себе пластическую операцию, что позволяло ему посещать Европу. Борман якобы сказал де Веласко:


«Европа еще увидит меня во главе новой и еще более сильной Германии!»


В 1958 году Веласко, по его словам, видел Бормана в Эквадоре.


В 1962 году повторилась «афера Флегеля»; в Западном Берлине был арестован чилийский гражданин Хуан Келлер, которого чилийский журнал «ВЕА» еще в 1961 году заподозрил в сходстве с Борманом. Келлер был вскоре освобожден, так как отпечатки пальцев не совпали с бормановскими. год начался под знаком сообщений из Парагвая о том, что Борман до 1959 года проживал в этой стране. По сообщениям агентства Франс Пресс, некий «очевидец» заявил, что Борман нашел пристанище в большой колонии немецких переселенцев в Асунсьоне. Как утверждал этот человек, Борман умер 17 февраля 1959 года и был похоронен в условиях большой секретности в 40 километрах южнее Асунсьона. Однако вслед за этим аргентинский журналист Мейер Глейсер опубликовал 18 января в буэнос-айресской газете «Мундо» статью, в которой сообщил, что лично видел Бормана в хижине, находящейся высоко в горах Барилоче, в 1500 километрах от Буэнос-Айреса.


В 1963 году прокуратура земли Гессен (ФРГ) активно продолжала следствие по делу Бормана, опрашивала ряд свидетелей и, по заявлению генерального прокурора д-ра Бауэра, собрала ряд данных, свидетельствующих о том, что Борман жив. год был исключительно богат данными о Бормане. Так, в феврале на границе между Перу и Чили было объявлено чрезвычайное положение в связи с сообщениями о том, что здесь находится Борман, который собирается перебраться из Перу в Чили. Вслед за этим в лондонской газете «Ивнинг стандард» 26 февраля появилось сообщение о рассказе бывшего шофера британской Контрольной комиссии в Германии Лесли Блэндена. Увидев в газетах портрет Бормана, он рассказал:


«В первый раз я увидел его, вероятно, в мае 1947 года. Я довольно часто бывал в имении одной женщины в Люденшейде, ее звали баронессой фон Шиккенберг, я ездил за яйцами и другими продуктами. Я мог там свободно расхаживать повсюду, исключением был лишь один домик, стоявший в стороне. Почему-то меня туда не пускали. Как-то утром, в четверть восьмого, из дому вышел человек лет сорока — сорока пяти, немного похожий на боксера. На прощание он помахал баронессе рукой. Он попросил меня подвезти его до деревни Альтона. В те времена запрещалось возить немцев куда-нибудь, но я согласился, и он положил свой вещевой мешок в багажник.


По дороге он говорил очень мало и по-английски объяснялся плохо. Не доезжая Альтоны, он сошел, заплатил мне 20 долларов 5-долларовыми бумажками. Мне показалось немного странным, что у немца есть доллары, но я особенно не задумывался над этим».


Волей случая через 10 лет Блэнден еще раз столкнулся лицом к лицу со своим загадочным пассажиром. «Я работал буфетчиком на судне «Бритиш энджинир». Оно зашло в доки острова Тенерифе (группа Канарских островов). В то время там было полным-полно немцев. Я зашел в парк, где хозяином был немец. Как только я вошел в помещение, я увидел своего пассажира. Я подошел и обратился к нему: «Привет, сэр! А я вас знаю!» Он посмотрел на меня и ответил: «Нет, вы меня не знаете. Вы ошиблись». Тут он сразу повернулся ко мне спиной и исчез. Я был удивлен. Я видел, что он узнал меня; я не мог понять, почему он даже не был озадачен и ни о чем меня не спросил». Таков бы рассказ Блэндена.


Вслед за этим датская газета «Актуэльт» 14 марта сообщила, что привратник дворца Гростен (близ датского города Сондерборга) по фотографии опознал в Бормане человека, который прибыл во дворец в середине мая 1945 года в составе маленькой группы офицеров СС. Во дворце помещался тогда немецкий военный лазарет, которым командовал штантартенфюрер СС профессор Вернер Хейде. Он обеспечивал охрану Бормана. Появилось и другое сообщение: некий австриец Карл К., который служил в мае 1945 года во Фленсбурге, был свидетелем того, как сразу после капитуляции из Фленсбурга отплыла подводная лодка с пассажиром, прибывшим из Берлина.


Еще большую сенсацию вызвало сообщение агентства ЮПИ о том, что в Бразилии властям сдался человек, назвавший себя братом Бормана — Рихардом и знающий, что Мартин Борман проживает в штате Мато Гроссо под фамилией Энгель. Правда, впоследствии выяснилось, что «брат» не имеет к Борману никакого отношения. (У Бормана не было брата по имени Рихард. Его брат Альберт живет в ФРГ). В мае 1964 года бывший адъютант Геббельса принц ШаумбургЛиппе заявил, что видел Бормана в городке Бухлоэ (Южная Германия) в 1950 году.


Появился свидетель захоронения Бормана в Берлине — чех Я. Дедич. Однако при проверке его показаний выяснилось, что у него нет доказательств, что захороненный в мае 1945 года человек — Борман. Настойчиво повторялись сообщения о пребывании Бормана в Парагвае, в результате чего франкфуртская прокуратура летом 1964 года снова опубликовала заявление о том, что считает Бормана живым. В Парагвае было проведено расследование сообщений о смерти Бормана. Патер Генрих Франц, на которого ссылались как на свидетеля захоронения Бормана близ Асунсьона в 1959 году, заявил, что эти ссылки неосновательны. Он не знает, кто похоронен в могиле, которую увидел лишь в 1963 году. Бывший подводник Карл Виттмерсхауз дал 1 апреля и 9 мая 1964 года в Ганновере показания, согласно которым в начале мая 1945 года М. Борман прибыл в Киль. Отсюда его на подводной лодке «U-806» переправили в Данию, в порт Орхус.


В этом же году гессенская прокуратура опросила ряд лиц, живших в 1945 году в Южном Тироле. Йозефина Тальгеймер сообщила, что видела Бормана в Больцано осенью 1945 года. Элленхард Кейльберт видела Бормана в декабре 1945 года. После этого появлялись различные сообщения — то о пребывании Бормана в Перу, то о его смерти там же. Осенью гессенская прокуратура назначила официальную премию в 100 тысяч марок за поимку Бормана.


1965 год. Западногерманский журнал «Бунте иллюстрирте» опубликовал серию статей Б. Руланда, в которых категорически утверждалось, что Борман бежал из Германии и живет сейчас в Латинской Америке. Руланд совершил поездку в ряд латиноамериканских стран, где собрал большой материал о Бормане. Согласно данным Руланда, Борман прибыл первоначально в Аргентину, затем скрывался в Бразилии, а в последние годы находился в Парагвае, где бывшие нацисты пользуются покровительством властей и лично диктатора Альфредо Стресснера. Вывод Руланда гласил: «Борман пережил крах Берлина. После скитаний по Германии он выбрался в Южную Америку. Там он живет в своем убежище».


В течение года появлялись сообщения, повторявшие эти выводы. Кроме того, курсировали слухи о визитах Бормана в Швецию и ЮАР. В связи с убийством в Уругвае нацистского палача Цукурса в уругвайских газетах появились сообщения о том, что Цукурса видели в обществе Бормана. 28 мая 1965 года сын Бормана — патер Адольф Мартин, вывезенный из Конго бельгийскими парашютистами, — заявил корреспонденту агентства Франс Пресс: «Мы не можем быть на сто процентов уверены в смерти отца».


В сентябре 1965 года корреспондент «Известий» в Бразилии В. Кобыш, совершивший путешествие по странам Южной Америки, сообщил, что беседовал с одним журналистом, который специально занимался розысками Бормана. Во время посещения Парагвая (куда журналист проник с документами бывшего нациста) ему рассказали, что Борман скрывается именно там. год. Появились сообщения о нахождении Бормана в Уругвае. В комнате убитого террористической организацией «Такуара» немца Биттнера была найдена телеграмма: «Борман 24.8 прибывает в Монтевидео самолетом «Пан Америкен». Жду указаний». Чешская пресса напечатала письмо врача О. Рисса, который утверждал, что видел Бормана в 1959 году в Асунсьоне. год. Американская пресса сообщила данные о пребывании Бормана в Аргентине (патагонские провинции Рио Негро и Хубут), в частности, в приграничном городе Барилоче. Такие же сведения публиковались со ссылкой на бывшего эсэсовца Зонненбурга. Бразильская газета «Фолья да тарде» утверждала, что Борман жил в Сан-Паулу, сделав пластическую операцию. год. В течение года шли споры по поводу сообщения бывшего эсэсовца Эриха Карла Видвальда, который утверждал: Борман скрывается в колонии «Вальднер 555», что на границе Бразилии с Парагваем. Видвальд покинул колонию в 1958 году; в последний раз он видел Бормана в 1965 году; первоначально Борман находился в Чили, где его опекал бывший группенфюрер СС Рихард Глюке, затем перебрался в Бразилию. Колония «Вальднер 555» финансируется на средства из тайных фондов, созданных Борманом и СС в конце войны, заместителем Бормана является специалист по финансовым операциям и подделке банкнот Швенд.


Бывший сотрудник ЦРУ Джеймс Макговерн опубликовал книгу о Бормане, в которой сообщал: по данным американской разведки, не исключается пребывание Бормана в Латинской Америке или на Ближнем Востоке.


1970 год. Я получил письмо от бывшего агента английской разведки Рональда Грея; по его утверждению, Борман был убит близ Фленсбурга в 1946 году. В свою очередь, датский врач С.Е. Кофод, бывший в начале 1945 года на острове Борнхольм, заявил, что видел Бормана на Борнхольме в начале мая 1945 года. год снова становится в западной прессе «годом Бормана»: начальник Федеральной разведывательной службы ФРГ генерал Рейнхард Гелен в своих мемуарах выдвинул новую версию: Борман жив, но скрывается… в Советском Союзе, так как был «советским агентом». Версия немедля была подхвачена прессой концерна Шпрингера. Однако сенсация быстро увяла: Гелен не смог ничем подтвердить свои данные. Более того, в упоминавшейся выше книге Макговерна приводился такой факт: когда в 1953 году ЦРУ направило официальный запрос тому же Гелену, последний сообщил, что ему ничего не известно о мнимом нахождении Бормана в Советском Союзе.


В связи с этим скандалом появился ряд новых сообщений о том, что Бормана видели в Берлине в июне 1945 года, что Борман бежал через Южный Тироль и Рим в Южную Америку, о мнимом захоронении Бормана в 1945 оду в Берлине. Вскрытие могилы не дало никаких подтверждений. В конце года было опубликовано заявление следственного судьи Хорста фон Глазенапа о том, что следствие не смогло прийти ни к какому выводу: в равной мере возможны гибель Бормана в 1945 году и его бегство. год. В начале года парижская «Фигаро» напечатала сообщение о том, что находившийся в апреле — мае 1945 года в Берлине солдат дивизии СС «Шарлемань» Франсуа X. присутствовал при опознании мертвого Бормана. Вслед за этим в Колумбии задержали 73-летнего немецкого колониста Иоганна Хартмана, подозревая в нем Бормана (как подсчитала газета «Тайме», это был 16-й «мнимый Борман», задерживаемый после войны). В ноябре «Дейли экспресс» поместила сообщение из Аргентины, согласно которому местная полиция напала на след Бормана в провинции Сальта. 5 октября 1977 года Борман якобы пересек бразильско-аргентинскую границу и вслед за этим находился в имении, принадлежащем семье Круппов. Появились сообщения аргентинской печати о том, что Борман прибыл в Аргентину в 1948 году из Италии, после чего находился в нескольких южноамериканских странах (Перу, Чили, Парагвай).


Таков неполный список сообщений о судьбе Бормана, который может завести в тупик любого криминалиста. На первый взгляд сообщения настолько противоречивы, что взаимно исключают друг друга. Взять хотя бы сообщения Тополевского и Веласко, схожие по смыслу. Но вот со сроками у обоих получается расхождение: Веласко якобы переправил Бормана в мае 1946 года. Тополевский же утверждает, что Борман покинул Европу уже в 1945 году! Со сроками переезда из Аргентины в Бразилию, приводимыми Тополевским, тоже не все в порядке. Так, чилийская газета «Эркилла» считает, что Борман очутился в Бразилии гораздо раньше, а в 1952 году он уже перебрался в Чили. Наконец, Пауль Хесслейн видел Бормана в Чили уже в 1948 году.


Признаться, и я был в числе «искателей» Бормана. В 1964 году я опубликовал книгу «По следам Мартина Бормана», в которой склонялся к тому, что наличие противоречий в сообщениях о Бормане еще не причина прекратить поиски. Укрепляла меня в этом суждении и общая политическая тенденция, требовавшая бдительности мировой общественности перед лицом уже появившихся тогда неонацистских групп и партий. Когда же некоторые мои коллеги все-таки напоминали, что версия о смерти Бормана в Берлине 1–2 мая 1945 г. не отвергнута, то я объявлял, ничтоже сумняшеся, их невольными пособниками неонацизма.


Более того: я попытался внести свой скромный вклад в поиски. В 1964 году, занимаясь проблемой бегства бывших нацистов из Европы и собирая материал по этой — тогда очень актуальной — теме, я стал опрашивать участников событий начала мая 1945 года в Берлине. Чисто случайно я нашел среди них человека, который не только видел знаменитый дневник, но и… владел им. Он объяснил, что «соответствующие» военные органы, изучив дневник и не видя в нем «оперативной» ценности, вернули книжечку в т. н. 7-е управление ГлавПУРа (Главного политуправления). Интереса к ней никто не проявлял (ведь перевод уже был сделан), и один из офицеров взял дневник себе, отвез на дачу и положил в корзину с другими военными бумагами. Положил — и забыл.


Нужно же было случаю, чтобы я попал именно к этому человеку! С некоторыми колебаниями (а не попадет ли ему за хранение дневника нацистского лидера?) он дал мне снять копию. Тогда еще не было ксероксов, надо было искать фотолабораторию, да еще объяснять, что за странный документ и зачем он нужен. Копию сделали, и владелец оригинала решил отдать его «по начальству». Конечно, я пытался извлечь «публицистический толк» из дневника — и опубликовал его. Книгу мою перевели в ГДР, и мои берлинские друзья попросили дать им копию. Оказывается, следственные органы ГДР решили провести раскопки в тех местах, где Борман бродил 1 и 2 мая 1945 года и собирали для этого всяческие материалы. Делали это они в контакте с следственными властями ФРГ. Поэтому попав во Франкфурт-на-Майне, я посетил генерального прокурора земли Гессен д-ра Фрица Бауэра и показал фотокопии. Они даже были включены в следственное дело. Бауэр заразил меня своей уверенностью в том, что Борман где-то скрывается, и мы долго обсуждали все имевшиеся к тому времени сообщения о пропавшем рейхслейтере.


Поиски Бормана приобрели официальный характер. Ведь в октябре 1946 года Борман был — в его отсутствие — приговорен Нюрнбергским международным трибуналом к смертной казни. Приговор не был приведен в исполнение, хотя и был объявлен всемирный розыск. Когда же стали вступать в действие немецкие органы юстиции, то западноберлинская прокуратура решила продолжить расследования, благо были зарегистрированы свидетельства о том, что Борман жив. В 1959 году дело было передано в землю Гессен, поскольку там уже шло расследование по делу об «эвтаназии» (одно из нюрнбергских обвинений против Бормана). Делу против Бормана присвоили номер 3P(K)Js 248/60. Первое, чем занялись в гессенской прокуратуре, — сравнением всех показаний о возможной смерти Бормана в Берлине (Аксман, Науман, Крумнов и т. д.)


Западногерманские юристы не знали, что власти ГДР решили сами провести раскопки. Своеобразие ситуации состояло в том, что как раз по возможным местам раскопок проходила Берлинская стена и примыкающая к ней запретная полоса. Копать можно было только с высочайшего разрешения. Оно было дано, но оказалось безрезультатным. Копать стали и с западной стороны стены. 20 и 21 июля 1965 года под наблюдением Рихтера стали искать следы в районе бывшей выставочной площадке «Улап» и не нашли скелетов, соответствующих приметам Бормана и шедшего с ним эсэсовского врача Людвига Штумпфеггера. Кроме того, необходимых исходных данных для идентификации во Франкфурте-на-Майне не оказалось. Раскопки оказались бесполезными.


Помнится, с некоторой робостью вступал я в монументальное здание франкфуртского Дворца юстиции. Не говорю уже о том, что сооруженные в кайзеровскую эпоху в больших городах Германии подобные дворцы отличаются помпезностью и колоссальными размерами. Они как бы призваны внушать посетителю некоторый страх перед помещавшимися здесь судами и прокуратурами. Но была и другая причина для робости: это были 60-е годы, разгар «холодной войны», и тогда любой контакт с органами западногерманской (реваншистской!) юстиции был небезопасен. Правда, я запасся согласием председателя Верховного суда ГДР профессора Теплица и уже познакомил его с моими изысканиями по делу Бормана. Но кто знает? Вдруг этот визит кому-то не понравится?


Все обошлось. Д-р Бауэр оказался живым, подвижным человеком с антифашистским прошлым (что было нетипично для ФРГ), и мы нашли общий язык. Особенно Бауэру понравилась моя находка в бормановских бумагах — шифротелеграмма, в которой рейхелейтер выражал свое согласие с передислокацией в «южное Заморье». Он обещал выяснить смысл этой телеграммы, которая вроде как бы подтверждала подготовку Бормана к отъезду в Южную Америку. Правда, нам через несколько месяцев пришлось разочароваться: Бауэр выяснил, что под «южным Заморьем» в бормановском дневнике именовалась не Южная Америка, а запасной штаб в Южной Баварии.


Было бы преувеличением сказать, что судьба Бормана была делом большой политики. Но она принадлежала к политическому комплексу отношений между Западом и Востоком и конфронтации двух германских государств. Одним из главных тезисов политики ГДР было стремление показать, что ФРГ представляет собой империалистическое, реваншистское государство, которое не хочет расставаться с традициями третьего рейха и не желает преследовать нацистских военных преступников. Что и говорить, некоторые основания для таких обвинений были: чего стоило назначение Ганса Глобке и Теодора Оберлендера на высшие государственные посты в правительстве Аденауэра! Но в пылу споров советская пропаганда (и, конечно, пропаганда ГДР) упускала из виду не менее важные политические и психологические процессы, шедшие в Западной Германии. Не в последнюю очередь под влиянием упреков с Востока, но главным образом в ходе собственного демократического развития западногерманское общество освобождалось от тяжелого наследия прошлой эпохи. Медленно, но с немецкой фундаментальностью начались судебные процессы против эсэсовских палачей, высших функционеров НСДАП. По официальным данным, с 1945 по 1970 годы немецкими судами было приговорено к наказанию 6181 человек (кроме того, до 1951 года действовали суды оккупационных держав; они осудили около 50 000 человек). Что же касается неонацистских групп и партий, то они оказались на «обочине» западногерманской политической жизни. Избиратели не подержали «вечно вчерашних» деятелей, которые пытались открыто реабилитировать прошлое. Гораздо больший успех имели политики, шедшие на открытый разрыв с прошлым. Мне в эти годы пришлось не раз встречаться с такими людьми как Вилли Брандт, Эгон Бар, Эрих Олленхауэр, Герберт Венер, чьими усилиями совершался болезненный процесс излечения общества от былых болезней. Честно говоря, коренной поворот в советскозападногерманских отношениях в 70-х годах был бы иначе невозможен. Но он совершился.


Но довольно политики, вернемся к нашей теме. В конце 1972 года произошел сенсационный поворот. Когда в ходе обычных строительных работ в Западном Берлине городские власти принялись за долго пустовавшие земельные участки близ Берлинской стены, одна фирма занялась той же площадкой «Улап», где безрезультатно искали в 1965 году. Бдительный Йохен фон Ланг был начеку: прочитав заметку об этом в газете, он сообщил о ней Рихтеру. Тот предупредил берлинскую полицию, и она сразу оказалась на месте, когда 7 декабря 1972 года рабочие обнаружили в яме, которую рыл их экскаватор, два скелета. На следующий день в этой же яме нашли челюсти с зубами, а 12 марта 1973 года там же обнаружили золотой мостик. Все эти находки — скелет № 1 (предположительно Штумпфеггер) и скелет № 2 (предположительно Борман) — подвергли тщательному медицинскому освидетельствованию, благо Рихтер взял находку под контроль. На этот раз идентификацию можно было провести точно, поскольку несколько лет назад был обнаружен архив д-ра Блашке, который лечил зубы Бормана. Привлекли к работе и ассистента Блашке — протезиста Эхтмана и ассистентку Хойзерман. Идентификацию проводили раздельно — по челюстям и скелетам.


Нас, конечно, интересует скелет № 2. Но для следствия скелет № 1 был не менее важен и интересен — по особым обстоятельствам. Дело в том, что еще в августе 1945 года вдова Штумпфеггера получила письмо из находившегося в Берлине «Ведомства по извещению близких родственников павших служащих вермахта» за № III/Na 9474 такого содержания:


«8 мая с.г. служащими почтамта на железнодорожном мосту по Инвалиденштрассе был найден солдат, павший во время боев за Берлин. Согласно найденному у мертвого паспорту это был Людвиг Штумпфеггер. Так как следует предположить, что речь идет о Вашем супруге, мы сообщаем Вам эту печальную новость и выражаем свое соболезнование. Ваш супруг был похоронен вместе с другими солдатами 8 мая на бывшей выставочной территории «Альпендорф» в берлинском районе № 40, Инвалиденштрассе, 63. Пересылаем Вам найденные у мертвого фотографии. Паспорт уничтожен».


Вдова Штумпфеггера об этом письме тогда никому не сообщила, что понятно: вдова личного врача Гитлера и оберштурмбаннфюрера СС не хотела привлекать к себе внимания. Но находка была абсолютно бесспорна, а поскольку было известно, что Штумпфеггер выходил из канцелярии вместе с Борманом, то она была важным свидетельством и для идентификации трупа Бормана. Вдобавок все дальнейшее обследование «скелета № 1» в 1972 году подтвердило, что это был Штумпфеггер.


Теперь к «скелету № 2». Заключение:


«Для скелета № 2 на основе проведенных исследований установлен рост 168–171 см и объем головы 55–57 см. Череп определяется как «круглый». Согласно учетным данным СС, рост указан как 170 см; размер головы там не указан. Определение «круглая голова» соответствует тому, что изображено на фотографиях обвиняемого.


…В «скелете № 2» макроскопически и на основании рентгенограммы д-ра Шельдгена устанавливаются следы заживления после перелома правой ключицы в ее средней трети. Тем самым подтверждаются данные обоих сыновей обвиняемого (сыновья показывали, что у Бормана в 1938–1939 гг. был перелом ключицы. — Л.Б.).


…Челюсти скелета № 2. Они также были исследованы в полицейской клинике г. Берлина. Кроме этого 4.1.1973 обермедицинрат д-р Мачке провела экспертизу челюсти на основе собственной схемы и схемы, сделанной д-ром Блашке. Заключение гласит: «Подводя итоги, можно сказать, что несмотря на некоторые возможные отклонения, основанные на ошибках лечащего врача, существуют большое сходство и ряд других однозначных совпадений, которые говорят об идентичности челюстей Бормана и черепа № 2.


Дантист Эхтман, которому был предъявлен череп № 2, заявил 16.12.1972: «Могу сказать, что обнаруженные на челюстях работы были сделаны в лаборатории д-ра Блашке. Это технические работы, а именно два моста и одна коронка…»


Так как на лбу обвиняемого на различных фото можно рассмотреть бородавку над левым глазом, был соответственно изучен череп № 2. Существенного костного повреждения обнаружено не было. Не исключается возможность случайного кровоизлияния при повреждении головы. При фотомонтаже профильных фотографий обоих черепов с фото обвиняемого и д-ра Штумпфеггера и их совмещении установлено полное совпадение.


…По поводу скелета № 2 эксперт приходит к заключению, что череп и скелет № 2 с большой степенью вероятности могут быть идентифицированы как принадлежащие обвиняемому… Идентичность черепа № 2 и скелета № 2 (малого) с личностью Мартина Бормана можно считать доказанной с вероятностью, граничащей с безусловной».


Далее в заключительном акте франкфуртской прокуратуры разбирается факт обнаружения в челюстях осколков стеклянных ампул, которые могли содержать цианистые соединения (следы цианистого калия обнаружены не были, что неудивительно для срока пребывания тел в земле — с 1945 по 1972 г.). Они, по мнению Рихтера, «почти наверняка» были причинами смерти. Кроме того, прокуратура заказала специальную реконструкцию внешности человека по сохранившемуся черепу (типа знаменитых реконструкций Герасимова). Эту реконструкцию выполнили в Мюнхене (без использования известных фотографий Бормана и Штумпфеггера). Работа была оценена как очередное подтверждение идентичности. Поэтому Рихтер закончил свой акт такой почти философской фразой: «Хотя возможности человеческого познания по природе ограничены (см. федеральный сборник установлений, том 30, стр. 379–393, опубл. 1962, 1505), безусловно доказано, что найденные 7–8 декабря 1972 года на площадке «Улап» в Берлине оба скелета принадлежат обвиняемому Мартину Борману и Людвигу Штумпфеггеру. Обвиняемый и д-р Людвиг Штумпфеггер умерли ранним утром 2 мая 1945 года — примерно между 1.30 и 2.30 утра — в Берлине».


На этом основании Рихтер окончательно закрыл следственное дело и другие дела, открытые по розыскам Бормана в 1965 году. Останки были переданы родственникам, однако без права кремации. Как выяснилось, это решение было прозорливым.


Finita la comedia? Как бы не так! Инерция поиска продолжала действовать, причем ею были уже «заряжены» не только отдельные журналисты и их редакции, но и международные организации типа «Фонда Симона Визенталя», много сделавшего для розыска беглых нацистских преступников. Занимался этим, например, американский «Отряд гражданского цензурирования» в американской зоне оккупации Германии. Он подслушивал телефонные переговоры подозрительных лиц. Один из «подозрительных» заявил: «Слушай, как ты живешь?» Ответ: «А ты слышал, что Бормана видели в Люцерне?» «А почему его не задержали?» Ответ: «Не знаю». Но из этого перехвата контрразведчики ничего сделать не смогли. В 1996 году появился сенсационный рассказ бывшего английского разведчика Кристофера Крейтона. Он утверждал, что по личному заданию Уинстона Черчилля в последние дни войны он вывез Бормана в… Англию, дабы получить от него тайные номера нацистских счетов в швейцарских банках. С этой целью Крейтон нашел в Англии человека, поразительно похожего на Бормана (вплоть до родинки и протезов). Настоящий Борман якобы умер в Англии, а его двойник погиб в Берлине. В том же 1996 году итальянский журнал «Манифесте» объявил, что Борман умер в 1952 году — но не в Лондоне, а в Риме. Наконец, американский публицист Роберт Катц предложил другую — сотую, если не тысячную — версию: Борман скрывался в Италии с документами немецкого солдата Курта Гауча и умер там в 1952 году. В английской прессе в 1972 году появилась серия известного публициста Ладисласа Фараго о Бормане в Аргентине.


Похоже, поиски стали превращаться в фарс, чему неожиданно способствовала небольшая книжечка под заголовком «Мартин Борман — агент советской разведки». Она вышла в Москве в 1992 году в серии «Из истории отечественной разведки — КГБ». Ее автор — мало кому известный Борис Тартаковский. Он предложил читателям сногсшибательное повествование о том, что Борман был завербован советской разведкой еще в 20-е годы. Его, оказывается, рекомендовал в Москве не кто иной, как лидер германских коммунистов Эрнст Тельман. По Тартаковскому, Тельман был хорошо знаком с Борманом, так как этот «широкоплечий блондин с голубыми глазами» входил в состав союза «Спартак» под псевдонимом «Карл». Когда же Тельмана в Москве попросили рекомендовать советским разведчикам человека для проникновения в верхушку НСДАП, то Тельман предложил им «Карла»…


Честно говоря, г-н Тартаковский мог бы изготовить свою версию более правдоподобно. Он не называет дат, фамилии он безбожно перевирает, цитируя самые дешевые истории из биографии Гитлера или беллетризуя хорошо известные факты (чего стоит, например, сцена брачной ночи Гитлера 29 апреля 1945 года, в ходе которой оба супруга занимаются не сексом, а погоней за крысами). Зато под конец автор изображает героическую сцену, в которой к подошедшему к подъезду имперской канцелярии советскому танку выводят человека с мешком на голове. Это, разумеется, Мартин Борман. Его Тартаковский похоронил в Москве, на Лефортовском немецком кладбище (оно, кстати, давно закрыто) в 1973 году…


Я давился смехом, читая сочинение человека, которого издатели включили в число бывших «советских разведчиков и контрразведчиков». Он, конечно, превзошел немецкого генерала Гелена, который был одним из первых в числе авторов версии о «советском разведчике Бормане».


Помнится, в 1971 году (я тогда работал в качестве советского корреспондента в Бонне) у меня в корпункте раздался телефонный звонок. Из Франкфурта-на-Майне мне звонили из прокуратуры и попросили высказать мнение по поводу сообщения Гелена (в его книге «Служба»). Что я мог сказать? Только то, что могу отнестись к нему «лишь сатирически». Кстати, когда прокуроры задали вопрос Гелену — откуда он взял данные о том, что Бормана видели в Москве, то он дал ответ, звучащий действительно сатирически:


«Мне доложили, что в ГДР шла советская спортивная кинохроника. Ее видели и в изображении зрительской аудитории футбольного матча на стадионе «Динамо» распознали человека, похожего на Бормана…»


Так меняются времена: в 1971 году немецкий разведчик и по профессии заклятый антикоммунист Гелен хотел Бормана сделать советским агентом (ах, нехорошие советские разведчики), а в 1991 году советский автор хочет вплести в лавры советской разведки такой же сомнительный листочек. Ведь место для оригинала Штирлица еще не занято!


Этот нескончаемый поток заставил родичей Бормана обратиться во франкфуртскую прокуратуру с настоятельной просьбой: провести генный анализ останков Бормана и положить конец всем спекуляциям. Бауэра и Рихтера уже не было в живых, но их преемник Ганс-Христиан Шефер решил защитить честь юридического мундира. Задание о проверке на ДНК получили два специалиста — во Франкфурте и Берне. Оно оказалось трудно выполнимым, так как останки (хранившиеся согласно приговору) были очень деформированы и ветхи. На помощь пришли ученые из Мюнхена, разработавшие новый, более современный метод извлечения «ДНК» из кости. Тогда стало возможным сравнить анализ костей с анализом крови 83-летней внучки Амалии Фольборн — родной тетки Мартина Бормана. Мюнхенский профессор Вольфганг Эйзенменгер тогда смог с легкостью сравнить оба «теста» по ДНК. Результат — стопроцентная схожесть. Это значит: поставлена последняя и жирная точка в головокружительной истории поисков «человека за спиной Гитлера». Он мертв, он погиб в Берлине на рассвете 2 мая 1945 года.



Опубликовано: 28 июля 2010, 13:05     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор