File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Эмма Аллан Грубая торговля

 

Эмма Аллан Грубая торговля

Глава 1

Всю неделю каждый день повторялось одно и то же. Встав утром с постели, она одевалась, делала макияж и начинала заниматься самобичеванием. Ей было стыдно. Как проштрафившаяся юная гимназистка, она пряталась за кружевными занавесками окна в своей комнате, откуда могла видеть все, оставаясь при этом незамеченной. И ничего не могла с собой поделать…

…Было очень жарко. Поэтому уже через несколько минут тяжелой работы с лопатой он непременно сбросит рубашку. Уже и сейчас короткие джинсовые шорты обнажали длинные мускулистые ноги.

Клер Маркем еще в жизни не видела такого прекрасного мужского тела. Оно просто зачаровывало ее. Его широкая грудь и подтянутый живот казались состоящими из одних мускулов, а выступавшие упругие бицепсы – отлитыми из стали. Он был высокого роста, строен и на редкость красив. А эти твердые, изящные ягодицы, напоминающие две дольки дыни! И вообще, столь совершенное тело было бы достойно стать экспонатом анатомического музея, чтобы служить учебным пособием для студентов-медиков…

Но ее притягивало к себе не только чисто физическое совершенство мужского тела. Чуть вьющиеся светлые кудри, светло-голубые глаза под густыми ресницами… Строгий прямой нос, резко выдающиеся скулы, твердый подбородок. И миниатюрные, нежные мочки ушей…

Он приехал вместе с остальными строителями к началу работ.

Клер решила расширить свой дом. Ей захотелось иметь большую кухню вместо маленькой закопченной комнатушки, которая сейчас использовалась для этих целей. Кроме того, планировалась новая, смежная со спальней, ванная. Причем эти два помещения должны были находиться одно над другим. Два месяца назад Клер получила повышение по службе в «Кисс-Ко ЮК», а потому и решила сделать себе своеобразный подарок. Строительную же фирму рекомендовала подруга, которая уже успела воспользоваться ее услугами для примерно таких же целей. И не ошиблась в выборе.

Клер неохотно отвела взгляд от окна. Поскольку фундамент новой кухни был уже почти возведен, строители стучали своими молотками по внешней стороне стены дома, к которой должна была примыкать пристройка. Теперь, чтобы видеть их, Клер надо было подойти вплотную к окну. Но тогда рабочие непременно бы заметили ее…

Она поджала губы, взглянула на себя в зеркало и ладонью пригладила волосы. После чего вышла из комнаты и спустилась на первый этаж.

– Доброе утро, миссис Маркем, – галантно приветствовал ее Джордж Уикс.
Он отлично знал, что Клер не замужем. Но тем не менее упорно продолжал величать ее «миссис», хотя та постоянно его поправляла.

– Я пришел проверить, как обстоят дела. Извините за весь этот кавардак. Но увы, при строительстве он неизбежен.

Джордж Уикс был главой строительной фирмы и приезжал каждый день проследить за ходом работ. Он был высокого роста, широкоплеч, с квадратным подбородком, ярким румянцем на лице, по которому расползались в разные стороны синенькие прожилки сосудов, и глазами таксы. Казалось также, что ему было очень трудно поднять свои тяжелые, густые ресницы. Еще одной примечательной особенностью этого человека было то, что даже в самую жаркую погоду он не снимал шерстяного полупальто спортивного покроя с кожаными налокотниками.

– Станет еще хуже, когда они пробьют эту стену, – фыркнула Клер.

– Мы постараемся сделать это в самый последний момент, – поспешил успокоить ее Джордж.

Вся мебель с первого этажа была убрана. Пол покрыт пластиком, а ковры вынесены в сад и свалены под навесом.

– Доброе утро, миссис Маркем, – раздался за спиной Клер чей-то мужской голос.

Она обернулась и увидела светловолосого молодого человека, катившего перед собой тачку с землей.

– Доброе утро, Гэри, – улыбнулась Клер, невольно залюбовавшись его широкой мускулистой грудью, по которой стекали тоненькие струйки пота, оставляя за собой узкие полоски, исчезавшие за поясом рабочих брюк.

Спохватившись, что он может заметить этот любопытный взгляд, Клер поспешно отвела глаза. Молодой человек покатил тачку дальше. Оставив Джорджа Уикса продолжать инспектировать строительство, Клер вынула из сумочки ключи от машины и последовала за Гэри. Тот выкатил тачку за ворота, поднялся по широкой доске на огромную мусорную кучу и оттуда вывалил груз в стоявшую внизу огромную бочку для отходов.

– Прекрасная машина! – крикнул он сверху, пока Клер отпирала дверцу своего припаркованного рядом лимузина – «пятого» «БMВ». Она подняла голову и увидела, что Гэри вытирает тыльной стороной ладони пот со лба и смотрит уже не на машину, а на хозяйку.

Он спустился с мусорной кучи и встал около Клер. Рядом с ней, чей рост только на пару сантиметров превышал полтора метра, Гэри казался исполином.

– Машина соответствует работе, которой я занимаюсь, – ответила Клер, хотя на языке вертелось нечто совсем другое.

– Тогда это просто замечательная работа! – воскликнул Гэри. – Вот бы мне такую!

Клер заметила, что он говорит с сильным акцентом, по которому можно безошибочно определить обитателя южной части Лондона.

Их взгляды встретились. Гэри улыбнулся. Улыбка получилась грустной и задумчивой. Клер гадала, были ли когда-нибудь у этого человека приятные мысли, связанные с ней? Думал ли он вообще о ней, как она думала о нем в последние дни?

– Вы сегодня работаете до поздней ночи? – спросила Клер, хотя отлично знала, что Гэри всегда появляется на работе первым, а уходит последним.

– Да, – односложно ответил он.

– В таком случае увидимся позже, – засмеялась Клер и, сев за руль, включила зажигание.

Но она не могла удержаться от еще одного взгляда на тугие ягодицы Гэри, когда он повернулся спиной и покатил тачку обратно. Клер вдруг поймала себя на смешном желании прикрыть эти две аппетитные дольки ладонями…

Почему-то на этот раз машин на улицах было не много, и через каких-нибудь пятнадцать минут Клер уже была на Гросвенор-сквер. Как обычно, она припарковала машину в подземном гараже «Кисс-Ко». Это разрешалось делать только троим из всех служащих компании. Поднявшись на лифте в свой офис, Клер подошла к окну, откуда был виден угол площади, и посмотрела на улицу. Стояла жара, а потому на траве начинавшегося от площади парка уже расположилось изрядное количество мужчин и женщин, подставивших, насколько это было допустимо, лица, спины и ноги обжигающим лучам солнца. Про себя Клер отметила, что ни один из растянувшихся на травяном ковре мужчин не мог бы соперничать по красоте и совершенству тела с Гэри.

Не успела она сесть за свой рабочий стол, как зазвонил телефон.

Клер подняла трубку и услышала голосок своей молоденькой секретарши Дженис.

– Звонят из Хьюстона, – сообщила она.

Звонки оттуда почти всегда означали для Клер массу дополнительных забот, ибо в Хьюстоне располагалась штаб-квартира фирмы.

– Что-то сегодня они звонят слишком рано, – хмыкнула она в трубку.

– Ранние пташки, – прохихикала в ответ Дженис.

– Соедините меня.

В трубке что-то щелкнуло, и на другом конце провода раздался женский голос, видимо, тоже принадлежавший секретарше:

– Мисс Маркем! С вами хочет поговорить Бриджет Голдсмит.

Трубка снова щелкнула.

– Доброе утро, Клер, – донесся знакомый голос.

– Здравствуйте, мисс Голдсмит! До чего же вы рано встаете!

Бриджет Голдсмит была президентом и главным оперативным менеджером «Кисс-Ко» по зарубежным отделениям. Ее ранний звонок на самом деле ничуть не удивил Клер. Ибо в компании сплетничали, будто та вообще никогда не спит.

– Я решила приехать в Лондон, Клер, – объявила Бриджет.

– Серьезно?

– На какое число назначено начало наших европейских операций?

– На первое сентября.

– Значит, впереди еще больше трех месяцев. Думаю, мне надо приехать заранее и все проверить самой. Кроме того, я намерена съездить в Париж.

– Повидаться с Клодом, – холодно вставила Клер.

– Если в ближайшие две недели произойдут какие-либо изменения, то я сообщу вам по факсу. Надо еще получить подтверждение. А пока попрошу вас разработать для меня план презентации. Свяжитесь с рекламным агентством и специалистами по маркетингу. Одним словом, сделайте все необходимые приготовления, чтобы я могла на месте все увидеть.

– Мы уже вовсю работаем над презентацией.

– Вот и прекрасно!

– Разве возникли какие-то проблемы?

Европейские операции фирмы «Кисс-Ко» должны были стать крупнейшим торговым мероприятием фирмы за пределами Америки. Предполагалось организовать самые широкие поставки новейших видов косметики и парфюмерии во все крупные европейские страны, сопровождая это грандиозной рекламной кампанией.

– Нет, никаких проблем не возникло, – успокоила Бриджет. – Я просто хотела бы все видеть своими глазами и объективно оценить. Мне кажется, что координировать осуществление этого проекта лучше всего из Парижа.

– Понятно, – многозначительно ответила Клер.

Она действительно все поняла. Клод Дюмель, исполнительный директор парижского отделения фирмы, недавно вернулся из поездки в Хьюстон. И конечно, не упустил случая посеять в душе Бриджет сомнения в компетентности Клер и целесообразности ее участия в проведении столь масштабных и дорогостоящих операций.
Повышение Клер по службе было неожиданным. Обычно все старшие сотрудники фирмы перед назначением на подобный пост направлялись в Хьюстон, где проходили всестороннюю проверку и получали оценку руководства. Но на этот раз ситуация осложнилась вмешательством конкурирующей компании, сумевшей выкрасть секреты «Кисс-Ко» у бывшего директора лондонского отделения фирмы, после чего его нахождение на этом посту стало невозможным. Клер оказалась следующим по старшинству сотрудником отделения, а потому и была без обиняков или каких-либо проверок назначена на должность.

– Не беспокойтесь об отелях, – донеслось из телефонной трубки. – Мы все организуем отсюда.

– Чем еще мы могли бы вам помочь?

– Если что-то потребуется, мы позвоним. А пока – до свидания!

Голос Бриджет звучал бодро и весело. Клер положила трубку, пододвинула к себе блокнот и принялась делать заметки.

Дверь приоткрылась, пропустив в кабинет Дженис. Секретарша Клер была небольшого роста, пухленькой и в любую погоду носила вязаный шерстяной костюм.

– Вам помочь? – проворковала она.

– Да. Идите сюда.

В течение часа они составляли график встреч с руководителями местных филиалов фирмы, которым надо было сообщить о предстоящем визите Бриджет и проинструктировать, что в связи с этим делать. Разрабатываемый план презентации должен был быть максимально детализирован, коль скоро его предстояло не просто послать в Хьюстон, но передать в собственные руки Бриджет.

Составление графика близилось к концу, когда вновь зазвонил телефон. На этот раз – принадлежавший лично Клер.

– Клер Маркем, – сказала она, взяв трубку.

– Клер, это Дэвид. Как дела?

– Могли бы быть лучше, – буркнула она в ответ.

– Мы встретимся вечером? Надеюсь, ничего не изменилось?

В голосе Дэвида слышалось беспокойство. Он явно опасался, что Клер постарается найти предлог, чтобы уклониться от встречи.

– Да, конечно, – нехотя ответила она.

Откровенно говоря, меньше всего Клер сегодня хотела встречаться с Дэвидом Олстоном. Но разочаровывать его не хватило духа. Для Дэвида их отношения были чем-то вроде новой детской игрушки. Отнять ее было бы очень жестоко. Хотя Клер хотелось сегодня пораньше улечься спать, почитав на сон грядущий какой-нибудь роман.

– Прекрасно! – обрадовался Дэвид. – Ты хочешь, чтобы мы поужинали?

– Мне не на чем готовить. Или ты забыл, что моя кухня вся разобрана?

– Тогда, может быть, я закажу столик в «Айви»?

– Нет, нет! Не надо! У меня не то настроение, чтобы наряжаться в вечернее платье. Лучше сходим в местный итальянский ресторанчик.

Клер отлично понимала, чего Дэвид потребует от нее после ужина, и надеялась, что тот откажется идти во второсортный ресторан. Но он с готовностью ответил:

– Хорошо. Значит, в восемь часов?

Про себя Клер отметила тот восторг, с каким это было сказано. Итак, дитя предвкушает вновь получить любимую игрушку. И сейчас до конца дня будет думать, как с ней играть…

День тянулся очень долго. С тех пор как начались работы по строительству новой кухни, Клер, приходя домой, видела у задней стены одного Гэри, занятого своим делом. Остальные строители к этому времени уже давно расходились. Но сегодня она вернулась слишком поздно и не застала даже Гэри. Дом казался пустым и покинутым.

Было уже половина восьмого. Клер поднялась на второй этаж и, расстегивая по пути свой черный костюм, прошла в ванную. В недалеком будущем она планировала выгородить здесь отдельный душевой отсек. Но пока душ находился в той же ванной.

Клер отрегулировала температуру воды и встала под приятные, ласковые струи. Зажмурившись, подставила им лицо. И при этом продолжала думать о Гэри, его сильном вспотевшем теле, воображала, как приятно было бы прижаться к нему…

В жизни Клер было немало мужчин. Некоторые из них вроде бы ей вполне подходили. С другими она довольно быстро расставалась. Но никогда еще Клер не доводилось видеть такого физического совершенства. Мускулы Гэри, казалось, были выточены из камня. Клер невольно представляла себе сладость его объятий и покоряющую силу рук. И от этих мыслей все тело ее начинало дрожать.

Она быстро вымылась, вытерлась белым широким полотенцем, старательно вычистила зубы. И еще в ванной решила надеть розовое ситцевое платье с глубоким вырезом спереди, оставлявшее в значительной мере открытыми ее стройные ноги. Затем села за столик перед зеркалом и сделала легкий макияж.

Раздался звонок в дверь.

– Ты очень пунктуален, – сказала она выросшему на пороге Дэвиду.

Он действительно всегда отличался пунктуальностью. Даже сверхпунктуальностью. Клер иногда хотелось, чтобы ее поклонник обладал подобным качеством не в такой степени.

– Извини, – сказал Дэвид, целуя Клер в обе щеки и застенчиво краснея.

– Я с трудом отыскала свою сумку.

И Клер кивнула на царивший кругом беспорядок.

– Впечатление, что сюда попала бомба.

– То ли еще будет! Строительство еще только началось.

Раскрыв сумочку, Клер вынула оттуда ключи, потом включила охранную сигнализацию и, пропустив Дэвида вперед, вышла из комнаты.

Красный автомобиль Дэвида был припаркован около строительной площадки. Он открыл заднюю дверцу, помог Клер сесть в машину и взялся за руль.

– Ты решительно настаиваешь на этом ресторане?

– Решительно!

Они поужинали скромно, ограничившись одним блюдом и бутылкой красного вина. Клер показалось, что отсутствие у нее аппетита вполне устраивало Дэвида. Его еда, видимо, вовсе не интересовала, и он не мог дождаться, когда этот ужин наконец закончится.

Клер познакомилась с Дэвидом на одной из презентаций фирмы. Кто его туда пригласил, она так толком и не поняла. Скорее всего организаторы приема посчитали присутствие Олстона полезным в рекламных целях. Ибо лицо Дэвида постоянно улыбалось со страниц «Куин», «Татлер» и даже «Вог», на которых обычно помещались сплетни и разного рода бульварщина. Вполне возможно, что пресс-отдел «Кисс-Ко» надеялся с его помощью проникнуть в эти солидные издания. Но, как очень скоро выяснилось, подобным надеждам не суждено было сбыться.

Дэвид Олстон фактически являлся виконтом Бонмутом – восьмым в достаточно родовитом семействе, первое упоминание о котором датировалось еще 1781 годом. Был он строен, даже худощав. Одет в прекрасный костюм, сшитый на фирме, которая обслуживала его семейство еще со времен прадедушки. Белая хлопковая рубашка была заказана также портному фирмы, услугами которой уже без малого сто пятьдесят лет пользовалась семья Олстонов. Ботинки были сделаны тоже на заказ.
Каштановые волосы Дэвида были аккуратно подстрижены и тщательно причесаны. Лицо – красиво очерчено. Нос – прямой и узкий. Скулы же чуть выступали и казались хрупкими, почти женскими. Глаза – светло-зеленые и глубоко посаженные, но маленькие. И никогда ни у кого Клер еще не видела таких длинных и пушистых ресниц.

Манеры Дэвида также выдавали его благородное происхождение. Каждое его движение, слово, поза были всегда уравновешенными и элегантными. Может быть, порой даже и чрезмерно. При этом Дэвид не принадлежал к категории аристократов, которые всегда стараются казаться усталыми, все знающими, все испытавшими и не расстаются с насмешливой маской на лице. Скорее он производил впечатление умного, любознательного ребенка, всегда стремящегося узнать что-нибудь для себя новое и найти собственный путь в жизни.

– Итак, когда этот главный босс в юбке намерен прибыть? – спросил Дэвид, когда Клер рассказала ему о своем разговоре с Бриджет Голдсмит и ее решении приехать в Лондон.

– Через две недели.

– Уверен, что все будет в порядке!

Дэвид никогда не проявлял большого интереса к служебным делам Клер. Да и вообще он был равнодушен к работе. Даже к своей собственной. Клер знала, к примеру, что Дэвида интересовала только сохранность его состояния в Хартфорде. Он никогда не знал, что такое зарабатывать себе на жизнь. Клер не сомневалась даже, что Дэвид понятия не имеет о необходимости ежедневного труда.

– Хочешь кофе? – спросил он, явно рассчитывая услышать отрицательный ответ.

Дэвид хотел бы прямо сказать ей, что пора уходить. Но в семье его много лет воспитывали в духе, что свои желания нельзя ставить выше пожеланий других. Особенно если речь идет о женщине. С детства Дэвиду внушали, что женщина рождена для любви и обожания. Правда, он понимал, что не стоит воспринимать это слишком уж серьезно…

– Кофе? Что-то не хочется, – ответила Клер.

– Мне тоже…

Дэвид подозвал официанта и очень быстро расплатился за ужин, заставляя этим Клер поскорее встать из-за стола, выйти из ресторана и сесть в его машину.

Пока они ехали к дому Дэвида, ни он сам, ни Клер не произнесли ни слова. Возможно, потому, что дорога заняла всего несколько минут. К тому же Клер была не в настроении вообще говорить о чем-либо.

Дом Олстонов находился в самом начале Риджентс-парк. Еще издали бросались в глаза огромные прямоугольные окна, украшенные резьбой по дереву боковые стены, вылепленные из штукатурки барельефы внушительного фронтона с колоннами и парадным крыльцом, по бокам которого стояли два декоративных дерева.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – спросил Дэвид, как только они прошли через широкий холл, между черным от копоти потолком и мраморным полом которого висела огромная хрустальная люстра.

– Да. Если можно – коньяку.

Клер подумала, что коньяк лучше любого другого напитка подкрепит ее силы в преддверии уже неотвратимого и стремительно приближающегося момента.

Дэвид провел ее в гостиную с уютным камином и стоявшей перед ним софой соломенного цвета. Клер знала, что в этой гостиной напитки обычно приносил дворецкий. Но в последние дни ему приходилось поочередно прислуживать не только здесь, но и в загородном доме хозяев. И как раз сейчас его, очевидно, в Лондоне не было. Ибо Дэвид тут же исчез в своем обитом ореховым деревом кабинете и через минуту появился с подносом, на котором были бутылка коньяка и хрустальная рюмка.

Он налил рюмку и протянул Клер, стоявшей около окна и смотревшей в парк.

– Будь здорова! – сказал он.

– А где твоя рюмка?

– Мне не хочется пить.

Между ними, словно осенний туман, образовалась атмосфера томительного ожидания. Дэвид следил за каждым движением Клер, как собака смотрит на хозяина, собирающегося вывести ее на прогулку. Она отлично знала, чего он от нее хочет. Уже много ночей Клер играла с Дэвидом, откладывая неизбежное объяснение и заставляя его ждать. Но сегодня почувствовала, что устала от этого…

Клер через силу выпила коньяк и поставила рюмку на французский карточный столик из красного дерева.

– Извини, я покину тебя на несколько минут, – сказала она, стараясь, чтобы в голосе не звучала усталость.

Клер повернулась и направилась было к двери. Но Дэвид схватил ее руку и прижал к своей щеке.

– Несравненная! – воскликнул он, целуя пальцы Клер.

Она спустилась по роскошной, богатой лестнице на первый этаж. И при этом все время думала об одном. Были ли эти слова Дэвида искренними? Сколько женщин уже уступили его сексуальным настояниям? Среди них, возможно, были графини, баронессы, герцогини. А может быть, всего этого и не было?.. Может быть, именно она и стала первой женщиной, которая так его воспламенила?

Клер открыла дверь спальни, зная, что там найдет. Действительно, на широкой кровати стояли одна на другой две коробки. Маленькая и большая. Обе – перевязаны голубыми лентами.

Закрыв за собой дверь, Клер подошла к кровати. Присев на белоснежный кружевной пододеяльник, она отодвинула в сторону большую коробку и развязала ленты на той, что поменьше. Опустив в нее руку, Клер нащупала под двойным слоем упаковочной бумаги что-то очень мягкое. Вытащив содержимое из коробки, она увидела изящный розовый корсет с кружевами у лифа и бедер. Здесь же, в небольшом пакетике, оказались чулки того же цвета. На дне коробки Клер обнаружила подвязки и письмо. В содержании последнего она не сомневалась: подробный сценарий предстоящей эротической ночи. Дэвид придумывал таковые перед каждой их ночной встречей, никогда, впрочем, не советуясь с подругой, и старался им следовать. Клер – далеко не всегда…

Она развернула письмо и прочла. Почти половина его, если не больше, содержала подробнейшее описание того, как Дэвид разденется в спальне, бросит Клер на кровать и без всяких церемоний овладеет ею. Во второй половине сценария давались советы, какое нижнее белье следовало бы на эту ночь каждому надеть. Наконец, в конце письма были пространные размышления о том, как подготовиться к предстоящему «таинству» психологически.

Клер знала, что над этим сценарием Дэвид трудился чуть ли не два дня. Этим письмом он, видимо, надеялся взволновать Клер, вызвать в ней желание. Однако ничего подобного она не ощутила. Все это уже давно было, а потому показалось Клер скучным и ненужным…

Она отложила письмо, встала с кровати и разделась. Потом надела корсет и обвязала талию эластичным поясом, также оказавшимся в коробке. Шелк был до того мягким и ласковым, что Клер невольно почувствовала, как ее тело задрожало от сексуального желания. Соски затвердели и стали похожими на кораллы.

Клер посмотрела в висевшее на противоположной стене зеркало. Корсет был точно сделан на заказ по ее фигуре. Она улыбнулась: Дэвид не зря как бы ненароком выудил у нее все размеры. Розовый цвет также очень шел к ее темным волосам и смуглой коже. Корсет мягко подчеркивал стройную талию, сильную высокую грудь, изящные бедра. Кружева на лифчике были почти прозрачными, и сквозь них можно было видеть соски. Похожие кружева слегка прикрывали верхнюю часть ног, так, чтобы просматривался поросший курчавыми волосиками лобок.
Клер снова присела на край кровати, вынула из полиэтиленового пакетика чулки и натянула сначала на одну ногу, потом – на другую. Подвязки оказались слишком длинными. Пришлось приспособить их так, чтобы они крепко держали верх чулок.

Наконец-то у нее будет нижнее белье, которое можно носить за пределами спальни, подумала Клер.

Она распаковала большую коробку. Там оказались куда более солидные вещи – пара лифчиков, панталончики и супинаторы, с помощью которых ступни ее ног в туфлях принимали почти вертикальное положение. Все это явилось плодом какой-то безудержной и странной фантазии Дэвида, который старался украсить тело возлюбленной, как будто имел дело с дешевой проституткой.

Клер уже закончила одеваться, когда услышала за дверью приближающиеся шаги Дэвида. Она задвинула под кровать коробки, бросила в угол оберточную бумагу и притушила свет. Раздался троекратный стук в дверь.

– Войди! – отозвалась Клер.

Дверь открылась, и на пороге появился совершенно голый Дэвид. Одежду он, видимо, оставил на софе у камина, нарушив этим свой же сценарий.

Клер приложила палец к губам:

– Тс-с! Только без шума!

Дэвид осторожно закрыл за собой дверь и повернулся к Клер. Его член тут же начал крепнуть и подниматься.

– Мы должны вести себя очень тихо. Чтобы никто не застал тебя здесь со мной. Ты это знаешь, не правда ли?

– Да, – прошептал Дэвид.

Он стоял спиной к двери, пожирая глазами тело Клер.

– Никто не должен знать об этом. Никто!

– Да.

– Тогда иди ко мне.

Дэвид сделал шаг к кровати и остановился, забыв, подобно плохому актеру, следующий пункт сценария.

– Постой! Ты ведь лучше знаешь, что делать. Разве не так?

Он почувствовал, как краска стыда заливает лицо. Его член затвердел и стал неестественно большим.

– Да, – снова сказал он и упал на колени на большой бежевый ковер.

– Это уже лучше.

Дэвид медленно подполз на коленях к кровати и застыл прямо перед Клер. Она подняла левую ногу и, дотронувшись большим пальцем до его груди, обвела небольшой кружок вокруг соска. Член Дэвида задрожал.

– Ты знаешь, что дальше делать? – спросила Клер.

– Да, – снова прошептал Дэвид.

Даже если бы Клер не видела его напряженного мужского естества, она догадалась бы о состоянии Дэвида по выражению лица. О жгучем желании говорили не только горящие сумасшедшим огнем глаза, но и стиснутые челюсти, напряженно сжатые губы и прерывистое дыхание. Он схватил вытянутую левую ногу Клер обеими руками и, прижав к губам, нежно поцеловал большой палец в нейлоновом чулке. Потом взял его в рот и принялся сосать.

– Теперь – на другой, – скомандовала Клер, убирая левую ногу и указывая глазами на правую.

Он схватил ее, оторвал от пола и приник губами к большому пальцу. Вся процедура повторилась.

Клер не могла удержаться от сладостной дрожи. Она чувствовала, как в ней разгорается страстное желание, постепенно охватывая все тело. В этом было нечто чисто физическое – связь между сексом и нервом, заключенным в больших пальцах ее ног, дополненная дрожью во всем теле, явно вызванной стоявшим перед ней на коленях и обуреваемым страстью обнаженным мужчиной. Впрочем, не сама ли она приказала Дэвиду вести себя подобным образом? Но нет! О каком приказании могла идти речь, если все происходящее вписывалось в заранее составленный сценарий – плод болезненного воображения самого Дэвида?

– Хорошо, – приказным тоном сказала Клер. – Довольно!

– Это было так прекрасно! – прошептал Дэвид.

– А теперь знаешь, чего бы я от тебя хотела?

Клер встала с кровати и, обхватив ладонями голову Дэвида за затылок, прижала лицом к своему животу и пупком ощутила его горячее дыхание.

– Знаешь? – вновь спросила она.

– Да, – простонал Дэвид.

Клер отпустила его голову. Дэвид медленно поднял обе руки и осторожно спустил ее чулки к лодыжкам. Клер подняла сначала одну ногу, потом другую. Дэвид по очереди снял оба чулка. И тут же прильнул к ним губами, с наслаждением вдыхая запах женского тела. Это тоже входило в определенный сценарием ритуал.

– Продолжай, – совершенно спокойно сказала Клер.

Он намотал чулок на левую руку и медленно, на четвереньках, подполз к большому комоду со множеством выдвижных ящиков. Выдвинув один из нижних, Дэвид вытащил оттуда пару белых атласных дамских панталончиков. В ящике было много других пикантных вещей. Но сегодня, как рассудил Дэвид, они вряд ли могли понадобиться.

– Пожалуйста, не заставляй меня… – начал он, умоляюще глядя на Клер.

Но она не дала ему договорить.

– Ты же знаешь, что я этого хочу! – властно процитировала она очередной пункт из сценария.

Дэвид поднялся с колен и стал натягивать на себя панталончики. Бедра его были худыми, а ноги похожи на две змеи. Но даже при этом панталончики оказались ему малы. Они больно стянули низ живота и пупок, а его затвердевшая мужская плоть предательски выпирала из-под материи. Выделившаяся оттуда капля тут же растеклась по ткани, оставшись на ней темным мокрым пятном.

– Ну разве не прекрасно ты выглядишь? – сказала Клер, глядя на Дэвида и невольно улыбаясь.

Как ни странно, но в ее словах была правда. Во всем теле Дэвида было что-то женственное. Нежная, слишком бледная для мужчины кожа. Мускулатура только едва намечена. Хотя пухлым и рыхлым Дэвида также нельзя было назвать. И все же единственным проявлением мужского начала было то, что сейчас скрывалось за тонкой тканью панталончиков и неудержимо рвалось наружу…

– Прошу тебя… – простонал Дэвид.

– Подойди ко мне.

Он снова опустился на колени и подполз к ногам Клер. Она протянула руку к ночному столику, открыла стоявшую на нем небольшую золотую коробочку и извлекла из нее черную шелковую маску без глазных прорезей.

– Если я стану кричать, то подниму на ноги весь дом, – сказала она.

– Да, – уже почти машинально повторил Дэвид.

– Домочадцы прибегут сюда и увидят тебя в такой позе.

Эта фраза также была дословно взята из написанного Дэвидом сценария.

– Тогда, умоляю, не кричи! – прошептал он, цитируя текст дальше.

– Постараюсь. Но только если ты точно выполнишь то, что я скажу.

Клер иногда казалось, что многие пункты сценария были взяты из реальной жизни.

Она бросила взгляд на его панталончики и заметила, что мокрое пятно на пикантном месте расплылось еще шире. Тонкая ткань стала совсем прозрачной, и под ней совершенно четко просматривался возбужденный, продолжавший сочиться член.
– Итак? – с усмешкой проговорила Клер.

– Я сделаю все, что ты хочешь!

– Надень это.

Она бросила маску на пол, к его коленям.

– Или ты серьезно думаешь, что я позволю тебе видеть меня в голом виде?

– Нет, не думаю, – ответил Дэвид.

Он поднял маску и надел. Клер медлила. В этот момент она чувствовала себя слишком возбужденной. Похоже, что Дэвид увлек ее своей фантазией. Секс, к которому она привыкла до их знакомства, был, как правило, спонтанным и бездумным. Клер никогда не задумывалась над тем, что произойдет дальше. Теперь ей открылась другая сторона медали. Этот секс был до конца продуман. Клер точно знала, что Дэвид намерен сделать с ней в следующую минуту. И это особенно возбуждало ее.

Между тем Дэвид прислушивался, рассчитывая по какому-нибудь случайно вырвавшемуся звуку или восклицанию Клер понять, что она собирается с ним делать. А той вдруг просто захотелось с ним поиграть. Поэтому она на несколько секунд застыла подобно гипсовой фигуре. Затем осторожно вытянула ногу и нажала большим пальцем на просматривавшийся под мокрой тканью член Дэвида. Он вздрогнул, ибо ничего подобного не ожидал. Сценарием это не предусматривалось.

– Разве тебе не приятно? – спросила она, проводя стопой вверх и вниз по промежности Дэвида.

Он не ответил, не зная, что сказать, не будучи подготовленным к такого рода играм.

– Ладно, – вздохнула Клер, убирая ногу. – Делай все, что я скажу. Тогда никто и никогда не догадается, что ты здесь был. Понятно?

– Да.

– Хорошо. Ты знаешь, что должен делать дальше.

Клер встала и вновь наклонила голову Дэвида к своему животу, оставив на этот раз лицо на некотором расстоянии. Его ладони оказались между ее ногами, а пальцы беспомощно старались нащупать нечто, неожиданно ставшее разрешенным.

– Перестань нервничать и соберись! – фыркнула Клер. – Что за беспомощность!

Вместе с тем Клер чувствовала его пальцы совсем близко от своего лона, и это волновало ее. Непреодолимое желание постепенно охватывало все тело.

Клер отступила на шаг и вновь села на край кровати, упершись левой ногой в грудь Дэвида.

– Поцелуй мне ногу, – почти прошептала она.

Дэвид судорожно схватил ногу и прижал к губам. Он целовал по очереди каждый палец. Потом перешел к лодыжке, поцеловав ее сначала с внешней, потом – с внутренней стороны. Затем, чуть приподнявшись, прильнул сначала к изящной икре, а затем – к коленке. Но тут Клер приказала ему остановиться. Она положила левую ногу на плечо Дэвида и подняла правую, ткнув большим пальцем прямо ему в губы:

– Теперь – эту!

Дэвид покорно повторил всю процедуру с начала до конца, после чего Клер положила правую ногу на его другое плечо, разведя коленки и предоставив губам Дэвида целовать ее бедра. Он делал это с закрытыми глазами. А если бы открыл их, то увидел бы совсем рядом нечто такое, на что смотреть запрещено.

Кончик языка Дэвида уже ласкал промежность Клер. Она застонала, упала спиной на кровать и обвила ногами шею Дэвида, открыв ему самое заветное на своем теле место.

Клер чувствовала, что ее тело начинает конвульсивно и ритмично содрогаться, как бы под собственную внутреннюю музыку. Бедра напрягались и изгибались вверх при прикосновении губ Дэвида, которые двигались все выше и выше, приближаясь туда…

Дыхание его сделалось лихорадочным, а когда губы коснулись желанной цели, из груди вырвался страстный стон.

– Противный мальчишка! – прошептала Клер. – Разве мы так договаривались? Несносный!

– Да, – проговорил Дэвид, не отрывая губ от заветного места.

– Я не должна тебе этого позволять, не так ли?

Она вдруг вообразила себя простой служанкой, живущей в имении Олстонов в грязной темной комнате под лестницей господского дома и уговаривающей своего молодого господина подарить ей наслаждение. Причем не просто служанкой, а еще и первостатейной потаскухой, заставляющей хозяина спать с ней одну ночь за другой, угрожая в случае отказа рассказать все его тирану отцу.

Клер почувствовала, что ее промежность стала мокрой. Лежа с широко раздвинутыми ногами, так что был виден клитор, она чувствовала биение в нем крови.

– Ты действительно не должна мне этого позволять! – согласился Дэвид.

– Но я хочу!

При этих словах Клер почувствовала, как кончик языка Дэвида коснулся ее клитора. Он таки решился! Прекрасно! Ни один мужчина в ее жизни не делал этого так нежно и не доставлял ей столько наслаждения! Казалось, будто губы Дэвида растаяли в ее теле. Он проникал языком в глубину ее лона и губами вытягивал наружу кончик клитора. И при этом продолжал облизывать его со всех сторон.

Все тело Клер извивалось от страсти. Она приподнималась на локтях, стараясь как можно сильнее прижаться интимным местом к губам Дэвида. А его подбородок уже находился у самой половой щели, из которой лилась сладостная влага.

Она знала, что Дэвид станет делать дальше. Хотя после всего, что уже произошло, казалось, надо было обладать сверхъестественным даром фантазии для чего-то нового, неизведанного. И все же кончик языка Дэвида заставил ее пережить нечто такое, чего она раньше никогда не испытывала. Запредельное наслаждение! Клер поняла, что уже не захочет больше ничего, если Дэвид возбуждающим кончиком своего языка еще чуть-чуть расширит ее половую щель, чтобы вложить туда сначала один палец, потом – другой и третий… Пока еще он этого не сделал. Но его ладонь была уже наготове. Дэвид выжидал наступления нужного момента, зная, что непременно почувствует его.

Ноги Клер продолжали крепко обнимать шею Дэвида. А пальцы судорожно вцепились в скомканную простыню, как бы ища у нее поддержки.

– Да, – простонала она.

В ту же секунду это произошло. Бурный оргазм, казалось, охватил все тело Клер. Но на какую-то долю секунды раньше пальцы Дэвида глубоко проникли в ее плоть. Клер вскрикнула. Ее дыхание стало прерывистым, а тело пронизала дрожь…

Пик страсти миновал. Дэвид осторожно убрал пальцы из ее плоти. Клер сняла ноги с его плеч. Он все так же стоял перед ней на коленях. Она же поднялась с кровати, подошла к ночному столику и вынула из верхнего ящика флакончик с духами. Затем вернулась и снова села на край кровати. Открыв флакончик, Клер сунула его под нос Дэвиду. Тот вдохнул запах духов и застонал.

Подняв ногу, Клер провела ступней по панталонам Дэвида над его членом. И тут же почувствовала, как этот мужской орган зашевелился, окреп и поднялся. Мокрое пятно на панталонах стало снова расползаться. Все тело Дэвида задрожало. Он наклонился вперед и упал лицом на колени Клер.

Она же думала о том, что все повторяется. Ведь пять месяцев назад Клер уже испытывала как раз то, что произошло сегодня…

Опубликовано: 07 июня 2011, 14:08     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор