File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Игорь Солнцев СМЕРТЬ ЕЙ К ЛИЦУ

 

Игорь Солнцев СМЕРТЬ ЕЙ К ЛИЦУ

Глава 2


1

Старший оперуполномоченный по особо важным делам Главка уголовного розыска майор Рязанцев брился в ванной, когда позвонили в дверь.


Чертыхнувшись, он набросил на голые плечи полотенце, подтянул трико и босиком прошлепал к дверям.


На пороге стояла соседка с пустым мусорным ведром. Увидя вымазанную пенкой одну щеку майора, та хихикнула, словно ей удалось подсмотреть нечто интимное.


— Здрасьте, Олег Викторович, — прощебетала она и вновь хихикнула.


— Доброе утро, Марья Ивановна, — почтительно наклонил голову Рязанцев и тут же добавил: — И пожалуйста, потише. Мои ещё спят.


— Ой, извините. Так неудобно…


— Что неудобно?


— Ну, что побеспокоила. Только я подумала, мало ли что…


— Да что — мало ли что? — Майор почувствовал, что начинает раздражаться. Он уже спешил на службу, а эта говорунья ведь могла часами чирикать ни о чём — факты уже имели место быть не один раз.


— Да вот же. — Марья Ивановна опустила глаза вниз. На коврике у входной двери лежало что-то, завёрнутое в плотную бумагу, какой обычно на почте обертывают бандероли. И так же, как бандероль, не понятный гостинец был перевязан бечевкой. — Я иду, смотрю — лежит. Странно, думаю. Почты, что ли, не ту? Подумала, подумала, вы уж извините, но я подняла и поглядела. Написано вам. А я и думаю, чего ему тут лежать? Еще кто подхватит. Странно, правда? Ну вот я и решилась позвонить.


Рязанцев насупился. Пакет под дверьми. Может, какой умник бомбочку подложил? Майор еще больше подобрался, огладил себя сзади по волосам, вспоминая, не перешел ли кому случаем в последнее время дорожку? Затем вернулся к тому, что сказала соседка, мол, подняла пакет. И решил: вряд ли это взрывное устройство — взлетела бы тогда эта любопытная Варвара на воздух.


— Так я вот и смекаю… — хотела было продолжить дальше Марья Ивановна, но майор жестом руки остановил её.


— Достаточно. Спасибо большое за звонок. И лучше идите. Мало ли что в бумагу может быть завернуто.


— Да-а? — округлила глаза пожилая женщина, отступая на шаг. И тут же со знанием дела добавила: — А там ничего не тикало.


— Кино много смотрите, Марья Ивановна.


— Ага. Смотрю. Чего ж не смотреть-то, когда показывают?


— А вы попробуйте все же удерживаться от просмотров.


Марья Ивановна опять хихикнула и погрозила майору пальцем:


— Ох и подколыцик вы, Олег Викторович.


— Всё, всё, Марья Ивановна. Я не шучу.


— Ну-у? — протянула недоверчиво женщина, но всё же нырнула в свою дверь от греха подальше, увидев, как её сосед наклонился над пакетом.


Майор дотронулся до бумаги, пощупал, что под нею, и ещё больше нахмурился. Дотрагиваться он не боялся — прецедент в лице Марьи Ивановны уже имелся, и всё сошло.


На ощупь в бумаге лежала книга. По всем показателям службы майор не был таким уж несообразительным, чтобы книгу не отличить от чего-то иного. Даже если она завернута в бумагу.


Но все же из предосторожности не внёс пакет в квартиру. Там спали жена и четырнадцатилетняя дочка.


Если уж что, то пусть только он…


Бечёвка была завязана на бантик, словно указывая на подарок. Н-да. Будет тебе подарочек, сам себе буркнул Рязанцев и дёрнул за концы сего бантика.


Развязав бечёвку, он освободил гостинец от бумаги и облегченно вздохнул — под бумагой лежала книга — и только. Он пролистал её, даже приподнял и потряс, надеясь, что из нее что-то выпадет и он наконец поймёт, что это за шутник такой объявился.


Ничего не упало.


Рязанцев скомкал бумагу, внутрь сунул бечёвку, книгу сунул под мышку, после чего вошёл в квартиру, закрыв за собой дверь и не отреагировав на высунувшуюся из собственной квартиры любопытную Марью Ивановну.


Он прошёл на кухню, вытер лицо полотенцем, плюнув на недобритость, сел за стол и стал исследовать то, что ему подбросили.


Автор книги ему был неизвестен. Да он и не особо жаловал все эти современные триллеры и детективы, которых ему хватало и на своей службе.


«Чёрный Ворон». Хм. Названьице ничего. А может, это его дочери кто-то сделал презент? Но затем он вспомнил, что на обёрточной бумаге чётко стояли его инициалы, и понял — нет, только ему.


Зачем кому-то было подсовывать ему эту книгу?


Загадок майор не любил. От них постоянно получаешь шишки и нагоняи от начальства. Лучше, когда все ясно. Лучше для всех.


Вот же, чёрт побери, снова чертыхнулся он. И раскрыл книгу.


Прошло десять, затем ещё пятнадцать минут. Майор продолжал сидеть на кухне с книгой в руке. Страницы переворачивались как бы сами собой, и с каждой страницей лицо Рязанцева становилось всё более серым. Прямо скажем, как его не знавший уже сколько лет ремонта пол.


В комнату вползла заспанная жена в прозрачном пеньюаре и удивлённо осведомилась, не заболел ли её супруг, а если нет, то не собирается ли он отлынивать от службы. Последнему она нисколько, в общем-то, не противилась бы, потому что его служба лично у неё уже давно глубоко сидит в печёнке.


Рязанцев махнул рукой, отгоняя жену и продолжая читать.


Где-то через полчаса он заломил страницу, на которой остановился, и потянулся к телефону.


— Саша… Это я. Собери всех. Пусть меня ждут и никуда не уходят. Никуда — понял?


Он добрился, оделся и, не позавтракав, поспешно покинул квартиру. Держа в руке «Чёрного Ворона», страницы которого продолжал на ходу листать, он спустился вниз.


Так с раскрытой книгой в руке он и юркнул в салон служебной машины, которая ждала его у подъезда.


2

Близился Новый год. И Антон Валерьянович собирался встретить этот праздник с помпой, как и подобает человеку, чувствовавшему себя уверенно в той жизни, которую теперь вёл.


Книжек, конечно, он больше «писать» не будет. Хватит и одной. Иногда этого вполне достаточно для престижа. Скажем, в таком небольшом городке, в котором он с недавних пор поселился.


Сейчас он занимался подготовкой к новому сезону, чтобы весной, как только станет тепло, отправиться куда-нибудь на своей яхте в плавание — пусть не в кругосветку, но месяца три походить вблизи каких-нибудь экзотических островов.


Выбравшись из дома, хозяин «Бригантины» неторопливо двинулся к дверям гаража, располагавшегося под жилым строением.


Он уже собрался было открыть гаражные ворота, когда услышал, как скрипнула калитка и по бетонной дорожке раздались шаги.


Антон Валерьянович обернулся и почему-то поежился. На улице было прохладно — около нуля градусов. Но знобило его не от этого. В теплой пуховой куртке, ботинках на толстой подошве — холод никак не мог пронять. Причина была в другом. К нему направлялись два человека.


Одного он знал. Это заместитель начальника местного уголовного розыска Колесников. А вот второй — второго он видел впервые.


— Здравствуйте, Антон Валерьянович, — откашлялся Колесников, невысокого роста сорокалетний человек с болезненным лицом. Его спутник был моложе лет на пять — подтянутый, широкоплечий, с хмурым выражением лица. Человек с таким лицом не мог сулить ничего хорошего, решил Антон Валерьянович.


Поздоровались, изучающе глядя друг на друга.


— Вы уж извините, что так рано. Но тут… Тут, мне кажется, некоторое недоразумение.


Колесников чувствовал себя не очень уверенно. Он словно показывал, что находится здесь только по долгу своей службы и только благодаря рядом стоящему человеку, что и подтвердил следующей репликой:


— Это товарищ из Москвы. Я думаю, всё разъяснится, и…


— Разъяснится, — перебил его человек из столицы и осуждающе посмотрел на своего коллегу, дескать, разделикатничались вы тут на периферии. После чего представился хозяину усадьбы: — Старший оперуполномоченный Главка уголовного розыска майор Рязанцев. Мне необходимо задать вам несколько вопросов.


— Прямо здесь? — Антон Валерьянович почувствовал, как у него стали сухими губы.


— Желательно здесь и сейчас. И от того, что вы ответите, будет зависеть ваша дальнейшая судьба.


— Я думаю… — начал было Колесников, но Рязанцев снова перебил его, как бы подчёркивая, что нисколько не интересуется тем, что думает его коллега.


— Мы могли бы пройти в дом? — спросил майор.


— Да, конечно, — поспешно проговорил Антон Валерьянович, всё ещё пребывая в замешательстве.


Он ожидал самого худшего. Но когда, зайдя в дом и пропустив в холл гостей, услышал, чем они интересуются, то облегчённо вздохнул. Впрочем, облегчение ему было даровано судьбой только на некоторое время. Передышка оказалась небольшой. А к последующему он был просто не готов. Ко многому он был готов — но не к этому.


3

Рязанцев окинул оценивающим взглядом холл, удовлетворенно боднул головой воздух — обставленный со вкусом холл ему понравился.


Его внимание привлёк журнальный столик, на котором лежала стопка книг. Проворно, как охотник, подметивший дичь, он двинулся к нему.


Подхватив со стопки верхнюю книгу, Рязанцев расплылся в довольной улыбке.


— Ваша? — обернулся он в сторону хозяина дома и помахал, как флагом, томиком.


В руке майор держал «Чёрного Ворона», и Антон Валерьянович удивленно пожал плечами — ничего крамольного он тут не видел.


Незваный гость продолжал молчать, как бы ожидая ответа от хозяина дома.


— Да, моя, — разлепил губы Антон Валерьянович и недоумённо посмотрел на Колесникова, мол — какого чёрта?


— Я имею в виду — это вы её написали? — уточнил свой вопрос Рязанцев.


— А в чем дело?


— Отвечайте на вопрос.


— Ну… Я написал, — с некоторой заминкой ответил Антон Валерьянович. — Хотите, может быть, автограф получить?


— Автограф? — как-то зловеще хмыкнул Рязанцев. — Для начала я хотел бы получить ответ: откуда вы взяли всё то, о чём здесь написали?


И Рязанцев, еще раз взмахнув книгой, с хлопком опустил ее на журнальный столик. Антон Валерьянович болезненно поморщился от звука, словно от выстрела, грозящего его мебели. Столик выдержал, но не выдержал чуть позже хозяин дома, решивший умерить пыл незваного гостя.


— Если вам не нравится моя книга, умерьте свои эмоции.


— Что вы, Антон Валерьянович, — язвительно проговорил Рязанцев, — ваша книга мне очень нравится. Даже больше — чертовски нравится, я от нее в таком восторге, что прилетел сюда из столицы, чтобы лично лицезреть автора и выразить ему свои соболезнования.


— Соболезнования? — Антон Валерьянович вновь почувствовал неладное, хотя, казалось, кто и как мог теперь его уличить?


— Вот именно. Так откуда вы взяли свой сюжетик, а?


— Придумал, — вскинул голову Антон Валерьянович. — Это ведь художественная проза. Разве не понятно?


— Да это-то понятно. Непонятно другое, откуда вы взяли материалец?


— Из головы, — пожал плечами Антон Валерьянович.


— Вот что, — голос Рязанцева стал жестким, — я хочу, чтобы вы уяснили свое положение. Всё, что вы написали в своей книге, было на самом деле. На самом деле существовал снайпер — этот самый Чёрный Ворон. А вернее, и продолжает существовать, мы не смогли его обнаружить до сего дня. Вы описали пять убийств, совершенных этим лихим парнем. Все пять «висят» на мне. Ясно вам? Пять нераскрытых заказных убийств. Пять «висяков» — и всё на моей шее. Вот на этой…


И майор для убедительности постучал ладонью по своей довольно плотной шее, для вящей убедительности.


— Вы описали такие детали, о которых знало лишь ограниченное число людей. Вы указали точное время, места совершения преступлений. Более того, в вашей книге есть вещи, не фигурирующие у нас, но после быстрой проверки на основе вашей книжки — они подтвердились. Как вам такая авторская фантазия, а, Антон Валерьянович? И что самое интересное — у вас в книге Чёрный Ворон в конце оказывается адвокатом. Интересное совпадение, правда? Вы ведь тоже, как мне сказали, адвокат. Не вы ли это, в таком случае, тот самый Чёрный Ворон?


— Что за ерунду вы несете? — Антон Валерьянович почувствовал, как его прошиб холодный пот. — Я даже в руках никогда не держал винтовки.


— Позвольте и в этом усомниться. В вашей книге настолько подробно описано, как снайпер ею пользуется, разбирает, собирает, что чувствует при выстреле, как ведет себя оружие в разных условиях, — что уж о дилетантстве автора говорить не приходится. Но даже не это меня больше всего волнует. Детали убийства — вот что поразительно. Они описаны настолько подробно, настолько до мелочей точны, что… Что ни о какой вашей изобретательной писательской выдумке не может быть и речи. Я бы ещё согласился с совпадением одного убийства, но когда все пять… Тут уж извините, Антон Валерьянович. Тут уж какие совпадения. Так что вопрос прежний: откуда это у вас?


И Рязанцев выразительно кивнул в сторону журнального столика, на котором лежала злополучная книга.


Антон Валерьянович покусывал губу. Он чувствовал себя не лучшим образом, ясно, что он попал в капкан, из которого попробуй теперь выберись. Проклятая книга. Проклятый старик. Что теперь предпринять?


— Послушайте, Антон Валерьянович, — устало вздохнул Рязанцев, не услышав ответа на свой вопрос. — Я приехал сюда не просто так. За этим проклятым Черным Вороном я уже гоняюсь больше года. Он у меня вот где сидит…


И майор вновь постучал ладонью по своей шее.


— А тут ваша книжка. Так что вот так, несолоно хлебавши, я отсюда не уеду. И вам выбирать: либо вы рассказываете, откуда взяли этот материал, либо…


Рязанцев пожал плечами, как бы указывая, что выбор тут небольшой. Точнее, его совсем нет.


Антон Валерьянович лихорадочно соображал. «Что делать? Что же делать?» — стучало в висках. Рассказать про этого сучьего старика? Рассказать, что он просто своровал рукопись, потому что у этого старого адвоката не оказалось наследников? А он доверил ему прочесть, дать оценку… Почти сам назвал правопреемником?


— Ну что ж, — грустно подвел итог Рязанцев. — Тогда пройдемте, Антон Валерьянович.


— Меня арестовывают? — вмиг протрезвел хозяин дома.


— Пока задерживаем. Но уж поверьте — я буду носом землю рыть, раскопаю всю вашу подноготную, но уж точно узнаю, откуда у вас эти факты и так ли уж вы никаким боком…


— Бред, — выдохнул Антон Валерьянович в порыве отчаяния.


— Увы, но я не согласен с вами.


Антон Валерьянович перевёл взгляд на Колесникова, но тот лишь виновато улыбнулся, дескать, что уж тут я — столица, не заткнёшь.


Рязанцев двинулся к выходу, как бы показывая, что торг больше неуместен. Теперь пойдёт жесткая игра, раз соперник отказался играть в открытую.


У Антона Валерьяновича не было времени, чтобы обдумать ситуацию. Всего-то от двери дома до калитки, где их поджидала служебная машина местного отделения угрозыска.


«Всю подноготную… землю рыть носом», — стучали в голове фразы майора. И все еще подходя к калитке, он уже понимал, что иного выхода у него нет. Он не может себе позволить оказаться в положении подозреваемого. Нет у него такой возможности. Черт побери, разве можно было думать, что какая-то книга так все перевернет? Всего лишь книга, выдумка, триллер, роман, и… Он клял в эту минуту и старика, и его писанину, и себя, что соблазнился на писательскую славу. Надо же, потешил самолюбие. Подкрепил имидж.


Рязанцев открыл калитку.


Все. Он не собирается из-за этого старикашки вешать на свою голову эту беду. В конце концов, можно во всем разобраться, он ведь знает, где тот жил, как его зовут, чёрт побери — звали, — вот пусть с этим покойничком и разбираются, пусть выясняют всю его подноготную. Правда, придётся признаться в плагиате, но в сравнении с вырисовывающейся перспективой… Пусть уж лучше так — присвоил рукопись. Но ведь, с другой стороны, тот сам ему отдал её.


Главное, чтобы от него отстали — это главное. Сделать всё, чтобы от него отвязались. Он ведь хотел спокойной жизни. Он и жил спокойно. Если бы не эта книга… Какая-то книга! С ума сойти можно. Как же он так бездарно вляпался?


Он остановился. И попросил остановиться своих спутников, поскольку намеревается сделать признание.


4

Он понял, что перед ним разверзается пропасть, когда они подъехали к дому, где жил этот чёртов Пафнутьевич, у которого он «наследовал» проклятую рукопись.


— Вы не ошиблись? — поинтересовался Колесников, неодобрительно покачав головой.


— Нет, — отрезал Антон Валерьянович, всё ещё надеясь на благополучный исход. Хотя теперь даже Колесников смотрел на него с осуждением.


Рязанцев, который очень внимательно выслушал его рассказ о старике-адвокате, в свою очередь, переспросил:


— Значит, здесь обитал этот самый ваш Георгий Пафнутьевич?


Он кивнул, чувствуя, как под взглядом Колесникова у него учащенно забилось сердце. Что ж он так смотрит на него?


— Ну, ну, — недобро сверкнул глазами Рязанцев и постучал в калитку, которая вела к одноэтажному кирпичному дому. На калитке красовалась надпись, возвещавшая о наличии на территории злой собаки, и Рязанцев решил не рисковать и не злить псину.


— Антон Валерьянович… — вновь попытался подступиться к нему Колесников, но тут же бы остановлен Рязанцевым.


— Спокойно, коллега. Сейчас все выясним. Я побуду с Антоном Валерьяновичем, а вы запросите-ка сведения насчет сердечных приступов хозяина этого дома. Позвоните в больницу и в отделение милиции. Когда это произошло, вы сказали?..


Рязанцев грозно глянул на Антона Валерьяновича. Тот повторил то, что уже говорил ранее, а Колесников, сокрушенно мотая головой, поспешил к служебной машине.


— Саша! — позвал Рязанцев.


Из машины вылез высокий, крепкий молодец.


— Поглядывай за этим человеком, — отдал приказ Рязанцев.


Дальше все закружилось в водовороте событий, которые казались Антону Валерьяновичу сплошным кошмаром.


На стук Рязанцева сначала отреагировала заливистым лаем собака, а затем появилась женщина бальзаковского возраста, с заспанными глазами, в накинутом на плечи пальто. Увидев троих мужчин, она испуганно вскрикнула, словно они сейчас же ринутся наперегонки посягать на ее честь, и попятилась назад. Но Рязанцев все же сумел представиться и протянул ей свое удостоверение.


Хозяйка дома несколько успокоилась, однако, когда узнала, зачем приехали эти люди, ещё больше изумилась и, с минуту молча переваривая информацию, затем затараторила, что в толк этого не возьмет, что в её доме никто, кроме неё самой и двух детей, не живёт, что мужа она лишилась уж лет как десять назад, и никакого такого Пафнутьевича или как там его — в глаза сроду не видывала, и уж точно никогда тот здесь не жил — ни как хозяин, ни как квартирант.


Из служебной машины вышел Колесников. Женщина, увидев знакомое лицо, заулыбалась и тут же призвала того в свидетели:


— Да вот же… Всё могут подтвердить.


Колесников подошел поближе и в который уж раз виновато осуждающе посмотрел на хозяина «Бригантины», как бы говоря: я же предупреждал, пусть и не словесно…


— Я хотел сказать… — тяжело вздыхая, произнёс Колесников.


— Знаю, что вы хотели сказать, — почти возмутился Рязанцев. — Я просто давал возможность Антону Валерьяновичу… Но он этой возможностью не воспользовался.


— Что значит… не воспользовался? — икнул тот, ощущая, как его бросило в жар.


— Антон Валерьянович… — Колесников развёл руки в стороны. — В этом доме никогда не жил Григорий Пафнутьевич. Вообще здесь, в этом районе, такого человека нет. Не было и нет. И адвоката такого тоже не было. А уж тем более знаменитого — о нём, уж по верьте, я бы знал.


— Но он здесь жил! — едва не выкрикнул Антон Валерьянович, чувствуя, как мурашки забегали по позвоночнику.


Женщина вдруг понимающе, словно на больного, посмотрела на человека с бородкой и живо отступила в сторону:


— Да вы, если хотите, пройдите. Посмотрите мой дом.


— На черта мне ваш дом! — взвился Антон Валерьянович. — К чертовой матери! Здесь жил старик, адвокат. Сюда меня приглашал.


— Ну хватит, — насупился Рязанцев. — В дом заходить мы не будем. Незачем. Поехали в отделение… А вы по дороге что-нибудь более убедительное придумайте.


— Но ведь здесь стояла милицейская машина! Вот здесь!


Антон Валерьянович даже притопнул ногой. На что Рязанцев скептически усмехнулся.


Из машины высунулась голова водителя и позвала Колесникова. Тот вмиг достиг машины, о чем-то поговорил по телефону, затем вернулся и, стараясь не смотреть на Антона Валерьяновича, доложил:


— Никаких случаев в этом районе со смертельными исходами на тот день не зарегистрировано. Вообще их не было в тот день. И в отделения на тот час вызовов не было — к этому району.


Антон Валерьянович раскрыл рот и тут же его закрыл. Крышка. Всё. Не было старика. Не было милицейской машины под дождём. Ничего не было. Может, ему тогда все это приснилось? Не-ет. Присниться не могло. Потому что была книга, которую он не писал. А написал этот мистический старикашка. И если он не умер — то просто испарился.


А как же тот здоровяк, который стоял у милицейской машины? Он что же — призрак? Да и сам старый адвокат?


— Поедемте, Антон Валерьянович, — сочувственно отчего-то произнес Рязанцев, словно ему вдруг стало жаль этого человека. — Будем разбираться.


Что тут разбираться? Когда получается, что он все выдумал. Когда получается именно так. Все вранье. За исключением одного — книги, которую он не писал.


Что теперь? Что он может объяснить? Кроме того, что уже сказал и что не подтвердилось? Ничего. А значит… Даже ругнуться не было сил.


Нужно было выкручиваться. Именно сейчас. Потом уже будет поздно.


— Подождите. — Он с трудом выталкивал из себя слова. Они застревали у него в глотке от волнения. — Поедемте ко мне… домой. У меня осталась рукопись. Вы посмотрите… Там его рукой написано на титульном листе. Прошу вас…


Он так умоляюще посмотрел на Рязанцева, а затем на Колесникова, что тот почувствовал себя неловко. А майор закашлялся. А затем милостиво махнул рукой:


— Ну ладно, давайте ещё раз съездим. Хотя нужно было сразу показать.


Сразу, сразу. Кто ж знал?..


«Ничего, — успокаивал он себя. — Только бы добраться до дома».


Конечно, никакого титульного листа там не было. Не дурак же он оставлять бумагу, на которой значилось, кому принадлежит роман — кто его настоящий автор. Произведение стало его собственностью.


Домой ему нужно было попасть по другой причине. Там он собирался освободиться от свалившихся на него, как лавина снега в летнюю погоду, людей.


5

Ступив на порог своего дома, он облегчённо вздохнул. Хотя домом этот одноэтажный добротный особняк стал для него совсем недавно, всё равно — он уже успел с ним свыкнуться, срастись. Как и с той жизнью, которую начал вести. И которой вмиг лишился. Теперь в этом можно было смело признаться. В одночасье все рухнуло. Из-за книги, из-за мистического старика, который непонятно почему возник на его пути, — будь проклят старикашка и его книга.


Он провёл Рязанцева и Колесникова в свой рабочий кабинет. Саша остался у крыльца — на всякий случай.


Антон Валерьянович кивнул на стол, проговорил:


— Рукопись там. В верхнем правом ящике.


Рязанцев направился к столу, Колесников тоскливо посмотрел в окно. И этим он воспользовался.


Рванул с места, прыгнул вперед и вверх, вонзаясь в дальнюю стену.


Колесников, стоявший на входе, так ничего и не понял. Ему показалось, что Антон Валерьянович обезумел и бросился на стену, чтобы разнести себе башку и таким образом покончить с той ситуацией, в которую попал. Нормальный человек не бросится на бетон, нормальный человек попытается улизнуть через дверь. Правда, у двери стоял он — опытный сотрудник угрозыска, который уж не позволил бы так просто мимо него улизнуть.


Так казалось Колесникову. Но в следующую же секунду ему оставалось лишь потрясенно вертеть головой. Грохота от удара о стену он так и не услышал.


Тело Антона Валерьяновича прошло сквозь бетон, как через масло, известив об этом движении лишь негромким шумом.


Шур! Картонная перегородка прорвалась, обои заколыхались, обнажив черное нутро, в котором исчез хозяин дома.


— Твою мать, — только и проговорил Колесников.


Рязанцев моментально бросился от стола к стене, где зияла дыра, и стал вглядываться в темный проем. Ничего, кроме мрака, он не увидел. Только услышал звук угасающих шагов.


— Сашу зови! И фонарик! Быстро!


Колесников исчез. А Рязанцев сдвинул рукой мотающиеся лохмотья обоев, просунул за нижний обломок перегородки ногу, нащупал твёрдую основу, однако дальше лезть не стал — в темноте ни черта нельзя было разглядеть, и он побоялся свернуть себе башку.


— Ах ты, сука! — в сердцах воскликнул Рязанцев.


Прибежавший Саша принёс фонарик и сокрушённо покачал головой:


— Нужно было наручники надеть.


Рязанцев ничего не сказал, лишь зарычал, как раненый зверь, и заорал:


— Быстрей из дома. Обойди его. Наверняка этот ход выходит с какой-нибудь стороны на улицу. Живо!


Сам Рязанцев посветил фонариком вперёд и нащупал лучом лестницу, которая вела вниз.


Хорошо, что не полез сломя голову, мелькнула мысль, точно бы подвернул ногу.


Продолжая светить фонариком, Рязанцев стал спускаться по лестнице.


Лестница вывела его в гараж. Но прежде чем майор оказался там, он услышал шум мотора, а затем шорох колес.


Из гаража он потрясенно наблюдал, как набиравшая скорость «Хонда» торпедой протаранила деревянные ворота, снесла их и, подняв облако пыли, исчезла из поля зрения.


— Вот дьявол!


По бетонной, идущей на подъем дорожке Рязанцев выскочил из гаража и затравленно завертел головой, что есть мочи заорал:


— Саша!!!


И тут же бросился вперед по дорожке. Выбежав за выбитые ворота, он огляделся. «Хонды» нигде не было видно — ни с одной стороны улицы, ни с другой. Словно её вообще не существовало.


Майор, матерясь, подскочил к служебной машине, стоявшей невдалеке у калитки.


Водитель, откинувшись на спинку сиденья, с закрытыми глазами слушал музыку, которая вовсю тяжелыми басами гремела по салону.


Рязанцев едва не посинел от злости.


— Бездельники! — в сердцах рявкнул он. И заскрежетал зубами.


Выбежавший Саша заморгал ошарашенно глазами.


— Быстро!!! — вновь заорал, приходя в себя от потрясения, Рязанцев. — Передать все данные о машине этого ублюдка! Немедленно!


Он тяжело закашлялся, сорвав голос, и с остервенением бухнул кулаком по кузову машины.


6

Он ликовал. Судьба в очередной раз обошлась с ним сурово, но он опять сумел уйти. Всегда нужно иметь пути отхода. Даже когда кажется, что жизнь идёт спокойно и безоблачно. Он уже давно понял эту истину. И сейчас вновь убедился в её правоте.


Когда он покупал дом, то сразу обратил внимание на лестницу, которая вела из гаража наверх — в одну из комнат дома. Эта комната была чем-то вроде чулана… Он её переделал. Нанял рабочих и велел загородить выход из чулана в гараж тончайшим картоном, а затем оклеить стены комнаты обоями. Чулан исчез. Получился рабочий кабинет. С тончайшей перегородкой, которую можно было легко и просто вынести ударом плеча. Или ноги — не столь важно, главное, что она выбивалась, а там — там внизу гараж, машина и ворота, которые открывались автоматически, нажатием на дистанционный пульт.


Нужно всегда иметь пути отхода. В любом случае. И он имел этот путь. И им воспользовался.


Деревянные ворота на выезде с территории усадьбы только казались крепкими. На деле силе удара машины они противостоять не могли — он уже это подметил и раньше. А теперь «Хонда» это продемонстрировала наяву.


Он мчался прочь. Прочь из жизни, которую совсем недавно приобрёл и которая представлялась ему спокойной и надежной. Он думал остаться здесь надолго — но не получилось.


Досадно, но если раскисать — то вообще не стоит жить. Были и похуже ситуации.


Петляя по извилистым улочкам, он выехал на набережную и, стараясь не снижать скорости, промчался по ней в сторону не работающего по причине межсезонья яхт-клуба.


Его встретил дедок. И удивлённо заморгал глазами.


— Петрович, — торопливо проговорил он, — открывай свою будку. Я загоню туда машину. Пусть побудет у тебя.


— Но… — У Петровича едва глаза на лоб не полезли.


Антон Валерьянович полез в карман куртки, вытащил горсть купюр и, не глядя, сунул их в руку Петровичу:


— Надо, старик, надо. Сделай милость. А я тебя не забуду.


Петрович оторопело посмотрел на деньги, чуть не обезумел от счастья, зачумлено сунул их в карман телогрейки и шустро проковылял к деревянному покосившемуся строению.


— Щас, Антон Валерьянович. То мы разом. Ежели надо хорошему человеку.


Амбарный замок повис на одной петле. Двери со скрипом разошлись в стороны.


Антон Валерьянович юркнул в салон и загнал «Хонду» внутрь, где стояли несколько яхт и вполне хватало места и для его машины.


Заглушив движок, он выбрался из «Хонды» и протянул ключи дедку:


— Держи, Петрович. Если через два дня не вернусь — машина твоя.


У Петровича что-то забулькало в глотке. Он был не готов к таким подаркам.


— Как моя яхта? — тут же, отходя от строения, спросил Антон Валерьянович.


— Так в «отстойнике» она. И не на ходу. Мы уж мотор начали перебирать. К вашему походу… Зима-то…


Антон Валерьянович чертыхнулся. Но думал недолго. Каждая минута, каждая секунда промедления приближала его к гибели.


— А что на ходу? — тут же, выпалил он.


— «Комета». Рыбнадзора нашего. Токо что приехал. И домой пошёл.


— Ключи есть?


— Дык запасные.


— Давай, Петрович, сюда.


Дедок попятился и отрицательно замотал головой.


— Петрович, я тебе машину оставляю, — урезонил дедка Антон Валерьянович. — А ты жмешься. Скажешь, что я тебе в морду дал. И забрал ключи силой. Ну?


— Ды что стряслось-то, Антон Валерьянович? — в ужасе забормотал старик.


— Стряслось. Выручай. Я же тебя всегда выручал, а?


С шумом выдохнув воздух, Петрович махнул рукой, зашёл в здание яхт-клуба, через минуту вышел оттуда и протянул ключи Антону Валерьяновичу.


— Няхай отобрали, — согласился он.


Но Антон Валерьянович уже не слушал Петровича. Огибая камни, он поспешил к причалу.


Его яхта стояла в стороне от причала на отгороженном металлической сеткой участке, где, кроме «Бригантины», находилась еще одна посудина — поменьше.


Антон Валерьянович спрыгнул с камня в море и, не обращая внимания на ледяную воду, пошел вдоль сетки. Со стороны моря в сетке была проделана дыра. Через нее он и добрался до своей яхты. Уцепившись за край борта, подтянул свое тело и забросил его на палубу.


Немного отдышавшись, он поднялся на ноги и поспешил в капитанскую каюту. Там он пробыл недолго. А когда вернулся, в руке у него был металлический кейс.


Он спрыгнул с яхты в воду и тем же путем, каким пришёл сюда, двинулся обратно — на берег.


Когда он выбрался из воды и собрался пробежать к стоявшей у причала «Комете», то понял, что опоздал.


На камнях, на пути к причалу, сидели двое. Мужчина и женщина. Они сидели и мирно беседовали. Он их знал — очень хорошо.


Он дёрнулся назад, но тут же увидел направленный на него зрачок пистолета, который держал в руке мужчина.


А женщина с милой улыбкой, как к доброму знакомому, обратила к нему своё спокойное лицо:


— Здравствуйте, Эдуард Афанасьевич.




Опубликовано: 02 июля 2010, 05:25     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор