File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Нора Робертс Мятеж

 

Нора Робертс Мятеж




Глава 1


Лондон, 1745 г.
Бригем Лэнгстон, четвертый граф Эшберн, сидел за завтраком в своем элегантном городском доме и, нахмурившись, изучал письмо, причем письмо долгожданное. Он тщательно читал каждое слово, его серые глаза были серьезны, а рот плотно сжат. Нечасто человек держит в руках документ, который может изменить всю его жизнь.
- Черт возьми, Бриг, ты долго будешь меня задерживать? - Колл Мак-Грегор, нетерпеливый рыжеволосый шотландец, который был компаньоном Бригема в путешествиях по Италии и Франции, казалось, не мог усидеть спокойно, пока Бригем читал письмо.
В ответ Бригем всего лишь поднял узкую белую руку, утопающую в кружевах на запястье. Он привык к вспышкам темперамента Колл а и, как правило, наслаждался ими. Но на сей раз он заставил друга молчать.
- Это от него, не так ли? Черт бы тебя побрал, это письмо от принца!
Поднявшись из-за стола, Колл начал мерить шагами комнату. Только хорошие манеры, вбитые матерью с детства, удерживали его от того, чтобы вырвать письмо из рук Бригема. Хотя сознание, что Бригем, несмотря на разницу в росте и обхвате, мог постоять за себя в драке, возможно, также сыграло свою роль.
- У меня столько же прав, сколько у тебя.
Подняв взгляд, Бригем устремил его на человека, нервно шагающего по маленькой гостиной. Хотя его мускулы были напряжены, а ум перебирал дюжину решений, голос Бригема оставался мягким.
- Конечно, у тебя столько же прав, но письмо тем не менее адресовано мне.
- Только потому, что его легче доставить контрабандой высокородному и могущественному графу Эшберну, чем какому-то Мак-Грегору. В Шотландии всех подозревают в мятеже. - В зеленых глазах Колла блестел вызов. Когда Бригем опять посмотрел на письмо, Колл снова выругался и опустился на стул. - Тебе еще не надоело терзать мою душу?
- Спасибо за терпение. - Положив письмо рядом с блюдцем, Бригем поднял изящный кофейник. Его рука была такой же твердой, как когда она сжимала рукоятку шпаги или пистолета. Впрочем, это письмо и было орудием войны. - Ты абсолютно прав, друг мой. Письмо от принца Чарлза. - Бригем отхлебнул кофе.
- Ну и что он пишет?
Когда Бригем указал на письмо взмахом руки, Колл жадно схватил его. Послание было написано по-французски, и, хотя молодой шотландец владел этим языком не так хорошо, как Бригем, он начал внимательно читать его.
Тем временем Бригем окидывал взглядом комнату. Обои выбрала его бабушка, которую он помнил по ее мягкому шотландскому акценту и упрямству. Они были ярко-синими, и бабушка говорила, что цвет напоминает озера ее родины. Мебель была элегантной, почти хрупкой, с причудливыми завитками и позолоченными краями. Затейливые фигурки из мейсенского фарфора, также любимые покойной бабушкой, все еще стояли на круглом столике у окна.
В детстве Бригему разрешалось рассматривать, но не трогать их, и у него руки чесались схватить статуэтку пастушки с длинными фарфоровыми волосами и тонким личиком.
На каминной полке находился портрет Мэри Мак-Доналд - волевой женщины, ставшей леди Эшберн. Он стоял над потрескивающим огнем и изображал ее приблизительно в том возрасте, в каком ныне пребывал ее внук. Она была высокой и стройной женщиной с пышной гривой черных волос, обрамляющих узкое красивое лицо. Горделивая посадка головы свидетельствовала, что ее можно было убедить, но не заставить, упросить, но не принудить.
Внуку достались от Мэри те же черты, рост, цвет волос и серые глаза. Высокий лоб, впалые щеки и полные губы в мужском варианте выглядели не менее элегантно. Но Бригем также унаследовал ее страстность и чувство справедливости.
Глядя на портрет, он думал о письме и решении, которое нужно было принять.
«Ты бы хотела, чтобы я присоединился к принцу, - размышлял Бригем. - Воспитывая меня, ты годами говорила мне о правоте дела Стюартов. Если бы ты была жива, то сама бы приняла в нем участие. Так как же я могу этого не сделать?»
- Итак, время пришло. - Колл сложил письмо. Его голос и взгляд были возбужденными. Ему исполнилось двадцать четыре года, он был всего на шесть месяцев младше Бригема, но ждал этого момента почти всю жизнь.
- Ты должен учиться читать между строк. - На этот раз поднялся Бригем. - Чарлз еще надеется на поддержку французов, но начинает сознавать, что король Людовик предпочитает говорить, нежели действовать. - Нахмурившись, он отдернул портьеру и посмотрел на свой дремлющий сад. Весной сад будет источать цвета и запахи, но он едва ли окажется здесь тогда.
- Когда мы были при дворе, Людовик казался более чем заинтересованным нашим делом. Ганноверская марионетка на троне нравится ему не больше, чем нам, - заметил Колл.
- Да, но это не означает, что он откроет свою казну для красавчика-принца и дела Стюартов. Идея Чарлза снарядить фрегат и отплыть в Шотландию кажется более реалистичной. Но такие дела требуют времени.
- И вот тут понадобимся мы.
Бригем задернул портьеру.
- Ты знаешь настроения в Шотландии лучше, чем я. Сколько поддержки он там получит?
- Достаточно. - Колл усмехнулся с самоуверенностью молодости. - Кланы поднимутся за истинного короля и будут сражаться за него до последнего человека. - Он встал, понимая, о чем спрашивает его друг. В Шотландии Бригем рисковал бы больше чем жизнью. Его титул, дом и репутация могли быть утеряны безвозвратно. - Бриг, я могу взять это письмо, поехать к моей семье и оттуда распространять новости среди хайлэндских кланов. Тебе ехать не обязательно.
Бригем почти улыбнулся, приподняв одну черную бровь:
- От меня так мало пользы?
- Черта с два! - В резком голосе Колла явственно слышался раскатистый шотландский акцент, которым он так гордился. - Такой человек, как ты, умеющий говорить и сражаться, английский аристократ, готовый присоединиться к мятежу! Никто лучше меня не знает, на что ты способен. В конце концов, ты ведь не один раз спасал мне жизнь в Италии и во Франции.
- Не будь занудой. - Бригем щелкнул по кружевной манжете. - Это не похоже на тебя.
Широкое лицо Колла расплылось в усмешке.
- К тому же ты можешь стать графом Эшберном в мгновение ока.
- Дорогой мой, я и так граф Эшберн.
В глазах Колла мелькнула усмешка. Когда они стояли друг против друга, контраст между ними был особенно заметен. Бригем, с его элегантными, почти томными манерами, и шумливый, грубоватый Колл. Но никто не знал лучше шотландца, что скрывается за костюмом изысканного покроя, отделанным кружевами.
- Это не граф Эшберн дрался плечом к плечу со мной, когда на нашу карету напали неподалеку от Кале. Это не граф Эшберн почти перепил меня, Мак-Грегора, под столом в маленькой грязной таверне в Риме.
- Уверяю тебя, что это был граф Эшберн, поскольку я отлично помню оба инцидента.
Внезапно Колл стал серьезным.
- Послушай, Бригем, как граф Эшберн, ты заслуживаешь того, чтобы оставаться в Англии, ходить на балы и вечеринки с игрой в карты. Ты мог бы принести пользу и здесь, держа открытыми глаза и уши...
- Но?
- Но если мне предстоит драться, я бы хотел, чтобы ты был рядом. Ты поедешь?
Бригем посмотрел на своего друга, потом перевел взгляд на портрет бабушки.
- Конечно.
Погода в Лондоне была холодной и сырой. Она оставалась такой спустя три дня, когда два друга отправились на север. До границы им предстояло путешествовать в сравнительном комфорте кареты Бригема, а остальной путь проделать верхом.
Для тех, кто оставался в Лондоне в эту скверную январскую погоду и проявлял любопытство, лорд Эшберн отправился в Шотландию навестить семью своего друга.
Больше знали только несколько стойких тори и английских якобитов, которым Бригем доверял. На их попечение он оставил свое фамильное поместье, Эшберн-Мэнор, дом в Лондоне и управление прислугой. С собой Бригем взял лишь то, что можно было провезти, не привлекая внимания, а с остальными вещами расстался, хорошо понимая, что могут пройти месяцы или даже годы, прежде чем ему удастся вновь заявить на них права. Портрет бабушки все еще стоял на каминной полке, но из сентиментальной причуды он прихватил с собой статуэтку пастушки.
В запертом сундуке под полом кареты находилось куда больше золота, чем требовалось для визита в семью друга.
Им приходилось ехать гораздо медленнее, чем хотелось Бригему, так как дороги были скользкими, а снежные сугробы иногда вынуждали кучера пешком вести за собой упряжку. Бригем предпочел бы сидеть на хорошей лошади и скакать галопом.
Взгляд в окно показывал ему, что на севере погода может быть только еще хуже. С терпением, которое он воспитал в себе, Бригем откинулся назад, положил ноги в сапогах на противоположное сиденье, где подремывал Колл, и позволил мыслям устремиться назад, к тем блистательным месяцам, которые он в прошлом году провел в Париже. Это была Франция Людовика XV, полная роскоши и очарования, света и музыки. Красивые женщины с напудренными волосами и в весьма откровенных платьях отнюдь не возражали против легкого флирта, а иногда и более близких отношений. Молодому английскому лорду с толстым кошельком и чувством юмора не составляло труда занять место в высшем обществе.
Бригем наслаждался праздным и беззаботным существованием, но постепенно начинал ощущать жажду действий ради определенной цели. Лэнгстоны всегда участвовали в политических интригах столь же активно, как в балах и раутах. Уже три их поколения дали безмолвную клятву верности Стюартам - законным королям Англии.
Поэтому, когда принц Чарлз Эдуард - обаятельный молодой человек, полный отваги и энергии, - прибыл во Францию, Бригем предложил ему помощь. Многие назвали бы его предателем. Знай об этом напыщенные виги, которые поддерживали немца, сидящего ныне на английском троне, они, несомненно, потребовали бы повесить Бригема за измену. Но Бригем был предан делу Стюартов, которым всегда сохраняла верность его семья, а не толстому немецкому узурпатору Георгу. Он не забыл рассказы бабушки о неудавшемся мятеже 1715 года, а также о преследованиях и казнях до и после него.
Покуда пейзаж становился все более диким, а Лондон оставался все дальше позади, Бригем думал о том, что Ганноверский дом не сделал и даже не попытался сделать ничего, чтобы завоевать популярность в Шотландии. Угроза войны с севера или с другого берега Ла-Манша существовала постоянно. Чтобы стать сильной, Англия нуждалась в законном короле.
Нечто большее, чем ясные глаза и красивое лицо принца, заставило Бригема поддержать его. Энергия, амбициозность и свойственная молодости уверенность в своих силах окончательно решили дело.
Они остановились на ночь в маленькой гостинице, где лоулэндские равнины уже начинали сменяться хайлэндскими высотами. Золото и титул Бригема обеспечили им обильный ужин и номер с гостиной. Поев и согревшись у камина, они играли в кости и потягивали эль, покуда ветер с гор ударял о стены. В течение нескольких часов они были просто двумя состоятельными молодыми людьми, которых объединяли дружба и жажда приключений.
- Черт бы тебя побрал, Бриг, этим вечером тебе дьявольски везет!
- Похоже на то. - Бригем собрал кости и монеты. - Сыграем еще?
- Давай. - Колл подтолкнул еще несколько монет к центру стола. - Рано или поздно удача тебя покинет. - Когда Бригем бросил кости, он ухмыльнулся. - Если я не смогу это перебить... - Но, бросив кости в свою очередь, Колл покачал головой. - Кажется, ты не можешь проиграть. Как в ту ночь в Париже, когда ты играл с герцогом на привязанность одной очаровательной мадемуазель.
Бригем налил еще эля.
- С костями или без них я уже завоевал ее привязанность.
Расхохотавшись, Колл бросил на стол еще кучку монет:
- Твоя удача не может длиться вечно. Хотя, я надеюсь, она продолжится еще несколько месяцев.
Бригем кинул взгляд на дверь, убедившись, что она закрыта.
- Речь идет в большей степени об удаче Чарлза, чем о моей.
- Да, она нам не помешает. Его отцу всегда недоставало честолюбия и уверенности в успехе. - Он поднял кружку эля. - За красавчика-принца!
- Ему понадобится нечто большее, чем красота и хорошо подвешенный язык.
Колл приподнял рыжие брови:
- Ты сомневаешься в Мак-Грегорах?
- Ты единственный Мак-Грегор, которого я знаю. - Прежде чем Колл успел начать речь во славу своего клана, Бригем спросил: - Как поживает твоя семья, Колл? Очень скоро ты сумеешь увидеть их снова.
- Да, год тянулся долго. Не то чтобы я не наслаждался видами Парижа и Рима, но когда человек рождается в Хайлэндсе, он предпочитает умирать там. - Колл сделал большой глоток, думая о пурпурных вересковых пустошах и глубоких голубых озерах. - Я знаю, что с семьей все в порядке, из последнего письма матери, но я буду чувствовать себя лучше, когда все увижу сам. Мэлколму уже десятый год, и мне сообщили, что он жуткий сорванец. - Колл гордо усмехнулся. - Как и все мы.
- Ты говорил мне, что твоя сестра ангел.
- Гвен. - В голосе Колла послышались нотки нежности. - Малютка Гвен. Она добрая, терпеливая и аппетитная, как свежие сливки.
- Мне не терпится с ней познакомиться.
- Она, в основном, проводит время в классной комнате, - предупредил Колл. - Я прослежу, чтобы ты не забывал об этом.
Чувствуя легкий шум в голове от эля, Бригем откинулся на спинку стула:
- У тебя есть еще одна сестра.
- Сирина. - Колл встряхнул на ладони коробочку с костями. - Видит Бог, девчонке дали неподходящее имя. Она настоящая дикая кошка - у меня остались шрамы, доказывающие это. У Сирины Мак-Грегор дьявольский темперамент и быстрый кулак.
- Но она хорошенькая?
- На нее не противно смотреть, - признал ее брат. - Мать пишет, что в прошлом году ребята пытались приударить за ней, но убежали с надранными ушами.
- Возможно, они не нашли... э-э... правильный способ за ней ухаживать.
- Ха! Однажды я рассердил ее, так она сорвала со стены шпагу моего деда и погнала меня в лес. - В его голосе слышалась гордость. - Мне жаль мужчину, который задержит на ней взгляд.
- Амазонка. - Бригем представил себе крепкую розовощекую девицу с широким лицом Колла и растрепанными рыжими волосами. Здоровая, как молочница, и такая же дерзкая. - Я предпочитаю девушек помягче.
- В ее теле нет ни одной мягкой косточки, но она девушка что надо. - Хотя эль уже ударил в голову Коллу, он снова поднял кружку. - Я ведь рассказывал тебе о том вечере, когда в Гленроу явились драгуны.
- Да.
Глаза Колла потемнели при этом воспоминании.
- Когда они убрались, закончив поджигать крыши и бесчестить мою мать, Сирина ухаживала за ней. Она сама была всего лишь ребенком, но уложила мать в постель и заботилась о ней и младших детях, пока мы не вернулись. Один из этих ублюдков толкнул сестру, и на ее лице остался синяк, но она не плакала, а сидела с сухими глазами, подробно рассказывая нам обо всем.
Бригем положил ладонь на руку друга:
- Время прошло для мести, Колл, но не для правосудия.
- Я свершу и то и другое, - пробормотал Колл и снова бросил кости.
Следующим утром они рано отправились в путь. У Бригема болела голова, но холодный ветер быстро прочистил ее. Они ехали верхом, позволив карете не торопясь следовать за ними.
Теперь они находились на земле, о которой Бригему много рассказывали в детстве. Она была дикой и грубой, с высокими скалами и обширными пустошами. Остроконечные пики пронзали молочно-серое небо, иногда перемежаясь низвергающимися водопадами и ледяными реками, полными рыбы. В других местах громоздились камни, словно огромные игральные кости, брошенные небрежной рукой. Место казалось древним, населенным только богами и феями, но Бригем время от времени видел коттеджи и дым, просачивающийся сквозь отверстия в центре соломенных крыш.
Земля была покрыта снегом, и ветер сдувал его через дорогу. Когда Колл вел остальных вверх по изрытым колеями холмам, снег слепил глаза. В скалах темнели пещеры. Тут и там виднелись признаки того, что их использовали как укрытия. Темно-голубые озера покрывала по краям ледяная корка. Холод и сырость вытесняли последствия эля, проникая даже под пальто.
Когда позволяли условия, они ехали быстрее, а потом вновь с трудом пробирались через сугробы, доходящие до пояса, осторожно огибая английские форты и избегая гостеприимства, которое им, несомненно, оказали бы в любом коттедже. Колл предупредил Бригема, что гостеприимство повлекло бы за собой вопросы обо всех сторонах их путешествия, семьях и месте назначения. Посторонние в Хайлэндсе были редкостью, и их ценили не только за компанию, но и за сообщаемые ими новости.
Дабы не рисковать тем, что все детали поездки будут передаваться из деревни в деревню, они держались пустынных дорог и холмов, прежде чем остановились в какой-то жалкой таверне, дать отдохнуть лошадям и принять полуденную пищу. Полы были грязными, а вместо трубы - всего лишь дырка в крыше, больше задерживающей, чем пропускающей дым. В единственной темной комнате пахло человеческими телами и вчерашней рыбой. Такое место едва ли хотел часто посещать четвертый граф Эшберн, но огонь был горячим, а пища - почти свежей.
Под пальто, которое теперь сушилось у камина, Бригем носил серовато-коричневые бриджи, рубашку из тонкого батиста и простой редингот. Но, несмотря на простоту, куртка сидела на его плечах без единой складки, а ее пуговицы были серебряными. Сапоги были грязноватыми, но из отличной кожи. Густая грива волос была схвачена сзади лентой, а на узких руках поблескивали перстни с фамильной печатью и изумрудом. Бригем едва ли был облачен в лучший придворный наряд, но привлекал к себе взгляды и вызывал любопытный шепот.
- В этой дыре не видели таких, как ты, - сказал Колл. В удобных килте и берете, с сосновой веточкой своего клана, заткнутой за ленту, он жадно вгрызался в пирог с мясом.
- Очевидно. - Бригем ел лениво, но его глаза под полуопущенными веками оставались настороженными. - Такое восхищение обрадовало бы моего портного.
- О, причина только отчасти в одежде. - Колл поднял кружку эля, чтобы осушить ее, с удовольствием думая о виски, которое вечером разделит с отцом. - Ты бы выглядел как граф даже в лохмотьях. - Он бросил на стол монеты. - Поехали, лошади, должно быть, уже отдохнули. Мы огибаем земли Кэмбеллов. - Манеры Колла не позволяли ему плюнуть, но ему явно этого хотелось. - Предпочитаю не тратить зря время.
Трое мужчин покинули таверну перед ними, впустив в комнату холодный свежий воздух.
Коллу становилось все труднее сдерживать свое нетерпение. Теперь, когда он вернулся в Хайлэндс, ему больше всего на свете хотелось увидеть свой дом и свою семью. Дорога, извиваясь, тянулась вверх, иногда проходя мимо коттеджей и коров, пасущихся на неровной и неухоженной земле. Живущим здесь людям приходилось остерегаться диких кошек и барсуков.
Хотя им предстояло ехать еще несколько часов, Колл почти чувствовал запах дома - запах леса с его благородными оленями и пугливыми совами. Вечером будет праздник, с заздравными тостами поднимутся кубки. Лондон с переполненными улицами и городской суетой остался позади.
Деревья встречались редко - только можжевельник иногда пробивался с подветренной стороны валунов. В это время в Шотландии было нелегко выжить даже кустарнику. То и дело они ехали вдоль бурлящей реки или ручья, чьи звуки сменялись жутковатой тишиной. Небо прояснилось, став ярко-голубым. Наверху медленно кружил орел.
- Бриг...
Ехавший рядом с Коллом Бригем внезапно свернул вправо. Лошадь Колла встала на дыбы, когда Бригем выхватил шпагу.
- Прикрывай свой фланг! - крикнул он и повернулся лицом к двум всадникам, внезапно появившимся из-за нагромождения скал.
Они скакали на крепких лохматых шотландских пони, и, хотя их тартаны потемнели от старости и грязи, клинки шпаг сверкали на полуденном солнце. Бригем едва успел заметить, что нападающие были с ними в таверне, прежде чем сталь зазвенела о сталь.
Колл обратил свою шпагу против еще двух человек. Высокие холмы огласились звуками битвы, топотом копыт по утрамбованной земле. Орел продолжал кружить, ожидая исхода сражения.
Нападающие недооценили возможности Бригема. У него были узкие руки и гибкое, как у танцора, тело, но при этом жилистые и проворные запястья. Используя колени для управления лошадью, он дрался шпагой в одной руке и кинжалом в другой. Рукоятки были украшены драгоценными камнями, но это не делало клинки менее смертоносными.
Бригем слышал, как Колл кричит и чертыхается, но сам дрался молча. Сталь звенела, когда он делал выпад против одного врага, перехитрив другого. Его обычно спокойные серые глаза потемнели и сузились, как у волка, почуявшего кровь. Парировав удар шпаги противника, он вонзил в него свой клинок.
Шотландец вскрикнул, но его вопль длился не дольше одного удара сердца. Кровь брызнула на снег, и он упал. Пони, испуганный запахом смерти, повернул вверх к скалам. Другой человек, набычившись, возобновил атаку, но обнаружил скорее страх и злобу, чем искусность фехтовальщика. Однако ярость нападения едва не сломила оборону Бригема - он почувствовал укол в плечо и теплую струйку крови в том месте, где острие прорвало слои одежды и вонзилось в плоть. Бригем контратаковал быстрыми уверенными выпадами, тесня противника назад к скалам и не отрывая взгляда от его лица, пока точным ударом не пронзил ему сердце. Прежде чем человек упал наземь, Бригем повернулся к Коллу.
Теперь тот дрался один на один, так как еще один нападавший уже лежал мертвым позади него, и Бригем мог перевести дух. Потом он увидел, как лошадь Колла поскользнулась и почти споткнулась, а в это время молнией блеснул клинок противника, устремившись вперед. Подняв взгляд, последний из шайки нападавших увидел, что три его товарища мертвы, а второй противник направляется к нему на своей лошади. Повернув пони, он помчался вверх по камням.
- Колл! Ты ранен?
- Да. Чертов Кэмбелл! - Колл с трудом удерживался в седле. Его пронзенный шпагой бок горел как в огне.
Бригем вложил шпагу в ножны.
- Дай мне взглянуть на рану.
- Нет времени. Этот шакал может вернуться с подмогой. - Колл достал носовой платок и прижал его к ране, потом отвел назад руку в перчатке. Она была окровавленной, но не дрожала. - Со мной еще не покончено. - Его глаза, блестящие после схватки, встретились с глазами Бригема. - Мы будем дома к сумеркам. - И он пустил лошадь в галоп.
Они скакали быстро, и Бригем одним глазом следил за местностью, опасаясь очередной засады, а другим - за Коллом. Шотландец был бледен, но не уменьшал скорость. Только один раз, по настоянию Бригема, они остановились, чтобы перевязать рану как следует.
Бригему не понравилось то, что он увидел. Рана была глубокой, и Колл потерял слишком много крови. Но его другу не терпелось добраться в Гленроу к своей семье, а Бригем не знал, где еще можно найти помощь. Колл поднес к губам флягу Бригема и сделал большой глоток. Когда его лицо порозовело, Бригем помог ему сесть в седло.
Они спустились с холмов в лес в сумерках, когда тени стали длинными и колеблющимися. Пахло соснами и снегом со слабой примесью дыма из коттеджа вдалеке. Перебежал дорогу и скрылся в кустах заяц, за ним молнией метнулся кречет. На колючих ветках темнели зимние ягоды.
Бригем знал, что силы Колла тают, и опять остановился, чтобы заставить его выпить.
- Я ребенком бегал по этому лесу, - проскрипел Колл. Он тяжело дышал, но бренди уменьшало боль. Ему отчаянно не хотелось умирать, прежде чем начнется настоящая драка. - Охотился в нем, сорвал первый поцелуй. Понять не могу, почему я его покинул.
- Чтобы вернуться героем, - отозвался Бригем, затыкая флягу пробкой.
Колл разразился смехом, перешедшим в кашель.
- Очевидно. Мак-Грегоры были в Хайлэндсе с тех пор, как Бог поселил нас здесь, и мы тут останемся. - Он повернулся к Бригему с хорошо знакомым вызовом. - Может, ты и граф, но мой род - королевский.
- И ты проливаешь свою королевскую кровь по всему лесу. Поехали домой, Колл.
Они скакали легким галопом. Когда они проезжали мимо первых коттеджей, послышались приветственные крики. Из домов - некоторые из них были построены из дерева и камня, а некоторые всего лишь из глины и соломы - выбегали люди. Несмотря на боль в боку, Колл салютовал им. Поднявшись на холм, они увидели Мак-Грегор-Хаус.
Из труб вился дым. За оконными стеклами горели только что зажженные лампы. Небо на западе освещалось последними отблесками солнца, и голубая черепица казалась серебряной. Четырехэтажный дом, украшенный башенками, был пригоден как для войны, так и для удобной мирной жизни. Крыши различной высоты соединялись друг с другом сумбурно и в то же время изящно.
На поляне громоздились амбар и другие строения; рядом паслись коровы. Откуда-то доносился собачий лай.
Из домов выходило все больше людей. Из одного коттеджа выбежала женщина с пустой корзиной. Бригем обернулся, услышав ее крик, и уставился на нее.
Женщина была завернута в плед, как в мантию. В одной руке она держала корзину, размахивая ею на бегу, а другой придерживала подол юбки, и Бриг видел мелькающие нижние юбки и длинные ноги. Женщина смеялась, и ее шарф упал на плечи, позволяя волосам цвета заходящего солнца развеваться позади.
Кожа женщины походила на алебастр, хотя сейчас раскраснелась от радости и холода. Ее черты были тонкими, но рот крупным, а губы полными. Глядя на нее, Бригем думал о пастушке, которой восхищался в детстве.
- Колл! - В ее низком голосе с раскатистым шотландским акцентом слышался смех. Не обращая внимания на нетерпение галопирующей лошади, она ухватилась за повод и повернула лицо, от которого у Бригема пересохло во рту. - Я весь день места себе не находила и должна была догадаться, что это из-за тебя. Мы не получали известий о твоем приезде. Ты разучился писать или слишком обленился?
- Прекрасный способ приветствовать брата. - Колл наклонился поцеловать сестру, но ее лицо поплыло у него перед глазами. - Самое меньшее, что ты можешь сделать, это продемонстрировать хорошие манеры моему другу. Бригем Лэнгстон, граф Эшберн - моя сестра Сирина.
Не противно смотреть? Колл отнюдь не преувеличивал - скорее наоборот.
- Мисс Мак-Грегор.
Но Сирина не удостоила его взглядом.
- Что это, Колл? Ты ранен? - Когда она потянулась к нему, он соскользнул с седла к ее ногам. - О боже, что это? - Откинув одежду, Сирина обнаружила наспех перевязанную рану.
- Она снова открылась. - Бригем опустился на колени рядом с девушкой. - Мы должны отнести его в дом.
Вскинув голову, Сирина устремила на Бригема острый, как удар рапиры, взгляд зеленых глаз. В них были не страх, а ярость.
- Уберите от него руки, английская свинья! - Оттолкнув Бригема, она притянула брата к груди и прижала свой плед к ране, чтобы унять кровотечение. - Каким образом мой брат возвращается домой почти при смерти, а вы едете со шпагой в ножнах и без единой царапины?
Колл недооценил ее красоту, но не ее характер, подумал Бригем.
- Пожалуй, это лучше объяснить, позаботившись о Колле.
- Заберите ваши объяснения назад в Лондон. - Когда Бригем поднял Колла, чтобы отнести его, Сирина едва не бросилась на него. - Оставьте его, черт бы вас побрал! Я не хочу, чтобы вы прикасались к тому, что принадлежит мне!
Бригем окинул девушку взглядом с ног до головы, и ее щеки запылали.
- Поверьте, мадам, - произнес он с чопорной вежливостью, - я не имею никакого желания посягать на вашу собственность. Если вы позаботитесь о лошадях, мисс Мак-Грегор, я отнесу вашего брата в дом.
Девушка снова заговорила, но при взгляде на побелевшее лицо Колла оборвала себя на полуслове. Обернув Колла своим пальто, Бригем двинулся к дому.
Сирина все никак не могла забыть тот день, когда англичанин входил в ее дом. Схватив поводья обеих лошадей, она поспешила за Бригемом, проклиная его.


Опубликовано: 08 августа 2010, 07:51     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор