File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Задание Империи

 

Олег Измеров Задание Империи



2. Ходы троянским конем.



— Простите, я, кажется, не так понял. Мы сами должны убедить Америку, чтобы она начала гонку ядерных вооружений? Сейчас, когда у нас никакой бомбы нет? Или что-то не так? — Виктор потер обеими ладонями виски.


— Вы все совершенно правильно поняли.


— Но как же…


— Здесь есть еще третья сторона — Германия. Скажите, что сделает Гитлер, если узнает, что его заклятый враг, американская плутократия, начала создавать атомное оружие?


— Очевидно, тоже немедленно начнет ядерную программу.


— Правильно. Но у Германии пока нет урана. Добыча возле Наббурга ничтожна, залежи на месторождении Шмидеберг в Силезии невелики. Допустим, Гитлер в этом году захватит Чехословакию. Он получит Яхимовские рудники, но сейчас их мощности хватит только для лабораторий. Чтобы получить уран в промышленных количествах, нужны большие вложения и время.


"Вот тебе и невежественный диктатор…"


— И она не сможет купить его ни у Бельгии, ни у кого-то другого, потому что уран купит Америка. И не через два года, а сейчас.


— Постойте, а как же месторождения в горах Эрц? В Тюрингии и Саксонии?


— Ваша информация очень интересна. Мы найдем способ правильно ее использовать. Однако, продолжим. У Германии нет дешевых людских ресурсов, не хватает черных и цветных металлов. Все это есть у нас. У Германии не будет и некоторых крупных физиков — мы уже начали работу, чтобы переманить их к нам, на лучшие условия работы. Ничто так не манит ученого, как возможность совершить великое открытие. Ради этого они бросятся хоть на край света. Вы понимаете?


— Да, конечно.


"Значит, про Эрц немцы еще не знают… Это хорошо."


— Еще вы скажете Лонгу, что надо взорвать завод тяжелой воды в Норвегии, в поселке Веморк под городом Рьюкан. А лучше сразу и тамошнюю электростанцию.


— Откуда вы знаете о тяжелой воде? Я еще не успел…


— У нас тоже есть физики.


— Ну да, конечно. Но… но там же люди? Как с ними?


— Люди… Вы знаете, сколько людей погибнет, если Гитлер бросит бомбу на Москву или Петроград? Вы знаете другой путь избежать этих жертв?


"М-да", подумал Виктор, "хорошо быть великим гуманистом в стороне от реальной политики".


— Простите. Я понял. Но почему вы считаете, что Гитлер просто не попытается завоевать Россию?


— А он не может. Сперва ему надо завоевать Польшу, а это возможно только не враждуя на этот момент с Россией. Ему надо разгромить Францию, стоящую в тылу, чтобы не воевать на два фронта. Если Америка окажется близко к бомбе до того, как это произойдет, Гитлер окажется в западне. У него не будет иного выхода, как соглашаться на любые наши условия. Ну и конечно, будет еще предпринят ряд шагов с нашей стороны, о которых сообщать вам нецелесообразно.


— А если Хьюи Лонг после этого поймет, что его урановый проект — всего лишь средство надавить на Гитлера?


— Конечно, поймет. Но у него уже не будет другого выхода, кроме как продолжать работы. И у Гитлера не будет другого выхода, как продолжать работу с нами. Обеим сторонам придется вести эту гонку с максимальным напряжением сил.


— Простите, а как же потом остановить эту гонку?


— Эта гонка все равно начнется, — произнес Сталин как-то задумчиво, — и чтобы завтра было кому думать, как и чем ее остановить, сегодня надо думать, как ее правильно начать. Если мы с самого начала сумеем пустить ее по нужному нам руслу, то потом нам проще будет обуздать этот поток. Я понятно говорю?


— Понятно, — согласился Виктор, хотя, честно говоря, ему было непонятно. Хотя, раз Сталин придумал такую интригу, наверняка у него есть мысли и насчет разрядки.


— Коли так, то мы можем перейти к деталям. Вы, как я уже сказал, поедете в Америку, как частное лицо. Ни государь император, ни я, никакие другие официальные лица не наделят вас открыто полномочиями, не смогут подтвердить или опровергнуть то, что вы будете говорить. Ни на кого из нас вы не можете ссылаться. Вам понятно?


— Да. Но как же тогда Хьюи Лонг мне поверит? И, тем более, как мне удастся его убедить?


— Гью Лонг поверит вам потому, что вы из будущего. Он знает это. Энди Купер перед гибелью успел по своим каналам передать ваши снимки британской разведке. А оттуда, в свою очередь, их сумели заполучить в Вашингтоне по дипломатическим каналам.


"Лишь бы это не снимки на берегу Десны", подумал Виктор. "Впрочем, два шпиона разных разведок в кустах — это, пожалуй, многовато".


— Вы скажете Гью Лонгу, что прибыли с миссией мира. По своей личной инициативе. Вы считаете, что только создание Америкой атомной бомбы позволит остановить назревающую в Европе новую мировую войну. Это ведь почти близко к истине, верно?


— Верно, това… Иосиф Виссарионович. Только… простите, но очень уж выглядит по-детски. Поверит ли он в это?


— Вы — ученый, Виктор Сергеевич. А ученые часто склонны поступать по-детски. Ради мира или какой-нибудь другой великой идеи они могут обращаться к политикам с такими предложениями, которые все сочли бы ребячеством или даже безумием. Гью Лонг скорее поверит в то, что вы наивны и одержимы идеями, чем в то, что вы — тонкий дипломат.


— А он тогда не сочтет бредом вообще все, что я говорю?


— Он поймет, что бомбу можно сделать. Гью Лонг имеет хитрую сметку крестьянина. Вы его не убедите в идеях мира. Но он ухватится за новое оружие, которое позволит Америке повелевать всем миром, всеми финансовыми рынками. Это все равно, как если бы он отрыл в своем поместье сундук с золотом. И блеск этого золота обязательно ослепит его. Американцы очень азартная нация, а Лонг — кандидат от азартных американцев. Он никогда не терпел быть вторым, ни как обыватель, ни как президент. Однажды он зашел в уборную, и перед ним в кабинку проскочил какой-то нахальный тип. И знаете, что он сделал? Он помочился на этого типа сзади. Тот дал ему по морде, а Лонг раструбил в прессе, что его хотели убить. Вот какой это человек Гью Лонг.


"Кого-то это мне напоминает… Ну ладно, будем знать."


— Понял. Как меня пустят к президенту? С кем я должен войти в контакт в Америке? И каким образом?


— Все очень просто. Вы прилетите на пассажирском самолете. У нас есть дальний рейс из Москвы в Вашингтон через Сибирь и Аляску. На аэродроме вас встретит представитель УСС. Это американская политическая разведка, созданная Лонгом в начале этого года, во главе ее поставлен мистер Аллен-Уэлш Даллес из госдепартамента. Они будут уверены, что вас прислали представители еврейских кругов в нашей жандармерии, которые настроены против планов совместной с Германией высадки в Англию и хотят использовать вас, чтобы эти планы сорвать. Вы, естественно, про это ничего не знаете, ни про какие тайные общества, вами просто манипулируют. Поэтому и агенты УСС не будут вас спрашивать об этом, и это немного облегчит вашу задачу.


"Пастор едет в Ватикан в поисках мира… Юлиан Семенов отдыхает. А американцы поверят в этот заговор мудрецов? Почему бы и нет, наверняка они свое лобби у нас развивают, а тут им, видно, и подсунули, как в "Операции Трест" И вообще, это не моя забота".


— Возможно, вас удивит то, что Лонг, известный определенными антиеврейскими настроениями во время избирательной капании тридцать шестого года, пойдет на контакт с вот этой вымышленной группой…


"Не удивит. Откуда я знаю, что у них там было в тридцать шестом?"


— Не удивляйтесь. Американская политика — это игра и делячество. Рузвельт делал ставку на одни группы населения, Лонг на другие. На мелких фермеров, безработных. Теперь ему интересны любые силы в других странах, опираясь на которые, он может извлечь для себя пользу. Любая продажная девка принципиальнее американских правителей.


"А говорили, что насчет продажной девки — это он так про кибернетику… или генетику? Или про что-то другое и вообще не он? Про западных политиков оно как-то логичнее звучит…"


— На территории Соединенных Штатов вас будут сопровождать люди мистера Даллеса. Они же устроят вам встречу с президентом. Наших людей с вами не будет. Мне сказали, вы изучали английский?


— British English, not American. My spoken English is not beautiful, but I hope, this trip will be a good training.1


— Сойдет. Они дадут вам переводчика.


Сталин помолчал и добавил:


— А вы знаете, почему я это все вам так подробно рассказываю?


— Нет.


— Американцы в это все равно не поверят. Если они узнают, что вам, человеку, неискушенному в мировой политике, раскрыли такую комбинацию, они решат, что это дезинформация.


"Сплошная социальная инженерия. Как при внедрении трояна. А, впрочем, в этой ситуации я и есть троян."


— Я не стану давать инструкций, как убеждать Лонга. Вы лучше знаете, что такое атомное оружие. Вы лучше знаете, чем грозит миру нашествие Гитлера. Говорить можете все, что угодно и о ком угодно — о нашем строе, об императоре, о России. Можете представлять себя монархистом, коммунистом, пацифистом, сионистом, анархистом — это не имеет значения. Лишь бы это было убедительно и естественно. Старайтесь ничего не выдумывать. Будьте самим собой.


Стекла в окне задребезжали от гула низко летящего тяжелого самолета. Сталин слегка поморщился. "Надо будет потом предупредить насчет опасности воздушного терроризма. Мало ли что тут изменит мое появление."


— Возможно, американцы захотят вас скомпрометировать в глазах нашей власти. Позвольте им сделать это. Им надо убедиться, что вы не связаны с официальными правящими кругами. Короче, все, что вы там наговорите — санкционировано.


— А если они решат удерживать меня? Например, потом, после встречи с Лонгом? И получить информацию о технике будущего, об оружии будущего? Я должен буду раскусить ампулу с ядом? Или мне в этом помогут ваши люди? Вы говорили насчет того, чтобы смириться с моей потерей — что это значит?


— Резонный вопрос. Если американцы захотят получить от вас информацию о технике будущего — рассказывайте. Рассказывайте как есть, не додумывайте. По принуждению от человека можно получить только голые факты — пусть получают голые факты. Сейчас американцы собирают со всего мира мозги и обеспечивают себе прогресс. С готовым будущим мозги им не нужны, они на них смогут сэкономить. Пусть последовательно воспроизводят все ваши ошибки. Пусть тратят доллары на то, чтобы изготовлять дорогие образцы, которые они еще десятилетия не смогут сделать серийно. Пусть ставят тысячи экспериментов, начнут тысячи проектов. Пусть в погоне за будущим создадут массу лабораторий, привлекут в научный мир толпы посредственностей. Мы развернем в Америке сеть промышленного шпионажа и будем отбирать крупицы удачного опыта.


— Как японцы в свое время… то-есть в будущем? Понятно. Значит, потеря — это только в этом смысле? А я — то думал…


— Мы не можем поручиться, что американцы в один прекрасный день не решат, что вы их дезинформировали. У них же нет возможности заглянуть за двадцать, за пятьдесят лет вперед. И мы не можем поручиться за то, что они с вами сделают. Мы вообще не сможем оказать на Соединенные Штаты дипломатическое или другое политическое давление для помощи вам. Вы для нас официально не существуете.


— Тогда я попрошу проверить меня на полиграфе. Есть такой прибор для проверки, врет человек или нет.


— Это вы правильно придумали, господин Еремин. Американцы любят верить во всякие технические игрушки, в замену человеческих рук и человеческого ума всякими механизмами. Если бы они не звали к себе эмигрантов со всех частей света — давно бы превратились в электрических роботов.


— И все-таки, товарищ Сталин, то-есть…


— Да пусть будет "товарищ Сталин". Говорите, товарищ Еремин.


— Как-то в голове не укладывается, что меня с информацией о будущем просто так отпустят и не попытаются ликвидировать. А когда война будет? Это же бесценные данные!


— А войны не будет, — с этими словами Сталин поднял указательный палец вверх, — Гитлер не нападет, потому что у нас тоже будет бомба. Какой смысл обещать украинский хлеб и бакинскую нефть, если за это надо платить миллионами жизней людей высшей расы? Гитлер, как шакал, нападает, когда чувствует слабость. Войны не будет, товарищ Еремин. Мои дети останутся живы и ваши прародители.


И тут только Виктор понял, что цель его задания — предотвратить Великую Отечественную.




Опубликовано: 28 июля 2010, 07:09     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор