File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Дети Империи

 

Олег Измеров Дети Империи



20. Детство не возвращается.



Обратно они сели на трамвай на площади Культуры. Виктор под впечатлением чуть было не пошел по привычке на остановку в ту же сторону, "на десятку", ехать на Бежицу через поле.


— Вы куда? Там дальше только до завода и в депо.


Они перешли через трамвайные рельсы и стали на остановке в обратную сторону.


— Знаете, Зина, меня так потрясло это дворцовое великолепие… Да, а тут, наверное, и парки есть?


— Есть, вот, например, на Советской, возле "Динамо". Только там последние пару лет деревья сохнуть стали. Болеют, как люди, и умирают.


— А если из засохших деревьев скульптуры резать?


— А кто же будет резать?.. Слушайте, а если с модельщиками на Профинтерне я поговорю? На кафедре говорили, там некоторые увлекаются, досочки режут, отходы разные ищут… Что-нибудь сказочное, чтобы дети приходили и смотрели. Точно! И дирекция парка — она же не под отчет эти засохшие стволы сдает? Вообще, такая простая идея — как это до сих пор никто не догадался? Люди ищут негодную деревяшку, чтобы в творчестве себя выразить, а тут целые стволы пропадают! — Зина от волнения даже немного раскраснелась. — Вы не представляете, у нас в стране богатство иногда просто под ногами лежит, надо только голову к этому приложить… Идет! Вы не видите какой номер?


— Третий. Наш.


Вдоль Сталинского проспекта трамвай постепенно заполнялся пассажирами, возвращающимися в Бежицу. Виктор заметил, что, несмотря на наступление ночи, проезжая часть и тротуары были ярко освещены; на столбах висели целые гроздья осветительных плафонов, а над витринами горели длинные линии люминисцентных ламп, освещая тротуары. "Настоящий Бродвей" — подумал он. Проезжая мимо лесотехнического института, он заметил, что здание было перестроено под ампир и выкрашено в песочный цвет с белыми колоннами по фасаду, а по краю крыши курсивом лиловых газосветных трубок выведено "Бога нет".


— Интересно, а в церкви тут, наверное, никто не ходит?


— Ну почему? Ходят, и комсомольцы иногда бывают ради интереса, за это же никто ругать не будет. Главное — понимать, что это все игра, обряд, живое историческое ископаемое, вроде мамонта. Вы бы не отказались посмотреть живого мамонта?


— Нет, конечно. А что, в Брянске есть?


Зина опять заливисто рассмеялась.


— Знаете, как-то давно не попадались. Ну вот, увидели бы вы мамонта, вы бы не стали ему поклоняться? Также и церковь. Человечество выросло из детства.


Проспект кончился, и уличное освещение стало гораздо экономичнее. Зина протерла варежкой проталину на стекле.


— Звезды. Опять ночью подморозит.


— Знаете, Зина, у меня такое ощущение, что вам было уготовано судьбой штурмовать какие-то горные вершины или стать женщиной — космонавтом.


— Почему?


— Не знаю. В вас чувствуется какое-то ощущение взлета.


— В детстве я действительно мечтала стать летчицей. Полететь на Северный Полюс или вокруг Земли. Тогда об этом многие мечтали. Не получилось… Но я не жалею, и вообще, кто знает, может, в космос можно будет пассажиром летать. Или на искусственном спутнике Земли ставить какие-то биологические опыты. Как вы считаете, справлюсь?


— Несомненно. Там же невесомость, излучения… Это условия, которые просто невозможно создать на земле. У космической биологии большие перспективы.


— Тоже интересовались этим направлением?


— Так, в популярных журналах встречал.


— А как вы полагаете, жизнь во Вселенной может быть в разных формах или она, раз зародившись в одной, переносится с планеты на планету?


"Интересный разговор пошел. Хотя, насколько помню, в эти годы везде было — космос, жизнь на других планетах, братьев по разуму во Вселенной искали…"


— Ну, во всяком случае, на ближайших планетах жизни нет.


— Это с чего вы так решили?


— А я не решил. Просто мне так кажется.


— Все шутите. А может быть, среди нас ходят представители иных миров.


"Это к чему она вдруг, интересно?"


— А… а почему вы так думаете?


— А я не думаю, мне так кажется, — весело ответила Зина и улыбнулась.


Пока они так болтали, трамвай уже достиг Куйбышева.


— Вам сейчас выходить на Почте — напомнила Зина.


— А вам?


— А мне почти у Стальзавода. Детская больница.


— Ну так тут рядом. Довезу сумки.


— Да я и сама донести могу.


— Зина, а что сейчас делать в общежитии? Телевизор смотреть? А вечер прекрасный.


Виктор не мог признаться, что хотел заодно увидеть места, где прошло его раннее детство.


Остановка трамвая была прямо возле детской больницы. Больница была такой же. И дома напротив — почти такие же. Только вместо послевоенного дома с гастрономом друг против друга симметрично стояли два довоенных Дома специалиста — один из них не был полностью разрушен в войну. А вот дом, где прошли его первые детские годы — чуть поодаль, за той же металлической оградой в дворике с небольшими деревьями. Из парадного на снег выпал лучик света, кто-то вышел. А там, за углом будет общежитие, куда его привезли из роддома.


Но когда они с Зиной немного прошли по Ленина и он заглянул за этот угол, то увидел, что общежития нет, и на этом месте стоят низенькие одноэтажные домики. Обратно в детство нельзя было вернуться даже здесь.


Зина жила в пятиэтажной бессемейке напротив четырнадцатой школы. В бытность Виктора здесь стояли построенные еще до войны деревянные двухквартирные дома, которые начали сносить только к концу первого десятилетия нового века.


— Слушайте, я вас замучила своими сумками и заморозила. Идемте сейчас ко мне, я напою вас чаем.


— Да нет, спасибо, не надо, я совсем не замерз.


— Не возражайте, идемте пить чай. Все равно в вашем общежитии сейчас нечего делать.


Возле подъезда стояли и о чем-то спорили бабушки; Зина с ними поздоровалась, и Виктор тоже.


— Обсуждать не будут? — спросил он, когда они вошли в подъезд и поднимались по широкой лестнице с вившимися змеей деревянными перилами.


— Кого? — удивилась Зина. — Вы же одинокий. Надеюсь, вы не хотите сказать, что я способна приводить к себе женатого человека? Вы же представляете себе, насколько это аморально!


— Ну, конечно нет! — воскликнул Виктор, соображая, что здесь если одинокая женщина приводит к себе одинокого мужчину, то это считается хорошо, а если женатого — то это жутко осуждается. — Но они-то об этом не знают.


— А кто это, интересно, открыто, при людях, приведет к себе занятого? Представляете, что будет?


Виктор не представлял, но понял, что это весьма и весьма чревато во всех отношениях.


— Действительно, — сказал он. — Вы правы, пора пить чай, а то я перестану соображать.


— А я что говорила.





Опубликовано: 27 июля 2010, 12:44     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор