File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Дети Империи

 

Олег Измеров Дети Империи


21. Блюз четвертого купе.



В коридоре вагона было тепло и привычно пахло углем из титана и чаем. Виктор нашел свои места — они оказались в четвертом купе, нижние. Он дернул в сторону ручку отделанной синим линкрустом двери: внутри царил полумрак, нарушаемый лишь светом окон вагона на соседних путях, Осмолова еще не было. Виктор щелкнул выключателем; две ярких лампы в квадратном плафоне над окном озарили помещение.


Их купе соответствовало классу мягких вагонов. На полках были пружинные матрацы, а нижние полки, к тому же, имели мягкие спинки, которые можно было на время сна опускать вниз, а при необходимости и поворачивать горизонтально, делая из них третий ряд мест. Помимо массивных алюминиевых бра на торцовой стенке у каждого места для местного освещения, на столе, покрытом свежей крахмальной салфеткой, украшенной паровозами и синими надписями "МПС", стояла небольшая настольная лампа с матерчатым абажюром. Ниши над коридором были закрыты лакированными дверцами, которые Виктор, впрочем, счел совершенно излишними. Он сунул свой холщовый командировочный портфель в сундук под полкой, привычно выложил на столик свой билет и деньги, заготовленные за постель и чай, и, присев на свое место, стал ждать развития событий.


Освещенное здание нового вокзала, что виднелось через окна коридора, вернуло его к мысли о сталинской высотке на Покровской Горе. Интересно, какой смысл ее городить в этом месте? Вид, конечно, фантастический, но здание выходит на отшибе, да и до Набережной будет тяжело спускаться. Со строгой римско-петербургской классикой Сталинского Проспекта этот гибрид Эмпайр Стейт Билдинг и сельской шатровой церкви тоже мало вязался.


Видимо все дело в подражании, подумал Виктор. Вот, скажем, восстановили в Москве на волне перестройки и демократии храм Христа Спасителя. Потом и в некоторых других городах захотели поиметь свои мегакультовые сооружения, чтобы по статусу быть похожими на столицу. Ну, может поменьше и поскромнее. И дошло до того, что теперь сколь-нибудь крупному городу просто неприлично не отдать последнее, чтобы только возвести свое статусное здание на видном месте. Видать, так же и здесь: вынь да положь областному центру небольшую копию университета на Ленинских горах или, на худой конец, гостиницы "Украина". "Может, под новый корпус лесотехнического отдать собирались?" Он придвинулся к окну и крутнул коричневую рукоятку волюмконтроля. Из щелей пластмассовой решетки динамика послышался романтический блюз, незнакомый Виктору.


В дверях показался Осмолов с большим командировочным портфелем о двух застежках из желтой кожи. Вечный портфель, подумал Виктор, надо будет когда-нибудь когда-нибудь себе такой завести.


— Ну вот успел. А вы из Бежицы на трамвае? Интересно, когда объездную через Болву закончат? Тогда можно будет маломерные автобусы прямо до вокзала пустить. А мы что, на этот раз никак одни едем?


Не успел Осмолов это сказать, как в купе появились две молодые женщины, одна в красном, другая в черном пальто, раскрасневшиеся и запыхавшиеся от бега. В руках у каждой было по небольшой авоське и ридикюлю.


— Здравствуйте. А здесь места двенадцатое и четырнадцатое?


— Придется, наверное, уступить дамам нижние места, — сказал Асмолов, взглянув на Виктора; тот кивнул.


— Ну что вы, не надо, неудобно даже… — замялась та, что была в черном пальто немного пониже, с ямочками на щеках и каштановыми волосами.


— Все нормально, — ответил Виктор. — Я всю жизнь привык спать на верхних. — А вы в Москву тоже в командировку?


— Нет. Мы монтажницы с "восьмерки", меня зовут Таня, а это моя подруга Света.


— Света, — подтвердила та, что была в красном пальто, высокая брюнетка с тонкими подведенными бровями.


— Очень приятно. Виктор.


— А по отчеству?


— Андреевич.


— А меня Геннадий Николаевич. А вас по отчеству?


— Татьяна Викторовна и Светлана Николаевна… да зовите просто по имени, а то как-то уж очень официально получается. Будто мы на дипломатическом приеме.


— А вы в Москву на дипломатический прием?


— Ну что вы… Я говорю, мы монтажницы с восьмерки, по итогам прошлого года лучшие по заводу. Нас от дирекции наградили трехдневным отпуском, билетами в Большой Театр и оплатой проезда в оба конца.


— Случайно не на "Лебединое озеро"? — поинтересовался Виктор.


— Нет, "Лебединое" мы по ящику видели, мы на "Щелкунчик"… Не поможете пальто повесить, а то я никак не дотянусь?


Музыка прервалась и женский голос по трансляции объявил об отправлении поезда и попросил провожающих освободить вагоны.


— А постель у проводника брать надо? — спросила Света, которая, видимо, реже ездила в поездах дальнего следования.


— Не надо, здесь принесут. Это в шестиместном самим ходить надо, а это четырехместное, для них разносят.


Вагон скрипнул тормозами, поезд дернулся, словно под электровозом постоянного тока и соседний состав за окном медленно поплыл назад.


Дальнейшие дежурные хлопоты мало чем отличались от того, что обычно сопровождало пассажира в нашей реальности в экспрессе "Десна", недавно переименованного в "Паристый", за исключением, разве что, того, что здесь и на ночь подавали чай, на случай, если севшие в поезд пассажиры успели замерзнуть по дороге на вокзал. Радиотрансляция в поезде была местной и передавала почти исключительно песни о романтике путешествий в поездах и железнодорожниках разных профессий, прежде всего, конечно, о машинистах. К одиннадцати вагон затих и улегся спать. Виктор вышел в коридор, где горело неяркое ночное освещение, и смотрел в окно; ему хотелось увидеть, как же в этой реальности изменилась страна. Но мир прятался во тьме, мимо окон мелькали стены леса, прерываемые короткими проплешинами болот или широкими паузами на пойменные луга какой-нибудь речушки с небольшими холмами и разбросанными в неизвестном порядке, словно фантазией неизвестного художника, островками кустарника. Иногда, ближе или дальше, виднелись неяркие огни окон деревенских домов, с редкими звездами фонарей на столбах, поставленных кое-где на сельской улице. В деревне в это время уже сидели по домам — разве что за исключением молодежи, но сезон и погода особо гулять не располагали. Встречавшиеся в изобилии по пути деревянные и каменные станции тоже как-то мало отличались от тех, что либо сохранились во времени Виктора, либо были снесены, но остались в его памяти. Семафоров на этом ходу уже не было и, если бы не встречавшиеся на станционных путях паровозы и старые вагоны, да диковинные машины на переездах, можно было подумать, что он снова попал в свое время.


За спиной дверь в их купе тихо щелкнула и отъехала. Виктор оглянулся; из темноты появилась Таня. На ней были вязаные жакет и юбка, со вкусом подобранные по цвету и фасону, которые вместе составляли ансамбль, достаточно нарядный, чтобы пойти в нем в театр, и вместе с тем его можно было не бояться случайно помять в дороге. Удобнее в этом плане могли быть только джинсы, но здесь они еще не вошли в моду настолько, чтобы в них можно было отравиться в Большой театр.


— Тоже не спите? Мне обычно на новом месте тоже вначале никак не заснуть, а потом привыкаю. Говорят, если чаще ездить в поездах, то привыкаешь. Но монтажниц в командировки редко отправляют. Разве что в прошлом году на "Искру" посылали, обучали паять под микроскопом.


— Да, если постоянно ездишь, то, наоборот, в поезде быстро засыпаешь. Я просто решил знакомые места посмотреть.


— А сейчас ничего не увидите: ночь. Да, вот мы с подругами решили на это лето накопить на круиз на поезде. Теперь ездят такие специальные туристские поезда, у них у вагонов два этажа. На нижнем этаже купе с полками, это вроде спальни, а днем люди едут на верхнем этаже, там кресла и вместо крыши большой стеклянный купол, чтобы все видеть.


— Понятно. Это как в американских вагонах фирмы Бадд.


— Ну вот, а это наши такие, и, чтобы стеклянная крыша не коптилась от паровоза, вместо него в крайних вагонах пассажиров нет, а там дизеля стоят и багажные отделения. Когда обед или ужин, останавливаются на определенной станции, туристам в вагоны все в судках приносят. Приезжают в большой город, им к вокзалу автобусы подают для экскурсии по городу, они там все интересное смотрят, в музеи, в театры ходят, а вечером спят в вагонах и их в другой город везут. Представляете, сколько интересного за такой круиз можно увидеть?


— Еще бы! — подтвердил Виктор, догадавшись, что туризм, как и культурный досуг, здесь развивают в целях воспитания трезвости в обществе. — Главное, чтобы обслуживание было нормальное.


— Обслуживание отличное, мне уже рассказывали, кто ездил. А вы тоже в таких путешествовали?


— Нет, в туристских поездах не ездил, только на туристском речном теплоходе по Волге. Давно это было.


— Ну да, это, небось, еще в начале тридцатых, тогда турпоездов не было. А теплоходы в нашей стране еще до революции начали строить, я по ящику видела в передаче "Удивительное — рядом". А у вас дома какой ящик стоит?


— А у меня пока нет ящика. У меня комната в общежитии, там только казенный приемник. Правда, хороший.


Слово "общежитие" подействовало на попутчицу Виктора, как голос Лемешева; глаза ее радостно расширились, несколько большой, но симпатичный и гармонировавший с остальными частями лица рот превратился в загадочную улыбку, и даже тело ее под вязаными жакетом и юбкой моментально стало принимать какие-то соблазнительные очертания. Если попытаться перевести произошедшие с ней перемены в музыку, то это должна была быть какая-то блюзовая композиция.


— А мы со Светой тоже живем в общежитии, — медовым голосом джазовой солистки пропела она. — Так что вы заходите к нам, у нас много разных девчат живет, познакомитесь…


— А почему вы взяли, что мне обязательно с кем-нибудь у вас надо познакомиться? — полушутя в тон ей ответил Виктор.


— Ну, как же! Вы же в общежитии живете! — с абсолютной уверенностью продолжила Таня джазовое соло. — А у нас недавно построили возле "восьмерки" женское общежитие, а других общежитий и домов нет… вот парни со смены и идут мимо наших окон на станцию в город.


Произнеся эти слова, она вздохнула.


— Так вот и завянет цветочек несорванный…


— Ну, разве можно дать такому цветочку завять? — спросил Виктор и положил руку на талию Тани; она легко отвела его руку и прошептала: — Не здесь… Приходите в общежитие, я сейчас запишу адрес.


Она скользнула в дверь и через мгновение вернулась со своим ридикюлем, из которого вытащила листок из блокнота и карандаш.


— Вот. Это, значит, идете по Ново-Советской — знаете, где это, да? — за переездом, идете в сторону Бордович, там дальше дорога идет, вот по дороге и там, за заводом, у соснового леса, крупноблочное здание — это вот и есть.


Виктор вдруг понял, что это как раз примерно там, где он тогда пригласил к себе Лену. Правда, было там еще и мужское общежитие, и жилые дома, но все это построили гораздо позже. Да и работал он в это время на заводе, что стоял примерно там же, где, судя по всему, находится их "восьмерка". Это что же, можно всю историю по второму кругу прокрутить?


— Обязательно загляну, — он все еще подозревал, что приглашение — розыгрыш и старался придать разговору характер шутки, — не посоветуете, где у нас в Брянске можно волосы покрасить, чтобы помоложе выглядеть?


— Зачем красить? Сейчас у многих седые. Вон, недавно Нонку из гальваники замуж выдали, так у нее парень еще сразу как с японской вернулся, весь седой был. Весь-весь, начисто, хоть и молодой совсем. Война, она быстро года набавляет. Они там какую-то высоту держали до подхода наших, у них из роты всего двое осталось. Второй тоже брянский, у нас одно время устроился, кладовщиком, он на инвалидности был. Но проработал немного, болел потом, а прошлую весну похоронили. Не красьте, вам так идет. Правда.


— Ну, идет, так идет, — согласился Виктор. — Раз даме нравится, пусть так оно и будет.


— Да, а вы, кстати, по профессии кем будете?


— Инженер-механик. Но доводилось и в радиопромышленности работать, счетно-решающую технику обслуживать. На "Искре" вашей как-то был.


— Серьезно? — воскликнула Таня так, что Виктор уже всерьез заподозрил, не поет ли она в заводском джазе. — Так нам даже очень сейчас инженеры нужны, только возьмут не каждого. Это я могу переговорить с Алиной Павловной, а она переговорит с Семибратовым, а он потом…


Ну вот еще один вариант трудоустройства, констатировал Виктор. Правда, изначально без документов туда соваться смысла не было, а потом как-то само в свою сторону закрутилось… Интересно, а у них в общаге все такие молодые, бойкие и красивые, как эта Таня? И действительно все так страстно горят знакомиться?


— …Но зато какие льготы по квартирным кредитам! Такого нигде не найдете. И садик новый будут строить, и заводскую поликлинику, и даже санаторий свой под Жуковкой в плане соцразвития стоит! И за это вкалывать стоит.


— Ну, вкалывать нам не привыкать. Сколько себя помню — "Мы там, где ребята толковые, мы там, где плакаты "Вперед!", где песни рабочие, новые, страна трудовая поет…"


— Здорово! Это Маяковский, верно?


— Не помню… может быть.


— Вы знаете, у нас же задание в этом году срочно ширпотреб осваивать, АРТы.


— Это те, которые… — и Виктор сделал жест, словно прикладывал мобильник к уху.


— Именно, и вот под них людей будут много набирать. Правда, выпускать будем не сами, которые… — Таня повторила жест Виктора, — а атээры, автоматические станции к ним. Вы же наверное читали, наши выкупили у американцев за картины патент на целлуларную схему расположения автоматических станций; вот их на местности поставить, как будто сотами, и где бы человек ни был, его АРТ найдет ближайшую и соединится. Американцы еще смеялись, дескать, АРТы будущего не имеют, и они потому разрабатывают видеотелефоны в автомобилях. А я считаю — американцам что, там ведь каждый на своей машине ездит, а у нас и пешком ходят и в трамвае — надо маленький телефончик, чтобы в кармане носить. Пусть даже без видео…


"Ба, да это случайно не на Нинину абстрактную живопись патент фирмы Белл купили? Ну, Нинон! Ну, сексуальный символ Брянска и всего советского народа! Ну, молодец, баба. И пойдет из Брянска по всей планете сотовая связь."


— Отличная идея. Надо подумать, не попроситься ли к вам. Чтобы сделать специально дамский телефончик, вот таких размеров, — Виктор показал пальцами, — и чтобы раскладывался, как пудреница.


— Ой, шутник! — Таня взвизгнула от смеха и на миг ухватила Виктора за рукав. — Но время уже позднее, я спать иду. А насчет остального не забудьте. — И, подмигнув, она ускользнула за дверь купе.




Опубликовано: 27 июля 2010, 14:26     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор