File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Глеб Благовещенский Всемирная история пиратства

 

Глеб Благовещенский Всемирная история пиратства

Пираты Средневековья


Авильда, или Алфилда (Awilda, Alfilda),

(4?? – 4??), Скандинавия


Авильда выросла в королевской семье в Скандинавии. Король Сивард, ее отец, всегда мечтал подобрать для дочери достойную партию. В итоге его выбор остановился на Альфе, кронпринце Дании. Каково же было разочарование старика-отца, когда он, сообщая эту радостную (для него!) новость дочери, услышал от нее категорический отказ. Авильда и близко не собиралась связывать свою судьбу с оранжерейным молокососом, пусть даже он и наследный принц! Однако король уже все организовал, а потому был непреклонен.


Что оставалось делать Авильде?


Конечно же, бежать!


Бесстрашная принцесса сговорилась со своими подругами, и они решили угнать из гавани корабль, на котором предполагали выйти в Балтийское море. Главное их желание было – отплыть как можно дальше от берегов отчизны, чтобы избегнуть возможной погони. Дочь хорошо знала своего отца и ни на мгновение не сомневалась, что, узнав о ее побеге, он немедленно прикажет вернуть ее обратно любой ценой.


Времена тогда были суровые (V век), и от каждого человека требовались особые умения наряду с железной волей и отвагой. У дочери короля и ее подруг всего этого было вдоволь. Они без труда завладели кораблем и смогли незаметно покинуть гавань.


Авильда. Гравюра Чарльза Эллмса



Через некоторое время они повстречали в водах Балтики пиратское судно. На этом судне царило некоторое смятение, поскольку не так давно скончался капитан, и теперь команда не могла прийти к единому решению: а что же им всем делать дальше и кто же теперь станет направлять их действия? Встреча с дерзкими скандинавскими моряками лишь увеличила смятение пиратов. Авильда, бросив на них всего лишь один взгляд, немедленно поняла, как ей следует действовать. Итог ее стратегии вполне показателен: через четыре дня вся команда ЕДИНОГЛАСНО проголосовала за нее на выборах нового капитана! Характерно, что по пиратским обычаям женщине вообще не пристало находиться на корабле. Однако пираты не только позволили Авильде и ее подругам остаться, но даже согласились служить под ее началом! И это было только начало…


(Ряд источников представляет развитие событий несколько иначе: Авильда одна, без подруг, проникла на борт пиратского судна, переодевшись простым матросом. Она так впечатляюще проявила себя, что, когда капитан внезапно скончался, команда решила сделать ее капитаном.)


Видимо, Авильда была пиратом уже от природы. Она так вышколила своих корсаров, что через некоторое время это был лучший экипаж на Балтике! Пираты, ведомые Авильдой, невероятно успешно охотились в прибрежных водах Скандинавии, доставляя немалые хлопоты властям и простым жителям. Особой же ее любовью пользовалось побережье Дании – понятно, почему. Прошло совсем немного времени, и Авильда прославилась на всю Скандинавию.


В конце концов, известия о разгуле пиратов достигли датского короля. Он разгневался и поручил своему сыну (тому самому кронпринцу Альфу!) подготовить корабли, взять лучших людей и как можно быстрее изловить морских разбойников!


Кронпринц оказался славным капитаном и отважным воином. Он без особого труда напал на след Авильды и принудил ее вступить в бой. Несмотря на то что экипаж Авильды сражался, не жалея себя, датчанам не только удалось проникнуть на палубу, но и добиться существенного перевеса в рукопашной. Авильда, наблюдая с капитанского мостика за ходом сражения, не могла не обратить внимания на картинного и статного красавца, сражавшегося в первых рядах. Узнав о том, что это и есть пресловутый кронпринц Альф, от свадьбы с которым она не так уж и давно с презрением отказалась, Авильда утратила самообладание. Ее сердце вмиг воспылало любовью к принцу, и она приказала своим людям прекратить сопротивление, а потом во всеуслышание объявила принцу о том, что согласна выйти за него замуж.


Согласно же другим источникам, Авильда и несколько ее уцелевших людей были схвачены. Когда ее подвели к принцу Альфу, с ее головы сорвали боевой шлем, и она осталась в одних латах, вперив в лицо принца испепеляющий взор. Тот долго не мог отвести от нее глаз, а потом… тихо предложил ей свои руку и сердце. Гордая дева, помолчав еще несколько мгновений, ответила согласием. Более того, она пообещала принцу впредь не ступать на путь порока и оставить пиратское ремесло навсегда!


В итоге счастью молодых не было предела, особенно же радовался датский король: он одним махом и о внуках позаботился, да и с пиратами сумел разобраться. После этого он мог с чистой совестью сложить с себя королевские полномочия в пользу сына, что и сделал.


Это ли не чудо?!

Вимунд (Wimund)

(11?? – 11??), Англия



Вимунд – это английский пират в сане епископа, что встречалось не часто даже по тем временам! Он прошел обучение в знаменитом Фёрнусском аббатстве. Это был подлинный оплот цистерцианства.


Монашеский Орден цистерцианцев возник в XI столетии в результате раскола в Ордене бенедиктинцев и существует, кстати, по сей день. Немало поспособствовал созданию нового Ордена Бернард Клервосский, вследствие чего цистерцианцев также называли бернардинцами. Устав бернардинцев отличался аскетизмом. Монахам надлежало проводить свои дни в созерцании и молитвах. В их кельях не было иных ценностей, кроме книг Священного Писания.


Уильям Ньюбургский в 24 главе своей «Истории Англии» (XII в.) приводит о Вимунде следующие сведения: «Этот человек родился в Англии и был самого низкого происхождения. После приобретения первых навыков в литературе, не найдя средств, чтобы оплачивать свое содержание в школе, и имея некоторые знания об искусстве письма, он поступил в писчую контору, обслуживавшую каких-то монахов. Вслед за тем он выбрил тонзуру в Фёрнессе (Furness) и вел монашескую жизнь. Когда он получил доступ к достаточному числу книг, то, располагая досугом и обладая тремя замечательными качествами – горячим темпераментом, прекрасной памятью и достаточным красноречием, он выдвинулся столь быстро, что на него стали возлагать самые большие надежды. Спустя некоторое время он был послан к братьям на остров Мэн, и он так понравился варварским местным жителям мягкостью своего обращения и открытостью своего лица, будучи при этом еще и высоким и сильным, что они просили его стать их епископом и получили желаемое». Современные историки определили, что наиболее вероятное время пребывания Вимунда на острове Мэн в качестве епископа это 1134–1140 годы. Для молодого человека его происхождения взлет карьеры был просто поразительным. Мало кто в его годы удостаивался подобной чести. Теперь надлежало выработать грамотную стратегию, чтобы закрепить достигнутый успех, не преступив при этом устава взрастившего его Ордена. Уильям Ньюбургский далее пишет: «…Теперь он был окрылен успехом и начал строить великие планы. И поскольку он обладал высокомерным языком и самым гордым сердцем, то, не довольствуясь достоинством своего епископского звания, он замыслил совершить еще более великие и замечательные дела. В конце концов, собрав отряд нуждающихся, но отчаянных людей и не боясь праведного суда, он выдал себя за сына графа Морея (Moray) и утверждал, что он был королем Шотландии и был лишен наследства своих отцов. Он утверждал, что в его намерения входит не только отстаивать свои права, но и отомстить своим врагам, и он выразил желание, чтобы эти люди были его сотоварищами и в его бедах и в его удачах, и хотя его предприятие и будет сопряжено с трудами и опасностями, но еще больше будет славы и великих выгод. Все эти люди были совращены им и принесли ему присягу, и он начал свою безумную деятельность среди окрестных островов, и, став подобным могущему охотнику перед Господом, Нимроду, он забыл, что по своему епископскому званию ему надлежит быть подобным Петру – рыбаком среди людей».


Фёрнусское аббатство в Средние века



Как и наиболее известные пираты грядущих времен, Вимунд с успехом действовал как на суше, так и на море. О том же свидетельствует и Уильям Ньюбургский: «…Каждый день он возглавлял войско своих сподвижников, среди которых выделялся своей высокой головой и широкими плечами, и, подобно разным могучим полководцам, он воспламенял их рвение. Затем он сделал набег на провинции Шотландии, опустошив грабежами и убийствами все, что находилось перед ним, но всякий раз, когда королевская армия выступала против него, он уклонялся от военных столкновений, либо уходя в отдаленные леса, либо удаляясь в море, но, как только войска уходили, он вновь появлялся из своих убежищ, чтобы разорять эти провинции.


Но пока он был так удачлив во всем и стал предметом ужаса даже для короля, один епископ, человек исключительной простоты, время от времени давал отпор его дерзости. Когда этому епископу угрожали, что изведут его войной, если он не будет платить дань, то он ответил: „Путь будет воля Божья, но на моем примере ни один епископ никогда не будет платить дань другому“. После чего он вдохновил своих людей только в вере, поскольку во всех остальных отношениях он был значительно слабее, и когда тот предпринял яростное вторжение, то выступил ему навстречу и, чтобы воодушевить своих людей, самолично нанес первый удар в этой битве. И, кинув маленький топорик, он, с Божьей помощью, опрокинул своего врага, который ехал впереди всех, на землю. Обрадовавшись этому, его люди обрушились на грабителей и, убив их в большом количестве, заставили позорно бежать их свирепого предводителя».


Невероятный успех, способствовавший ему, и большая власть которой он пользовался, спустя некоторое время повлияли на Вимунда таким образом, что у него развилась чуть ли не мания величия. Уильям Ньюбургский пишет: «…Вимунд впоследствии с шутливым хвастовством говорил среди своих людей, что только один Бог способен победить его верой простого епископа. Это обстоятельство я узнал от человека, который был одним из его воинов и который бежал в тот раз вместе с другими. Однако, восстановив свои силы, он так разграбил острова и провинции Шотландии, как еще никто не делал до него. Поэтому король был вынужден успокоить грабителя и принял мудрый совет действовать против гордого и искусного врага хитростью, поскольку в этом случае сила не принесла никакой пользы. Поэтому, уступив ему одну провинцию, вместе с монастырем Фёрнесс, он на некоторое время приостановил его набеги, но в то время, когда тот гордо отправился в назначенную ему провинцию, окруженный подобно королю своей армией и сурово настроенный против того самого монастыря, в котором стал монахом, нашлись люди, которые не могли выносить ни его власть, ни его наглость и которые, с согласия ноблей, подготовили ему ловушку. Получив благоприятный шанс, когда он ехал медленно и почти в одиночестве, поскольку основной отряд был им послан вперед для обустройства на месте, они схватили и связали его, и поскольку оба его глаза были дурными, то они лишили его их обоих, и, гарантируя себя от всяких будущих неприятностей, они, ради королевства Шотландии, но не ради Царства Небесного, сделали его евнухом».


Вот так, в один миг, Вимунд лишился всего величия, что было ему ниспослано свыше. Впрочем, это был на редкость крепкий духом человек. Если верить заявлению Уильяма Ньюбургского, то Вимунд «…впоследствии… пришел… в Биланд и спокойно прожил здесь много лет до своей смерти. Но передавали, что даже здесь он говорил, что если бы у него был хотя бы воробьиный глаз, то его враги имели бы мало оснований радоваться тому, что сделали с ним».


Как видите, Вилунд остался верен себе до конца…

Монах Юстас (Eustace the Monk)

(ок. 1170–1217), Франция


Монах Юстас, которого больше знали под прозвищем Черный Монах, неплохо проявил себя, добившись многого. Он не только был способным и удачливым пиратом, но еще также владел магией. Благодаря выдающимся успехам на море, он даже выполнял обязанности адмирала. Его пиратские рейды в основном распространялись на Ла-Манш, но частично захватывали и Атлантику.


О Черном Монахе начали складывать легенды еще при жизни.


В первую очередь, это касалось его мореходных умений. Судя по всему, он действительно управлял кораблем получше многих, в противном случае едва ли бы ему как капитану посвятили целую поэму!



Ходили упорные слухи о том, что Черный Монах якобы активно общался с подозрительными мусульманами из Толедо. Те мастерски владели черной магией, а потому смогли преподать ее основы и своему приятелю. Многие клятвенно утверждали, что видели, как Черный Монах силой черной магии делает свой корабль невидимым! Благодаря этому он мог скрыться от любой погони и атаковать кого и когда угодно. Понятное дело, что Черный Монах и не думал опровергать столь лестные о себе слухи – уж очень они были ему на руку!


Его путь в пираты был предопределен с самого начала. Хоть он был и благородного происхождения, но его отец, обедневший булонский дворянин, был не в силах обеспечить сыну не только достойное образование, но даже и приличные условия жизни. Поэтому мальчик был очень рано отдан на воспитание в монастырь, а потом был в услужении у некоего графа.


Несмотря на юные годы, в Юстасе уже тогда был силен бунтарский дух. Уже одно то, что ему, дворянину, приходится кому-то прислуживать, доводило его до белого каления. Молодым людям практически никогда не удается достаточно долго скрывать свой бушующий темперамент. Не составлял исключения в этом плане и Юстас. Его дерзкие вспышки неповиновения следовали одна за другой, пока все не кончилось тем, что от его услуг отказались. Граф, прежний работодатель Юстаса, позаботился о том, чтобы практически все узнали о том, что молодой человек – неисправимый смутьян, от которого лучше держаться подальше, а не то что принимать на работу. Очень быстро обнаружив, что в родных краях у него просто нет шансов выжить, Юстас решил порвать все связи с ненавистным ему обществом и уйти в пираты, бросив тем самым вызов всему миру.


У него не было тогда знакомых, которые могли бы его порекомендовать. Оставался один путь – стать наемником. Услуги наемников всегда были в цене, а уж тогда в особенности. Тогда как раз шла война между французами и англичанами, поводом для которой послужил конфликт между английским королем Джоном и французским монархом Филиппом II Августом, посягнувшим на владения британской короны во Франции. Как известно, наемнику чуждо понятие гражданской совести. Он служит тому, кто может заплатить больше. Юстас, вдоволь познавший унижений, мечтал обрести богатство и славу. Прознав о том, что королю Джону служить выгоднее, он мгновенно переметнулся на его сторону и верно служил тому на протяжении целых семи лет. То, что он стал предателем собственной страны, нисколько его не заботило.


Любопытно, что, когда благодаря щедротам короля Джона под началом Юстаса была уже целая эскадра, его бедные булонские родственники в лице любимого дядюшки и родных братьев тут же примкнули к нему, образовав нечто вроде семейного предприятия. Эскадра Юстаса практически контролировала все побережье Франции; иногда же дерзость пирата-наемника доходила до того, что он поднимался вверх по течению Сены, разоряя все прибрежные населенные пункты.


На семейном совете было решено устроить базу на Нормандских островах. Эти острова были захвачены и, по сути, стали личным владением Юстаса. Вот так, очень быстро, он добился желаемого: у него были свои земли (пусть даже и островные), он более не знал нужды в деньгах (ценной добычи было предостаточно!), а также командовал одной из самых мощных боевых эскадр.


Казалось бы, что ему еще желать?


Однако в Юстасе вновь проявился бес противоречия.


Вместо того чтобы почитать своего благодетеля – короля Джона, Юстас Черный Монах стал нападать не только на все французские суда, но еще и на… английские. Постоянное везение убедило его в полной безнаказанности, и он вел себя так, словно сам черт ему не брат!


Как бы то ни было, но, стоило королю Джону прознать о том, что его фаворит принялся грабить уже его собственные корабли, он пришел в большой гнев. Будь его венценосный работодатель чуть менее прозорлив и мудр, Юстас бы немедленно угодил в опалу, а возможно, и заплатил бы головой за свои художества. Однако король Джон, проанализировав ситуацию, вынужден был признать, что, если он удалит Юстаса от дел, ситуация на море мигом начнет складываться в пользу Франции – на тот момент конкурентов, способных сравниться с Монахом Юстасом, просто не было. В итоге король сменил гнев на милость и помирился с Юстасом.


Но это еще не все!


Юстас, помимо прощения, получил от хитрого монарха целую коллекцию даров. Они оказались настолько ценными, что, продав их, Черный Монах сумел приобрести целый дворец в самом центре Лондона. Надо сказать, что к этому времени он был женат и имел дочь. Теперь он легко мог позволить себе все то, что было недоступно его собственному отцу. Юное чадо Монаха Юстаса обучалось в школе для девиц наиблагороднейшего звания и даже в столь нежном возрасте считалось одной из самых богатых невест в Британии.


Но время не стояло на месте. Семи лет ожесточенного противостояния и горьких поражений на море французскому королю вполне хватило для того, чтобы понять: в этой игре могут участвовать двое, нужно лишь предложить побольше!


Филипп II так и поступил.


Кроме того, он позаботился и о поддержке Высших Сил. Благодаря искусным переговорам, ему удалось склонить на свою сторону римского папу. Папа во всеуслышание осудил позицию Британии и действия короля Джона, объявив о том, что намерен всячески поддерживать Филиппа II.


А Черный Монах, судя по всему, получил от французского короля настолько серьезное предложение, что предпочел распроститься со своим лондонским дворцом и положением в свете. В 1212 году он, сопровождаемый многими другими французскими корсарами, официально принял сторону французского монарха. В отместку король Джон, до глубины души потрясенный предательством Юстаса, приказал королевскому флоту напасть на Нормандские острова и разорить тамошнюю базу пиратов. Его приказ был в точности исполнен.


Узнав о происшедшем, Черный Монах поклялся жестоко отомстить. А через некоторое время (в 1215 году) и удобный случай представился. Черный Монах захватил жемчужину владений короля Джона – Фолкстон и разграбил этот стратегически важный город вчистую.


Параллельно у короля Джона возникли новые неприятности, а именно – гражданская война, развязанная его противниками. В руках восставших очень быстро оказалась южная Англия, управлять которой они предложили принцу Луи Парижскому, сыну Филиппа II Августа и будущему, кстати, французскому королю (он правил впоследствии под именем Луи VIII). Тот, естественно, с радостью согласился принять их предложение и высадился со своим десантом на побережье Англии.


Чтобы высадка прошла успешно, Монаху Юстасу было предложено взять под контроль Ла-Манш. Пират-перебежчик, еще совсем недавно приводивший в ужас побережье Франции, теперь с неменьшим пылом принялся за англичан. На протяжении целого года французское влияние в этом регионе было неоспоримым. Но в 1216 году произошло событие, которое существенно повлияло на баланс сил. Король Джон, не выдержав нервных потрясений, предательства своих поданных и прочих тягот существования, безвременно скончался. На престол заступил его сын, Генрих III. Удивительно, но молодой наследник пользовался куда большей популярностью, нежели его покойный батюшка. При известии о его коронации значительная часть британских оппозиционеров оставила ряды воинства Филиппа II и присягнула новому королю.


Узнай об этом Монах Юстас, он, возможно, сумел бы использовать происшедшее в свою пользу. Но в этот раз удача, судя по всему, оставила его: уж слишком долго он ее испытывал… Изменение баланса сил в пользу англичан срочно потребовало свежих резервов. Черный Монах, по прежнему выступавший на стороне Филиппа II, предоставил суда своей внушительной эскадры для переправки через Ла-Манш французских подкреплений.


Видимо, известия об этом дошли до англичан. И вот, в 1217 году Генрих III приказал снарядить самые лучшие корабли и уничтожить пиратскую эскадру. Англичане имели все шансы рассчитывать на победу. Во-первых, казалось им, пираты едва ли будут готовы к внезапному нападению (что верно, то верно: Черный Монах не допускал и мысли, что кто-то осмелится бросить ему вызов в «его» владениях, а потому давно уже не предпринимал никаких мер дополнительной безопасности!). Во-вторых, было очевидно, что все пиратские суда окажутся нагруженными людьми и пушками до такой степени, что об их завидной маневренности и быстроходности не будет и речи!


В августе 1217 года английский флот под командованием Хьюберта де Бурга, вышедший из Дувра, напал на пиратов. Надежды англичан на внезапность нападения не слишком-то оправдались. Пираты ходили под началом Юстаса достаточно долго, чтобы набраться соответствующего опыта. Завязалась упорная баталия. Пираты яростно атаковали англичан, даже не помышляя о том, чтобы сдаться, и постепенно начинали брать верх. И тут англичане проявили себя не только искусными стратегами, но еще и на редкость коварными противниками. Несколько уцелевших английских кораблей зашли в пылу схватки с наветренной стороны и стремительно атаковали эскадру Черного Монаха. Основное внимание при этом было ими уделено, конечно же, пиратскому флагману, на борту которого находился сам Юстас. Подобравшись ближе к кораблю Черного Монаха, англичане извлекли из трюмов мешки с известью и стали распылять ее по воздуху в направлении флагмана пиратов! Пираты, уж точно не ожидав подобного подвоха, были ослеплены и дезориентированы. Совладать с полностью утратившими боеспособность корсарами англичанам оказалось проще простого. Почти все пиратские корабли были захвачены англичанами. Однако Черному Монаху и еще нескольким судам удалось уйти.


Однако потом, неизвестно почему, Юстас оказался в одиночестве; а 24 августа 1217 года у Сандвичевых островов его корабль был атакован еще одной мощной эскадрой англичан и захвачен. Экипаж, включая Черного Монаха, полностью оказался в плену. Знаменитого корсара англичане схватили, когда он пытался спрятаться в трюме.


Судьба пленников была примечательной. Среди тех, кому Черный Монах предоставил свои суда, находилось немало французской знати. Это были люди зажиточные и вполне готовые уплатить щедрый выкуп за свое освобождение. После того как поступил выкуп, они были отпущены.


Казалось, Черный Монах имел и на сей раз неплохие шансы выпутаться из беды. Уж он-то мог предложить за освобождение – свое и команды – поистине царскую цену! Однако ничего не вышло. Английские моряки действовали в строгом соответствии с полученными инструкциями, а кроме того, само имя Черного Монаха было им ненавистно до такой степени, что в данном случае о выкупе не могло быть и речи. Тотчас по своем пленении все пираты, включая Черного Монаха, были тут же отделены от прочих и преданы смерти.


Альв Эрлингссон (младший) (Alv Erlingsson)

(ок. 12?? – 1290), Норвегия


Альв Эрлингссон – влиятельный норвежский барон и эрл. Будучи приближен к трону, он стал фаворитом королевы. Несмотря на это, он не мог отказать себе в удовольствии от охоты на немецкие корабли. Он беспощадно их преследовал, брал на абордаж и грабил. Его предпочтения не ограничивались немцами. Запомнилось его нападение на герцога Хакона. Герцог был младшим братом самого короля Норвегии, но даже это не остановило Эрлингссона. А однажды он в одиночку напал на Данию, всерьез полагая, что сможет захватить целую страну! За свои преступления на море и нежелание хоть как-то образумиться и вести себя в соответствии со своим титулом и положением, Альв Эрлингссон был отправлен в бессрочную ссылку.


Клаус Штёртебеккер (Klaus Stоrtebekker)

(1360 – 20 октября 1401), Германия


Клаус Штёртебеккер – немецкий пират, бывший лидером братства приватиров, члены которого именовали себя: «Братья Витальеры». Этих морских воителей специально наняли в ходе войны между Данией и Швецией. Сражались «Братья Витальеры» на стороне Швеции. В их задачу входило нападение на любые датские корабли, а также доставка продовольствия в Стокгольм. После завершения войны они продолжили пиратствовать на море.


Имя Клауса Штёртебеккера, о котором на самом деле известно немногое, овеяно легендами. Впервые Штёрте… беккер (Stortebekker на старогерманском – тот, кто осушает сосуд одним глотком; рассказывали, что Клаус, не прерываясь, мог вобрать в себя содержимое 4-литровой бадьи с пивом!) упоминается в 1398 году, когда он и другие приватиры устроили на острове Готланд в Балтийском море свою базу. База Клауса на острове представляла собой отличную позицию для нападения на богатые ганзейские суда. Естественно, приватиры вовсю использовали столь выгодную в стратегическом отношении позицию.


Монумент Клаусу Штёртебеккеру (Гамбург)



В 1401 году эскадра «Братьев Витальеров» была застигнута у острова Гельголанд целым флотом кораблей под командованием Симона Утрехтского. Сражение было неравным; Клаус и 73 члена его команды были взяты в плен. Предводитель «Братьев Витальеров» предложил за освобождение доставить в Гамбург золотую цепь такой длины, что ею можно будет обернуть весь город! Однако мэр Гамбурга был непреклонен. Суд живо приговорил пиратов к смерти через обезглавливание. Согласно легенде, Клаус предложил мэру следующее условие: он первым взойдет на помост для казни для того, чтобы палач отсек ему голову. Но потом… он встанет и пойдет вдоль выстроенных шеренгой своих людей. Те, кого ему удастся миновать, должны быть помилованы. Штёртебеккеру пообещали соблюсти условия договора. Тело Клауса, лишившись головы, некоторое время покоилось, но потом пришло в движение и… пошло! Оно, к ужасу всех собравшихся полюбоваться на казнь, миновало 11 стоявших пиратов, но тут палач, пришедший в себя, кинулся вперед и поставил подножку. Тело Клауса упало и более уже не поднялось. Мэр, еще трясущийся от страха, поинтересовался у палача, не утратил ли тот присутствия духа после столь необыкновенного происшествия. Палач уверил мэра, что ему достанет сил для того, чтобы обезглавить всех оставшихся. Казнь продолжилась. Все 73 пирата были обезглавлены, включая и тех, кого, по условию, должны были помиловать. Палача спросили, не слишком ли он устал после столь изрядных трудов. Осатанев от пролитой крови, палач рявкнул, что он полон сил и с удовольствием может лишить голов хоть всю чиновную братию! За столь дерзкие слова его схватили, затащили на помост, и младший член магистрата собственноручно лишил его головы.


Нет слов, легенда хороша!


Клаус Штёртебеккер в битве у Гельголанда. Гравюра из собрания гамбургского архива




Пленного Клауса Штёртебеккера доставляют в Гамбург




Казнь «Братьев Витальеров»




Барельеф Клаусу Штёртебеккеру в Вимаре



Впрочем, некоторые современные историки полагают, что казнь имела место не тогда, в 1401-м, а годом ранее. При этом они ссылаются на обнаруженный в архивах магистрата любопытный документ. Это счет за погребальные работы (а именно – предание земле тел казненных); из документа следует, что в 1400 году 30 моряков из «Братьев Витальеров» были приговорены к смерти и обезглавлены. Но данному выводу противоречит несколько фактов. Во-первых, Клаус был погребен вместе со всеми членами команды; ввиду этого, счет за услуги должен был затрагивать не 30, а 74 погребенных тела. Кроме того, сражение пиратов с Симоном Утрехтским состоялось именно в 1401 году, а потому Клаус и его витальеры не могли быть казнены в 1400 году. Правда, есть еще датируемая этим же годом запись об атаке на «Братьев Витальеров», осуществленная в августе 1400 года ганзейским флотом под общим командованием Германа Ланге и Николауса Шёке. Однако указан лишь сам факт этого столкновения, без каких-либо подробностей. Народная память сохранила имя Клауса Штёртебеккера, которого считают выразителем протеста бедноты против разжиревших от алчности ганзейских купцов, символизирующих силы капитала. В его честь установлен бронзовый монумент в Гамбурге, а в Вимаре – картинный барельеф. «Братья Витальеры» не оказались забытыми и в литературе: существует одноименный роман Вилли Бределя, главным героем которого является, естественно, Клаус Штёртебеккер.




Череп Клауса Штёртебеккера


(обнаружен в 1878 г.)


Бальтазар Косса (антипапа Иоанн XXIII)

(Baldassare Cossa (Antipope John XXIII))


(ок. 1370 – 22 декабря 1419), Италия


Бальтазар Косса – личность поистине примечательная! Это был человек духовного сана, что не помешало ему в разное время быть обвиняемым в убийствах, занятиях пиратством, инцесте, содомии и прочих грехах. Когда в Ватикане наступил раскол, он живо к нему примкнул, став наряду с Григорием XII вторым папой (именно поэтому его нередко величают антипапой Иоанном XXIII). Он был в этом звании с 1410 по 1415 год.


Невольно напрашивается вопрос, а как же его вообще угораздило стать пиратом? В сущности, ничего не было проще!




Бальтазар Косса



Братом Бальтазара был Гаспар Косса. Тринадцатилетнему Бальтазару было с кого брать пример. За плечами брата было много рейдов, он слыл заслуженным корсаром. Сочтя однажды, что его младшему брату пора преподать необходимые уроки жизни, он прихватил Бальтазара с собой. Младшенький – неожиданно для самого себя – ощутил, что пиратская жизнь влечет его к себе просто с небывалой силой! Он наряду с другими нападал на корабли, поджигал, грабил, захватывал заложников (отдавая предпочтение женщинам и девушкам). По числу любовниц юный пират оставил далеко позади взрослых мужчин.


Между тем матушка Косса, с ужасом наблюдая за тем, в какую пропасть скатываются ее сыновья, сильно горевала и кручинилась. Ну по поводу старшего она никаких иллюзий уже не питала, а вот за душу младшего хотела непременно побороться.


Сын внял мольбам матери и легко поступил на теологический факультет Болонского университета. В стенах университета Бальтазар Косса затмил всех в учебе, а также был непререкаемым авторитетом по части любви. Поговаривали, что ему удалось отведать чуть ли не всех девственниц и замужних женщин Болоньи. Наверное, доля истины в этом была, поскольку скоро Бальтазар вляпался в настолько неприятную историю, в которой был замешан некий обманутый муж, что ему пришлось в срочном порядке спасаться из Болоньи бегством. Его укрыл в своем доме кардинал ди Санта-Кьяра. Там уже и так пряталась его аристократическая любовница Яндра дела Скалла, обвиненная священной инквизицией в колдовстве.


Бальтазар воспылал к аристократке любовью и, проведя с ней одну ночь, пожелал вернуться на следующую. Однако шпионы инквизиции были на высоте, и едва стало смеркаться, как дом подвергся нападению. Оба были схвачены, несмотря на ожесточенное сопротивление. Их ожидал костер.


Но не тут-то было!


Бальтазар через одну из своих возлюбленных изловчился переправить весточку на волю своему брату. Тот собрал пиратскую рать да еще кликнул студентов, которые горой стояли за Бальтазара. Вся эта разношерстая и вооруженная орава напала на город и смела всю стражу, освободив юных пленников. После происшедшего речи о продолжении обучения и быть не могло, поэтому Бальтазар с Яндрой и самыми верными соратниками бежал в Пизу, где вернулся к занятиям пиратством.


Обладая неистовым темпераментом, он заряжал энергией и тех, кто с ним бок о бок плавал на корабле. Кстати, первый его корабль очень скоро превратился в целую эскадру. Корабли Бальтазара Коссы держали в непрестанном ужасе побережье Западной Африки, кроме того, они делали набеги на территории Испании, Франции и Италии, рискуя сходить на берег и грабить все виллы подряд. Обычно после разграбления Бальтазар Косса давал приказ предать строение огню. Но больше всего золота пиратам удавалось получить при разграблении церквей. Помимо этого, пираты еще преуспели в работорговле.


И вот, на исходе четырехлетнего периода пиратствования, эскадра Бальтазара угодила в губительный шторм. Этот шторм Бальтазар впоследствии расценил как перст, указующий свыше. Он лишился всех кораблей и ценностей, потерял свыше 500 рабов и остался практически без команды. Спаслись лишь четверо: сам Бальтазар, Яндра и еще двое матросов, включая одноглазого великана Гуиндаччо Буанакорса. Когда еще волны метали утлую шлюпку со спасенными, Бальтазар дал обет уйти в лоно церкви. Пристав к берегу, небольшая группка направилась к городу, но была опознана жителями. Поднялась тревога, и всех схватили.


Но одновременно на престол в Ватикане взошел папа Бонифаций IX, в миру – Петр Томачелли, друг юношеских забав Бальтазара Коссы. Он повелел освободить своего друга, а 27 февраля 1402 года назначил его кардиналом. Бальтазар, можно сказать, крепко запятнал свой сан непрерывными прегрешениями. Особенно же он усердствовал по любовной части. По указанию папы Бальтазар ездил по весям Италии, жестоко наказывая недовольных и поощряя отличившихся. И, конечно же, он совратил невероятное количество женщин. В дальнейшем он неуклонно восходил по карьерной лестнице, став в итоге папой.

Хенниг Вичманн (Hennig Wichmann)

(ок. 1370–1401), Скандинавия (Фризские острова)


Это еще один пират из сообщества «Братьев Витальеров». Совместно с Клаусом Штёртебеккером и магистром Вигболдом он участвовал в пиратских рейдах на Балтике и в Северном море. Особенное пристрастие Хенниг Вичманн питал к быстроходным плавсредствам. Он немало поэкспериментировал с различными кораблями, стремясь в итоге заполучить для себя такой, что был бы способен не только оставить позади, но и легко настичь практически любое ганзейское товарное судно. Немало поднаторев в рискованном пиратском ремесле, он очень скоро стал одним из лидеров «Братьев Витальеров».


В 1401 году он угодил в плен и был доставлен в Гамбург наряду с 73 моряками, что ходили под Клаусом Штёртебеккером. Как и его товарищи по оружию, он принял лютую смерть, будучи обезглавлен.

Магистр Вигболд (magister Wigbold)

(1365–1401), Скандинавия (Дания?)


Магистра Вигболда именовали Мастером Семи Искусств.


Этот достославный немецкий пират входил в содружество «Братьев Витальеров», лидером которого был бывший приватир Клаус Штёртебеккер. Во мнении многих пиратов Магистр Вигболд был, по сути, почти столь же значительной фигурой, как сам Клаус Штёртебеккер. Под его началом мечтали служить многие.



Одетстве и юности Вигболда почти ничего не известно. Он обучался в монастыре, где сумел овладеть множеством наук. Однако из монастыря он был неожиданно исключен. Причины и обстоятельства этого исключения весьма туманны и подозрительны. В дальнейшем Вигболд без особого труда поступил в Оксфорд, где и продолжил свое обучение. Впоследствии, когда он уже стал знаменитым пиратом и был деятельным участником всех рейдов «Братьев Витальеров», многие считали его мозгом всех пиратских операций. Вигболд, впрочем, отнюдь не стремился к пролитию крови. Он предпочитал торговлю. Захватить корабль, не пролив при этом ни единой капли крови, пленить всю команду с целью получения за них богатого выкупа и захватить груз, чтобы впоследствии выгодно его продать, – это была классическая стратегия Вигболда, кардинально отличавшая его как от предводителя витальеров Клауса Штёртебеккера, так и прочих выдающихся корсаров, например Гёдике Михельса.


Успешные рейды пиратов на Северном и Балтийском морях продолжались до тех пор, пока Ганзейская Лига не снарядила для их поимки большую военную эскадру. Решающее сражение произошло у острова Гельголанд. Для пиратов оно окончилось печально. Они все попали в плен и были доставлены в Гамбург, где их обезглавили при огромном скоплении народа.


Согласно некоторым источникам, Магистру Вигболду и Гёдике Михельсу удалось каким-то чудом спастись, и они с блеском продолжили дело «Братьев Витальеров» уже после того, как в 1401 году лидер сообщества Клаус Штёртебеккер принял мученическую смерть в Гамбурге вместе с 73 членами своей команды. Вигболд и Михельс грабили ганзейские суда еще около года, словно стремясь жестоко отомстить за гибель своих товарищей, но в 1402 году они все-таки были схвачены и казнены все там же, в Гамбурге, где и остальные «Братья Витальеры».


Уильям Элейн (William Aleyn)

(14?? – 14??), Англия


Уильям Элейн – английский пират, бывший деятельным сподвижником знаменитого корсара Уильяма Кидда. Он совершал пиратские рейды вдоль южного побережья Англии, а также нападал на торговые суда, пересекавшие пролив Ла-Манш. Особенно же активными выдались для Элейна 1430–1448 годы.



В 1431 году он был впервые упомянут как инициатор грабительских рейдов на прибрежные селения на юге Англии. Удача ему сопутствовала, и он быстро начал располагать немалыми средствами. Это позволяло ему подкупать официальных лиц, в чьи обязанности входило следить за соблюдением порядка в регионе. В результате страдало простое население и терпели убыток торговые компании. Зато сам Уильям Элейн мог действовать совершенно безнаказанно.


В 1433 году он примкнул к Уильяму Кидду. Их первым рейдом стало нападение на четыре торговых корабля, следовавших из Руана с богатым грузом. Это положило начало их долгосрочному сотрудничеству. В 1448 году Кидд предложил Элейну любопытный, хотя и рискованный проект: подняться по Темзе, захватить все встреченные корабли, что будут стоять на якоре, а потом увести их к Ла-Маншу для дальнейшей перепродажи, например, французам. Известно, что Элейн невероятно храбро и находчиво проявил себя у Танета, портового города на Темзе. Тем не менее в дальнейшем его имя практически не упоминается нигде.


Барбаросса, Арудж (Aruj) (ок. 1470–1518),

Турция/Алжир


Барбаросса, Хайр-ад-Дин (Khair ad Din)


(ок. 1473 – 4 июля 1547), Турция/Алжир


Арудж и его младший брат Хайр-ад-Дин – влиятельные берберские корсары, грабившие корабли в Средиземном море.


Впоследствии они явились основателями берберских государств.



Прозвище Барбаросса – его возникновением братья были обязаны тому, что от природы были рыжебородыми. Базой этих пиратов являлся остров Джерба. Арудж, старший брат, был не слишком удачлив, но пользовался беззаветной любовью младшего брата. Когда Аруджа схватили, и он оказался в тюрьме, его брат несколько лет пиратствовал, чтобы собрать выкуп для его вызволения.




Медаль, на которой выгравирован профиль Хайр-ад-Дина Барбароссы



После смерти Аруджа в 1518 году Хайр-ад-Дин активно пытался сохранить захваченные братом территории. Утратив полную над ними власть и контроль, он в 1525 году вернул их полностью. Ему активно помогал турецкий султан Сулейман I. Он предоставлял Барбароссе хорошо обученные отряды солдат, а также артиллерию. Через какое-то время последовательные усилия Хайр-ад-Дина привели к созданию изрядного корсарского флота. Этот флот внушал уважение и страх даже вездесущим испанцам.


Влияние Барбароссы росло, и в итоге он стал бейлербеем – вице-королем Северной Африки с охраной в 2000 янычар. А в 1533 году Барбаросса был назначен Сулейманом I капудан-пашой – начальником морских сил всей Османской империи. Начиная с 1535 года, он осуществлял руководство из Константинополя.


Летом 1537 года 250-галерный флот Барбароссы обрушился на побережье Южной Италии и разорил его. А в 1538 году его жертвой стала Генуя. Несколько позднее флот Барбароссы наголову разбил объединенную эскадру Венеции, Ватикана, Генуи и Испании. После такого поражения подвергать сомнению господство турок в Ионическом море никто бы уже не посмел.


В 1542 году Османская империя и Франция совместно противостояли испанскому королю Карлу V. Во главе отряда из 150 человек Барабаросса атаковал испанские владения в Южной Италии и захватил Реджо. При поддержке османского флота он впоследствии взял приступом Ниццу и жестоко этот город разграбил, в чем его потом всегда упрекали.


В 1544 году был заключен мир с испанцами, и флот Барбароссы двинулся домой, грабя все селения на островах у побережье.


В 1547 году Хайр-ад-Дин скончался в возрасте почти 80 лет.







Опубликовано: 08 августа 2010, 15:19     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор