File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Задание Империи

 

Олег Измеров Задание Империи



23. Сумерки.



Комната на втором этаже оказалась обставленной хоть и без роскоши, но с комфортом, и своей рациональностью напомнила Виктору СССР второй реальности; в глаза лишь бросалась старая, как на профессорских дачах из довоенных фильмов, мебель, и висевший над двуспальной деревянной кроватью вместо распятия раскрашенный портрет Сталина, где аккуратным фотомонтажом костюм был заменен на английский полувоенный френч. Видимо, в словах первого контактера что-то поняли слишком буквально. Из раскрытого окна доносился разговор сидевших в саду охранников с дробовиками. На столе действительно стоял футлар с пишущей машинкой, ну и, конечно, на тумбочке стоял компактный пятиламповый приемник. Еще письменный стол украшала ваза с букетом роз.


— Чего-нибудь не хватает? — услужливо спросил сопровождавший его Рэнкин.


— Нет, спасибо, самое настоящее американское госпиталити. Я собираюсь сейчас попробовать осмыслить материал для статьи. Пребывание в вашей стране дало мне массу новых идей, надо это все попытаться привести в порядок.


— Тогда я не стану вам мешать, — произнес Рэнкин и исчез за дверью.


Было самое время подумать над ситуацией.


"Интересно, как бы действовал на моем месте советский разведчик? Наверное, что-то сразу придумал, его же специально долго готовили, а не так, как меня. А тут даже и про этого Кофлина ничего не сказали. Может быть, надеялись на то, что в будущем я лучше про него знаю?"


Виктор нагнулся к букету и понюхал золотистую чайную розу. Она почти не пахла; казалось, запах был был спрятан в глубине цветка.


"Попробуем дойти логикой… Во-первых, почему этот пастор, судя по всему, местный агитпроп, крутит президентской охраной? А на самом деле это просто: немцы именно через него сообщили о покушении на Лонга, вот Главрыба и дал ему карты в руки насчет безопасности своего тела. Он же его спас, вот и — в знак благодарности. Это ничего, что он раньше в спецслужбе не был. Мало ли какое ведомство под кого суют по личным связям с боссом."


"Так, а вот, тут могут быть микрофоны в отдушине" — подумал он спустя минуту. "А включим-ка мы приемник. Путь пишут: слушает приемник…"


Покрутив ручку настройки, он поймал Берлин, который в этот час вместо речей фюрера передавал романтическое оркестровое танго. Пусть пишут: слушает Берлин.


"А пастор сам какой-то странный. То кричит "Хайль Гитлер!", то вдруг приглашает евреев и атеистов под свои знамена, что Гитлер бы не одобрил. Кстати, Гитлер католиков не очень-то уважал, помнится, хоть и не преследовал. Чего ж у них общего-то? Теория заговора? Он в нее верит или так, использует, чтобы Даллеса свалить? И вообще что же наш политпрос-то советский так слабо про этого Кофлина, а?"


Виктор попытался вспомнить, что он еще когда-либо читал про эту фигуру; выяснилось, что пастора упоминал только Синклер-Льюис, да еще был эпизод в какой-то вышедшей недавно книжке, художественной, названия которой Виктор не помнил. Там к этому пастору подходит негритянка и просит исповедовать умирающего отца а он ей так сказал еще, типа, нечего мне делать, кроме как к старому негру ходить.


"А ведь Кофлин не мог так сказать!" — вдруг мелькнуло у него в голове. "У них же эти, афроамериканцы, которые еще не афроамериканцы — стратегический электорат. Что он, дурак, что ли, компромат на себя делать? И что же выходит? Как минимум, автор написал по ангажированным источникам. А вот о том, что он банкиров хотел прижать — ни слова. Почему? Наверное, потому, что был против коммунистов. А почему он был против? Потому, что видел в них посягательство на любую собственность, наверное. Защищал же он священное право тратить свои, кровные, заработанные, по своей воле, без всяких там займов и взносов в общества. И вот это, кстати, в Союзе приняли бы очень даже близко… Что дальше? Получал информацию из германского министерства пропаганды. А тут еще, оказывается, и от спецслужб получал. И как же это все уживается? Католицизм, патриотизм, создание среднего слоя, на которую опирается демократия, и тут же Гитлер с Геббельсом?"


И тут Виктора внезапно осенило предположение, что Кофлин просто боится развала Америки.


А если кто-то чего-то боится, значит, им можно манипулировать.


"Получается, что Даллес должен видеть в Кофлине германского агента влияния, которым манипулируют, играя на страхе кризиса, ну и коммунизма тоже. А Кофлин должен видеть в Даллесе-младшем агента влияния банкиров, продвинутого во власть на их деньгах. Великолепно. Главное, в методах борьбы они не будут стесняться. Особенно сейчас, когда им бросили такую кость. Может, у Сталина была двойная комбинация? Надавить на Гитлера угрозой от Лонга, и тут же заставить верхушку Лонга передраться, чтобы задержать создание бомбы? Это объясняет, почему меня оставили здесь."


Солнце клонилось к закату. Мечтательные немецкие танго создавали с заходящим солнцем, жарким сухим ветром из приоткрытого окна и запахом роз некое трогательное единство. Хотелось жить только этими минутами, пить их неторопливо, как марочное вино, отдаваясь их вкусу, и не думать, что будет дальше. Впереди пока ничего хорошего не просматривалось.


"И, кстати, пастор переводчика-мужика оставил, а здесь практически все спецслужбы пытаются установить влияние на контактера через интим. Пастору религия запрещает подсылать женщину или у него неправильная информация?"


Стоило только Виктору об этом подумать…


— Можно войти?


На пороге стояла молодая дама, довольно высокая для этого времени, загорелая (дык климат-то!), светлые волосы зачесаны назад в косички, светлая блузка и — немного линялые джинсы. Так что можно было по прикиду отнести к семидесятым. Впрочем, Виктора это как раз не удивило: ну, американцы, значит, джинсы. На шее виден крестик. Слова произнесла по-русски.


"Ну вот, кажись все в порядке. Хотя это уже развращает."


— Собственно, вы уже вошли. Здравствуйте. Меня зовут Виктор Сергеевич. Можно просто Виктор, поскольку мы в США.


— Простите, журналистская привычка. Здравствуйте, — и она протянула руку Виктору, — Сьюзан Эшли, корреспондент журнала "Общественное правосудие". Можно просто Сью.


— Sweet Sue?


Сью слегка зарделась.


— Это комплимент?


— Это из будущего фильма. Лет через двадцать снимут. Комедия, про женский джаз.


— Но я не возражаю, если это будет и комплимент. Кстати, Босс снимался в ролике с женским джазом перед выборами.


— Он переодевался в саксофонистку? — удивленно спросил Виктор, и только потом дошло, что Some Like It Hot, или "В джазе только девушки" в советском прокате — это римейк немецкой ленты "Фанфары любви" и реальных прототипов в Америке не имеет.


— Ну что вы. Он сидел на стуле и подпевал оркестру. Собственно, у нас есть замысел выпускать еще и русское издание и, скажу по секрету, меня думают назначить его редактором. У нас, то есть у меня, пока штат еще не набран, возникло несколько вопросов. Первый из них — как лучше перевести название на русский. Мои знакомые иммигранты считают, что "Общественное правосудие" звучит для русских суховато и слишком по-интеллигентски, а у нас журнал для широких масс. Вот, взгляните на американское издание, — и она протянула Виктору глянцевый журнал.


"Ну да, "Соушел джастис". Которым наша пропаганда пугала, как фашистским изданием. Как там писали — откровенная, бесстыдная демагогия и слишком очевидная."


Виктор полистал журнал. Свастики вроде не было. Тут вообще все или называют себя фашистами, или их называют, сам черт не разберется.


— Так как бы вы перевели название?


— "Социальная справедливость".


Это был, между прочим, один из вариантов дословного перевода пугающего звукосочетания "Соушел джастис".


— Отлично, подойдет. Какие бы вы еще хотели дать рекомендации по стилю русского издания?


— Рекомендации? Ну, насколько я понимаю, основная линия журнала — это пропаганда общественного строя, где государственные интересы важнее личных? Или я ошибаюсь?


— Конечно, ошибаетесь! Приоритет прав государства над правами личности — это коммунизм! А у нас — приоритет прав личности над правом денег!


— Подождите, я действительно, что-то путаю. Но ведь приоритет государства над личностью — это не у коммунистов, а у Муссолини, который преследовал коммунистов.


— А при чем тут Муссолини? У нас же не итальянское издание, а русское.


— А у коммунистов приоритет над личностью общественных интересов, а не государственных.


— Виктор, вы из другого будущего?


— Да.


— Может, там и коммунизм другой? У Троцкого коммунизм — это полное бесправие личности перед государственным капиталом, то-есть попытка продлить существование загнивающего империализма, заменив банкиров на военную диктатуру чиновников. Рабочий при коммунизме получает лишь жалкий минимум, как и при капитале.


"Это чего, выходит, Троцкий и есть первый дуче? Ничего не понимаю.".


— Сью, то, что я скажу сейчас — это не красная пропаганда, это правда, вся правда, и ничего кроме правды. Я вырос в стране, где было бесплатное и всеобщее образование десять классов. После школы я бесплатно учился в вузе, получал стипендию, в пересчете на доллары сорок четыре в месяц. Все могли получать медпомощь, в поликлинике, в больнице. Нашей семье дали квартиру в панельном доме, без роскоши, но отдельную квартиру. В отпуск на юг к морю ездили. Что еще? Безработицы никакой не было. Ну, не все, конечно, идеально было, и, чтоб квартиру получить, ждать надо было, и вечно чего-то не хватало, но, во всяком случае, пытались…


— Но это же не коммунизм! Это и есть общественное правосудие! Личность выше денежных интересов.


— Сью, у нас руководила компартия, и заводы и фабрики были государственные.


— Значит, это уже была не компартия, и вы ушли от коммунизма к нашим идеалам, правда, не вернули заводы собственникам.


— Ну, собственно, что им было у нас возвращать… После гражданской их поднимали из разрухи всенародными средствами, потом опять же в первые пятилетки вложили столько народных средств… это все равно, что штаны к пуговице пришить, а многое вообще на голом месте построили. После Великой Отечественной опять всем народом восстанавливали, расширяли, развивали…


— И вы это все называете коммунизмом? Это же то, что мы хотим создать! О чем мы мечтаем! И что, от этого всего вы там отказались?


— Не то, чтобы отказались… По-моему, просто никто не представлял себе, что будет. Ну, и появилось меньшинство, которое очень даже неплохо живет.


— Ужасно…



"Запутали таки. Это и есть "очевидная демагогия"? Или они только на словах хотят этот Союз Советских Социалистических Штатов, а на деле — что-то другое, ужасное? И ведь подумать, а у нас в СССР общественная собственность на средства производства господствовала лишь в результате мировой войны и из-за вынужденной форсированной подготовки к второй мировой. А если бы Первой мировой вообще не было? Ленин бы призывал к национализации банков при уважении прав собственности и прав человека? Получая помощь от кайзера, как сейчас пишут в газетах? Что есть что? И кто были мы?"


— Кстати, смотрел вчера проповедь отца Кофлина по Ти Ви. Что-то вроде там про Зомбарта было…


— Простите, Виктор, но вы, наверное, перепутали. Разве во вчерашнем выступлении хоть раз упоминался Зомбарт?


— Не помню… Мне так перевели.


— Это был дословный перевод?


— Нет, пересказ.


— Тогда это очень вольный пересказ. Вчера в своей речи отец Кофлин разоблачал макиавеллизм в экономической политике. Точнее, тезис Макиавелли, что массы якобы сами требуют, чтобы их направляли твердая рука и сильный ум.


"Очень интересно. Кто же из них мозги-то пудрит? Джейн или Сью? Или обе?"


— Еще один вопрос, как бы вы перевели на русский название нашей политики — юнионизм? Юнион — это объединение, союз. "Объединенность" не звучит.


— "Единство"?… Если по-латыни, это, кстати, "коммунизм".


— Нет, "коммунизм" не допустят.


— Тогда… что тогда… общинность, общак — нет-нет, это не то… соборность…


— "Соборность" подойдет. Соборная партия Лонга.


— Так это что же? У них там соборная партия и тут соборная партия?


— Слово "соборность" в России является товарным знаком и запатентовано? Они подадут в суд за использование термина?


— Нет. Во всяком случае копирайта не ставят.


— Но тогда все в порядке! Соборность, собор, cathedral, отец Кофлин, кафедра…Из этого могут получиться прекрасные заголовки.


"М-да, хорошо было Кривицкому в семидесятых про все это писать. "Реакционные тенденции Америки того времени овеществлены в бесчисленных газетных отчетах о политическом буйстве Хьюи Лонга, демагогических проповедях радиопопа Кофлина, бандитских похождениях куклуксклановцев, в множестве фактов откровенного служения государственной власти трестированному капиталу". Классно. Разве что насчет служения государственной власти олигархам все понятно. А остальное? Что именно за буйство было? В чем демагогия? Объяснять же надо, а то как в этом всем-то? Вот, например, Лонг и Кофлин, оказывается, с Ку-Клукс-кланом на ножах. И вообще, если сейчас по газетным отчетам и Интернет — сайтам судить о наших политиках, то такое можно вообразить себе! ТАКОЕ!!! А разве ж это правда? Разве можно всему верить, чего кто напишет? Вот потому советский политпрос идеологическую Цусиму и продул. Ладно, попробуем зайти с личной стороны, там сложнее лозунгами запудрить."


— Сью, а где вы так научились русскому? Вы из России?


— Хотела стать профессором лингвистики. К сожалению, кризис. Но стать редактором русского издания в наше время, пожалуй, даже лучше.


— Кстати, вы приехали сюда вместе со всеми? Что-то не видел вас в толпе встречающих.


— Я подъехала позже, на мотоцикле. Вы наверняка обратили внимание на брюки?


— Я вначале думал, что вы решили одеться, как в семидесятые… Ездите на мотоцикле? Увлечение?


— Нет, способ пропитания журналиста. Лучший способ попасть вовремя в любое место, даже в глуши.


— Понятно. В эти времена трудно прокормить семью.


— Своей семьи пока нет. Были серьезные планы, но, увы, расстроились. Теперь я вовсю поглощена работой и только работой.



"Мотоцикл. Кофлин говорил: сперва определиться куда и к кому. Чушь. Это логическая ловушка. Отвалить с концами и смотреть по обстоятельствам."


— Знаете, стоит такая прекрасная погода, такие вечера… Так бы и хотелось махнуть куда-нибудь на природу, на шашлыки. Вы ездили на шашлыки?


— Это такой пикник? У Тургенева и Чехова никто не ездил на шашлыки. А у нас, если кого-то зовут на барбекю, то это обычно делают во дворе. И кто составит компанию?


— Знаете, если нам обоим сейчас некого приглашать в компанию, почему бы не съездить вдвоем? На мотоцикле же поместятся двое?


— Значит, это был все-таки комплимент?


— Но я же должен был знать, не нарушу ли границу чужих владений? А на природе прекрасно думается о профиле журнала и бизнес-модели. В голову приходят такие идеи…


— Насчет идей… пожалуй, вы правы. Но как же охрана?


— Мы попросим какое-нибудь ружье или револьвер… Да и охрана будет неподалеку. Но не обсуждать же творческие идеи у всех на виду.


— "Я подумаю об этом завтра", как говорит героиня романа Маргарет Митчелл.


— Скарлетт, "Унесенные ветром".


— Вы читаете женские романы?


— Кино смотрел.


— Но его еще не закончили!.. Ах, да. В общем, сегодня давайте ограничимся ужином вдвоем при свечах, с легким красным вином, я скажу, чтобы подали сюда. Как мне удаются в русском длинные предложения?


— Великолепно. Я и про ужин и про предложения.


— Отметим начало совместной работы. Кстати, у вас будет хороший гонорар.


В общем, это был ужин, просто ужин. Виктор ломал голову, не подмешает ли Сью что-нибудь в бокал, и если да, то зачем, и рассказывал ей о Советском Союзе, чтобы обойти желанную для Кофлина тему о сборе компромата на нынешнюю Россию. Рассказывал о студенческих годах, практике, колхозах, стройотряде, самодеятельности, вспоминал разные смешные случаи на лекциях и экзаменах. Он ждал, что Сью начнет выспрашивать про что-то конкретное, но Сью просто внимательно записывала все, что он говорил, в свой блокнот, прошитый спиралью из нержавеющей проволоки. Незаметно они перешли на "ты".


— Виктор, мне пора. Все было ужасно интересно, но утром надо быть в редакции.


— Но как же ты теперь сядешь за руль?


— Питер вечером едет в город и он обещал, как это ты говоришь под-ки-нуть. Заодно заберем одного из парней, что охраняют наш покой, у него жена должна родить. Обратно Питер привезет замену.


"Значит, мотоцикл остается здесь, а пары человек из персонала не будет."


— Тогда я за тебя спокоен. До завтра!


— До завтра, Виктор!


Она встала, было пошла к двери, потом повернулась.


— В книгах у русских есть такой обычай: там перед отправлением в дальний путь и при встрече целуются, причем и мужчины с мужчинами. Мне сказали, в будущем ваш генеральный секретарь целовался перед репортерами и Ти Ви камерами. Почему так принято?


— Ну, это, наверное, чтобы не забывать друг друга… В общем, это надо показывать.


— Да, наверное… Хорошо. Тогда ты можешь это показать.


— А это не будет расценено, как harassment?


— Нет, что ты… журналист должен знать, о чем пишет… О!


Виктор прижал ее к себе и поймал губами ее горячий полураскрытый рот; Сью не противилась, только сначала не знала, куда девать руки, но через секунду инстинкт уже заставил ее сомкнуть их на спине Виктора. Глаза ее были устремлены в потолок, и в них отражалось удивление, но веки тут же сомкнулись. Она не была похожа на доступную женщину, подумал Виктор, скорее всего, она была голодна. Желание, любопытство и естественный страх боролись в ней, заставляя трепетать каждую мышцу.


— О, нет… Действительно, это трудно забыть… Я знала, что ты джентльмен, и не станешь срывать мои джинс…


— Не бойся…


— Мне не страшно. Ты обязательно должен показать мне шашлыки. А сейчас прости, но мне пора, Питер уезжает через минуту!


Ее каблучки застучали по лестнице, и через минуту, действительно, во дворе раздался скрежет стартера, грубоватый рокот двигателя и басовитый, как у фуры, клаксон.




Опубликовано: 28 июля 2010, 07:09     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор