File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Дети Империи

 

Олег Измеров Дети Империи


25. Отец-основатель и империя.



Виктор молчал. Полученное надо было переварить.


— Отправить в Россию, минуя СССР, к сожалению, мы ни вас, ни ее не можем, — продолжал Дитрих, — мы не знаем, как МГБ это делает. Уверен, что вам тоже этого не сказали. Можем дать ей другие документы и устроить там, где МГБ не доберется.


— Меня это не интересует. Это провокация, и Наташа — ваш сотрудник, — произнес Виктор, глядя в глаза Альтеншлоссера. Тот пожал плечами, и потянул еще немного пива из кружки.


— Я ждал подобной реакции. Вряд ли встреча с фюрером расположит вас к доверию, и вряд ли вы поверите, что фюрер и часть партайгеноссе — все граждане.


— Совершенно верно. Вы просто хотите скомпроментировать в моих глазах руководство СССР, чтобы я просил убежища. Я требую встречи с советским консулом. Вы же не хотите, чтобы из-за меня война началась?


Дитрих чуть не поперхнулся остатками пива.


— Из-за вас? Вы серьезно считаете себя такой величиной?


— Знания из будущего, которые могут нарушить стратегический паритет.


— Не проще ли им вас убрать, что они и делают? Но если хотите консула, то встреча будет, только позже. Сейчас вас придется перевезти в более безопасное место, потому что как только МГБ поймет, что Наташа провалилась, здесь появится их террористическая группа. А рейхсфюрер приказал мне обеспечить вашу жизнь и здоровье.


— Не верю. Вы просто тянете время, чтобы иметь возможность выкачать из меня все, что знаю.


— Насчет информации, Виктор, это как в библии: "Ты сказал, не я".


— А вы действительно хотели бы, чтобы я все рассказал? — спросил Виктор. — Например, о том, сколько средств от проведения операций оседает в личных карманах вплоть до рейхсфюрера.


— Вы блефуете, — быстро сказал Альтеншлоссер.


— А вы не блефуете? Разве вы не знали, что в СССР никогда не было возможности несанкционированного запуска ракет путем взлома компьютерной системы? И что нейрофаги, бездарно потерянные вами, и как раз с моей помощью, были нужны именно потому, что воздействовать надо было на людей, а не технику? А после этого рейхсфюрер понял, что весь план рушится, и срочно бросился искать, чем отговорить Гитлера?


— У вас прекрасно развита фантазия, — ответил Альтеншлоссер.


— Если это фантазия, почему бы Гиммлеру не посмеяться над ней вместе с фюрером? Вы не полагаете, что фюрер поменял решение, потому что начал догадываться, а не потому, что нашел глубокий смысл в той чепухе, что я наговорил?


— Время фюрера слишком драгоценно для рейха, чтобы его терять. Поэтому что бы вы тут не сочинили, это не уйдет дальше Гиммлера. А если даже произойдет чудо, то все будет опровергнуто.


— Значит, ваше обещание встречи с консулом — липа.


— А вы можете рассказать свои фантазии советскому консулу. Я бы сказал, что они у вас даже немного ограничены. Почему бы не придумать, что деньги идут не в карманы, а… скажем, в специальный тайный фонд, который создан рейхсфюрером в противовес партийной кассе. Дальше как красиво будет разворачиваться сюжет: фюрер покидает нас, и возникает вопрос, чей человек встанет во главе рейха — СС или партии. Для его решения у нас мало иметь пост, надо еще и деньги. Как вам этот сюжет? А то вы вывели рейхсфюрера каким-то мелким вороватым клерком, не умеющим просчитывать партии более чем на ход вперед.


— Красиво. Думаете, консула позабавит?


— Думаю, что да. Во-первых, для Берии гораздо предпочтительнее иметь дело с циничными прагматиками, чем с партийными товарищами, не отошедшими от идей "Моей борьбы". Во-вторых, партийные товарищи развалят рейх, в чем вы могли убедиться по собственному опыту. А это для Берии вовсе не есть хорошо. Развал ядерной державы неизвестно чем может кончиться, и, даже если это не спровоцирует немедленную войну, то нарушит стратегическое равновесие не в пользу СССР гораздо больше, чем эти ваши изобретения будущего, для воплощения в жизнь которых потребуются десятилетия работы. Вместо нынешнего зыбкого союзничества с НАУ против нас и Японии Берия получит соперничество за передел европейского пространства. И это соперничество будет проиграно, потому что НАУ сразу же вернет себе Ближний Восток. Что у нас получается? НАУ — сверхимперия и ее плутократия господствует над всем миром, так? Вот почему ни Берия, ни кто-то из его людей не будут использовать ваши домыслы против рейхсфюрера.

Виктор вдруг вспомнил, что в его реальности Даллес тоже договаривался о чем-то подобном именно с генералом СС Вольфом, а не с какими-нибудь партайгеноссе. Да, конфликт интересов в Европе, тогда США не нужно было усиление роли СССР, сейчас СССР не нужно усиление НАУ… Чем это невероятнее Мюнхена или пакта Молотова-Риббентропа?


— Если я правильно понял, я говорю с будущим фюрером?


Вот тут Дитриху несколько изменила профессиональная выдержка. На миг он застыл с кружкой в руке. Наверное, если бы Виктор заявил, что Альтеншлоссера сейчас расстреляют, тот бы глазом не повел. Впрочем, Дитрих тут же взял себя в руки и нашелся.


— Еще коньяку?


— Нет, спасибо. Чем не фантазия? Чтобы рейхсфюреру самому не светиться, введете пост канцлера, а на роль фюрера — простого весельчака, моложе пятидесяти. Народ устал от тусовки фанатов, ему для отдыха нужен гламурный лидер и запрещенные свинговые танцы.


— Что мне нравится в вас, Виктор, так это то, что вы в любой ситуации шутите. А вот если логично рассуждать — в этой ситуации фюреру бы понадобился советник, который бы обладал большим опытом наблюдения развала империи при либерализации. Да, Виктор, да. С машиностроением мы сами разберемся. И с вычислительной техникой тоже. И с оружием будущего. Какой прок от военной и экономической мощи страны, если она в один прекрасный день сама разлетится на осколки? Ваши мелкие секреты нам не нужны. Нам нужен один и крупный — как дать людям свободы так, чтобы они в ней не утонули, как мухи в дерьме. Как отказаться от тотальной слежки, армии информаторов, как примирить в одной стране людей разных наций и религий, но — без ваших последствий. Вы, Виктор, думаете, что вас будут делать нацистом. А как вам роль одного из основателей европейской демократии?


"Да. После такого предложения логично только коньяку сталинского тяпнуть. Пастор Шлаг отдыхает. Но на это разводиться не следует".


— Разве у вас мало демократов?


— Достаточно. И у вас было достаточно. И вы знаете, к чему это привело. Нужен хорошо информированный скептик.


— А если я откажусь, меня отправят к костоломам. Верно?


— Я все-таки уважаю коммунизм за этот культ самопожертвования. У нас он как-то хуже сложился. Идеал первых христиан — быть зверски замученными за веру. Но, понимаете, у нас не конец тридцатых. Военное время, полевые условия, тупые методы неопытных мясников… Сейчас, Виктор, если бы вдруг нам понадобилось от вас чего-то принудительно добиться, вы бы не умерли смерью великомученика. Вы бы остались живым, с подорванным здоровьем и предателем. Довольно долгую оставшуюся жизнь вы бы испытвали даже не столько физические, сколько нравственные мучения, потому что вы не выдержали, вас заставили предать.


— Но вы же и так предлагаете мне предательство.


— Да вы что? Господь с вами, Виктор! Предлагать человеку, который по духу своему гражданин, предательство… Почему вы считаете меня таким глупым? Как я, столько лет имевший дело с разными людьми, смог бы найти в вас хоть какую-то склонность к добровольному предательству и рассчитывать на это? Каким образом?


— И что же вы тогда предлагаете? Если не предать?


— Виктор, вы слишком заигрались в "Зарницу". Вернитесь в реальность, пожалуйста.


— В какую из?


— В любую, какая вам по вкусу. Войны нет. У вас там люди переезжают из России на постоянное жительство и работу в Европу, в Германию?


— Да, и довольно много.


— У вас считают их предателями?


— Нет. Но это другой случай.


— Чем? Тем, что между Россией и рейхом пока нет дипломатических отношений? Но это вопрос технический. Если в нашей реальности Сталин подписывал с фюрером соглашения и поднимал тост за его здоровье, с чего вы взяли, что этого не сделает ваш президент?


— Но этого-то пока нет. Здесь СССР.


— Разве вы гражданин СССР? В СССР вы иностранец, гражданин Российской Федерации. Ну, подумайте, как вы можете предать государство, которому вы ни в чем не клялись, ни в чем не обязаны и которое вообще своим вас не признает? А у нас вы наконец получите гражданство. Вы перестанете быть человеком без родины.


— Разве Родину можно назначить?


— Я понимаю, вы имеете в виду корни. Родные места, знакомые дома, старые друзья, родственники. Но… Вас оторвало от корней, Виктор. Здесь вы не можете вернуться к старым друзьям и родным. Я понимаю, человеку сложно это сразу пережить, и в это не хочется верить. Но рано или поздно надо укореняться заново. Человек словно дерево, без корней он засохнет.


— У меня есть корни. Есть родной город, река та же, леса те же.


— Чем же вы измените своей реке? Это вообще-то остатки языческих религий — поклонение реке, лесу. Но пусть даже так. Разве мы собираемся им вредить? Мы собираемся сотрудничать с СССР. Наши концерны заинтересованы строить там заводы. Зачем мучиться и изобретать велосипед? Рабочие в СССР будут трудиться на образцовых предприятиях, собирая вот такие красивые "мерседесы", "БМВ" и "опели".


— Понятно. Опять ляйтеры вместо инженеров, чтобы вечно зависеть от левой ноги Круппа?


— А какой смысл развивать советские предприятия? У меня один знакомый был приглашен специалистом в СССР в первую пятилетку. Да, там хорошая, крепкая, быстро обучающаяся рабочая сила. Но в каких условиях! Халатность, саботаж, пьянство, прогулы, управляющие или жулики или самодуры… Это бесполезная трата времени и денег. А покупатель имеет право за свои деньги купить хороший, надежный товар, а не не то, с чем он будет мучиться.


— Это позиция обывателя, а не гражданина.


— Дать народу хорошие товары — позиция гражданина.


"Ясно", — подумал Виктор. "Подмена ориентиров. Это мы уже проходили в деяностом…"


Уважаемый читатель! Если Вам говорят, что у Вас нет внешних врагов, а Ваш основной враг — Ваше собственное государство, если Вас убеждают, что работать против интересов своей страны — это не предательство, а работать для своей страны — пустая трата сил, то Вас, скорее всего, психологически обрабатывают. Хотя, в нашей реальности, это будут уже не люди рейхсфюрера.


— Мы теряем время. Я требую звонка в консульство.


На улице раздался шум машины, похоже, что небольшой грузовичок.


— Времени уже нет. Скоро здесь будет пуф-пуф и надо провести эвакуацию. Сейчас в фургоне вывезут Наташу, она была с нашими людьми в гараже. Можете убедиться, что она в полном порядке, можете поговорить, только недолго.


— Видеть не желаю. Наташа — ваш агент и провокатор.


— Как пожелаете.


На улице хлопнула дверь, рокот мотора усилился и плавно угас, удаляясь.


— Теперь вы. Чтобы ваши друзья не разобрали вас на части вместе с машиной, вас придется вести в багажнике. Машину поведет фрау Боммер, на нее не подумают. При каких-то технических неурядицах в пути не кидайтесь на нее, тем более, что она неплохо стреляет. Надеюсь, вы, как взрослый человек, не будете вынуждать вас, ради вашей же безопасности, запихивать вас туда насильно.


Виктор вздохнул.


— Ну что ж… Дайте только собраться с духом.


— Пожалуйста.


Виктор поднес руки к лицу, подойдя к углу комнаты, медленно провел ими ото лба вниз, словно в раздумье…


"Я же не давал им одежды, они не знают…"


Он бысто ухватил лацкан своего пиджака и засунул в рот.


— Химмель! — заорал Дитрих, и дернулся к нему.


— Нажад! — процедил Виктор, — ражгрыжу ампулу!


— Ну что за ерунда…


— Нажад! — Виктор вытаращил глаза, чувствовал, как жар от гнева прилил к его лицу.


— Ну, ну… — Дитрих отошел на полшага, — поговорим спокойно.


— Шоедините ш коншулом, живо!


— Хорошо, — Дитрих подошел к телефону и поднял трубку, — семь-три-двенадцать. Дайте связь с советским посольством, немедленно. Немедленно, я сказал! Сейчас они соединят, не волнуйтесь. Да? Говорит штандартенфюрер СС Дитрих Альтеншлоссер. Я прошу вас безотлагательно соединить меня с послом СССР в рейхе. Прошу доложить, что это дело чрезвычайной государственной важности… Да…


Он поднял голову.


— За послом послали… Надеюсь, эта дипломатическая бюрократия не будет долго тянуть.


— Отойчите от штола.


— Хорошо. Пожалуйста. Вот мои руки. Я ничего не делаю.


Виктор осторожно подошел к столу и потянулся к трубке.


И тут у него в глазах внезапно потемнело, как будто от давления.


"Коньяк…" — подумал он и полностью провалился во тьму.




Опубликовано: 27 июля 2010, 14:50     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор