File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Задание Империи

 

Олег Измеров Задание Империи



27. Нечеткий выбор.



Трава была по колено. Трава была по колено и мокрая от росы. Черная чаша неба накрыла их сверху, осыпав тысячами ярких звезд, и Млечный Путь тихо фосфоресцировал в прозрачном воздухе. После того, как Ковальчук выключил фары и мотор, вокруг машины не было ничего, кроме звезд и травы.


— Полковник, не умирайте! Александр Семенович! Уже немного! Держитесь! Помните, я в самолете песню дал записать — "Есть только миг, за него и держись…"


— Не помнит. Не было его в самолете.


— Ах да, я и забыл.


— Он без сознания. Осторожно. Тяните сюда.


— Вы точно помните?


— Да. Я днем вешку ставил, вот она. Кладите его вот так, отходим.


— Записку надо написать.


— Все, уже меньше минуты. Разберутся.


— А его это… у вас не расстреляют?


— А раньше не могли подумать? Нет. Не расстреляют. Пока будут лечить, успею вернуться.


— А если не…


— Что если не?


— Ничего. Это я так.


— Все. Время.


Ковальчук посветил фонариком. Возле вешки не было ничего, кроме примятой травы.


— Перешел. Правда, если бы сразу появился обратно здоровый, было бы спокойнее.


— А что это значит, если сразу не появился?


— Подходящей точки не нашли, чтобы в то же место, — сказал Ковальчук и выключил фонарь. Стало совсем тихо.


— М-да. Бартини бы еще неизвестно сколько времени голову бы ломал, чтобы понять, как материя смогла осознать свое бытие…


— Это Бартини рассчитывает?


— Принял участие. Была у него такая статья по теории шестимерного мира… Вроде как видим мы его трехмерным, а если над этим подняться, то такого можно увидеть… Кстати, большой ребенок. Если бы он мог хотя бы элементарно организовывать свою жизнь, такого бы достиг… А я вот жизнь организовывать умею, а вот в квантовании хроногенов… Ну все, идемте.


— Куда? — машинально спросил Виктор.


— Едем к Обиличу. Следующая точка перехода на территории России.


— Так что же вы…


— А приказано было через эту. Ладно. Разберемся.


Они поехали обратно той же дорогой; вскоре Виктор увидел в свете фар и догорающего "форда" своих бывших преследователей. Теперь они собрались месте, сбились в кучу — видимо, шли на голос. Услышав шум мотора, они начали махать руками и кричать, зовя на помощь — видимо, приняли за случайного водителя или подкрепление. Ковальчук осторожно объехал их и последовал дальше. Виктор боялся, что они будут стрелять, но этого не произошло: преследователи были настолько подавлены, что не попытались этого сделать. Жестокие люди, оказавшись беспомощными, быстрее теряют волю к жизни. Их силуэты на фоне огня какое-то время виднелись в заднее стекло, но потом исчезли за очередным поворотом.


Здесь автор снова напомнит, что в детективах сюжетные линии требуют завершенности. Положено разъяснить, что это были за люди и почему напали. Однако Виктор, к сожалению, попал не в сериал про сыщика Коломбо, поэтому дальнейшая судьба этих странных личностей, как и Хуммеля, как и Джейн с Сэлинджером и многих других, осталась для него неизвестной.


"Почему было приказано именно через эту точку, раз есть запасные? Чем отличается запасная? Рискованно лететь через полюс? Или?"


— Приготовьтесь, — снова подал голос Ковальчук, — сейчас будет место, где они встретили нас у броневика. Попытаюсь этих тоже ослепить, еще есть несколько зарядов. Если со мной что-то случиться — ведите огонь на любое шевеление. Берите "Коробов" на переднем сиденье, он лучше пробивает машину.


— Знаю, — ответил Виктор, — Николай Савельевич разъяснял. Мечта чикагских гангстеров.


— Да. Жаль его. Прекрасный человек был.


Однако на указанном месте ни инкассаторской машины, ни мотоциклиста не оказалось, словно сквозь землю провалились.


— Да где ж они?


— Может, засада?


— Не стали бы тогда машины двигать. Скорее, их просто привлекли, а потом отослали. А то и вообще, как свидетелей… Смотря кто это был.


— Кстати, а что это за странный пистолет, если не секрет? Боевой лазер?


— КПЛ, космический пистолет Леппа. У нас в шутку называют — "Комсомольский прожектор". Создавался, как возможное будущее оружие экипажей пилотируемых космических кораблей. "Взрывающаяся проволочка", смесь магния с окислителем и еще кое-что.


— А Лепп — это кто?


— Довольно известный изобретатель с Таллинского завода. Создавал новые приборы еще до присоединения. В газетах его портреты печатали… Разве у вас о нем не слышно? Черт, где бы одежду сменить… С таким видом одна надежда на панику.



На шоссе метались машины, и дорожные патрули уже не проверяли документы, а только растерянно махали жезлами, пропуская водителей. Кстати, машины с помятыми бамперами и погнутыми крыльями редкостью не были, а Ковальчуку приходилось внимательно следить, чтобы какой-нибудь лихач не добавил "понтиаку" особых примет. Вообще казалось, что для американцев в эту ночь перестали существовать ПДД и беспокойство за сохранность шинокопытного друга; была лишь толпа, где расталкивают друг друга локтями.


Наконец где-то возле перекрестка они уперлись в пробку, где машинами были заняты и обочины, так что разъехаться было невозможно. Воздух был заполнен истерично вопящими клаксонами.


— За мной! — скомандовал Ковальчук. — Автомат берите! Дайте мне свой кольт!


Они пошли между машинами с оружием, с подсыхающими пятнами крови на руках и одежде, не обращая внимания на удивленных людей. На вьезде в городок толпа молодчиков с повязками LL, перегородив дорогу парой грузовиков, осаживала толпу разъяренных водил. Крики и ругань заглушались сигналами. Ковальчук бесцеремонно залез на капот и крышу какого-то "доджа", оказавшегося впереди, и разрядил обойму кольта в звездное небо.


— Насторожите свои уши и слушайте, что я скажу! — закричал он. — Я Уилки Паттерсон, специальный агент ФБР, а это агент Крайски. Они уже в десяти милях отсюда! Мы едва успели прорваться! Уходите все на юг, немедленно, вы можете еще успеть!


— Кто? Кто в десяти милях?


— Кто спросил "кто"? Я хочу видеть, кто это спросил! — Ковальчук шагнул с крыши на капот и с него на землю. — Я хочу его видеть!


— Я это спросил! — из толпы показался какой-то старикашка с бутылкой пива в руке.


— Дятел Вуди — вот кто это был, понятно? Мы ничего не успели разглядеть и потеряли почти всех! И вы не успеете! Уходите все к югу!


Толпа начала живо растекаться по машинам. Легионеры осадили свои грузовики, пока те выруливали вдоль проезжей части. Ковальчук с Виктором вернулись к своей машине, возле которой стояла женщина с двумя детьми, девочками, старшей было лет двенадцать. а младшей — семь и она ревела.


— Возьмите нас! Мы поместимся.


— Мэм, мы едем на запад. Попробуем хотя бы кого-то вытащить из наших. Вы здесь живете?


— Да, недалеко.


— Спрячьтесь до утра в подполе, для вас это надежней. Успокойте детей. Все будет хорошо, я верю.


— Только не надо достоевщины про то, что все это не стоит одной слезы ребенка, — заметил Ковальчук, когда они продолжили гонку по ошалевшему шоссе, — они все равно переживут эту панику, в этом же году, и сами ее устроят. Это впервые заставит власти задуматься о влиянии радиовещания на людей и поставить его под контроль. Человечество идет к совершенству, ставя над собой опыты и совершая ошибки.


— Почему бы не сократить потери от опытов?


— Только в случаях, когда оно может себя уничтожить. Вы же сами были против воздействия на ваших магнатов.


— Из другой страны или реальности.


— То-есть, вы не хотите, чтобы вашей страной кто-то управлял. А может, наоборот, мы хотим избавить ее от того, чтобы ей правило "мировое сообщество"? Нет, не в том смысле, как у отца Кофлина, но ведь вас сейчас ведут страны — банковские лидеры, во главе которых стоят США, а стоят они во главе только потому, что могут печатать необеспеченные доллары, верно? Вам фактически поставили ультиматум — или будете как все, в одной упряжке с этим международным батькой Махно, рисующим свои бумажки, либо станете страной-изгоем, не получите инвестиций и прочего. Ваша политическая элита боится потерять поддержку этого батьки Махно, потому что это основная гарантия от новой революции в стране, где выросла пропасть между богатыми и бедными, и боится самого этого Махно, чтобы он не сменил ее на более послушных марионеток, ваши верхи сидят на двух стульях. В этих условиях возникновение новой стороны воздействия — возможность сделать свободный выбор, потому что внешний диктат будет ослаблен.


— Хотите завербовать меня, как своего агента влияния?


— Нет, вы слишком убежденный человек, чтобы им стать. Просто ваша позиция противоречива. В вас борется гуманизм и стремление к независимости.


— Нечеткий выбор.


— Как-как?


— Ситуация, когда надо сделать выбор с учетом обстоятельств, которые невозможно прямо сопоставить друг с другом, называется у нас нечетким выбором. Основное отличие обычной машины перед человеком — в том, что она не может делать нечеткий выбор, но ученые это уже пытаются преодолеть.


— Интересно. Нам это тоже пригодится.




Опубликовано: 28 июля 2010, 07:09     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор