File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Задание Империи

 

Олег Измеров Задание Империи



29. Последний герой.



— Это даже больше, чем я ожидал, — ответил Гарри.


Он пересчитывал полученные от Ковальчука деньги, слюнявя банкноты и периодически проверяя их на свет.


— Господа, если вы хотите еще куда-то лететь, то скажите об этом сейчас. Если у вас нет достаточной суммы, готов предоставить рассрочку.


Они стояли посреди абсолютно голой тундры — они, самолет и окруженный спиралью Бруно большой полевой склад, на бочках и ящиках которого стояла черная надпись по трафарету "Научная экспедиция Жана Венту". О том, кто такой Жан Венту, Виктор не имел ни малейшего понятия, как и о Юго-Восточной компании. Важно было то, что если Гарри сейчас улетит, они с Ковальчуком остаются вдвоем на краю земли. Было прохладно, как в апреле.


— Здесь недурно и мы остаемся, — сказал Ковальчук, — не забывайте в полете переключать баки.


— Спасибо. Теплые вещи можете оставить себе. Подарок фирмы!


— Ну что ж, — сказал Ковальчук, когда "Стинсон" растаял в акварельной сини пятого океана, — рассмотрим ситуацию. Вариант первый: самолет прибыл, не смог ждать и вернулся. В этом случае, поскольку жандармерия установит, что мы исчезли из США и не воспользовались другими каналами, самолет пришлют снова. Вариант второй: самолет был выслан, но повернул назад из-за непогоды. В этом случае его пришлют вновь. Вариант третий: самолет задержался в пути, это самое простое. Вариант четвертый: самолет вообще не выслали. В этом случае его могут выслать, когда решат вновь воспользоваться этим каналом переброски агентуры.


— Думаете, им воспользуются?


— По крайней мере, данных об активизации действий сил ПВО Канады на этом направлении не поступало. В любом случае потребуется здесь жить какое-то время. Давайте осмотрим склад, здесь должно быть что-то на случай аварийной посадки.


В ящиках действительно обнаружился полный джентльменский набор начинающего зимовщика, начиная от меховых кухлянок и унтов и кончая палаткой и охотничьим оружием. Естественно, были большие запасы воды, продовольствия и медикаменты. Самой интересной находкой оказалась американская рация военного образца с педальным генератором.


— Ну вот, подать сигнал бедствия на международной частоте мы всегда успеем. Растаскивать склад спешить не будем — вдруг самолет придет вскоре, а все это еще кому-то понадобится, — за еду примемся тоже позднее, неизвестно, сколько здесь торчать. Пока попробуйте подремать под пледами, я покараулю, а к вечеру начнем оборудовать лагерь.


"Могло быть и хуже", подумал Виктор. Стартовые условия представлялись ему гораздо более выгодными, чем у Робинзона Крузо или участников передачи "Последний герой". Во всяком случае, при обнаруженных тоннах продуктов трудно было предположить перспективу жрать жуков и червей — если, конечно, не произойдет какого-то нового катаклизма. Да и живности вокруг не наблюдалось, кроме оживившейся мошкары. Таким образом, бороться в основном предстояло с насекомыми и бездельем.


— Все-таки как-то не верится, что канадцы и американцы так спокойно относятся к тому, что русские могут залетать в их тундру.


— Возможно, дело в том, что засылать сюда агентов — нелегалов гораздо проще не этим экзотическим путем, а через толпы эмигрантов, коммивояжеров и журналистов, которые прибывают на пароходах в порты восточного побережья. Кроме того, они могут проникать через мексиканскую границу, благо где-нибудь в джунглях Амазонки можно спокойно создавать целые базы по подготовке разведчиков и диверсантов. Это для американцев более реальная угроза.


— Николай Александрович… Раз уж нас, кроме нас двоих, никто тут не услышит… Вы не могли бы пояснить, зачем это было нужно Берия?


— Что — "это"?


— Вмешиваться в эту реальность. Напрямую же ни Россия, ни здешний Гитлер, никто СССР в вашей реальности не угрожает.


— Но Лаврентий Павлович же советский человек. А, значит, должен поступать по христианским законам. Верно? Или вы сами не верите в то, что говорите?


— Знаете, с этими реальностями трудно верить даже себе. Так все же, почему?


— К сожалению, я не имею права это вам говорить. Могу сказать только то, что никаких расхождений с принципами социалистической морали и гуманизма здесь нет. Надеюсь, хоть социалистическую мораль вы представляете себе, как нечто более определенное, чем вашу нынешнюю?


— А про эту реальность вы узнали, потому что первый контактер перескочил к вам?


— Да. Больше, к сожалению, я про него рассказать тоже не имею права. Он уже переправлен обратно. То-есть, в вашу реальность.


— А то, что к вам попал именно первый контактер, а не какой-то человек из этой реальности — это случайность или?


— Не знаю. С этим ученые разбираются.


"М-да, самая важная в личном плане тема, и закрытая. Ладно, лишь бы обратно переправили. Что же тут делать-то без Интернета и беспроводных сетей? Книгу надо начать писать. Про зимовку, про жизнь. Так время скорее пройдет. А пока надо выспаться… Книгу… Черт!"


— Николай Александрович, а здесь не встречалась бумага и чем писать?


— Решили вести дневник?


— Нет, просто вспомнил… Во время войны у немцев такой самолет был, "Фокке-Вульф-189". Его на фронте наши "рамой" звали, потому что фюзеляж двухбалочный. Для разведки и корректировки огня. И сбить его было очень трудно из-за большой высоты и маневренности. Из-за этого наши несли много потерь. Так вот, о чем я подумал — по ТТХ вполне могли-то его создать у нас тогда, просто не подумали… не предусмотрели боевое применение. За три года вполне могут сделать и освоить, надо только дать обоснование. Вот, пока не прилетели, и решил заняться.


— А если прилетят не наши?


— Уничтожу. И сам…


— Что "сам"? Я запрещаю. У меня приказ вернуть живым.


— Хорошо, хорошо…


— Вот блокнот… это обычный, не шифровальный, вот химический карандаш. Творите.


"Так. Какие же основные данные у "рамы" были? И особенности конструкции?"


— Виктор Сергеевич! Самолет!


Конечно, здесь можно было бы присочинить красивую историю о зимовке и мужестве. Самое подходящее место. Но, к сожалению, автор в начале книги неосторожно взял обязательство рассказывать о чужой реальности честно и правдиво, а факта зимовки Виктора Андреевича в канадской тундре, как ни крути, не было. Да и потом, зачем что-то сочинять о таких вещах, если в нашей с вами реальности столько прекрасных и жизненных историй про это? Про полярных исследователей, про потерянную в океане баржу с моряками, наконец, есть такая прекрасная книга, как "Повесть о настоящем человеке". Это наша, исконная реальность, она ярче любой фантазии, так что давайте будем не забывать книги о реальных подвигах наших, реальных людей. А их много, просто последние двадцать лет о них забывать стали. Даже про войну сейчас стало фильмов надуманных, не о реальных людях. Просто надоело публике смотреть про бандитов, а на войне тоже стреляют, и женщины тоже раздеваться могут. Так что раз свою реальность и свою историю вымыслом запоганили, давайте хоть чужую не трогать.


Воздушная машина, похожая на огромный черный планер с длинными треугольными крыльями медленно делала круг перед заходом на посадку.


— А они не улетят? — поинтересовался Виктор. — Может, помахать им?


— Не улетят. Им заправиться надо. Правда, бочек с горючим, что я здесь насчитал, явно маловато. Главное не в этом. Будем захватывать или договариваться?


— Чкалова захватывать? Конечно, договариваться.


— Тогда это придется делать вам. Чкалов вас хоть по фотографии узнает.


— Кстати, вот те материалы по угонам воздушных судов, что я говорил, у вас передали антитеррористическим службам остальных империй?


— Передали. У нас их тоже тщательно проанализировали, как насчет защиты от угона, так и наоборот.


— Однако вы опасный человек.


— Кто бы это говорил. Вы тут чуть войну Алой и Белой роз не начали. Нарушили хрупкий баланс между фаворитами.


— Так может, это и входило в планы Сталина?


— Не все из того, что здесь может входить в планы Сталина, будет входить в наши планы. Если точнее, не все бы из этого вошло в планы Сталина двадцать лет спустя.


"Всего двадцать лет", подумал Виктор, "а так все изменилось."


— Меня вот интересует, как они на этот кисель сесть собираются, а еще больше — как взлететь после заправки, — задумчиво произнес Ковальчук, кивая на черную борозду от пневматика "Стинсона", и начал рыться в своей сумке.


Самолет тем временем начал заход на посадку.


— Смотрите, смотрите! — Ковальчук сунул в руки Виктору небольшой алюминиевый бинокль; в него Виктор заметил, что под брюхом между выпущенными шасси самолета вздулось что-то большое, черное, похожее на резиновую лодку.


— Что это, как вы думаете?


— Чего-то… такое впечатление, что я это где-то видел. Только не помню где.


— У меня тоже. Куда… Куда он заходит! Там же заболочено!


Виктор увидел вдали, как из-под снизившегося самолета вырвалось облако не то брызг, не то тумана. Самолет не скапотировал, и продолжал нестись по тундре в их сторону.


— Это же воздушная подушка! Шасси разгружает! Вы подсказали?


— Нет. Похоже, сами доперли.


То, что они увидели дальше, казалось еще более фантастичным. Самолет развернулся поперек полосы, продолжая нестись боком, затем вообще повернулся хвостом вперед, и мотор снова взревел, теперь уже тормозя машину.


— Во Чкалов! Во сукин сын! Не может без выпендрежа.


Самолет стал, подушка под ним сдулась так, что он стал на колеса, и, треща мотором, подруливал к складу, качая крыльями на неровностях почвы. Если не считать воздушной подушки, по конструкции машина была очень близка к АНТ-25: то же крыло большого удлинения, один мотор, от надежности которого зависела судьба всех. Однако бросался в глаза блистер наверху, вместо открытой кабины с ветровым стеклом кажется, штурманская, на месте остекления фюзеляжа торчали круглые иллюминаторы, да и кабина пилота, что спереди, была как-то более зализанной. Ну и, может, еще внутри что-то поменяли, фотоаппаратуру поставили.


Мотор стих, трехлопастной винт завис в воздухе мерседесовской звездой. Загремела дверца, и в открывшемся проеме показался человек в летном шлеме, молодой, лет тридцати пяти, с чуть приплюснутым носом, широким ртом с чуть оттопыренной толстой нижней губой, и хитроватыми, слегка прищуренными глазами. Он улыбался какой-то немного жесткой, суровой улыбкой, и улыбка эта подчеркивала упрямые скулы лица.


"Так вот он какой — Чкалов… Сам вышел выяснять. Остальные двое, видимо прикрывают."


Чкалов спокойно подошел к ним. Виктор заметил, что кобура пистолета на бедре летчика была расстегнута.


— Здравствуйте, Валерий Павлович!


— Здравствуйте. А где господин Петров?


— Который должен был меня сюда доставить?


— Да.


— За нами была погоня, его ранили. Пришлось оставить у надежных друзей, где ему окажут помощь. Вместо него полетит господин Ковальчук.


— Человек, известный вам под псевдонимом "Петров", сказал мне, чтобы я сопровождал его в Россию, — пояснил Ковальчук, — как вы понимаете, было бы странно, если бы я здесь предъявил вам удостоверение жандармерии или российский паспорт.


— Чем вы еще может подтвердить свои слова?


— Да ничем мы здесь не можем их подтвердить, — ответил Виктор, — пусть в России проверяют и разбираются. Не думаете же вы, что ЦРУ… то-есть УСС или еще кто-то будет таким образом внедрять агентов-нелегалов?


— Да уж, — согласился Чкалов, — забрасывать шпионов таким путем было бы глупо. Но вам обоим придется сдать оружие, и запомните — если вы рассчитываете завладеть нашим самолетом и лететь на нем куда-то, мы его взорвем. Это секретная машина, она заминирована. Вы уж не обижайтесь, таков приказ.


— Я понимаю, Валерий Павлович, — сказал Ковальчук, — принимайте оружие и спецсредства.


Забрав оружие, Чкалов сделал знак рукой, из люка появились пилоты, в которых Виктор тут же узнал Байдукова и Белякова. "Мистика какая-то. Тот же самый экипаж! Так не бывает! Хотя… А, может, это, как раз закономерно, что этот экипаж сложился? А вот самолет немного другой."


— Ну что же, добро пожаловать на борт, — сказал Чкалов, — тем более, что вы у нас, как нам объяснили, вроде нового российского супергероя.


— Да это вы у нас супергерои! — улыбнулся Виктор.


— Нет, — с полусерьезным выражением объяснил Байдуков, показав на Чкалова, — вот он у нас супермагнат. У него сто семьдесят миллионов.


— Сове… ээээ… соборян, которые работают на него, как и он на них.


— Точно. Господин командир, тут уж и в Америке про это слышали.


— Слышали, слышали… Давайте скорее заправляться и вылетать. Циклон смещается к западу.


— Валерий Павлович, — поинтересовался Ковальчук, — ну, а если бы мы другими людьми оказались, интересно взяли бы вы нас или оставили в тундре?


— Взяли. А как же иначе? Знаете, года три назад после парада подходил ко мне Иосиф Виссарионович, говорили с ним об авиации, о перелетах… Так вот, он мне сказал такую вещь, которую я навсегда запомнил: "Человек для нас это — все.". Понимаете? Не капиталы, не чины, не известность, а — человек. Вот как.


…Под бочками обнаружился замаскированный люк в подземную емкость; запас топлива, необходимый для заправки "Туполева", был бы слишком велик для научной экспедиции и вызывал подозрение. "Интересно, как его сюда завезли", — думал Виктор, "Дирижаблями, что ли?". Ветер донес знакомый тепловозный запах солярки.


— Это что, у вас дизель стоит? — поинтересовался Виктор.


— Он самый. Дает на четверть увеличение дальности. Доводили вместе с концерном "Юмо". А нагнетатель в Коломне проектировали. Эту машину еще пытались в бомбардировщик переделать, иприт с него выливать, вон баки-то какие — шесть тонн почти! Но не получилось, и в серию не пошел. Так вот на задания и летаем. Из-за этой истории с бомбардировщиком еще Калинин с Туполевым ссорились, друг друга обвиняли во вредительской деятельности.


"Калинин? Это всесоюзный староста? Нет, это, наверное, конструктор Калинин, что того динозавра проектировал, на котором сюда летели. И они с Туполевым друг на друга телеги писали? И, может, они так друг друга и посадили? В этой реальности? А в нашей? Вот черт, шляешься тут по чужим реальностям, а о своей ни шиша не знаешь. Вернусь, надо будет в Инете порыться."


— А воздушная подушка?


— Это как на катерах Левкова, а гибкое ограждение знаете, кто придумал? Циолковский, учитель из Калуги. Он сейчас фильмы консультирует про полеты на Луну и космические города. А что, вот так бы махнуть вокруг шарика, а? Интересно, какая Земля с высоты сто тысяч метров?


— Голубая.


— Вот и он тоже так думает.




Опубликовано: 28 июля 2010, 07:09     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор