File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Джордж Вандеман Что мне нравится в…

 

Джордж Вандеман Что мне нравится в…

Джордж ВандеманЧто мне нравится в…


ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ У МЕТОДИСТОВ


Небольшое судно все дрожит от кормы до носа под хлесткими ударами разбушевавшихся волн.


Вот разбивается на куски главная матча с парусом. Ее осколки заполняют пространство над кораблем. Туда же устремляются истошные вопли пассажиров. Все они охвачены ужасом.


Гневная Атлантика, судя по всему, уже уверена в своей добыче.


Среди этого хаоса и паники привлекает к себе внимание небольшая группа моравских братьев из Германии которые, сидя на палубе, тихо распевают псалом. Кажется, им совсем не страшно умирать. И Джону Уэсли очень интересно узнать, почему это так. (Историческая справка. Моравские братья — религиозное течение в 15 веке в Чехии.


Спасаясь от преследования, бежали в Германию, где обосновались в местечке Гернгут. Здесь в 1727 году они создали религиозное общество Гернгутеров. Под влиянием графа Цицендорфа Моравские братья признали аусбурское исповедание.) Год 1736. Уэсли, этот миссионер из Англии, едва остался в живых после своего путешествия в колонию штата Джорджия. Буря наконец утихла, но в душе Уэсли она все еще продолжалась. Несмотря на все свои сердечные обязательства перед Богом, он все же никак не мог найти себе мира с Ним. Что же было у этих моравских братьев? Вероятно, что-то такое, чего не было у него.


Когда они прибывали в Саванну, Уэсли некоторое время прожил вместе с этой группой. Это тоже были миссионеры, потомки мученика пятнадцатого столетия Яна Гуса. Спасаясь от преследований в своей родной Моравии, они были вынуждены искать убежища в Германии. А теперь они пересекли океан, чтобы донести Евангелие до индейцев.


Но собрату-христианину прежде всего требуется свидетель.


Один из моравских братьев, бросив на Уэсли добрый, но пронзительный взгляд, спросил: «Знаете ли вы Христа?» Джон попытался увильнуть от этого вопроса. «Я знаю, что Он — Спаситель этого мира».


«Да, но вы не знаете, что Он спас вас?» Уэсли поежился. Он не был уверен в прощении.


Стоит ли поэтому удивляться, что он не преуспел в евангелизации индейцев. Через два года, не принесших ему ничего, кроме разочарования, Уэсли возвратился в Англию.


Но весна в его душе наконец наступила в мае 1738 года. Во время собрания в одной из Лондонских церквей кто-то начал читать выдержки из предисловия Лютера к его «Комментарию на послание к Римлянам». Уэсли внезапно озарил свет. «Примерно без четверти девять, когда он (Лютер) описывал те перемены, которые Бог вызывает в сердце человека через веру во Христа, я почувствовал, что мое сердце как-то странно потеплело. Я почувствовал, что на самом деле уверовал во Христа, Христа, Который один дарует спасение; и тут же получил заверение, что Он снял с меня грехи мои, даже мои».


Воодушевленный сиянием Евангелия, Уэсли начал проповедовать с еще большей ревностью и силой. Толпы людей собирались вокруг него.


Это возрождение охватило всю Европу и достигло берегов Америки.


Здесь берет начало методистская церковь.


Сегодня методисты — одно из главных протестантских вероисповеданий. Их церковь во всем мире насчитывает 24 миллиона верующих.


В Америке существует около 20 методистских организаций. Самая крупная из них, которая объединяет более девяти миллионов членов, — Объединенная методистская церковь.


Д-р Джеймс Олт в настоящее время является президентом совета епископов Объединенной методистской церкви.


Мы недавно встретились с ним в Питтсбурге.


Вандеманн: Епископ Джеймс Олт, я очень рад, что вы согласились встретиться со мной в качестве представителя громадной Объединенной методистской церкви, и, конечно, наследника Уэслинской традиции, которая почитается повсюду под вашим руководством.


Олт: Спасибо, Джордж.


Мне очень приятно быть вместе с вами сегодня.


Вандеманн: Мне также хотелось поздравить вашу церковь за организацию новой телепрограммы «Исполняйтесь Духом!» Олт: Мы все крайне довольны этой программой и ожидаем от нее большой отдачи.


Вандеманн: Я представляю себе смысл этой программы. «Исполняйтесь Духом» — мне нравится такое название.


Но разрешите мне задать вам один вопрос. Почему вы лично являетесь христианином-методистом?


Олт: Любовь к этой вере была привита членами моей семьи и моими школьными учителями, и я с любовью принял служение рукоположенного пастора в нашей местной церкви. Но я остаюсь членом Объединенной методистской церкви из-за ее разительных отличий от других.


Прежде всего, мы заботимся о людях, о достоинстве человека и моральной ответственности. Затем мы всегда особое внимание уделяем благодати. Под благодатью мы понимаем любвеобильные деяния Бога и Иисуса Христа через воздействие Святого Духа.


Джон Уэсли различал три вида благодати. Он говорил о главной роли благодати, — той благодати, которая окружает и убеждает нас двигаться вперед, к вере.


Он говорил об оправдывающей благодати, исходящей от любящего, принимающего и прощающего Бога.


А затем о возрастании в благодати, которая движет нас к совершенству по мере того, как мы созреваем в вере, и, возрастая в благодати, стремимся к освящению, или к тому, что мы называем освящающей благодатью.


Кроме того, мы всегда проявляли особую заботу об обращении, — об изменении, — в сердцах людей, приходящих ко Христу.


Это может произойти и драматически, наподобие взрыва, или же спокойно и постепенно.


Мы всегда стремились к тому, чтобы наши деяния не отставали от веры. И, наконец, наша церковь организовалась таким путем под влиянием Духа Святого, чтобы жить и свидетельствовать как общая церковь, соединяющая в себе все местные церкви в одном общенациональном и межнациональном действии.


Вандеманн: Хорошо сказано, и мне кажется, что большинство христиан готово подписаться под такими прописными истинами. Но из названных вами пяти пунктов, которые вы видели бы как нечто уникальное?


Олт: Думаю, что особой злободневностью сегодня отличается вопрос о соотношении веры и дел.


С шестидесятых годов наша церковь разделилась на два лагеря, — одни настаивали на личном спасении, а другие — на социальном аспекте.


И наша церковь, чтобы достойно служить Евангелию, должна объединить оба эти фактора.


Мы должны укрепляться в вере внутри церкви и только потом свидетельствовать, воплощая любовь в мире, которому мы служим.


Вандеманн: Да, я согласен с вами. Духовный рост — это тот элемент, которого, по-видимому, недостает в качестве особого акцента в некоторых христианских обществах. Таким образом, вы, вероятно, очень довольны своим таким подходом, который позволяет вам высветить те уникальные свойства, которыми Бог призывал своих различных реформаторов отстаивать, — я называю их «пренебрегаемыми до сих пор истинами», — чтобы внести кое-какую корректировку в христианское движение.


Лютер открыл перед всеми истину об оправдании верой, анабаптисты сформировали для нас принципы религиозной свободы и крещение через погружение в воду. Методисты продемонстрировали нам, как обращение, за которым следует освящение, или возрастание, развивает в дальнейшем христианина. Считаете ли вы, что мы справедливо относимся к другим церквам?


Олт: Мне кажется, это превосходная практика, так как все мы разделяем общую традицию — все мы разделяем христианскую веру.


Но все эти отличительные черты различных церквей только обогащают всех нас. Мы вместе движемся к единому целому.


Вандеманн: Да, движемся к единому целому. Насколько вы правы! Благодарю вас от всего сердца, Джим! Мы по достоинству оценили встречу с вами.


Олт: Благодарю вас.


Мне очень многое нравится в моих друзьях-методистах. Мне по душе их исторический акцент на ведение трезвой, дисциплинированной жизни.


Я восхищен их умело организованным церковным управлением. Я разделяю с ними их заботу, проявляемую по отношению к инвалидам и социальным париям. Мне нравится музыка методистов. Некоторые из моих любимых гимнов были написаны Чарльзом Уэсли, братом Джона.


Хочу повториться. Мне очень многое нравится в моих друзьях-методистах. Но особенно мне нравится одно: движение методистов было призвано Богом раскрыть перед всеми пренебрегаемую до сих пор истину. Уэсли подчеркивал, что христиане пожнут плоды повиновения в результате своих взаимоотношений со Христом.


Мы помним, что Лютер восстановил пренебрегаемую истину тоже, — а именно, спасение только через веру.


А Джон Кальвин провозгласил благую весть, что спасение исходит прямо от Бога, а не от церкви. Это тоже была скрываемая, пренебрегаемая истина. Потом пришли анабаптисты и начали отстаивать забытую истину. То же произошло и с Уэсли.


Он внес необходимое равновесие в учение Джона Кальвина и Мартина Лютера.


К восемнадцатому столетию Англия отошла от Бога. Проповедь Уэсли потрясла всю нацию, пробудила ее от духовной спячки. Конечно, не все по достоинству оценили такое пробуждение. Погрузившись в трясину предания, церкви закрывали наглухо двери перед новым Реформатором. Тогда Уэсли отправился к людям, к месту их трудов.


Он проповедовал на открытом воздухе, при восходе солнца, до того как труженики приступали к своей повседневной работе.


Вот послушайте выписку из его дневника от 21 сентября 1743 года: «Меня разбудила около 3 или 4 часов утра какая-то многочисленная группа жестянщиков, которые, опасаясь, как бы не опоздать, уже собрались возле моего дома и, распевая песнопения, возносили хвалу Богу.


В пять я прочитал еще одну проповедь на тему «Веруйте в Господа нашего Иисуса Христа, и спасетесь». Все они просто съедали мои слова». Новообращенные осаждали организованные Уэсли собрания. Он пытался удерживать свое движение в рамках официальной церкви. Но большинство из его сторонников имели церкви, и поэтому Уэсли организовал и объединил их в общества, чтобы позаботиться об их духовном состоянии.


Но даже в этом случае он настаивал на том, чтобы они посещали регулярно служения Англиканской церкви.


Но несмотря на лояльность, проявляемую Уэсли по отношению к официальной церкви, представители религиозной и гражданской властей отвергали его служение.


И Уэсли страдал не только от простого отказа в праве на проповедь. 2 июля 1745 года разъяренная толпа ворвалась в его дом и потребовала предать его смерти.


Вот послушайте, как он сам описывает этот случай: «Я тут же выступил вперед, вошел в середину толпы и сказал: «Вот я перед вами. Что вы хотите мне сказать? кому из вас я причинил зло? Тебе? Или тебе? Или, может, тебе?» И я продолжал задавать этот вопрос, покуда не вышел из дома, а затем на середину улицы, и, повысив свой голос, сказал: «Соседи, соотечественники! Хотите ли вы слушать меня?» Они дружно ответили: «Хотим, хотим. Дайте ему говорить. Пусть говорит. Никто не должен ему мешать…» И вот я заговорил… и говорил, пока один или два зачинщика повернулись ко мне и поклялись, что ни один их человек меня больше не тронет».


Иногда люди, настроенные против Уэсли, попадали в обидный переплет, как, например, об этом свидетельствует один случай, записанный им в дневнике в сентябре 1769 года: «Тогда все они начали громко кричать на меня, особенно усердствовал какой-то тип, который называл себя джентльменом. У него в карманах было полно тухлых яиц; но в этот момент один юноша незаметно подошел к нему сзади и хлопнул его ладошками с двух сторон, и тут же все яйца превратились всмятку. Через мгновение от него пошло благоухание, но нельзя сказать, чтобы оно было похоже на живительный бальзам».


В жизни Джона Уэсли не было времени для скуки! Как не было его и для безделья. За все свое служение он проехал верхом на лошади четверть миллиона миль.


На протяжении более полустолетия своего служения он в среднем произносил по пятнадцать проповедей в неделю.


Давайте с вами посетим те места, где было составлено большинство этих проповедей. Дом Уэсли сохранился в Лондоне до сих пор.


Я несколько раз посещал его.


Перед окном в молитвенной комнате Уэсли стоит стол со скамеечкой для коленопреклонений и стул.


На столе лежат только две вещи, — принадлежавший Уэсли томик Нового Завета на греческом языке и свеча. Каждое утро, в четыре часа, Уэсли входил в эту маленькую комнатку, опускался на колени и вел разговор с Богом. Здесь было место, где возник могущественный методизм.


В конце своей продолжительной и исполненной веры жизни он писал: «Теперь я уже старый человек, ослабевший, разрушающийся от головы до ног.


Мои глаза покрылись пленкой: моя правая рука трясется; во рту у меня каждое утро пересыхает; почти каждый день меня бьет продолжительная лихорадка; я медленно передвигаюсь, так как силы оставили меня.


Однако, да будет прославлен Бог, я не оставляю трудов своих; я могу еще проповедовать и писать».


Продолжительное служение Уэсли было сконцентрировано на двух истинах, которые каким-то образом избежали всеобщего внимания: прощение Бога доступно для любого и все мы несем ответственность за доверие и послушание.


Могу ли я представить вам схему, которая иллюстрирует смысл проповедей Уэсли? Иллюстрации, само собой разумеется, имеют свои недостатки. Невозможно, например, дать точную схему того, как совершается весьма деликатная работа Святого Духа.


Но иллюстрации могут яснее передать духовную истину. Известно, что Иисус прибегал к притчам для объяснения Своего учения.


Можно сказать, что на этой схеме графически представлена моя жизнь.


Та поперечная линия в центре обозначает мое обращение.


Над ней — вся моя деятельность, которая последовала за обращением. Под этой линией отражена моя жизнь до моего нового рождения. Линия на самом верху означает совершенство, то самое совершенство, которое мы видим в жизни Иисуса.


А извилистая линия, которая видна на схеме, отражает мой повседневный опыт.


Обратите внимание на мою жизнь до обращения. Я стараюсь быть хорошим семьянином и уважаемым гражданином. Я упорно работаю.


Я плачу налоги.


Я очень добр к своим близким, я даже могу сходить в церковь. Но я все еще остаюсь необращенным. Я еще не готов воспринять Иисуса как своего Спасителя и Господа.


Но я уже думаю об изменении. С левой стороны схемы вы видите, как я постепенно пробираюсь по направлению к обращению, к изменению своих прежних привычек, и прокладываю себе путь к новой жизни в Иисусе Христе. Может, какая-то телепрограмма христианского содержания привлекла меня ко Христу.


Может, трагедия утраты любимого человека продемонстрировала мне мою нужду в Боге.


Или, может, какое-то чудо, то, что я стал родителем, пробудило во мне желание стать христианином.


И вот я намерен посвятить всю свою жизнь Христу. Но затем я иду на попятный, так как не могу преодолеть некоторые свои привычки и выбрать тот путь, который мне указывает Бог.


В течение какого-то периода я дергаюсь и взад, и вперед, пытаясь принять решение — что же мне делать. Отказываясь от обращения, я оказываюсь еще глубже погруженным в пучину греха.


Но диавол явно переусердствовал в своих искушениях. Я читаю черным по белому в его договоре условия и начинаю отдавать себе отчет в том, что он хочет моей погибели. Встревоженный, я обращаюсь к Иисусу как с своему убежищу. Теперь я понимаю, почему Он принял за меня смерть, и больше не в состоянии противиться Его любви.


Наконец, я весь без остатка отдаю себя Ему как Своему Спасителю. Под влиянием Божьим я на личном опыте переживаю то, что обычно называют «рождением свыше». Это на самом деле очень счастливый опыт.


Но в этот решающий момент, пожалуйста, обратите внимание на схему. Мне немедленно предстоит принять невероятный, на мой взгляд, вызов, — добиться совершенства своего характера. Как же я могу достичь этого?


Необходимо заметить следующее: если я прощен, то в этот момент я чистым предстаю перед Богом, совершенным в Его зрении. Спаситель передал мне черты Своей жизни, словно я никогда не был грешником. Хотя я этого и не заслуживаю, Бог тем не менее обращается со мной так, как будто я уже занял свое место в верхней части схемы.


В теологических терминах это называется оправданием.


Но что касается моей повседневной жизни, то я только что вступил в христианскую жизнь.


Но я все еще младенец в духовном смысле. А младенцы должны расти, значит, должен расти и я.


Итак, я начинаю свои взаимоотношения с Иисусом, которые вытесняют мои взаимоотношения с грехом.


На схеме, под извилистой линией, вы видите, сколько я позволяю Христу жить Своей жизнью во мне.


Но разве графическая запись такого прогресса отвечает всем требованиям совершенства или созревания во Христе? Конечно, нет. Однако, если я теперь хожу в том свете, который Он посылает мне и я остаюсь верным Ему, то постепенно Он устраняет различие, предоставляя мне образец Своей собственной совершенной жизни, и я становлюсь оправданным в Его глазах.


Но предположим, я теряюсь. Старые соблазны возвращаются и опять терзают меня.


И вот в какое-то мгновение я больше не могу терпеть и уступаю. Означает ли это, что я не спасен?


Вовсе нет.


Младенцы часто падают, вы это хорошо знаете. Мой маленький внук Крейг так часто падает, что я просто удивлен, как это он все еще улыбается. А когда он научится ходить, то будет еще часто спотыкаться и падать. Но он поднимается и продолжает идти.


И все это время он растет! То же самое происходит и с христианской жизнью. Несмотря на все победы, одержанные с помощью Бога, я все же спотыкаюсь и падаю. Но затем с Божьей милостью я встаю на ноги и продолжаю идти.


До тех пор, пока я позволяю Христу жить Своей жизнью во мне, я остаюсь прощенным. Совершенство Спасителя заглаживает мои недостатки. когда Бог смотрит на меня, Он не видит моих слабостей, Он видит Иисуса, Своего Сына. Он оказывает мне доверие совершенной жизнью Христа. Поэтому Бог может сказать обо мне: «Вот, Мой возлюбленный сын или возлюбленная дочь, которыми я очень доволен».


Видите ли вы здесь благую весть? На любом уровне нашего христианского возрастания Бог считает нас совершенными. А если вы считаете это преувеличением, то вспомните о младенце.


Они совершенны на любой стадии своего развития, не правда ли?


Вот что подразумевает Бог под словом «совершенство», или зрелость.


И в то же время, когда Бог считает нас совершенными или зрелыми — во Христе, Он все время приближает нас к тому времени, когда мы станем подобны Иисусу.


Ну, а теперь предположим, что я умираю.


у меня все еще есть недостатки. Я еще должен был расти, достичь того, чего не успел. Означает ли это, что я потерян для спасения?


Конечно, нет, образцовая жизнь Иисуса все еще покрывает меня.


Я остаюсь прощенным в глазах Бога, так как Слово Божье говорит: «Если же ходим во свете, то имеем общение друг с другом, и кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха» (1Иоан. 1:7).


Волнующая весть! Постоянное очищение, если мы ходим во свете Его Слова.


Теперь, когда мы приступаем к краткому итогу содержания правой части этой схемы, не забывайте, что всякие иллюстрации имеют свои изъяны. Но обратите внимание, как она облегчает понимание.


Все, что находится ниже волнистой линии, отмечает наделяемую Богом благость или праведность, — это Христос, живущий в моей жизни.


А все, что находится выше этой линии — это вмененная благость или праведность Божья, — совершенные достоинства Христа, покрывающие мою жизнь.


И то, и другое, как видим, исходит от Христа.


Вмененная праведность Иисуса — это тот зонтик, который покрывает меня своим прощением в течение всей моей жизни.


Я не могу перерасти своей потребности к оправданию, отсюда и моя необходимость прикрыться кровью Иисуса.


И все это время, оставаясь прощенным, и я также возрастаю в освящении, непрерывно получая наделяемую Христом праведность. Бог таким удивительным, поощряющим нас способом действует в нас, чтобы восстановить образ нашего Создателя.


Таков был смысл спасения, который наполнил теплотой сердце Уэсли. Вот она, пренебрегаемая истина, которую он восстановил, чтобы сбалансировать нашу веру.


Теперь вам понятно, почему мне нравятся методисты. Бог призвал Лютера в Кальвина провозгласить прощение. Затем Он призвал на историческую сцену Уэсли, чтобы подчеркнуть чистоту жизни и христианского роста.


Все они вернули нам жизненно необходимые истины, которыми постоянно пренебрегали.


Само собой разумеется, Джон Уэсли не претендовал на весь свет.


Он знал, что пока длится время, новые истины откроются из Слова Божьего.


Приходила ли вам когда-нибудь мысль о том, почему у нас так много вероисповеданий? Может, вы, прочитав эти главы, уже начинаете это понимать.


Мы всегда проявляем тенденцию следовать за своими лидерами, верить во все, во что верят они, но лишь чуть-чуть больше. Мы не стараемся идти дальше в познании истины, чем они познали бы до их смерти. Мы определяем круг их учений и формируем их символ веры.


Такие символы веры ярким образом раскрывают корни христианской веры; они предоставляют нам удобный способ для выражения наших верований.


Но, к сожалению, они могут ограничить нас определенными пунктами учения и удержать от восприятия открывающихся новых истин.


Мы стараемся найти прибежище в своем наследии, и все это прекрасно, но до определенной точки. Затем мы начинаем топтаться на одном месте. Мы отказываемся преодолеть рамки наших прочно установившихся верований.


Теперь вы видите, как все это произошло в истории церкви? Когда Бог во дни Лютера даровал великий, прогрессивный свет, раскрыл пренебрегаемые до сих пор истины, — католическая церковь отказалась принять этот свет. Таким образом родилась лютеранская церковь. Когда Бог излил больше света анабаптистам, большая часть лютеран отказалась принять его. Поэтому появилась баптистская церковь. И когда благодаря усилиям Уэсли открылись новые истины, многие кальвинисты и прочие отвернулись от него. Таким образом у нас появились методисты. История не останавливается, она постоянно идет вперед.


Придет ли она к своему концу? Это мы посмотрим.


Теперь позвольте предложить вам кое-что для размышления. Может ли в наши дни открыться новый свет, которому мы должны последовать? Те пренебрегаемые истины, исходящие из Слова Божьего, которые мы должны принять сегодня независимо от наших вероисповеданных связей?


В Библии говорится: «Стезя праведных, как светило лучезарное, которое более и более светлеет до полного дня» (Прит. 4:18).


Но, судя по всему, многие люди проявляют упорство и не желают принимать новый свет, в отличие от одной маленькой девочки в колониальной Новой Англии, которая восприняла дух Уэсли.


Она же сочинила небольшое стихотворение, которое местный проповедник переписал в свой дневник. Можно мне его вам представить? Верите или нет, но этой девочке во время написания стихотворения было всего девять лет. Прислушайтесь к ее вести! Я знаю, что всякая душа свободна, И может избрать жизнь, и то, что может стать, Для этого дана нам вечная истина, И Бог никого не забирает на небо.


Он лишь направит, убедит, покажет, Благословит его мудростью, любовью и светом, По-разному проявлять свою доброту, Но нельзя подвергать насилию разум человека.


Да, мой друг. Бог никогда не подвергает насилию разум человека. Мы с вами свободны. Свободны делать все, что захотим, а истина — по-прежнему идет вперед.


Мы можем отказаться следовать прогрессивному свету, не переходя границ веры наших предков, или же мы можем избрать другой способ, — ходить во все увеличивающемся свете, который постоянно сияет, исходя из неисчерпаемого Слова Божьего.


Да поможет нам Бог сделать правильный выбор!





Опубликовано: 16 августа 2010, 09:19     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор