File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Дети Империи

 

Олег Измеров Дети Империи


31. И двух миров мало.



— Наверное, ты последняя, с кем мне удастся просто по-человечески переговорить перед возвращением. Завтра я ухожу.


— А ты ведь один раз уже уходил.


— Боюсь, что на этот раз навсегда.


— Тогда не забудь про цветы… для нее… Кстати, как самочувствие? Никаких последствий не наблюдается?


— Нет, все нормально, даже сам удивляюсь.


— Я поговорить с тобой хотела. К нам тут приехал новый хирург, ему тридцать восемь, он раньше в Москве жил с семьей. А потом, представляешь, жена бросила его и ушла к какому-то профессору, и детей оставила. Двое детей, оба мальчики.


— Мальчик и еще мальчик… Он тебе нравится?


— Ну… он хороший, только какой-то беззащитный… Оставил ей квартиру, все, уехал с детьми к нам на периферию… Специалист, конечно, классный.


— Главное, чтобы он тебе нравился.


— Так просто отпускаешь?


— Какое право я имею тебя удерживать? Просто, не просто… Считай, что очень не просто, но я хочу, чтобы ты, наконец, встретила свое настоящее счастье.


— Ты чудак, — Зина взъерошила его волосы, — я пока не знаю, где мое настоящее счастье.


— Узнаешь. Обязательно узнаешь. Я это точно говорю, потому что я из будущего.


— Ты просто добрый чудак из будущего.


— Твой хирург тоже чудак из будущего. Про таких потом будут снимать фильмы, добрые, хорошие комедии со счастливым концом. Мы сами делаем свое будущее. В вашей реальности это особенно заметно.


— Хочу, чтобы и в вашей было заметно.


— Попробуем… Жизнь еще не кончена.


Меланхолический блюз в исполнении Бетти Грэйбл медленно замирал в приемнике, словно пламя угасающего камина. Последний розовый луч заходящего солнца скользнул по потолку и исчез в сиреневых сумерках. Нити, связывающие его с этим новым миром, ставшим за короткий срок таким близким, одна за другой обрывались.


…На площади автостанции продувало, и ветер превращал влагу, налипшую на железных ступенях пешеходного мостика, в тонкую корочку льда. Держась за перила, Виктор осторожно спускался туда, где на выложенном брусчаткой тротуаре в незастывших лужах отражались пробившиеся через рваный тюль облаков утренние звезды. На торговом центре Тимашковых горела рекламная панель, поражая внимание своей бессмысленностью в это раннее время. Когда он видел такую мягкую середину зимы? Пожалуй, разве что в рейхе…


Ветер гнал низкие тучи в сторону Радицы. Все было точно таким же, как и в тот самый день, когда он, шагнув в двери вокзала Орджоникидзеград, очутился в другом времени и в другой истории. Все осталось позади и виделось теперь каким-то долгим сном. Оставалось только обойти детскую площадку, чтобы снова не встретиться с Ковальчуком.


Он уже практически дошел до дверей подъезда, когда его окликнули по имени. Он резко обернулся, увидел перед собой высокого человека и с ужасом узнал в нем Альтеншлоссера.


Виктор быстро сунул руку в карман.


— Оставайтесь на месте! Буду стрелять!


— Послушайте, ну что вы, как ребенок…


— Думаете, мне не дали оружие на случай, если кто-то из ваших попадет сюда? Стоять!


— Ну, допустим. Но я здесь на совершенно законных основаниях. Я гражданин Германии, у меня подлинный паспорт, я приехал в ваш город по делам своей фирмы и решил, между прочим, вас повидать, как старого знакомого. Вообще с моим прошлым покончено. После того, как вы столь элегантно сбежали, я понял, что мне надо менять профессию. Кстати подвернулись интересные выкладки одного ученого. Информацию эту я в имперскую безопасность не сообщал, не хватает только, чтобы они до меня здесь добрались. Так что, Виктор, любимый город может спать спокойно.


— Не верю. Что вам от меня надо?


— Абсолютно ничего. Я действую иррационально. Как говорил герой одной вашей комедии, нам не хватает безумных поступков?


— Смотрите наше кино?


— Да. Смотрю кино, изучаю бизнес. Полагаю, мой опыт здесь будет востребован.


— Вы уверены?


— Конечно. Мир потребительской экономики подгнил, скоро он свалится, и болтовня политиков по его спасению не сможет его остановить. Как вы думаете, куда, к какому будущему побегут все эти ваши имущие классы? Туда, где надо выпускать реальные товары, где не нужны спекулянты, махинаторы, производители иллюзий, в этот советский эконом-класс, мир комфорта без роскоши? Не-ет. А как же их вечные понты, а как же их любовь к своему "эго", ради которого они живут? Они побегут туда, где мирок обывателя можно заморозить, забальзамировать, прикрыть красивыми правильными словами о державном величии. Они побегут в рейх, вечный рейх, они построят его у вас.


— Не дождетесь.


— Посмотрим. Вы слишком похожи на Веймарскую республику. Кусок великой державы с отторгнутыми исконными территориями и обложенный контрибуцией. У вас слишком много людей, привыкших жить добычей. Выживать честных людей с постов, мошенничать, извлекать сверхприбыли за счет господства в экономике, захватывать земли и имущество других. Они уже живут по "Майн кампф". Объявляют кого-то неполноценной расой и забирают их жизненное пространство.


— Уж не метите ли вы и здесь в фюреры?


— А что, место занято? В вашей системе это вопрос только времени и денег.


— Размечтались. Россию мы вам не отдадим.


— Уже отдали.


— Война не кончена. Вы слишком рано отмечаете победы.


— Разве вы сами не видите, что эту войну вы проиграли?


— У вас все?


— Да. Прощайте.


— Только после вас.


— Пожалуйста.


Виктор дождался, пока спина Альтеншлоссера скроется в серой пелене заморосившего дождя и осторожно, в обход пробрался к двери подъезда.


* * *


…Через несколько месяцев, а точнее — 12 июня, Виктор улучил время, чтобы попасть в тот самый поселок, где, на мраморной доске мемориала в честь павших партизан и подпольщиков, в числе других было выбито: "Зина Нелинова". Мемориал, по путеводителю, находился на центральной площади; по пути на брянский автовокзал он захватил на рынке четыре гвоздики.


Поселок был небольшой, и, выйдя с остановки, после недолгих расспросов он обнаружил искомую площадь — и не узнал ее.


Там, где на старой фотке должен был стоять небольшой памятник и несколько стелл с надписями, торчало сооружение, похожее на склад, с обшивкой из окрашенного волнистого железа и полосами окон. Сооружение выглядело абсолютно заброшенным, теплый летний ветерок лениво качал обрывки каких — то вывесок и реклам, навешенных на фасаде. Виктору стало казаться, что он не совсем точно угадал со своей реальностью.


— Здравствуйте… А вот не скажете, это не та площадь, где памятник должен стоять? — спросил он какую-то проходившую мимо местную тетку.


— А как же! Та, и памятник был тута, только последнее время заброшенный был, плиты потрескались, буквы некоторые отвинчивать пытались. Сами знаете, как одно время цветнину воровали. Ну вот… А недавно эту землю один москвич под магазин купил.


— Купил… а как же общественность? Ветераны?


— Да возмущались — нарушения, нарушения, а что поделать? Теперь говорят: общественное — значит, ничье.


"…Они объявляют кого-то неполноценной расой и забирают их жизненное пространство…"


— А памятник? — упавшим голосом спросил Виктор.


— А памятник на кладбище перевезли, это на автобусе вам ехать надо, но сегодня его уже не будет. Из родственников кто, что ли?


— Ну да. Знакомые.


— А памятник там починили, только, обратно, ездить туда далеко. Все хорошо обустраивали, с попом. А только вот не пошло с магазином потом все равно, сглазил кто, видно.


— Это как это?


— Да вот был случай, человек тут с ума сошел, покупатель. Пришел нормально, а потом стал говорить о гестаповцах, что Гитлера видел живого. Так и не вылечили, а молодой еще.


"Точка перехода…"


— Ну вот, а народ у нас суеверный, вот и решил, что магазин этот место проклятое. Даже попа приводили, он везде водичкой покропил, молитвы почитал, а все равно никто не ходит. Так вот он и стоит теперь, не нужный.


— Спасибо… — Виктор достал одну гвоздику из букета, протянул женщине. — Это вам.


— Да за что ж такое?


— Ну, я все равно к мемориалу уже не успеваю… Не пропадать же.


— Ну, спасибо. Дай вам бог здоровья!..


Виктор не спеша подошел к пустой коробке магазина. Где-то там, в глубине, притаилась точка перехода. Дверь не была заперта, пружину с доводчиком, видно кто-то свинтил, и она слегка ходила туда-сюда от ветра, как живая, не захлопываясь.


— Ладно… Посмотрим… Война еще не кончена, — негромко произнес он.


И, прижав к груди три гвоздики, шагнул внутрь.


Конец



Примечания.


1. Как выяснилось позднее, при выполнении операции отхода группы Ковальчука силами ВМФ СССР был блестяще проведен отвлекающий маневр, благодаря которому вертолеты и не смогли прибыть в данный квадрат вовремя. Сущность маневра В.С. Еремину так и не была раскрыта.




Опубликовано: 27 июля 2010, 14:50     Распечатать
Предыдущая страница | Страница 31 из 31
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор