File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Станислав Пономарев Стрелы Перуна

 

Станислав Пономарев Стрелы Перуна


Глава пятая


Пленник в собственной крепости


— Доблестный, что нам делать? Тумены бек-ханов Тарсука и Радмана вступили в бой с хазарами. К месту битвы спешит со своими батырами бек-хан Илдей. Он тоже на стороне кагана Святосляба!


Куря, сидя верхом на высоком арабском жеребце, мрачно глядел через реку на белые стены Саркела.


Всадник-гонец с тремя косицами на выбритой спереди голове повторил вопрос.


Куря посмотрел на него исподлобья, бросил коротко:


— Чей перевес?


— На помощь хазарам пришли буртасы, и сейчас их больше, чем кангаров. Но когда прискачут батыры бек-хана Ил...


— Н-да, буртасы. Сколько их?


— Два тумена.


— Хорошо. Значит, свою землю хан Бурзи оставил без защиты?


— Может, три-четыре тысячи батыров там найдется, не больше, — подтвердил размышления Кури гонец.


Рябое лицо бек-хана оживилось, зеленые глаза зловеще блеснули:


— Буртасы бедны! Что толку в их земле. Скажи, а много ли воинов сейчас в Итиль-келе?


— Одни купцы да кара-будуны.


— Хорошо! — Куря посмотрел батыру в лицо. — Мы пойдем на Итиль-кел.


Гонец радостно осклабился.


— Только никому не говори, куда мы направляем бег своих коней, — процедил сквозь зубы бек-хан.


— Не скажу!


— А-а, зачем скрывать... — Куря хитро прищурился. — Можешь сказать батырам, что мы пойдем на земли Бурзи-бохадур-хана. Громко скажи, чтобы все слышали.


Воин кивнул, пришпорил коня и вихрем полетел к тумену. Куря неторопливо последовал за ним.



Джурус-тархан, оставшийся на берегу со всем хазарским войском по воле, или скорее по неволе, кагана-беки Асмида, выругался по-черному:


— ...Разве можно доверять печенегам?! Куда они пошли?


— Вопили, что на Буртасию, — доложил бек ал-ар-сиев Агир-хан.


— Ты не говори пока никому, чтобы буртасы не прознали. А то мы одни останемся перед грозной силой кагана Святосляба.


— Боевой клич печенегов многие слыхали. Как удержать тайну?


— Что доносит нам Санджар-тархан? — неприязненно покосился на него полководец.


— Его теснят печенеги. Три тумена давят на хазар и буртасов Бурзи-бохадур-хана.


— Откуда три? Два было.


— Илдей примчался с ордой своих головорезов.


Джурус-тархан помолчал, соображая что-то про себя, потом изрек жестко:


— Пусть держится славный Санджар-эльтебер. Помочь ему мы ничем не можем. Видишь, урусы готовятся сойти на берег. Скоро и здесь будет жарко. О аллах, помоги нам!


Зоркий глаз не обманул опытного полководца: ладьи руссов выстроились в четыре ровные линии и, не ломая строя, пошли к берегу. Тархан распорядился бить по ним стрелами и приказал выдвинуть вперед еще один тумен под водительством бесстрашного Сарир-хана. Десять тысяч воинов Ганибек-хана Джурус оставил в резерве.


Ладьи Святослава медленно, соблюдая равнение, приближались к пологому береговому откосу, оставив остров с крепостью слева от себя. Хазары открыли по ним частую стрельбу из луков. Ладьи через ровные промежутки времени также разражались тучами стрел: тяжелый дождь их был настолько плотен, что всадники на берегу не выдержали смертоносного напора и отхлынули.


Потери среди хазар от организованного боя могучих луков оказались значительными, ибо гордые наездники считали зазорным спешиться и закрыться щитами. Противник же не стыдился этого, наоборот — всячески старался быть неуязвимым.


Джурус-тархан, скрипя зубами, приказал изготовить для атаки копья.


— Если урусы сойдут на берег, мы сметем их лавиной конницы! — заявил он своим бекам.


Эльтеберы молчали, насупясь...



С высокой башни Саркела за началом битвы в бессильном бешенстве наблюдал сам каган-беки Асмид. Вдруг он побледнел и крикнул, указывая рукой на запад:


— Смотрите! Там чьи-то всадники! Кто они?!


— Это урусы, — ответил Магаюр-хан, забыв при этом провеличать властителя хотя бы одним из его титулов.


— Да, это урусы, — подтвердил Амурат-хан. — Я вижу блеск их кольчуг и зарево щитов.


— Неужели Джурус-тархан не знает о них?! — завизжал каган-беки. — Сейчас урусы сбоку ударят по его богатурам. О аллах, не допусти этого!.. Надо как-то предупредить наших. Пусть принесут белое полотно и машут в ту сторону. Может быть, Джурус увидит наш знак и догадается?


— Слушаю и повинуюсь, о Мудрейший! — рявкнул Магаюр-хан и скатился вниз по лестнице, забыв, что в его распоряжении тут около десятка беков и богатуров.


Пока сам начальник крепости отнимал у купцов нужный товар, каган-беки с неослабевающим вниманием следил за действиями противника. Ладьи пока не достигли берега и саженях в пятидесяти от него вдруг все разом остановились. Видимо, Джурус-тархан на том берегу был в недоумении. Но с башни Саркела было хорошо видно, чего ждали урусы. Они ждали атаки своей конницы! Внезапной атаки, чтобы беспрепятственно высадиться на сушу и построиться для битвы. Каган-беки Асмид видел, что конных урусов намного меньше, чем хазар, и опрокинуть тумены Джуруса они не в состоянии.


— Но отбросить наших от берега внезапным ударом они могут, — подумал вслух каган. — А Святослябу больше ничего от них и не надо!


Беки придвинулись ближе, полагая, что властитель отдает им какой-то приказ, а они его не слышат. Асмид раздраженно оглянулся, и свита почтительно удалилась на прежнее место.


Появился запыхавшийся Магаюр-хан. Огромный богатур следом за ним нес кусок белого полотна.


— Поздно! — прохрипел каган. — Конные урусы уже летят в правое крыло туменов Джурус-эльтебера.


— Что же делать? — испуганно зашелестела свита.


— Только одним мы можем помочь своим богатурам, — обернулся к ним Асмид. — Ты, Магаюр-хан, сейчас выведешь всех воинов из крепости и сметешь урусов с острова. Надо захватить их ладьи-кумвары. Тогда мы сможем посадить в них своих богатуров и ударить кагану Святослябу в спину. Все! Выполняй!


— О-о мой властелин и...


— Ты что-о-о?! — взъярился каган.


— Я иду, о Могучий...


— Спеши! И без победы лучше не являйся передо мной. Зарублю! Амурат-хан поможет тебе. Все!


— Слушаю и повинуюсь! — срывающимся голосом прокричал бек Саркела и вместе с начальником охранной тысячи богатуров кагана-беки поспешил вниз...


Тем временем конные руссы ударили по туменам Джурус-тархана и стали быстро теснить хазар вдоль берега. Ладьи Святослава тотчас двинулись вперед. Остановить их пытались только богатуры запасного тумена Ганибек-хана. Но было уже поздно: тяжелые стрелы в упор разили хазар и заставляли держаться подальше от места высадки русских ладейных дружин.


Прошло около часа, прежде чем кочевники оправились от внезапного удара конных руссов. Воины самого Святослава за это время успели высадиться на берег и построиться в плотную стену на десять шеренг в глубину. Свенельд приказал коннице отходить к правому крылу пешего войска.


Теперь руссы во всеоружии готовы были встретить любую вражескую силу.


Джурус-тархан выл от бешенства и бил себя кулаками по голове. Беки его сочувственно цокали языками...


Каган-беки Асмид не видел этого из-за дальности, да и смотрел он сейчас в другую сторону — на косу перед крепостью. Здесь хазары успешно теснили урусов и печенегов к воде.


— Скажите Магаюр-хану, — бросил через плечо каган, — главное — отрезать урусов от воды и захватить кумвары. Если он не сделает этого, то победа его будет равна поражению. Без кумвар мы бессильны помочь Джурус-тархану.


Один из тургудов кагана тут же нырнул в провал на лестницу, не забыв рявкнуть обязательное: «Слушаю и повинуюсь, о...»


Асмид некоторое время наблюдал за сечей на острове. И без дополнительного приказа Магаюр-хан понимал, что надо делать. Его богатуры повели организованный натиск вдоль берега, стремясь овладеть ладьями. Руссы и печенеги упорно сопротивлялись, но вынуждены были отступать. ..


Каган перевел взгляд через реку. Там два тумена хазар пошли в атаку на пешие полки урусов.


— Хорошо! — прошептал Асмид, и улыбка тронула его полные губы.


С башни было хорошо видно, как по одному и группами из туменов стали выпадать воины. Скачущие следом массы всадников накрывали их, а когда конные волны перекатывались дальше, на земле оставались разноцветные пятна: это лежали поверженные кони и люди, смятые и бездыханные.


Каган-беки видел, как тысячи урусов одновременно вздымали руки с тяжелыми луками и темные облачка стрел спешили навстречу атакующей орде. Над живой стеной ратников мерцал наточенной сталью лес длинных копий, и Асмид ждал, когда эта стройная чаща склонится навстречу хазарам.


Но плотная конная масса стала замедлять движение, остановилась и подалась назад, оставляя на земле шевелящиеся фигурки коней и людей.


— Дур-рак! — процедил каган, наблюдая, как вслед за хазарами полетели отряды конных руссов. Стена медленно и неотвратимо двинулась на равнину, откуда только что подверглась нападению...


Джурус-тархан вынужден был ввести в бой тумен Га-нибек-хана. Атакованная конница руссов быстро схлынула к крыльям своей пешей рати. Хазары вновь изготовились к приступу.


— Дур-рак! — повторил каган-беки зло. — Надо впереди туменов поставить панцирных богатуров, прикрытых большими щитами, чтобы стрелы не смогли остановить их натиск.


И, словно услыхав своего властелина, Джурус-тархан перестроил орду. Асмид пока не видел этого и перевел гневный взгляд на остров. Здесь богатуры Магаюр-хана действовали успешнее. Они были уже неподалеку от урусских кумвар, вот-вот захватят. Каган-беки подумал, а не время ли ему покинуть крепость и на быстром челноке перемахнуть реку. Но стрежень стерегли пять вооруженных русских однодеревок и, по-видимому, не собирались никуда уходить.


Асмид выругался и снова стал следить за действиями Магаюр-хана.


— Что там такое? — процедил он. — Урусы с ума сошли, они хотят умереть все до единого?


Было видно, как низкорослый урус в блестящих доспехах сталкивал кумвары в реку, ему помогали два десятка богатуров. Пустые суда тут же подхватывало быстрое течение и стремительно уносило от берега. Дрогнувшие было под натиском хазар урус-богатуры и печенеги сплотились. Сначала медленно, потом все быстрее они стали теснить воинов Магаюр-хана.


— Не отступать! — визжал Асмид. — Помогите им! — Он бешено сверкнул глазами на беков. — Соберите всех, кто способен держать меч или дубину. Гоните в битву купцов, гончаров и конюхов. Здесь, под стенами Саркела, урусы должны быть уничтожены!


Беки поклонились и, толпясь, поспешили выполнять приказ Могучего. Асмид остался на башне с тремя тургудами. Он снова стал смотреть через реку.


Теперь Джурус-тархан поступил предусмотрительно, и вторая атака его туменов оказалась куда успешнее: стрелы урусов теперь почти не досаждали конным тысячам хазар, прикрытых спереди доспешными богатурами. Асмид ждал, что будет дальше.


Кто знает, насколько верно поступил хазарский военачальник: панцирные были самыми могучими воинами Хазарии. И они сумели прикрыть от стрел следующих за ними кочевников. Все шло хорошо. Но вот, подпустив хазар шагов на сто, руссы опустили лес копий на уровень груди и бегом устремились навстречу атакующему врагу. И первыми ощутили на себе всю мощь удара тысяч тяжелых копий именно могучие богатуры Хазарии. С грохотом стали лопаться их панцири и щиты, взвыли поверженные наземь воины, жалобно заржали смертельно раненные кони. Гордость Хазарии — сыны эльтеберов, лихие наездники и несокрушимые поединщики — первыми пали в этом страшном столкновении. Бессмысленность их гибели сразу же увидел Джурус-тархан. Стена руссов не дрогнула, она оставалась по-прежнему несокрушимой и разящей. Из глубин ее в хазар полетели боевые топоры и сулицы, а передняя линия — по шесть человек на копье — продолжала двигаться вперед, легко опрокидывая всадников вместе с конями. Напрасно мелькали в воздухе остро отточенные хазарские клинки: они не могли дотянуться даже до щитов первого ряда русских ратников. ..


Тархан приказал отступать. Захрипели карнаи, и хазарская орда отхлынула в степь.


Каган-беки понял вдруг, почему руссы и малыми силами побеждают своих врагов.


— Вся их мощь в несокрушимом единстве, — вслух подумал властитель. — Луки урусов бьют вдвое, а то и втрое дальше хазарских. Могучая стрела уруса с двухсот шагов разрывает кольчугу. Мне тоже надо иметь пеший строй тяжелых богатуров, такой, как у кагана Свя...


— О Могучий, — пробасил спокойный голос тургу-да, — отойди подальше, а то стрелы кяфиров стали залетать в крепость.


Асмид глянул на остров. Воины Магаюр-хана поспешно отступали к воротам Саркела. Все потуги беков и собранного ими ополчения оказались тщетными. Урусы, встав в плотный строй, мощно теснили их. Хазары были загнаны обратно в твердыню. Единственное, что удалось Магаюр-хану, так это задержать врага у ворот и отстоять их. Руссы и печенеги под градом стрел с башен и стен, закрывшись щитами, медленно отошли к посаду.


— Кто бек у храбрых урусских богатуров? — спросил каган вернувшегося на башню Магаюр-хана.


Тот, зажав ладонью рану на левой щеке, ответил хрипло:


— Купец Ядре! Чтоб ему подохнуть...


— Какой он купец? Он великий бек! Урусов на острове совсем немного, а они победили тебя. Кто кумвары в реку столкнул?


— Ядре-беки. Тьфу, кяфир! Чтоб его...


— Этим он укрепил дух своих богатуров, указав им, что отступать некуда. Учитесь, эльтеберы! Победа Ядре-беки не в том, что он загнал вас обратно в крепость, а в том, что он понял, кому нужны кумвары. Он решился скорее погибнуть, чем отдать их нам... Кто нанес тебе рану?


— Ядр-ре! — скрежетнул зубами Магаюр-хан. — Мщение мое будет страшным! О-о-о аллах, по...


— Замолчи! — грозно сдвинул брови Асмид. — Кому страшны пустые угрозы, если силу свою и мудрость ты не смог доказать в битве? Зачем других смущать видом позорной раны, если ты не сумел отбить урусские кумвары? Если бы ты сделал это, я сам бы возглавил свои тумены там. — Каган указал рукой на противоположный берег. — Тогда еще сегодня я смог бы сокрушить Святосляба, а потом двинуть своих воинов на Урусию. Джурус-хан не сможет победить такого воителя, как коназ-пардус. Успешно противостоять ему мог бы Санджар-Саркел-тархан, но он всего с одним туменом неустрашимых сдерживает все печенежские орды и не пускает их на помощь урусам...


Каган-беки замолчал, глядя через реку. Никто из свиты не напомнил ему, что рядом с Санджар-Саркел-тарханом рубятся еще два тумена буртасских богатуров и давно пора бы отогнать печенегов подальше от главного поля битвы. Властитель, словно прочитав их мысли, заметил мрачно:


— На буртасов надежда плоха. Они уже сегодня могут покинуть нас и оставить одних против урусов и печенегов. Бурзи-бохадур-хан друг только в удаче. В беде он враг!.. — Асмид помолчал и, как бы размышляя вслух, закончил: — Именно сейчас пригодились бы здесь аланы Фаруз-Капад-эльтебера. Но где они?


И опять промолчали ханы, страшась напомнить всесильному о том, что делать из Фаруз-Капад-тархана врага крайне неосмотрительно. Многие догадывались, почему нет тут сегодня властителя Алании со своими рослыми и храбрыми богатурами. Никто не верил, что Фаруз-Капад пошел на Урусию. Скорее...


— Почему не стремит в битву свои тумены Джурус-тархан? — снова взъярился Асмид. — Урусы строят укрепления. Если они насыплют вал и укрепят его, тогда кагана Святосляба не сокрушить! Джурус спокойно ждет своего поражения! О-о аллах, помоги мне добраться до моих туменов! Здесь я, как беркут со спутанными крыльями!


И в третий раз промолчали беки, только криво усмехнулся кое-кто. А Магаюр-хан подумал: «Кто звал тебя, дурака, в эту ловушку? Теперь сиди тут — пленник в собственной крепости!»






Опубликовано: 26 июля 2010, 15:32     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор