File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Задание Империи

 

Олег Измеров Задание Империи



4. Проверка на всхожесть.



Знакомство с делами повергло Виктора в некоторое уныние. Дела в здешней танковой промышленности оказались еще хуже, чем в нашей.


Танковая промышленность, которая начала развиваться еще перед Великим Голодом, к 1937 году была посажена в полную задницу, несмотря на строительство новых заводов. Скороспелые попытки заводов на ходу модернизировать "Виккерсы" и "Кристи", не проверяя толком заложенных решений, привели к тому, что на новеньких танках, поступавших в войска, стали в массовом порядке сыпаться трансмиссия и ходовая часть. В итоге среди менеджеров и инженеров пошли аресты, волна которых была любезно подогрета германской разведкой, а маршал Эрлих-Кричевский, который до этого имел имидж великого полководца, и который лоббировал рост выпуска модернизированых машин, оказавшихся металлоломом, был расстрелян за измену.


Новые модели танков тоже было создавать не из чего. Прежде всего, не было дизеля, который ставили на прославленную "тридцатьчетверку". Точнее, проект и опытные образцы были, но достигнутые надежность и долговечность были настолько низкими, что ни о каком запуске в производство речи идти не могло, да и производственной базы для серийного выпуска фактически не существовало, прежде всего для топливной аппаратуры — ее пришлось бы заказывать в Германии. Но же самое было и со 180-сильным дизелем. На Коломенском заводе срочно экспериментировали с паровой машиной для танков аж на 600 л. с… Оно, конечно, было весьма заманчивым, особенно если учесть возможности ремонта и применения самого разного топлива, но когда это чудо доведут до серийного выпуска, было неясным. Фактически, можно было рассчитывать на три двигателя — 75-сильный от грузовика "Опель", массовый, легкий и дешевый, на который немцы полностью передали технологию, старый 90-сильный для танков Виккерса, попытки модернизировать который окончились ничем, и, наконец, авиационный движок БМВ, который в авиации считался устаревшим, но широко выпускался, был более-менее надежным и в танковом варианте был форсирован до 500 лошадиных сил, что, в общем-до было практически то, что нужно. Правда, он был весьма прожорливым.


Что касается брони, то в массовом производстве в ближайшее время можно было рассчитывать только на простую в изготовлении гомогенную, то-есть, однородную броню, которая уступала броне с насыщением поверхности углеродом и кремнием. Точнее, листы такой брони выпускали, хотя и обходилось это дорого, но соединять их можно было только на болтах из-за кучи проблем, возникавших при сварке. В результате толщина брони у танка должна была быть раза в полтора выше. С поверхностной закалкой по методу Круппа тоже научились делать только толстую броню для морских судов. И вообще при сварке толстой брони, хоть какой, почему-то шли трещины и, несмотря на аресты, сделать с этим ничего не могли.


Но самым ужасным было то, что и 76-миллиметрового орудия, которое ставили на прославленную "тридцатьчетверку", тоже не создали. Точнее, такое орудие было вроде как бы создано Путиловским заводом, но на оборудованных им танках вдруг обнаружились странные разрывы тормозного цилиндра. Фактически выбирать приходилось из двух танковых орудий: 45-миллиметрового, которое к середине войны окажется беспомощным против немецких танков, и 85-миллиметрового системы Грабина, созданного под так и не появившийся на свет тяжелый многобашенный танк прорыва "Святогор". Выбрать последнее было очень заманчиво, но в месте с ним и противоснарядной броней танк тянул аж на 45 тонн и ни о какой подвижности его на поле боя не могло быть и речи.


Выбрать из готовых проектов что-то подходящее и дать замечания тоже не удалось. Хотя число спроектированных и построенных в виде опытных образцов машин исчислялось десятками, после отбрасывания провалившихся вариантов осталось всего три.


Первым был довольно неплохой на общем фоне "Вепрь", который при массе около 30 тонн нес 60-миллиметровую цементованную броню, защищавшую его от противотанковых орудий вермахта. Танк был построен и прошел испытания. Однако вооружен он был опять той же "сорокапяткой", скорость развивал всего тридцать и то по шоссе, а самое печальное — был весьма сложен в производстве. Корпус замысловатой формы собирался на болтах и заклепках, а дизель никак не могли запустить в производство.


Вторым, что понравилось Виктору, был "Ополченец", и понравилось в основном то, что это танк можно было делать на любом автозаводе, используя освоенные узлы, а массовое производство в годы войны — великая вещь. Однако, кроме простоты и дешевизны, в "Ополченце" было смотреть не на что в прямом смысле этого слова. Противопульная броня всего в десять миллиметров и крупнокалиберный пулемет делали его просто большой танкеткой. Снайперов гонять или нести охранение.


Ну и наконец, третьим танком, по иронии судьбы прозванным "Пантерой", был близок к ранним проработкам знаменитого Т-34. Только для него не было фактически не создано ни пушки (в проекте была 57-миллиметровая), ни дизеля, так что опытный образец завис на стадии изготовления. Толщина брони была заложена всего тридцать пять миллиметров, что лишь немного превосходило немецкие. Кроме того, к проекту были подшиты документы с горестными воплями технологов о том, что танк, по разным причинам, и, в частности, из-за сложности изготовления бронелистов и высоких требований к их обработке, к производству крупной серией негоден.


Слепить что-нибудь общее из этих трех проектов было явно нереальным. Принятие предложения немцев собирать танки из германской комплектации казалось единственно верным решением.


"Ну вот и приплыли," — решил Виктор. "Хорошо другим по альтернативной истории шляться, приходя на готовенькое. Поковырял в носу и сказал — а вот люк в лобовой броне повышает уязвимость. И вообще хорошо быть умным, глядя из будущего."


Он сел на кровать и почесал в затылке.


"Интересно, а что со мной здесь сделают, если не справлюсь? Расстреляют, наверное. И правильно сделают. Потому что люди будут тысячами в хреновых танках гореть. Или же беззащитную пехоту будут давить гусянками. За такое надо расстреливать. Потому как нафиг все эти знания будущего, если для своего народа их применить не умеешь."


В дверь постучали.


— Ужинать с нами идите! — позвала Катерина. — А я как раз ленивые голубцы сделала!


Несмотря на жару, ужинали не на веранде, а в гостиной, правда, при открытых окнах. Фольксэмпфенгер мурлыкал какой-то английский блюз — видимо по просьбе родственников, с которых спрашивать не будут.


— А давайте по чуть-чуть! Ради приезда! — Катерина доставала из буфета знакомую наливку. Надо полагать, нынешние временные неудобства были ей с лихвой компенсированы, например, тем же амнистированным бытовиком, будущим технологом аудиопиратского бизнеса.


"Что-то слишком часто стал появляться повод для алкоголя" — подумал Виктор, возвратясь после ужина в свою комнату. "Надо уже самоограничиваться. Хорошо во второй реальности — там система. Кому-то нравится, кому-то нет, но в целом естественная для здоровой жизни. Режим санатория-профилактория."


Он снова открыл папку и начал перелистывать документы.


Надо посмотреть, есть ли в нашей ситуации положительные моменты, сказал себе он. А они есть. Во-первых, не надо доказывать, что колесно-гусеничные и многобашенные машины — это тупик, а плавающие несвоевременны. Это уже поняли, глядя на немцев. Во-вторых, мы не связаны конструкцией танка, уже запускаемого в производство, и изготовленной для него оснасткой. Значит, можно выбирать любые конструктивные решения. Ну, и, наконец, 85 миллиметров — это очень, очень, хорошо. Это, пожалуй, поставит крест не только на третьем, но и на четвертом "панцере", и заставит нашего стратегического союзника лепить сложные и дорогие "тигры" и "пантеры". "Тигр" вообще рабочей лошадкой войны быть не может, его даже по железной дороге возить проблема. Вот только как это мощное орудие со всем остальным совместить? Должно, должно быть решение…


Да, и еще — как у них с кадрами-то? Армия растет, значит, опытных экипажей мало, и они будут быстро выбиты в первые месяцы войны. А обстреляный, слаженный экипаж — самая главная часть танка. Так, подумаем, где у нас в будущем из развитых стран было плохо с качеством брони и с возможностями мобилизации личного состава. СССР? Нет, у нас как раз наоборот. США? Ну, им в принципе наемного контингента хватало. ФРГ? Пожалуй, тоже. Может, пойти другим путем и на стороне трактористов набрать? А где? В США? В Европе? Оттуда только евреи от геноцида сейчас побегут… а вот, кстати, в Израиле людские ресурсы страны как раз и ограничены. Берем на заметку. Чего у них там? "Меркава", она себя тем и зарекомендовала, что не горит и не взрывается. Блин, да у нее же вес тонн под семьдесят. Ни один движок не потянет. Вот гадство, не понос так золотуха…


Потом главный вопрос — ну, допустим, будет решение, а как это все в производство запускать? Останавливать завод для освоения нельзя — армейцы будут требовать технику на замену планово списываемой. Новый завод строить? Когда, где, сколько это займет денег и времени?..


…Ночью за окном шумел дождь, без грозы, но крупные капли стучали по стеклам. Почему-то в эти дни дождь шел в основном ночью. Случайность. Сегодня шестнадцатое, четверг. Всего пять дней в этой реальности. Завтра пятница, если верить приметам, плохой день. Ну что ж, если ничего не выйдет, то расстреляют, наверное, в понедельник, а это целых два дня и, при нынешней насыщенности жизни событиями, еще много чего может произойти. А может, в понедельник еще только судить будут.


Утро пятницы не отличалось от других дней ничем. Бежица была промытой и наодеколонненной жасмином. После завтрака в гостиной — на этот раз без спиртного — с улицы раздался гудок "Опеля". В машину Виктор сел в сопровождении обоих "родственников", с портфелем в руках; за рулем сидел все тот же Быгов, свежий и довольный, и рассказывал о том, что вчера вечером на Десне был хороший клев.


Машина на этот раз поехала на Городище через деревянный мост, и довольно долго катила по буграм нагорной части будущего Советского района.


— Можно было у Соловьев срезать, — пояснил Быгов, — но там дорога через лес, лучше не рисковать. Мало ли.


На Покровской горе они спустились вниз к Деснянскому проспекту мимо Горне-Никольской церкви; дореволюционные деревянные домики, облепившие склоны, еще не выглядели ветхими, были аккуратно покрашены и смотрелись какой-то милой исторической декорацией, а самому Виктору снова показалось, что его снимают в каком-то кино. Дальше "опелек" покатил по Деснянскому, мощеному здесь булыжником, в сторону Черного моста к вокзалу; мимо мелькали утонувшие в зелени подновленные и надстроенные купеческие домики. Поворот там, где сейчас стоит пушка — памятник артиллеристам — Виктор сразу узнал, а дальше дорога, обсаженная невысокими деревцами, сворачивала влево у места нынешней автозаправки и шла в сторону Моршколы, вместо которой и стоял высокий деревянный мост. Там они проехали через переезд между новым депо и уже виденным Виктором красным кирпичным вокзалом на другую сторону, протряслись по еще дремлющей слободе. Виктор думал, что на Фокинке он будет прекрасно ориентироваться, но сквозь покрывшиеся густой дорожной пылью боковые стекла узнал только пивзавод — машина шла вовсе не по будущему троллейбусному маршруту, да и куски еще нетронутого леса оказывались здесь в совершенно неожиданных местах. К тому же отвлекали массово попадающие по пути телеги, с одной из которых они чуть не столкнулись — возница при обгоне другой телеги выехал на встречную полосу. Собственно, полос тут еще, как таковых, не было, а сама проезжая часть была чуть шире одной полосы, так, чтобы только можно было разъехаться.


В конце концов они подъехали к какому-то забору в густом лесу. У ворот с орлами Быгов предъявил пропуск, и их быстренько пропустили внутрь. Сквозь стоявший в "Опеле" бензиновый аромат Виктор уловил, что запахло сосной и угольным дымком. Машина пискнула тормозами и заглушила мотор.


Где-то неподалеку свистнул паровоз и лязгнули буфера. "Станция, наверное", — поддумал Виктор, выбираясь из тесного гнезда заднего сиденья "Олимпии". Он оглянулся по сторонам — и ахнул.


Вдоль проезда, на путях замаскированных лесом, стояли самые настоящие бронепоезда.




Опубликовано: 28 июля 2010, 06:54     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор