File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Сергей Таранов Мстители

 

Сергей Таранов Мстители


Глава 18


Ольга сидела в приемной издательства "Лавиния" уже двадцать минут. На улице ее ждал Игорь.


Весь вчерашний день ушел на подготовку предстоящей операции и сегодняшнего ее первого этапа, который был очень важен.


Вчера же Ольга с Игорем купили машину — годовалую "девятку" цвета "серый металлик". Они проверили, как работает подслушивающее устройство, и оно оказалось вполне исправным.


Игорь проинструктировал Ольгу перед походом в издательство. Они досконально обсудили детали ее одежды и поведение.


Утром Игорь остановил машину в двух кварталах от издательства. Смотрясь в зеркало заднего вида, Ольга поправила прическу и, чмокнув Игоря в щеку, двинулась в сторону издательства. Игорь внимательным взглядом провожал ее удаляющийся силуэт.


Выглядела Ольга скромно и со вкусом: черная юбка, белая блузка, туфли на высоких каблуках, светлые ухоженные волосы, уложенные в элегантную прическу…


"Подходяще!" — подумал Игорь. Все было вроде подобрано нормально. Типичная провинциалка, небогатая, работящая, приветливая. То, что надо для этой конторы.


Ольга объяснила охраннику на входе, что пришла по объявлению о приеме на работу, и тот без проволочек пропустил ее.


Секретарша сказала ей, что директора нет, но он вот-вот должен подъехать. Ольга присела рядом с уже ожидающим в приемной мужчиной.


Это был высокий тощий субъект лет тридцати — сорока. Вид он имел совершенно всклокоченный. Черные вьющиеся волосы торчали во все стороны, словно мелкая проволока. Даже усы растрепанной щеткой топорщились впереди кончика его отнюдь не маленького носа.


Он был одет в легкие летние брюки и фланелевую рубашку с коротким рукавом. При ближайшем осмотре его наряда Ольга сделала вывод, что мужчина либо так и спит не раздеваясь, либо только что вернулся откуда-нибудь с дачи — настолько его одежда была помята и замусолена.


Мужчина обхватил коленку узловатыми пальцами и, сидя на стуле в такой позе, начал слегка покачиваться. На спинке стула висел потертый и драный красный пакет, сквозь который проступали контуры лежащих в нем папок для бумаг.


На какое-то время мужчина перестал раскачиваться и, подавшись в сторону секретарши и одарив ее пленительной желтозубой улыбкой, спросил:


— Извините, а где у вас можно покурить?


— В туалете. По коридору налево. Там есть мужской и женский, — ответила секретарша.


— Да, спасибо. Я разберусь. — И он, слегка выпятив зад, удалился.


На авансцену перед Ольгой тем временем вышла еще одна колоритная личность. Это был высокий полный мужчина, одетый в темные джинсы и черную рубашку. Несмотря на свою комплекцию, он передвигался достаточно быстро и плавно, словно по инерции.


Он остановился около стола секретарши и, нервно вертя в руках коричневые четки, заговорил:


— Лидия Степановна, я не совсем понимаю, а что, собственно, хочет Виктор Сергеевич? По какому вопросу он хочет поиметь меня у себя в кабинете?


Секретарша явно благоволила к Вадимову, а это был именно он, и доверительно сообщила:


— Александр Владимирович, он сегодня явно не в духе, вел себя со мной по-хамски, а вас он приглашал по поводу того молодого человека, которого вы уже принимали.


Вадимов втянул голову в плечи, слегка пригнулся, быстро развернулся, оглядел приемную, высунулся в коридор и почти шепотом спросил у секретарши:


— А где он?


— Здесь. Только сейчас курит.


Вадимов воздел глаза к потолку и тяжело вздохнул. Сделав несколько маятниковых движений из стороны в сторону, попереминавшись с ноги на ногу, он резко открыл дверь директорского кабинета и, войдя туда, так же резко захлопнул ее за собой. Однако в последний момент он, видимо, придержал ее, так как громкого хлопка не получилось.


— Доброе утро, Витя! — быстро заговорил Вадимов. — Я так понимаю, что ты вызвал меня по поводу этой надежды русской литературы в мятых штанах, которая в настоящий момент находится в коридоре. Но я с ним уже говорил — мне больше нечего ему сказать. Если хочешь, поговори с ним сам, но на мой взгляд — это полный дуст.


— Саша, помолчи ты хоть минутку! — оборвал его Ненашев.


Вадимов замолчал, снова воздев глаза к потолку и продолжая нервно перебирать четки.


— У нас срочное дело. Изменение планов.


— Как? — спросил Вадимов, прекратив терзать четки. — Опять?


— Да, опять! Да, опять! — заорал Ненашев. — Сядь и послушай меня.


Главный редактор издательства "Лавиния" сел напротив директора. Ненашев нажал кнопку селектора:


— Два кофе, Лидия Степановна! — Отключив селектор, директор сказал: — Сегодня я общался с Хмелем. Он требует ускорить наши планы.


— Опять! — вскричал Вадимов и задергался на кресле. — Каждый раз, когда требуется подобное ускорение, у меня возникает нехорошее ощущение, что оно последнее и нас вот-вот накроют.


В этот момент с двумя чашками кофе появилась секретарша и пошла к столу.


— Да я с этим ощущением уже целый год живу, мать твою! — закричал Ненашев, не обращая внимания на секретаршу, и треснул кулаком по столу.


Удар получился такой силы, что стоявшая рядом секретарша подпрыгнула на месте. Поднос в ее руках накренился, и две чашки с кофе заскользили вниз и приземлились на стол директора.


Терпкая коричневая жидкость стала расплываться по бумагам на столе Ненашева.


Ненашев поднял на секретаршу безумный взгляд.


— Ты что, охренела, старая коза?


Взгляд Лидии Степановны из испуганного моментально превратился в возмущенный.


— Что вы себе позволяете?! Как вам не стыдно!


Последние бастионы терпения Ненашева были сметены. У него вообще было несколько своеобразное представление об идеальной секретарше, которую он никак не мог отыскать в реальной жизни. Поэтому они менялись весьма часто. Однако последняя задержалась на этой должности — благодаря двум своим высшим образованиям, которые Ненашев воспринимал чуть ли не как собственную заслугу.


Но, однако, похоже, и ее час пробил.


Ненашев поднялся и, упершись кулаками в стол, спустил на секретаршу всех собак. Он высказал все, что втайне думал о ней за все время ее работы.


Когда он закончил, секретарша, покрытая пунцовыми пятнами, гордо вскинула голову и с вызовом сказала:


— В таком случае я вынуждена подать заявление об увольнении.


— Пошла в жопу! Чтобы я тебя больше здесь не видел!


Столь немедленное согласие начальства несколько смутило Лидию Степановну.


— Где вы еще найдете такую секретаршу, дурень? У меня, между прочим, два высших образования.


— На улице! — заорал Ненашев. — Найду любую девку, посажу, и она будет лучше тебя! Пригласи ту, что сидит в приемной!


Последняя фраза адресовалась Вадимову, который во время скандала испуганно молчал, переводя широко раскрытые глаза с одного на другого.


Главный редактор встал и, выйдя в приемную, увидел там светловолосую девушку.


— Зайдите, пожалуйста! — сказал он ей. — А вы, — он перевел взгляд на мужчину, который уже перекурил и принял прежнюю позу на стуле, — подождите, пожалуйста.


Ольга зашла в кабинет Ненашева и сразу поняла, что обстановка там накалена.


— Как вас зовут? — спросил ее директор издательства.


— Оля, — тихо представилась она.


— Вы пришли к нам устраиваться кем?


— Корректором, — еще тише ответила Ольга.


— Говорите погромче, пожалуйста. Я хочу вам предложить работать моим секретарем.


Ольга с деланным испугом посмотрела на Лидию Степановну. Та гордо отвернулась.


Тогда Ольга перевела взгляд на Ненашева и молча пожала плечами.


— Вот и прекрасно, — резюмировал Ненашев. — Принимайте дела у этой… у Лидии Степановны и прямо с сегодняшнего дня приступайте к работе.


После этих слов Лидия Степановна круто развернулась и маршевым шагом пехотинца вынесла свое дородное тело из стен издательства.


— Олечка, быстренько найдите у нее в шкафу тряпку, вытрите стол и принесите нам два кофе, — сказал Ненашев.


Ольга вернулась через несколько секунд, тщательно вытерла директорский стол и убрала со стола чашки.


В эти секунды в наушниках Игоря четко зазвучали человеческие голоса без шипения и помех. Ольга установила "жучок" на столе у Ненашева, приклеив его к краю столешницы. Игорь включил запись.


Вода в чайнике была еще горячей. Ольга открыла шкафчик рядом со столом секретарши и, вынув оттуда банку растворимого кофе и две чистые чашки, быстро сделала две порции. Она поставила на поднос чашки и сахарницу и постучала в кабинет Ненашева.


— Спасибо, Олечка, — поблагодарил новый шеф.


Дождавшись, когда девушка выйдет, он продолжил разговор с Вадимовым:


— На той неделе для переработки поступят новые бабки — около лимона новыми. У нас осталось всего две недели, чтобы выпустить сборник по кулинарии. Именно под него и будет отмываться этот миллион. Часть беляка, внесенного в кассу, в размере пол-лимона, будет выплачена в качестве гонорара нашему гостю из Москвы.


— Послушай, но это же нереально! Издательство не сможет напечатать это в недельный срок. И нужна еще хотя бы неделя для фиктивной реализации книги.


— Все вопросы Хмель обещал решить лично. Как он это сделает, я не знаю. Подготовь очередную книгу для гонорара Борису Сергеевичу.


— Здесь есть проблемы, — заметил Вадимов. — Ты говорил, что повесть о любви ему не пойдет…


— Да, конечно! — прервал его Ненашев. — Солидному человеку, в его возрасте — и вдруг любовные романы! Подготовь какую-нибудь серию детективов. Эту мудятину каждый дурак написать сможет.


— В основном они и пишут, — со знанием жизни обронил Вадимов, поглаживая свою тщательно выбритую физиономию. — Да, но есть еще одна проблема.


— Какая? — встрепенулся Ненашев.


— У нас нет ни одного детектива.


— Как нет?!


— Те, что были заказаны, еще пишутся. И самый ранний срок — скорее всего, неделя.


— Это исключено. Мы не можем рисковать, — категорично заявил Ненашев. — Черт! Но почему у нас нет ни одного детектива?


— Потому что никто не знал, что планы в очередной раз поменяются. Через неделю, максимум через две у меня будет несколько вполне приличных вещей. И всю серию мы оформили бы на него.


— Что же делать? — спросил Ненашев, поставив чашку с кофе на стол. — Стоп! А этот тип, который сидит в приемной? Пендриков?


— Кажется…


— У него что?


— У него, — тяжело вздохнув и привычно закатив глаза к потолку, ответил Вадимов, — детективы.


— Сколько?


— Четыре повести.


— Ну, вот и все! — удовлетворенно воскликнул Ненашев. — Как раз на два твердяка или четыре покета.


— Ты читал, что он написал?


— Я? — искренне удивился Ненашев. — Нет, конечно. Для этого у меня есть ты.


— Так вот — я читал! И это полная параша! Она не годится даже для чтения в сортире, так как от скуки у читателя начнутся спазмы заднепроходного сфинктера.


— Слушай, я тебя попрошу… Эти твои медицинские термины… — скривился Ненашев, отодвигая от себя только что выпитую чашку. — Ладно, все, я сам разберусь!


Вадимов поднялся и, на высокой скорости подойдя к двери, рывком раскрыл ее и так же рывком закрыл. На сей раз он не стал ее придерживать, и раздался громкий хлопок.


— Черт, ну и сотрудники у меня! — произнес вслух Ненашев, оставшись в кабинете один. — Что секретарша, что главный редактор.


Ольга проводила взглядом Вадимова, отметив про себя умение последнего демонстрировать публике свою раздраженность, не слишком при этом шумя.


Ольга перевела взгляд на сидящего перед ней писателя. Он отпустил схваченное руками колено, поставил ногу на пол и стал активно ею дрыгать. Похоже, от ожидания у него начали сдавать нервы. О нем явно забыли. Он сидел в приемной, выглядя здесь столь же нелепым и никому не нужным, как смятый листок среди аккуратно разложенных папок на столе клерка.


Однако Ольга ошиблась: о писателе не забыли.


По селектору раздался голос Ненашева:


— Олечка, пригласите ко мне посетителя.


— Прошу вас, проходите, — сказала Ольга писателю.


Он вскочил и быстро устремился к кабинету. Потом вдруг у самой двери спохватился, вернулся назад и взял свой пакет.


Он открыл дверь и сначала просунул туда голову, после чего переступил порог.


— Доброе утро! Садитесь, господин Меншиков! — приветствовал директор.


— Геншиков! — поправил писатель, садясь на стул напротив Ненашева.


— Ну, не важно. Присаживайтесь. Что вы нам принесли?


— У меня повести. Детективные. Я сотрудничаю со многими издательствами, решил зайти и в ваше.


— Ваше сотрудничество с другими издательствами выразилось в какой-либо конкретике? У вас есть изданные книги, которые мы могли бы почитать?


— Нет, — помедлив, сказал Геншиков, скромно улыбаясь. — Но некоторые вещи находятся в работе.


— Понятно. Тогда дайте мне одну из ваших четырех вещей, самую лучшую, с вашей точки зрения.


Геншиков протянул Ненашеву рукопись.


Директор издательства стал читать, быстро переворачивая страницы.


Через некоторое время он откинулся на спинку кресла и с некоторым недоумением и одновременно разочарованием посмотрел на сидящего перед ним писателя.


— Похоже, Вадимов все же прав, — вздохнул он.


— Не понял…


— Это не важно. Сколько вы хотите за каждое произведение?


— В каждой из моих вещей по десять авторских листов. Качество текста высокое…


— Я спросил — сколько? — перебил его Ненашев.


— Э-э… — проблеял писатель. — Я думаю, что двести баксов за лист будет совсем немного.


Ненашев еще более разочарованно протянул:


— Да-а-а…


Он уже схватил рукопись, чтобы швырнуть ее в автора, который решил отсутствие литературного дарования компенсировать наглостью. Но на секунду задумался и снова положил ее на стол.


— Вот что, милейший господин Гендриков…


— Геншиков, — снова поправил автор.


— Да какая разница! — раздраженно отмахнулся Ненашев. — Я даю вам двести долларов за каждое ваше, так сказать, произведение и только на тех условиях, что вы сейчас же подпишите отказ от авторских прав и, получив свои наличные, исчезнете и больше никогда здесь не появитесь. По крайней мере, с подобной херней. Хочу вас сразу предупредить, что эта вещь появится в печати, скорее всего, за подписью совсем другого человека. Поэтому вы никогда не сможете претендовать на авторство. А если попытаетесь, считайте, что зря появились на этот свет… У вас на раздумья пять минут.


— Простите, а у вас будет закурить?


— Да, пожалуйста, — ответил Ненашев и протянул автору пачку "Мальборо".


Получив сигарету, писатель принялся курить и активно дрыгать ногой. Последнее обстоятельство снова ввело Ненашева в состояние крайней нервозности. Он терпел это ровно пять минут, после чего, хлопнув ладонью по столу, сказал:


— Итак… Ваше решение?


— Я согласен, — мило улыбнувшись, сказал Геншиков. — Но наличные немедленно!


— Разумеется.


Ненашев вынул из кармана пиджака пухлый бумажник и, отсчитав восемь зеленых сотенных банкнот, бросил их на стол перед Геншиковым.


Тот взял купюры, секунду-другую смотрел на них, потом скомкал и засунул в карман брюк.


— До свидания, — любезно проговорил он, выходя из кабинета.


— Угу, — ответил Ненашев, глядя на лежащие перед ним рукописи.






Опубликовано: 10 июля 2010, 11:07     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор