File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Джулия Оллгрем Между небом и любовью

 

Джулия Оллгрем Между небом и любовью


5


На следующее утро Джей с тяжелым сердцем возвращался в Нью-Йорк. Глядя в окно иллюминатора, он корил себя за то, что испытывает облегчение, покидая родительский дом, и что встреча с Холли оттеснила на второй план его переживания о смерти брата. Неужели он так мало любил своего младшего брата? Родигели решились на второго ребенка достаточно поздно, когда обоим было уже за сорок. Между братьями была разница почти в пятнадцать лет. Дерек пошел в детский сад, когда Джей уехал учиться в колледж. Конечно, как любящий сын и брат, он исправно приезжал на Рождество и День благодарения, отмечал праздники в семейном кругу, но студенческая жизнь, новые друзья и впечатления захватили его целиком и полностью, поэтому он с легким сердцем возвращался назад в колледж и забывал о семейных проблемах. Они не были близки с Дереком, тот был еще очень мал в то время. Джей любил Дерека всем сердцем, но мысли и чувства брата всегда оставались для него тайной за семью печатями. Даже об отношениях Дерека и Холли он узнал от матери, так сказать, постфактум. Элен была вне себя от негодования, она считала, что этот юношеский роман испортит блестящую карьеру ее младшего и горячо любимого сына. Дерек свои любовные отношения с Джеем не обсуждал, он всегда был достаточно скрытен, ему казалось, что это проявление слабости, что настоящие мужчины, а тем более будущие летчики, так поступать не могут.


Джей испытывал чувство вины перед Тиффани, вспоминая вечер памяти, устроенный матерью, и то, как она обошлась с девушкой. Элен так и не смогла совладать со своей материнской ревностью и неприязнью и выплеснула ее на Тиффани. Она ничего не простила Холли за эти шесть лет. Напротив, теперь ей казалось, что в гибели Дерека есть ее вина. Джей понимал чувства матери, ее скорбь, но вот чего он никак не мог понять, так это причину ее ненависти к девушке, которая была самой сильной любовью ее младшего сына. Теперь Джею казалось, что мать не все рассказала ему о взаимоотношениях брата и Тиффани. Чем больше он об этом думал, тем больше крепла его уверенность в своей правоте.


От тягостных мыслей его отвлек голос стюардессы, сообщавшей, что в Нью-Йорке они будут через пятнадцать минут и что следует пристегнуть ремни.


Выросший в маленьком провинциальном городке, Джей обожал Нью-Йорк. Этот город стал любовью всей его жизни, он обожал осень в Нью-Йорке, когда в Центральном парке становилось меньше гуляющих по вечерам и можно было тихо посидеть на скамейке и полюбоваться великолепной картиной засыпающей природы. Ему нравился бешеный ритм делового Нью-Йорка, величественные небоскребы и роскошные дома на Пятой авеню. Мужчины и женщины в этом городе были заняты карьерой, отношения часто приносились в жертву работе, о создании семьи, как правило, задумывались ближе к сорока пяти годам, когда многое было достигнуто и будущее было определено. Нью-Йорк был городом феминисток, женщины просто костьми ложились в борьбе за свою независимость. Все его романы, как правило, развивались по одному и тому же сценарию: знакомство на какой-нибудь художественной выставке, ужин в ресторане, нечастые встречи то на его, то на ее территории, дружеское расставание, так как оба понимали, что не стали друг для друга чем-то большим, чем приятный сексуальный партнер. Нельзя сказать, что Джей никогда не задумывался о семье, иногда эти мысли посещали его, но только встретив Тиффани два дня назад в саду ее бывшего дома, он понял, как много времени потерял. Образ будущей жены все явственнее приобретал черты Тиффани, и это несколько пугало. А вдруг время упущено и он не сможет завоевать эту женщину? Джейсон Райли — человек, никогда не пасовавший перед трудностями и с жаром бросавшийся на их преодоление, испытывал некоторую робость при мысли о Тиффани Холлбрук.


Перед отъездом он заскочил к Эшли, ее подруге детства, и попросил дать ему адрес Тиффани в Нью-Йорке. Эшли долго сопротивлялась и говорила, что не вправе делать это, что Холли доверяет ей и не ждет от нее такого поступка. После продолжительных уговоров и увещеваний Джей сумел все-таки получить адрес и номер телефона Тиффани в Нью-Йорке. Судя по названию улицы, она жила в хорошем и респектабельном районе для людей с высоким достатком. Его охватило чувство гордости и уважения к этой удивительно хрупкой и одновременно сильной женщине, сумевшей достигнуть за шесть лет достаточно больших успехов в карьере. Единственное, что смутило Джейсона, была фраза, сказанная Эшли во время их разговора, что Тиффани живет вместе с родителями. Для Америки, где дети покидают родительское гнездо и живут самостоятельно уже с шестнадцати лет, это была нетипичная ситуация. Может быть, ее родители серьезно больны и она не может оставить их одних? Чем больше он думал о Тиффани, тем больше понимал, что она зацепила, почти околдовала его. С трудом подавив в себе нелепое желание немедленно ехать домой к Тиффани, Джей направился к выходу из аэропорта.


Свою машину он оставил на стоянке и теперь, сев за руль, быстро ехал по направлению к своему дому. Дом Джея располагался в юго-западном районе Нью-Йорка. В 50-х годах прошлого века это была окраина, где селилась в основном рабочая беднота, но сейчас об этом никто и не вспомнил бы, так как все вокруг говорило о благосостоянии людей, проживающих в этом зеленом и спокойном месте. Джей долго и придирчиво выбирал себе квартиру и вконец измучил своего риелтора, прежде чем тот предложил ему этот вариант. Он купил четырехкомнатные апартаменты в доме, построенном в 70-х годах прошлого века, и ни разу не пожалел о внушительной потраченной сумме. В квартире все было устроено по вкусу владельца, дизайнер долго беседовал с Джеем, согласовывая все детали интерьера, и придраться было действительно не к чему. Два раза в неделю к нему приходила домработница, еду он предпочитал заказывать в ресторане на дом. Хотя кухня в квартире была, готовил он редко. Сейчас, стоя под душем, Джей ощущал непреодолимое желание броситься к телефону и набрать номер Тиффани. Ему даже пришлось сделать над собой усилие и сдержать порыв, так как время было достаточно раннее и Тиффани наверняка была еще на работе. Наскоро перекусив и выпив кофе, Джейсон принялся за разбор корреспонденции. Деловые письма, несколько личных писем, среди кипы счетов он обнаружил письмо с соболезнованиями из офиса и вспомнил слова Тиффани о том, что нельзя терять надежду и сдаваться, что тело Дерека еще не найдено и не стоит его так быстро хоронить. Наконец, взглянув на часы, он увидел, что уже около восьми вечера. Набирая номер Тиффани, Джей заметно волновался. Его очень удивило это обстоятельство, обычно он никогда не волновался, когда звонил своим подругам. Волнение прошло, когда трубку сняла мать Тиффани.


— Алло?


— Добрый вечер. Миссис Холлбрук? Это Джейсон Райли, могу я поговорить с Тиффани?


— Добрый вечер, Джейсон. Рада тебя слышать. Тиффани еще не вернулась с работы. Я передам ей, что ты звонил.


— Миссис Холлбрук, могу я заехать к вам, мне нужно поговорить с Тиффани, я сейчас недалеко от вашего дома, — зачем-то соврал он.


— Конечно, Джейсон, заходи, буду рада тебя увидеть.


Джейсон спешно оделся и спустился в подземный гараж. Уже через четверть часа его машина остановилась напротив дома, в котором жила семья Тиффани. Небольшой пятиэтажный особняк располагался в тихом и зеленом месте, неподалеку от Центрального парка. Войдя в подъезд, Джейсон очутился в небольшом светлом холле. Навстречу ему поднялся предупредительный консьерж.


— Я могу вам чем-то помочь? — обратился он к Джейсону.


— Да, я пришел к мисс Холлбрук.


— Как вас представить? — Консьерж был сама предупредительность.


— Джейсон Райли, пожалуйста.


После непродолжительного разговора по телефону консьерж обернулся со сдержанной улыбкой.


— Прошу вас, мистер Райли, лифт направо, третий этаж. Вас ждут.


Дверь открыла Стефани Холлбрук, мать Тиффани, и Джей заметил, насколько похожи мать и дочь. Приятно было осознавать, что с возрастом Тиффани будет походить на эту элегантную и по-прежнему красивую женщину.


— Джейсон, дорогой, входи, рада тебя видеть, — приветствовала его Стефани. — Тиффани еще не вернулась. Может, выпьешь чего-нибудь?


Они вошли в просторную светлую гостиную, где все говорило об изысканном вкусе хозяев квартиры. Предметы интерьера, картины на стенах, фотографии на каминной полке — все прекрасно сочеталось и гармонировало друг с другом.


— Спасибо, миссис Холлбрук. Если можно, стакан воды.


— Минутку, Джейсон. — Стефани скрылась в дверях, но через минуту вернулась и расположилась в кресле напротив Джея. — Как поживаешь, Джейсон? Чем занимаешься? Слышала вашу печальную новость, прими, пожалуйста, мои соболезнования.


— Благодарю вас, миссис Холлбрук. — Джей был благодарен Стефани за то, что та первая начала разговор. — Я живу и работаю здесь в Нью-Йорке, офис моей фирмы находится недалеко отсюда. Как вам нравится жизнь в большом городе? Не скучаете по тихому Ричмонду?


Легкая улыбка тронула губы Стефани, и она покачала головой.


— Мой дом там, где живет моя дочь. Мы были нужны Тиффани и легко перенесли переезд на новое место. — Внезапно она подняла голову и прислушалась.


Легкая тень пробежала по ее лицу, и Джейсон тоже услышал шлепанье босых ног по паркетному полу. Через мгновение дверь открылась и в гостиную заглянула милая девочка лет пяти в ночной рубашке. Джей не знал, что поразило его больше всего — вид маленькой девочки или ее поразительное сходство с Тиффани и со Стефани. Малышка улыбалась, но улыбку на ее лице сменило испуганное выражение, когда она увидела Джея.


— Не пугайся, дорогая, это мистер Райли, давний знакомый твоей мамы. — Стефани старалась говорить непринужденно, но Джей уловил легкое замешательство в ее голосе. — Почему ты не спишь? Что-то не так?


Малышка озорно улыбнулась, показав милые ямочки на щеках.


— Бабушка, в шкафу кто-то есть, мне страшно.


— Эмили, дорогая, мы сто раз проверяли твой шкаф, и ты знаешь, что там никого нет. Так почему ты встала? — Стефани изо всех сил старалась сдержать улыбку, но это у нее получалось плохо.


— Я услышала голоса и подумала, что мама вернулась, я хотела ее увидеть перед сном. — Девочка, уже не стесняясь, зашла в гостиную.


Вид ребенка необычайно взволновал Джея. Дочь Тиффани! На вид девочке около четырех-пяти лет, а он никогда не слышал о том, что у Тиффани Холлбрук есть ребенок. Хотя он не интересовался специально, но обычно такие моменты не проходят мимо людей, живущих в маленьких городках. Пожилые леди в городе всегда прекрасно осведомлены, кто за кого вышел замуж, кто у кого родился, кто с кем расстался и так далее, даже если герои разговоров уже давно покинули город. Каким образом пожилые дамы узнавали такого рода информацию, никто обычно не знал, но в том, что она достоверная, можно было не сомневаться. Так вот о том, что у Тиффани Холлбрук есть ребенок, в Ричмонде не знал никто, потому что такая новость не прошла бы незамеченной мимо Элен Райли, а она в свою очередь не преминула бы сообщить ее Джею и Дереку. Все эти мысли в мгновение ока пронеслись в голове Джея. Девочка уже без опаски подошла к нему и доверчиво смотрела на него во все глаза. В этот момент все трое услышали, как открывается входная дверь и ребенок с радостным криком «Мама!» выбежал из гостиной.


— Эмили, детка, почему ты не в постели? Ты опять чего-то испугалась? — услышал Джей мягкий голос Тиффани.


— Нет, мамочка, я услышала голоса в гостиной и думала, что это ты вернулась, а это бабушка и мистер Райли. — Голос Эмили звонко прозвучал в коридоре и воцарилась мертвая тишина.


Затем на пороге гостиной появилась смертельно бледная Тиффани. Из-за ее спины выглядывало любопытное личико Эмили.


— Мама, — обратилась Тиффани к матери, — отведи, пожалуйста, Эмили в спальню и посиди с ней немного. Хорошо?


— Хорошо, Тифф, я подожду, пока она заснет. — Лицо Стефани оставалось бесстрастным, но тревога чувствовалась в каждом ее жесте.


Когда Стефани с Эмили скрылись в дверях гостиной, Тиффани повернулась к Джейсону.


— Здравствуй, Джей. Я несколько удивлена твоему визиту, ты застал меня врасплох. Что-то случилось? — Тиффани удалось справиться с волнением, и теперь она выглядела почти умиротворенной.


— Здравствуй, Тиффани. Я заехал к тебе без приглашения, чтобы извиниться еще раз за поведение моей матери. Все, что она говорила в тот вечер, нельзя принимать всерьез. Похоже, ее разум помутился от горя. — Джейсон говорил, а мысли его вертелись вокруг маленькой девочки, которую увела спать бабушка.


— Джей, я все понимаю. Элен никогда не относилась ко мне с симпатией, просто я высказала свое мнение и оно не совпало с мнением миссис Райли. Вот и все. Нельзя терять надежду. — Тиффани была теперь абсолютно спокойна.


Джей был восхищен ее самообладанием. Пять минут назад она была просто в панике, а теперь спокойна как скала. Интересно, из-за чего она так разволновалась? Конечно, не из-за его визита.


— Твоя дочь просто очаровательна, Тифф. Такая смышленая, и имя у нее просто прелестное. Эмили. Ты сама ее так назвала или ее отец? — Джей внимательно следил за выражением ее лица.


— Спасибо, Джей. Иногда с ней непросто, но пока мы справляемся. Что привело тебя ко мне? И где ты взял мой адрес? — Тиффани в упор смотрела на Джейсона.


— Я заехал к Эшли, она долго упорствовала, но в конце концов я ее уговорил. Надеюсь, ты не против? Так кто дал такое прелестное имя твоей дочери? — Джейсон заметил, что Тиффани проигнорировала его вопрос об имени малышки.


— И я, и отец ребенка, но мы расстались, — последовал ответ.


Все это время Тиффани лихорадочно соображала, какой версии придерживаться, отвечая Джею на его вопросы о дочери. Надо же случиться такой неприятности, что он увидел Эмили! Кто знает, как долго ей придется выкручиваться, но правда все равно всплывет когда-нибудь, поэтому легенда должна быть максимально правдоподобной. Решено, они любили, но обстоятельства были против. Господи, да это просто история ее жизни! Нет, лучше вот так: это была пылкая страсть, но потом она разочаровалась. Конечно, те, кто хорошо знает Тиффани, никогда бы не поверили в эту небылицу, характер у нее совсем не такой, чтобы предаваться страстям, ну да Джей ее почти не знает. Тиффани поймала себя на том, что она откровенно рассматривает Джейсона. Как они похожи с Дереком. Бывает, что братья и сестры не похожи между собой, но здесь родственная связь налицо.


— Расскажи мне немного о своей дочери, — попросил Джей. — Сколько ей лет? Когда у нее день рождения? Как ты решилась так рано родить ребенка? — Джей просто забросал ее вопросами.


Тиффани глубоко вздохнула и принялась рассказывать придуманную историю, при этом она всячески старалась сохранять спокойствие, призывая на помощь весь свой актерский талант.


— С Эмили ты уже познакомился, я знаю, что о своем ребенке можно рассказывать часами, но мне не хотелось бы выглядеть в твоих глазах этакой мамашей-курицей. — Тиффани сделала попытку опять увернуться от его расспросов, но было не похоже, что Джей отступит.


— Так сколько ей?


— Скоро пять. — Тиффани решила избежать конкретики. — Я не планировала становиться матерью так рано, но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Она самая большая радость в моей жизни. Понимаю, что звучит банально, но это так.


— А где же ее отец? Он живет с вами?


— Нет, мы расстались незадолго до рождения Эмили, он испугался ответственности. — Боже, что я несу?! — подумала Тиффани. Я начинаю говорить правду, надо срочно добавить подробностей к этой душещипательной истории.


— Его звали Говард Стерн. — Тиффани назвала имя своего однокурсника-гея — первое, которое пришло ей в голову. Надеюсь, настоящий Говард об этом не узнает. Он бы в обморок упал, скажи ему кто-нибудь, что я приписываю своего ребенка этому достойному борцу за права сексуальных меньшинств. Эта мысль развеселила Тиффани, и она невольно улыбнулась, что не укрылось от пристального внимания Джейсона.


— О чем ты вспомнила? — Он явно огорчился, заметив ее улыбку.


Ну что ж, придется врать дальше. Так на чем я там остановилась? Ах да, отец Эмили — мой однокурсник.


— Мы познакомились с Говардом на первом году обучения в колледже и влюбились друг в друга с первого взгляда. К сожалению, когда я забеременела, он сначала испугался, затем взял время на раздумья, а затем перевелся в другой колледж. — Тиффани так самозабвенно фантазировала, что сама почти поверила в свой рассказ.


— Так он так и не видел Эмили? — Лицо у Джея было по-прежнему недоверчивым.


— Нет. — Внезапно Тиффани почувствовала себя смертельно уставшей. С какой стати она сидит измотанная после работы в собственной гостиной и отчитывается о своей жизни перед человеком, который ей никто. Надо срочно менять тему, и Тиффани пошла ва-банк. — А сам ты женат? У тебя есть дети? — Тиффани решила так же скрупулезно допросить Джея о его личной жизни.


— Я не женат и никогда не был. Детей, к сожалению, тоже нет. — Джей так просто и естественно ответил на ее вопросы, что Тиффани расхотелось его пытать. — Мне всегда казалось, что у меня еще уйма времени впереди и я успею обзавестись семьей и детьми. Но после случившегося я вдруг понял, как много времени потерял. А может, мне просто не встретилась женщина, с которой я хотел бы завести детей.


Голос Джея был немного грустным, и Тиффани стало жаль этого взрослого и серьезного мужчину, так похожего на своего брата Дерека, в отличие от которого хотевшего иметь семью и детей. Ну почему жизнь так несправедлива? Многим она дает то, чего они даже не просят, а другим отказывает в самой малости.


— Джей, у тебя все впереди, ты еще встретишь женщину, которую полюбишь и которая подарит тебе ребенка, а может, и не одного. — Тиффани ободряюще погладила Джейсона по руке.


Он вздрогнул, как от электрического тока, и в упор посмотрел на нее. Этот взгляд просто обжег ее.


— А может, я уже встретил женщину, от которой хотел бы иметь детей…


Джейсон говорил нарочито спокойно, но Тиффани просто физически ощущала его напряжение. Ей стало жарко и холодно одновременно. Джей что, специально хочет вывести ее из равновесия? Он что, хочет, чтобы она потеряла контроль над собой и облегчила свою душу исповедью. Ну уж нет! Он ничего не добьется своими уловками, она умеет быть непреклонной.


— Рада за тебя, Джей, надеюсь ты будешь счастлив, — произнесла она равнодушным тоном.


Огонь в глазах Джейсона мгновенно потух, он разочарованно опустил глаза и решил вернуться еще раз к разговору об Эмили.


— Так отец малышки видится с ней, принимает участие в ее жизни? — Джейсону показалось, что на мгновение боль и разочарование блеснули и погасли в глазах Тиффани.


— Нет, он, так сказать, самоустранился, а я не стала его разыскивать и настаивать. Эмили еще слишком мала, чтобы понять, и пока ей вполне хватает мужского воспитания со стороны моего отца, ее дедушки.


Тиффани умолчала о том, что Эмили уже давно заметила, что ее семья не такая полная, как у некоторых ее сверстников в детском саду. Несколько раз она спрашивала у Тиффани, где ее папа. Тиффани изо всех сил старалась объяснить малышке, что папы сейчас нет рядом, что он уехал, но мама, дедушка и бабушка любят ее и заботятся о ней ничуть не меньше. Девочка истолковала это по-своему: ей стало казаться, что, по-видимому, это она недостаточно хорошая и поэтому папы у нее нет. Она всегда была очень подвижным и шумным ребенком, но иногда Тиффани заставала ее тихо сидящей в своей комнате с отрешенным выражением лица. На все вопросы матери, о чем она думает, Эмили с детской непосредственностью отвечала, что о папе, и молчаливо начинала заниматься чем-то незначительным, давая понять Тиффани, что та ей мешает. Дети бывают иногда очень жестокими, в этом Тиффани убедилась на собственном опыте. Как-то она пришла забрать Эмили из детского сада пораньше и застала ее на детской площадке в окружении детей. Эмили и мальчик из ее группы, Рич, яростно о чем-то спорили.


— У тебя нет папы и никогда не было! — услышала Тиффани истошный вопль Рича.


— Неправда, он уехал, но он есть! — кричала Эмили, и злые слезы катились по ее лицу.


Дети вокруг с любопытством взирали на эту сцену, кто-то поддерживал Рича, несколько девочек пытались утешить Эмили. Кровь бросилась в лицо Тиффани. Она быстро подошла к собравшимся и ледяным тоном произнесла:


— Что здесь происходит?


Воцарилась гробовая тишина, а потом Рич стал визгливо кричать, что Эмили всех обманывает и что у нее нет отца.


— А где твой отец? — спросила Тиффани. — Мистер Кендалл, который сейчас живет с вами, твой отчим. Так ты знаешь, где сейчас твой папа?


Рич испуганно умолк, он никак не ожидал такого поворота событий.


Щеки Тиффани пылали, когда они шли вместе с Эмили домой. Она уже жалела, что поддалась сиюминутному порыву и вступила в препирательства детей. Эмили шла притихшая, бросая периодически любопытные взгляды на мать — такой разгневанной она ее еще не видела.


Как все-таки сильны предрассудки среди людей, и это в Америке, где на сто браков приходится около семидесяти разводов! При этом культ семьи царит повсюду безраздельно, быть матерью-одиночкой предосудительно. В глазах общества женщина, живущая одна с ребенком, должна как можно скорее найти себе спутника, чтобы поднять свой социальный статус. Вот только не собиралась она ничего делать в угоду обществу или кому-то еще — родители воспитали ее в свободолюбивом духе. Отец всегда внушал ей, что нельзя позволять людям или обстоятельствам влиять на жизнь. Поэтому, когда Дерек пошел на поводу у матери, это ранило ее еще сильнее, ведь он предал не только ее и их ребенка, он предал свои жизненные принципы. Ведь они с Дереком очень похожи. Так как же он позволил сломить себя?!


Тиффани тряхнула головой, стараясь избавиться от грустных мыслей. Что толку в сотый раз пережевывать одно и то же, если ответа на эти вопросы как не было, так и нет. Джей сидел рядом и терпеливо ждал, когда Тиффани наконец очнется от своих мыслей.


Интересно, о чем она сейчас думает? Эта женщина каким-то непостижимым образом волновала его воображение. Он готов был любоваться ею часами. Роскошные светлые волосы мягко ниспадали на плечи, широко распахнутые глаза цвета лазури смотрели на него серьезно и открыто. Ему нравилось все в этой женщине: и легкий наклон головы и тонкая лебединая шея, и гордая осанка. Все в ней говорило о внутреннем благородстве, что по нынешним временам большая редкость. Современные женщины без конца меняют имидж, пытаются постоянно примерить на себя разные образы. А в Тиффани чувствовался какой-то неуловимый врожденный аристократизм, что добавляло ей еще больше привлекательности. И как такая женщина до сих пор одна? Какую тайну скрывает она от него? Ответа у него не было. Пока.


— Ты, наверное, очень устала… — Джейсон решился нарушить неловкое молчание. — Может, встретимся завтра после работы, сходим куда-нибудь поужинаем? Мне хотелось бы лучше узнать тебя.


Тиффани несколько растерялась от такого поворота событий, она редко выходила вечером, потому что после работы нужно было уделить внимание Эмили и на себя времени уже не оставалось. Да Тиффани и не переживала по этому поводу, она сама так решила. Поэтому предложение Джея было несколько необычным. Что у него на уме? Он что-то заподозрил и решил любым способом выудить у нее информацию или ему сейчас очень тяжело и не с кем поговорить о брате, поделиться своими переживаниями? Еще в юности Тиффани заметила, что люди часто старались излить ей свои печали, и всегда находила нужные слова поддержки и утешения, хотя сама была довольно скрытной и не очень любила делиться с другими своими мыслями. Каждая подруга видела в Тиффани то самое плечо, на которое можно опереться, поплакать и облегчить душу.


— Тиффани, так ты пойдешь со мной ужинать завтра? — Голос Джея вернул ее с небес на землю.


— Даже не знаю, что сказать, Джей. Я часто работаю допоздна. Поэтому вечером прихожу усталая и слегка раздраженная. Не думаю, что я буду для тебя приятной компанией, — осторожно попыталась Тиффани отклонить предложения Джея, но не тут-то было.


— Мы можем пойти в ресторан неподалеку от твоей работы, чтобы ты не тратила время на дорогу, а потом я отвезу тебя. — Джей настойчиво давал понять, что просто так не отступится.


— А вдруг мест не будет, ведь завтра пятница, может все столики уже заказаны… — Их разговор походил на игру кошки-мышки и даже стал немного забавлять Тиффани.


— О, не волнуйся, я знаю много чудных мест в Нью-Йорке и наверняка где-нибудь найду свободный столик. Кстати, может у тебя есть любимый ресторан? Какую кухню ты предпочитаешь? — Голос Джея просто гипнотизировал ее, медленно, но верно он двигался к заветной цели, и Тиффани начала потихоньку уступать свои позиции.


— Даже не знаю, скорее средиземноморскую, мне нравятся зелень, морепродукты, оливковое масло. Тебе достаточно этой информации или ты хочешь узнать что-то еще? — Она начала невольно улыбаться, уж очень серьезный вид был у Джея. Он походил на полководца, который представляет перед собой карту Нью-Йорка и мысленно отмечает крестиком подходящие для Тиффани рестораны.


Джейсон прекрасно разбирался в различных кухнях, он был ценителем кулинарного искусства. Единственное, что он недолюбливал, так это стиль фьюжн в поварской области. Креветки с шоколадом, рыбное филе с папайей как-то мало возбуждали у него аппетит. Все-таки лучше что-нибудь традиционное и проверенное, ведь желудок может взбунтоваться и по-своему отреагировать на подобные эксперименты. Не хочется портить их свидание с Тиффани. В Нью-Йорке он был во многих ресторанах, так как очень часто деловые переговоры по тем или иным вопросам проходили именно там. У него было несколько любимых заведений, и вот в одно из них он и собирался пригласить Тиффани. Джею не очень нравились пафосные и модные заведения, где непомерно раздутые цены, а кухня довольно посредственная; к тому же в таком месте можно наткнуться на какую-нибудь скучающую звезду и кучу папарацци на входе, караулящие знаменитость. Ресторан итальянской кухни «Amore mio» привлекал своих посетителей великолепной кухней, а также приятной, располагающей атмосферой. Средиземноморский стиль царил здесь повсюду, а официанты и музыканты, все как один, были итальянцами, что усиливало южный колорит.


— Тиффани, прошу тебя, просто скажи «да», а остальное я все устрою. — Джей с такой уморительной физиономией смотрел на Тиффани, что она весело и звонко рассмеялась.


— Хорошо, согласна, только ненадолго. Эмили всегда ждет моего возвращения домой после работы, я должна поцеловать ее на ночь. — Тиффани попыталась хотя бы ограничить время их встречи.


Джей был так рад, что она наконец согласилась, что готов был пообещать ей что угодно, тем более такую малость. Сделать это ради малышки Эмили было приятно, девочка ему очень понравилось. Правду говорят, что если мужчине нравится женщина, то ее ребенок тоже нравится.


— Я заеду за тобой после работы около шести часов вечера, так будет удобнее и мне и тебе. Я хочу отвезти тебя в один замечательный ресторан. Надеюсь, он понравится тебе так же, как и мне. — Джейсон был сама любезность. — Уже поздно Тифф. Я, пожалуй, пойду, приятно было увидеть твою маму и дочь. — Весь короткий путь, что они шли до входной двери, Джей испытывал непреодолимое желание взять Тиффани за руку и поцеловать ее, но он робел как мальчишка на первом свидании и так и не решился это сделать. — До встречи, Тифф, — сказал Джейсон, кляня себя за малодушие.


— До встречи, — ответила Тиффани, проводив Джейсона до дверей. Она сама до конца еще не поверила, что согласилась встретиться с родным братом ее Дерека. Однако эта мысль совсем не пугала, а, напротив, почему-то вызывала радостное волнение и предвкушение чего-то хорошего.






Опубликовано: 02 июля 2010, 16:55     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор