File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Андрей Белянин Век святого Скиминока

 

Андрей Белянин Век святого Скиминока

Глава 2


Суккубы

…и тогда у героя был украден сын, а у его друга – дочь.


Словно пелена Тьмы опустилась на души горожан, ибо не было такого раньше. Зло вновь подняло голову, и хохот демонов звенел в небесах. Но даже все силы Ада не могли остановить тех, кто шел за тринадцатым ландграфом Меча Без Имени…


Хроники Локхайма

Многим покажется, что я пишу сбивчиво и сумбурно, не утруждая себя обязательным растолковыванием непонятных мест. Это не так! Я пишу правду! Вот в чем проблема. Не моя вина, что чаще всего мне достаются лишь голые факты, и ни одной ученой крысе с аналитическим умом или профессорским званием не приходит в голову расставить все точки над «i». Зачем? Нам всем и так весело. Спросите у Бульдозера, что есть Зло. Он ответит: это очень плохо, по законам рыцарства с ним надо бороться. Все. Дальнейшие философствования его не интересуют. А как насчет единства и взаимопроникновения Добра и Зла? Многообразие их внешних и внутренних проявлений? Взгляд на Зло с позиции буддизма, даосизма, иудаизма, йоги и Камасутры? После третьего вопроса Жан шарахнет вас булавой, считая это наилучшим ответом. И он не одинок в своей категоричности! Умствования никого не интересуют. Признаться, и меня тоже. Свет впереди становился розовым.


Мы вышли навстречу закату. Пейзаж напоминал пасторальные картинки Древней Греции. Неподалеку виднелись развалины какого-то храма с желтеющими колоннами и обломками статуй. Старый резной мрамор оплетался вьюнками и лианами, вокруг море цветов, кипарисы рвутся ввысь, теплый воздух благоухает ароматами, а в ультрамариновом небе загораются первые созвездия. Они были невероятно яркими. Господи, какая красота…


– Это земля суккубов. Край Свободной Любви, – пояснил Брумель. – На ночь глядя здесь ходить не стоит. Вы никогда не слышали о кастратках?


– Хм… не надо о грустном. В свое время Вероника помогла мне укокошить одну такую с… выразительными глазами.


– Помогла? Вам? Укокошить?! – округлила глаза юная ведьма. – Вы все забыли, лорд Скиминок! На самом-то деле, если бы я не учуяла ее запах, не схватилась за меч и не ударила вовремя… Милорд, у вас бы никогда не было детей!


– Всем привал! – шумно засуетился я, прекращая неприятное для меня развитие темы и уточнение деталей. – Поручик разводит костер, Лия с Вероникой готовят ужин, Бульдозер на страже до полуночи, Луна присмотрит за Иваном, а я пребуду в глубокомысленных размышлениях о стратегии и тактике нашего похода.


– Как скажете, милорд… – поклонились все, но Луна потянула меня за рукав. Мы отошли в сторонку, она быстро поцеловала меня и сразу же перешла к деловому разбору:


– Здесь не место для ребенка.


– Сам знаю, но ничего не могу поделать…


– Скиминок, ребенку всего пять лет. Если даже он выглядит постарше, ведет взрослые разговоры и размахивает настоящим кинжальчиком. Таскать малыша по таким злачным местам – невозможно! Я уж не говорю о том, что дети должны воспитываться в родительском доме, под присмотром и заботой, читать книги, играть в догонялки и слушать сказки на ночь. Но не скакать с буйным отцом верхом на Бульдозере, воюя с чертями в самом сердце Ада. У ребенка должно быть детство!


– Понимаю. Даже не спорю. Только уточни мне, дорогая, куда его в данный момент деть?


– Ты отец, тебе и решать. Ну, лично я на твоем месте быстренько бы отвезла его домой, а потом вернулась и…


– Луна, у тебя температуры нет? Или ты просто издеваешься?


– Не знаю! Но мальчика все равно нужно отправить в безопасное место.


Пришлось объявлять общий сбор и устраивать срочный военный совет. Ивана действительно требовалось куда-то спрятать. Лия с Бульдозером наперебой рекламировали собственный замок. Но не думаю, что престарелый отец Жана очень обрадуется. Он и сам-то на ладан дышит, а уж присматривать за реактивным мальчишкой, приехавшим специально совершать подвиги… Да мой сын сбежит от него на войну в тот же день, как пронюхает, что в ближайшем лесу гуляет страшный волк-оборотень или огнедышащий дракон до смерти напугал двух куриц в соседней деревеньке. Вероника от всей широты души предложила отдохнуть в пансионате Тихого Пристанища. Дескать, там ребенку и режим, и питание, и уход, и бабульки будут просто счастливы потискать такого симпатичного ландграфчика. Конечно, свои плюсы в этом варианте есть, но… Они ведь его попросту избалуют за неопределенное время моего отсутствия! И потом, Иван воспринимает наши приключения как страшную сказку с хорошим концом, для него все это очень весело. Ему все хочется попробовать, потрогать, лизнуть… Запустите такого умника в заповедник ведьм и дайте возможность добраться до волшебной палочки – скучно не будет! Он всех на уши поставит… Нет уж, не пойдет. Можно, конечно, к Злобыне в Ристайл, но, с другой стороны, они там и свою собственную дочь не уберегли… А если Люцифер вновь захочет мне досадить, то первым делом сразу же проверит столицу. Матвеич мужик светский, но пьяница, ребенка ему не доверишь – в этом мы единодушны. Де Браз? Ну, это еще куда ни шло, хотя… Вошнахауз портовый город, и слишком много всякого хамья шляется по тамошним улочкам. Не уверен, стоит ли. В конце концов, все все равно сошлись на кандидатуре Повара. Там отдаленный замок, так что сразу не найдут. У него двое взрослых сыновей, следовательно, опыт воспитания мальчиков есть. Правда, как и отмечалось, достойный сэр Чарльз Ли имеет одну маленькую, но малоприятную привычку – любит сидеть в осаде. Ну… даже в этом можно найти свои плюсы – Иван никуда не удерет и наберется полезных знаний по геральдике и псовой охоте. Собак он любит…



– Не поеду!


– Иван, послушай меня хорошенько…


– Не поеду! Я с тобой хочу!


– С Вероникой тоже интересно. Я ведь тебя не домой отправляю, а в гости. Помнишь, как я рассказывал о сэре Поваре? Том самом, что спасал меня от казни? Да, мы еще дрались вместе на турнире в честь святой Жануарии? А я тут быстренько разберусь и за тобой приеду.


– Не хочу! – уперся неслух. – Вы, значит, дальше пойдете, суккубов смотреть, а меня, значит, не берете? Так нечестно! Дядя Бульдозер обещал меня на лошади покатать…


– Да в замке Ли этих лошадей штук пятьдесят – катайся, пока не надоест!


– А еще тетя Лия говорила, что у нее есть на меня настоящий пажеский камзол. И она обещала показать мне живого царя.


– Кого?


– Царя Плимутрока!


– Во-первых, короля! Царей здесь нет. Во-вторых, Лия – трепло! Ой, извини… Я хотел сказать, что она иногда увлекается и дает необдуманные обещания. К Плимутроку в столицу я тебя сам свожу. Зато недалеко от поместья Повара, в горах водятся драконы!


– Настоящие?


– Нет, синтетические! Мы же в средневековье, тут все настоящее. Я напишу записку, и тебе разрешат полетать на Кролике. Он мой друг, надеюсь, вам будет приятно познакомиться.


– Это тот Змей Горыныч, который шепелявит?


– Тот самый. Только не вздумай его передразнивать, все-таки он дракон. Добрый, но обидчивый…


– Ну ладно, – с показной неохотой великодушно согласился Иван. – Только ты возвращайся побыстрее.


– Обещаю.


– А тетя Луна со мной поедет?


– Нет, она мне здесь нужнее. Я отправлю с тобой Веронику. Ты ведь еще ни разу не катался на метле?


В общем, дело сделалось. Пока я уговаривал Ивана, все остальные хором уламывали юную ведьму. Господи Боже! Такое впечатление, будто ума у них абсолютно одинаково. Убедить несносную авантюристку бросить такое захватывающее приключение на самом интересном месте… Это вам посложнее, чем оторвать Лию от критиканства, Бульдозера от сосиски, Кролика от вертолета, а Матвеича от армянского коньяка. Сколько было горьких слез, громовых раскатов, несправедливых упреков, необоснованных обвинений, трогательных жалоб! Я уж думал, они с ней так и не справятся! Но в конце концов Вероника сдалась и согласилась подвезти в замок сэра Чарльза Ли пятилетнего лорда Скиминока-младшего. По прикидкам поручика дорога туда-сюда должна была занять дня три-четыре, а за это время мы можем и не успеть погибнуть. Я торжественно обещал, что до ее возвращения мы будем вести себя тихо, оставив суккубов в покое, следовательно, веселуха начнется лишь по ее возвращении. Так что в целом все обошлось нормально. Брумель быстро пояснил ведьмочке ее предполагаемый маршрут:


– Летите на северо-запад до горной гряды, потом вдоль головного хребта, оттуда через ущелье на север и прямо, прямо, прямо. Берегитесь горных великанов. Когда доберетесь до земель Голубых Гиен, будьте особенно осторожны. Они и так не переносят женщин, а уж молоденьких ведьм… Зато оттуда до замка вашего друга рукой подать.


– Стоп! – вклинился я. – Это что же получается – мы вышли на поверхность не где-нибудь, а в нескольких днях пути от Соединенного королевства?


– Так точно, господин полковник, – недоуменно пожал плечами черт. – А что в этом особенно удивительного? Переходы, совершаемые во Тьме, разнообразны и многочисленны. Подземный Ад тоже достаточно просторен. Например, взбунтовавшийся отряд нашего друга Дембеля можно ловить годами – пока еще найдут… Но разве вам никто не доложил, что мы находимся невдалеке от территориальных владений короля Плимутрока?


– Да мы и сами толком не знали… – смущенно замялись мои ребята. – Мы ведь тоже, кроме Темной Стороны, нигде не были.


– Местная организация туризма и краеведения оставляет желать лучшего, – заключил я. – Ладно, объявляю тихий час. Бульдозер на страже, потом Брумель, потом я. Остальным спать. Завтра у всех напряженный день…



Ночь прошла спокойно. Хотя и сумбурно. Луна уложила Ивана и спала рядом, охраняя его сон. Лия с ведьмочкой устроились с другого бока, свернувшись калачиком. От услуг защитного купола мы дружно отказались. Ну его! Дай Веронике волю – она их на каждом шагу возводить будет. Это одно из тех немногих заклинаний, где у нее почти никогда не бывает проколов. В том смысле, что из ее куполов мы до сих пор удачно выбирались… Таким образом, мои тайные планы подкатиться к наемнице под покровом ночи претерпели полный провал. Тоска-а-а… Сначала я спал спиной к спине с мохнатым чертом, и мне было жарко. Потом пришел со стражи Бульдозер и занял нагретое место, а поскольку, следуя законам рыцарства, спал он в латах, то я замерз. Сам Жан ни за что не простудится, он привыкший, а вот у меня утром запросто может быть насморк. До рассвета ничего не произошло. Часов в семь я поднял отряд на ноги. Нужно было хоть чем-то перекусить и двигаться в путь. Брумель, взяв вилы на плечо, отправился раздобывать какую ни на есть съедобную дичь. Вероника предложила свои услуги, поэтому все разбрелись по кустам в надежде, что их не зацепит взрывом. Вопреки ожиданиям, ничего такого не произошло… Когда практикантка позвала нас к столу, уже была расстелена большая скатерть, на ней красовался самый удивительный завтрак на траве из всех виденных мною. Не знаю даже, с чего начать… Семь одинаковых бумажных ведер, наполненных кислым молоком, в котором неаппетитно плавали немытые яблоки, апельсины в кожуре, куски свеклы, картофеля, репы и даже веточки вишни вместе с листьями. Запах – как из коммерческого туалета.


– Что это?! – с трудом выдавила Лия, приглушая первый позыв к рвоте.


– Йогурт! – гордо объявила длинноносая кулинарка. – Милорд, это событие надо отметить. Впервые у нас в стране лучшие блюда вашего мира! Скиминок-младший мне вчера все рассказывал… Я приготовила завтрак в лучших традициях астраханской кухни. Конечно, кое-какие рецепты дались не сразу, но в основном…


– А это кто?


– Не кто, а что! Это – пицца! Любимое блюдо каких-то зеленых черепах. Отведав его, все сразу становятся такими сильными, смелыми и…


– Зелеными, – докончил Жан, медленно отступая от непропеченного пласта теста, усыпанного мятыми помидорами, горошковым перцем, сырым мясом с костями, политого сметаной, томатным соком и украшенного птичьими перьями (так Вероника перевела слово «анчоусы»). Весь этот гастрономический ужас венчал огромный круг соленого овечьего сыра.


– Папа! – перепуганно взвыл Иван, когда мы все повернулись в его сторону. – Я ей такого не говорил! Честное слово!


– Все ясно, – вздохнул я. – А вот тут в ковшике, по-видимому, кофе? (Там пузырилась черно-коричневая гадость густоты вареного пластилина и с запахом свежего дегтя.)


Вероника напряженно закивала. До нее уже дошло, что, наверно, что-то все-таки не совсем так. Ингредиенты положила не в той последовательности. Пока моя команда, тяжело сопя, прожигала бедолагу уничтожающими взглядами, милая Луна молча взялась за дело. Молча, потому что едва не давилась от хохота. Сыр удалось отмыть в ручейке, остатки нечищеного картофеля нашлись в кустах, апельсины, пройдя санобработку, тоже оказались пригодными в пищу. «Кофием» Бульдозер предложил смазать упряжь, чтобы отпугивать от лошадей слепней и мух. А тут еще явился элегантный Брумель, притаранив двух толстеньких зайцев. Ими занялась Лия, готовила она, как всегда, отменно. Надутая Вероника обиженно отошла в сторонку, припрятав что-то под краешек скатерти.


– Не огорчайся, мартышка… – Я ободряюще потрепал ее по затылку. – В следующий раз обещаю привезти тебе хорошую поваренную книгу. На Ивана тоже не сердись, он просто мало что смыслит в кулинарии, а помочь старался совершенно искренне, от всей души, по мере разумения.


– Я понимаю, лорд Скиминок. Не сердитесь на меня…


– Да брось, мы все тебя очень любим, но… один вопрос, последний…


– Давайте.


– Слушай, – я перешел на драматический шепот, – что такое ты сунула под скатерть? Смотри, оно шевелится…


– Это кулебяка, милорд, – откровенно призналась Вероника. – Я, правда, так и не поняла, из чего ее делают и с чем едят… Но судя по названию…


Из-под скатерти выползло чешуйчатое непарнокопытное толщиной с батон на коротких ножках с бегающими глазками и длинным раздвоенным языком. Прошипев явную скабрезность, существо скрылось в траве. Я возвел глаза к небу… Ну да, если судить по названию… Вот это она и есть – кулебяка!



Отправляясь в полет на метле, Иван не капризничал, он мне верил. Никаких сопроводительных записок решили не писать, все равно Повар неграмотный. Даже если вблизи и отыщется какой-нибудь образованный монах – лучшей рекомендации для моего сына, чем живая Вероника, все равно не придумаешь. Я крепко привязал Ивана к ее спине, плотно укутав фиолетовым плащом, завернув, словно в одеяло. Он слегка побрыкался, но остальные дружно загомонили, что настоящие рыцари только так и летают. Прощание было недолгим, но бурным. Лия изрыдалась, окончательно замучив Веронику осточертевшей просьбой «присматривать за сыночком милорда». Жан умудрился дать Ивану клятву вассальной верности как сыну своего господина. А на фига она ему? Можно подумать, ребенку в пять лет только собственного оруженосца и не хватает… Брумель – тот корректно поклонился, витиевато крутанув хвостом и по-военному щелкнув копытами. Луна обняла Ивана, попросила не скучать и сказала, что скоро приедет. Он кивнул, по-моему, наемница ему нравилась. Мы же вообще не устраивали душещипательных сцен, хлопнулись ладонями – и вперед. Метла взяла в карьер, наездники только взвизгнули от восторга. Эх, да и я не отказался бы немножко полетать в такую погоду! Солнышко вовсю светит, теплынь, пташки распевают, цветы покачиваются… А вот странно – ведь в столице сейчас осень, довольно прохладно. Их систему распределения погоды не разберет ни один гидрометцентр – где тепло, где холодно, где какое время года вообще? Сплошные несуразности…


– Будем отправляться, лорд Скиминок?


– Да, поручик. Все готовы? Отлично. Идем на поиски суккубов. Отвечай нам, бодрый Дерсу Узала, в какой стороне искать их следы?


– У суккубов здесь большой город. Днем там совершенно безопасно. Все живут нормальной жизнью – работают, торгуют, играют в кости. Довольно милый городок, между прочим… Мы иногда выходим сюда по делам или отдохнуть в кабачке. Готовят там славно, и никаких сложностей с внешним видом. Будь ты черт или человек, вампир или рыцарь, оборотень или купец, да кто угодно – здесь все равны, всем все можно. Но вот ночью…


– Строевым шагом – марш! – скомандовал я. – Держите оружие наготове. Поручик, извините, что перебил, – рассказ продолжите в дороге. Попрошу всех слушать повнимательнее, сегодня я не склонен недооценивать врага. Особенно это касается тебя, Бульдозер! Помни, что рыцарская булава – плохая защита от игривых глазок…


– Но хорошее радикальное средство, если от души приложить ей между левым и правым! – наставительно дополнила Луна. Она обменялась с Лией многозначительными взглядами, и подружки ловко взяли нас под локотки. – Мы вам в этом охотно поможем, господа мужчины…


Брумель лишь иронически хмыкнул, потом продолжил начатый рассказ:


– Ночью все население города волшебным образом изменяется. Люди превращаются в суккубов – страшных демонов Черной Любви. Устоять против искушения невозможно: и женщины и мужчины падают в зовущие объятия, а в конце безумно сладострастной ночи – умирают. Суккуб одаряет своих жертв самой жаркой любовью, высасывая взамен их жизнь.


– Кошмар какой… – поежились наши подруги. Мы с Бульдозером незаметно перепихнулись локтями. В этой стране не всегда все так страшно, как рассказывают. В смысле того, что мы, конечно, ни-ни… Однако если уж дойдет до дела, то еще посмотрим, кто кого умотает в постели! Мужчинам свойственно преувеличивать собственные силы, так же как женщинам объем собственных достоинств. Между нами говоря, ужасно хочется взглянуть на этих самых суккубов поближе… Войти, так сказать, в тесный контакт и выяснить, где прячут маленькую принцессу Ольгу. Брумель вел нас по хорошо протоптанной тропе. Вскоре мы вообще вышли на большой тракт. По нему катили телеги, груженные товаром, сновали путники и пилигримы, попадалась явная нечисть, но никаких эксцессов не наблюдалось. Я так понял, что торговая дорога считалась «ничейной» территорией. Даже закадычные враги вели себя мирненько, не пытаясь всадить супротивнику осиновый кол в задницу. Город показался сразу за холмом, мы и устать-то толком не успели. Местечко, конечно, странное. Крепостной стены нет. Значит, ни от кого не защищаются и ни с кем не воюют. Дома добротные, деревянных не видно, в основном каменные, кругом такие уютные фонтанчики, беседочки, лавочки. Народу полно, никто никого не боится, друг от друга не шарахается, все очень мирно. Рукоять Меча Без Имени холодная. Ровным счетом ничто не предвещает опасности. Как же мне это все не нравится…



Поручик привел нас в добротную харчевню, где после недолгих переговоров нам выделили две комнаты. Золото – везде золото, а у Лии всегда припрятана пара монет, на всякий случай. Прежде чем сесть за обед, было решено принять ванну, поэтому в одну из комнат притащили здоровенное корыто, а в другой стали накрывать стол. Наши дамы отправились мыться первыми. Жан снял латы и распахнул окно на улицу.


– Лорд Скиминок, как вы полагаете, до вечера мы ее найдем?


– У нас нет выбора. Если все в действительности обстоит так, как нас предупреждали, то… Эй, Брумель! А в какое время происходит перевоплощение?


– После полуночи.


– Спасибо. Вот видишь, до двенадцати ночи мы обшариваем весь город, а потом быстренько линяем. Ночуем в лесу, если не уложимся в один день, наутро пойдем снова. Что ты на меня так смотришь?


– Милорд, – встревоженно напрягся Жан, – а почему здесь так тихо?


– И вправду, – спохватился Брумель, – могильная тишина, как в склепе.


Совершенно незаметно из харчевни исчезли все звуки. Шаги посетителей, голоса внизу, грохот посуды, перебранка поваров, даже жужжанье мух. Меч Без Имени нагревался. Я вытащил его из поясного кольца как раз в тот момент, когда дверь в нашу комнатку снесло мощным ударом. На пороге толпились закованные в добротные латы черти. Спрашивать, зачем они пришли или как нашли нас, было бы глупо. Почти в ту же минуту к раскрытому окну со двора приставили лестницу и над подоконником показалась голова первого нападающего. Тоже в шлеме, без забрала, с пятачком, красным от боевого азарта.


– За веру, царя и отечество! – грозно взревел я, стараясь вложить в свой голос побольше истерических нот. Врагу надо давить на психику.


Мой меч располосовал кирасу первому, кто был поблизости. Бульдозер тоже решил поизображать берсерка. С воплем обездоленного бизона он сорвал с себя кольчужную рубашку, связал рукава узлом и, перехватив подол поудобнее, вмазал импровизированным «кистенем» в лоб тому гаду, что лез в окно. Очень похоже на то, как домохозяйка в кухне бьет полотенцем вконец обнаглевшую муху. Эффект тот же! Только «полотенце» из железных кольчужных колец дает более совершенный результат. Стекла так и брызнули! По-моему, тот тип улетел вместе с лестницей. Уж слишком крепко он за нее держался… Дорога как память? Не волнуйся, с ней же и похоронят. Брумель, схватив вилы, поддержал меня с фланга. Следом пошел трусливый рыцарь, хотя трусом его уже давно не назовешь, это я так, по привычке… Втроем мы вырвались из комнаты, мгновенно оказались в кольце врагов. Эх! Давненько я не участвовал в трактирных драках… Вот, значит, в чем причина внезапной тишины. Все завсегдатаи харчевни стояли в углу у очага, прижатые к стене шестью рослыми чертями с черными трезубцами. Люцифер идет по следу до победного конца…


– Жан! Освободи заложников! Поручик, прикройте мне спину, я хочу пошалить.


Бульдозер страшным ударом ноги свалил с лестницы двоих, шагнул на перила и прыгнул на люстру. Это было похоже на популярный трюк из ковбойских фильмов. Он перелетел через весь зал, но… Крюк не выдержал! И тяжеленная люстра на двести свечей, и бедный Жан рухнули вниз. Мой оруженосец сломал головой стол, застряв в нем вверх ногами, но зато люстра честно придавила пятерых рогатых террористов. Хмельное упоение махаловкой окончательно овладело Мечом Без Имени. Меня понесло! Я уже лет сто не дрался с таким самозабвением. Тяжеловооруженные черти, толкаясь между дубовых столов с длинными вилами, были куда как более неповоротливы. Их оказалось еще не менее десятка, они преследовали меня с упорством маньяков, а я вертелся, ворча, как кофейник, и размахивая длинным мечом, словно легонькой мухобойкой. Кованые доспехи вспарывались с легкостью бумажных. Хвостатый Брумель сцепился с бугаем, удерживающим заложников. Народ понял, что настал его час! Там были какие-то люди, гномы, пара вурдалачков и, кажется, даже один гоблин. Так вот, вся эта кодла похватала скамьи, повытаскивала засапожные ножи, повыуживала из карманов кастеты и рьяно ринулась нам на помощь. Шум, толчея, суматоха! Все всех бьют, посуда летает, как НЛО в фантастических боевиках, табуреты ломаются о шлемы, хозяин харчевни, едва не плача, лупит кого ни попадя двуручным половником. Его можно понять, тут одного убытку – на два года работы, а ведь платить никто не собирается, хотя весело всем! Да… расслабились от души.


Когда все помещение было очищено от рыцарей Люцифера и победа улыбалась усталым героям, мы толпой потребовали вина, дабы достойно отметить битву при Ватерлоо. Бульдозер пришел в себя, ему положили мокрую тряпочку на макушку, но даже под ней объем огромной шишки читался очень отчетливо. Я, счастливым взглядом обводя достойное общество, поднял первый тост и… Словно вспышка света прорезала мое затуманенное боевым пылом сознание – Луна?! Лия?! Где вы?



Дверь их комнатки была сломана так же, как и наша. Бочка с водой перевернута, полы мокрые, повсюду следы яростного сражения. В углу еще теплый труп черта в доспехах, второй такой же посредине комнаты. Много пятен крови и выбитое окно. Девушки дрались, как валькирии, но безоружные, раздетые, отдыхающие в ванне… Куда их потащили? Что с ними будет? Мы с Жаном коротко взглянули друг на друга и опрометью бросились вниз. Брумель перевязывал раненую ногу:


– Остановитесь, милорд! Вам не справиться вдвоем. Вы просто погибнете!


– Ну и пусть! – бешено заорал я. – Бульдозер, сейчас же найди мне двух лошадей и поставь оседланными у крыльца. Поручик, если сможете идти, то раздобудьте подкрепление, догоните нас позже. Мы не можем ждать! Если они хоть пальцем тронут…


– Эй, лорд! – прервал меня ухмыляющийся гоблин. – Мы тут взяли одного в плен. Щас спросим, где твоя подружка…


Пред мои грозные очи поставили перепуганного черта, уже без шлема и доспехов, в рваных лоскутьях кольчуги и с обломанным рогом. Я взял его за грудки:


– Где Луна?! Говори, или я расшибу твою дурную башку ближайшим утюгом! На фонарном столбе повешу! На электрический стул посажу! В психушку по гроб жизни засуну!


– Н… не… зн-а-ю… не… могу… не смею… – Голова мерзавца моталась, как погремушка.


Гоблин небрежно отодвинул меня в сторону:


– Не так. Надо попроще. Смотри, лорд. – Он сунул лапу в очаг, выудил раскаленную до лимонного цвета кочергу и стал старательно обматывать вокруг нее хвост пленника. Запахло дымом и паленым мясом… Черт завопил так, что из окон посыпались последние уцелевшие стекла:


– Их хотели увезти в храм Черной Сукки-и-и!!!


– Спасибо, – вежливо кивнул мохнолапый Пиночет.


Я благодарно хлопнул его по плечу, будет возможность – сочтусь за услугу. Бульдозер с улицы проорал, что лошади готовы.


– Где этот храм?


– За городом, на западной стороне, – охотно пояснил один из вампиров. – Только вход – лишь для Посвященных.


– Нас посвятят! Или я не знаю, что с ними сделаю…


– А это и вправду Меч Без Имени?


– Да.


– Значит, мы дрались вместе с легендарным ландграфом! – радостно загомонило все общество. – Вот повезло-то… Под старость будет что вспомнить!


– Спасибо, друзья. Нам пора. – Я шагнул навстречу оруженосцу.


– Удачи вам, лорд Скиминок! – донеслось вслед, а мы были уже в седлах.


Вы, наверно, осуждаете меня за такое обращение с военнопленным? Ну и черт с вами! Я никогда, нигде не утверждал, что являюсь ангелом с белыми крылышками. Нимба у меня тоже не видать, лицо не благообразное, небрит, голоден, зол… Просто я не позволю кому бы то ни было похищать свою девушку во время купания. И не во время тоже! Жан скакал рядом, стиснув зубы. Из всей одежды – тонкие штаны в обтяжку, ноги босые, белая рубашка запачкана кровью из глубокой царапины на шее, воротник оторван, едва болтается на трех ниточках. Все вооружение – лишь собственные кулаки. Кольчугу где-то потерял… Мы неслись по городу, не особенно извиняясь, если кто-то едва успевал вывернуться из-под копыт. Я обиделся! Я очень серьезно обиделся! Не надо так обижать ландграфа Меча Без Имени! Ну, если хоть волос с их головы упадет… Один только волосок! Наверно, Бульдозер думал о том же. По крайней мере, мне казалось, что из ноздрей у него валит пар, а глаза мечут такие крупные искры, что вот-вот подожгут весь этот поганый городишко. Последняя кривая улочка вывела нас за окраину. На горизонте, у кромки чернеющего леса, действительно виднелись купола обещанного культового сооружения. Мы воспрянули духом и пришпорили лошадей. Ну, хоть бы на секунду задумались – куда прем?! Нас всего двое, на двоих один меч, доспехов никаких, оба, мягко говоря, не герои. Скачем по чистому полю, изображая мечту лучника. Только еще мишень на грудь не нацепили. И ничего! Рвемся в крепость, для конспирации названную храмом, где наверняка полным-полно всяких нехороших врагов, мощной магии, древних богов-кровососов и куда только что увезли наших девушек. Да что ж они все себе здесь позволяют! Я им ландграф или шоколадный зайчик?! Придется идти и портить каждому прическу. В крест-трест, гроб в гардероб! Ох, добраться бы мне до этого Люцифера… Тоже мне крестный отец! Своими руками ничего не делает, гад!


Ворота храма были гостеприимно распахнуты, но у входа стояли четверо рослых дебилов в белых одеждах, в руках здоровенные дубины, головы бритые, лица такие, словно их непрерывно шлифовали об асфальт в течение всего третьего квартала. Мы осадили скакунов…


– Путники, внемлите, вы находитесь на пороге…


– Не надо лекций, я не заказывал экскурсию! Парни, сюда должны были привезти двух связанных девушек. Где они?


– В храм Черной Сукки положено вползать на коленях, опустив голову и забыв мирское, – наставительно отметили стражи, берясь за свои колья.


– Где Лия?! – взревел Бульдозер.


– Где Луна?! – поддержал я.


Негодяи криво улыбнулись. Меня передернуло. Похабные такие ухмылочки, ясно показывающие – что, как и сколько раз они сделали с нашими подружками. Не помню, кого я ударил первым… Остальные опомнились, лишь когда его голова вкатилась в ворота храма. Драка была бешеной и короткой. Стражи напоминали теперь скомканное грязное белье, приготовленное в стирку. Именно сегодня мы отличались редким человеконенавистничеством…



Храм Черной Сукки вполне соответствовал своему названию. Прямо с гранитных ступенек мы разом вошли в длинный коридор, традиционно уставленный уродливыми чугунными фигурами. Реалистичные изображения страшных демонов, тискающих обнаженных женщин с плачущими лицами, настолько впечатляли, что вызывали тошноту. Жан поигрывал дубиной, отнятой у бритоголового жмурика. Мы оба молчали, обсуждать план действий не хотелось. Возможно, потому, что плана попросту не было. Меч Без Имени горел ровным теплом: наклевывалась очередная схватка – и это радовало. Мы вышли в обширный зал. В центре, на алтаре, сидело женоподобное чудовище – вырезанное из черного, матового камня. Высотой метра три великолепное женское тело, изумительных объемов и пропорций, без малейшего намека на одежду, но обильно увешанное золотом и бриллиантами. Изящную шею вместо прекрасной головы венчал ужасный череп! В хищном оскале не хватало нескольких зубов, а в провалах глазниц светились голубые камни. Жан настороженно озирался по сторонам, а я, на мгновенье забыв, зачем пришел, молча восхищался жутковатым талантом неизвестного скульптора.


– Кто это, милорд?


– Наверное, та самая Черная Сукка, – пожал плечами я, но сладкий голос за моей спиной дополнил:


– Великая Черная Сукка! Высшее божество земли суккубов! Единственное и неповторимое! Одаряющее всех нас даром перевоплощения, наделяющее нас неземной страстью, кормящее нас душами и принимающее нас в свое лоно после нашей смерти…


Мы медленно обернулись. Чего торопиться, и так ясно, что сзади не друзья. Но, по правде говоря, мы ведь сюда тоже не за автографами явились… Сколько же вас тут?! Человек пятьдесят, не меньше. Оружия на первый взгляд не видно. Однако лица у всех решительные и наглые, головы обриты, одежды белые. С нами разговаривал откормленный тип, отличающийся от прочих лишь золотым обручем на лбу, а так бритый, как Котовский. Опять какие-нибудь храмовые штучки… Мало я натерпелся от кришнаитов?!


– Чужеземцы, как вы посмели незваными войти в храм?


– Да вот уж такие мы хамоватые туристы! Но если вы настаиваете, можно и прощения попросить. Обычно мы охотно извиняемся перед потенциальной жертвой.


– Ваши слова не ясны. Кто вы?


– Мой господин – славный лорд Скиминок, Ревнитель и Хранитель, Шагающий во Тьму, тринадцатый ландграф Меча Без Имени! – грозно выдал Жан. – А сюда мы пришли забрать то, что по праву наше. Где Лия и Луна?!


– А, вот вы о чем… – разулыбался разговорчивый тип. – Владыка Ада, наш добрый сосед, действительно прислал гонца с просьбой оказать всевозможную помощь его рыцарскому отряду при захвате банды самозваного ландграфа. Правда, по его словам, вас должно быть гораздо больше.


– А-ля герр ком а-ля герр! – сухо ответил я. – Вы сами отдадите наших девушек или нам непременно необходимо приложить кинетическую энергию к вашим постным мордам?


– Из уважения к вам, лорд Скиминок, мы, возможно, отдали бы, но увы… У нас их попросту нет!


– Ах нет?! И конечно не было?! И вы, естественно, знать не знаете, где они есть?!


– Они тут, милорд!


– Я вижу, Жан. Ну что ж, люди в белых халатах, не хотите помогать, так мы сами поищем. Желающие переселиться в лучший мир могут попытаться нас остановить. Тех, кто особенно туда спешит, просим подходить с оружием и агрессивным выражением лица. Мы не обманем ваших ожиданий… Бульдозер, добавь от себя, но по существу.


– Если мне сию минуту не вернут мою жену, а моему господину – его боевую подругу, то мы с милордом разберем этот храм по камушку, вашей богине добавим кое-что и переименуем здание из Черной Сукки в Белого Кобеля!


Пошловато, конечно, но до них дошло. Зацепило, проняло, можно сказать. Тот, что с обручем, аж пятнами пошел, как практикантка, читающая лекцию о равноправии полов в колонии строгого режима. Прочие бритоголовые повыуживали откуда-то из-под подолов узкие кривые ножи и не сговариваясь пошли к нам мстить. Я совсем растерял остатки мозгов, потому что приветствовал их радостным воем и уговаривал Жана не мешать. Что со мной было? До сих пор не понимаю. Я по натуре не герой. Битвы, кровь, пожары, падшие враги, счастливая пляска на костях меня не вдохновляют. Положение спас умник с обручем на лбу. Он завопил так, что служители храма разом отпрянули назад и униженно распластались по полу.


– Нечестивцы! Вы хотите отнять жертву у самой богини?! Падите ниц и просите Великую Черную Сукку, чтоб она вас простила!


– И моего господина тоже попросите о том же, – подумав, добавил Бульдозер. – Я уж не знаю, как эта каменная дура, но лорд Скиминок в гневе подобен бушующему вулкану. Хотя… после первой сотни жертв, как правило, более отходчив…


– О Великая Черная Сукка! – сладострастно взвыл разговорчивый, убедившись, что все его люди лежат. – Услышь нас, приди к нам, возьми тела и души двух неверных. Одари нас счастьем вновь лицезреть твой прекрасный облик…


– Эй, парень, ты всерьез хочешь ее видеть? Поверь слову художника – у тебя паршивый вкус! Конечно, фигурка у нее как у роденовской весны, но личико… Ты только представь – проснешься ночью, а на подушке оно! Оскал в неполные двадцать зубов, носа нет, губы сгнили, а череп, как ни полируй, уже ржавчиной повело. Это ж на всю жизнь либо седой, либо заика. А может, чего и похуже… Жидкий стул, например. Тебе это надо? – Дальше я заткнулся, потому что голубые камни в пустых провалах глазниц глянули в мою сторону и моргнули.



Не подумайте, что я испугался… Да ни в одном глазу! Что ж я, оживших статуй никогда не видел? Один бронзовый Кришна чего стоит… Поэтому на факт спуска с пьедестала обнаженной черной женщины с черепушкой вместо головы неадекватной реакции не последовало. Все ровненько так, спокойненько. Черная Сукка уменьшилась в рост средней женщины и неожиданно резво прыгнула мне навстречу с распростертыми объятиями. Меч Без Имени среагировал быстрее меня, замерев в сантиметре от ее полной груди…


– Ты не хочешь меня?! – ошарашенно отступила чернушка. Похоже, она всерьез считала себя неотразимой. Не спорю – до шеи она и святого соблазнит, но выше – вызовет отвращение даже у Озабоченных Орков.


– Миль пардон, мадам! Счастлив лицезреть, но не надо проявлять в мой адрес столько пыла. Я не Ромео, вы не Джульетта, поберегите нерастраченные запасы любви и нежности для менее щепетильного кандидата.


По храму пронесся вздох ужаса. Бритоголовые едва не задохнулись от моей наглости. Не привыкли, гады, чтоб кто-нибудь отвергал тело их богини. А меня словно нечистый за язык тянул, остановиться совершенно невозможно!


– Я бы от всей души рекомендовал вам классический образец идеального мужа. Помните, слепой, глухой капитан дальнего плавания? По-моему, самое то! И с вашим загаром вполне можно побороться. Майкл Джексон осветлил кожу путем пластической хирургии, а незабвенная Клеопатра для той же цели принимала ванны с ослиным молоком. Попробуйте, ослов тут более чем достаточно!


Богиня бросилась на меня, сопя от обиды, как революционный паровоз. Жан, хихикая, отошел в сторону, а я охотно попрыгал по храму, наводя попутно приличный бардак, отчего на долю Сукки пришелся бег с препятствиями. Там было что уронить… Какие-то цветные ширмы, шкафы с ритуальной посудой, лестницы, вазы, кресла, балдахины – мы развлекались вовсю. Потом я вспомнил, зачем пришел, и вернулся в центральный зал.


– Все! Поиграли – и хватит. Посмотрите, во что превратился храм! Да вам теперь одной уборки на два дня без пылесоса… Что мама скажет?! А теперь верните нам наших девочек, мы вежливо попрощаемся и разойдемся по домам.


Черная Сукка шумно отдышалась, от непривычной беготни ее тело блестело капельками пота. Эх, а все-таки фигурка у страшилки – закачаешься. Мечта мартовских котов…


– Ты – Скиминок!


– Нет, обычно меня называют партайгеноссе Борман. В крайнем случае Барбара Брыльска. Но близкие люди, по-домашнему, без титулов – наш Ильич!


– Ты ландграф или шут гороховый?!


– Не надо, тетенька, только ногами не бейте! Я щекотки боюсь.


Черная Сукка не выдержала и расхохоталась! Храмовые молодцы при звуках ее смеха попытались зарыться в плиты каменного пола. Да уж, скажем прямо, смеющийся череп не вызывал ответной улыбки… С другой стороны, веселый враг – добрый враг, может, до смерти и не убьет?


– Ты мне нравишься. Редко кто в городе суккубов удостаивается умереть в моих собственных объятиях. Я и так имею свою долю с каждой высосанной души. Но ты будешь только мой!


– Нет, нет, увольте! Слишком большая честь – я столько не прожую. И вообще, руссо туристо – облик морале! Случайные связи ведут к роковым последствиям, а у нас обоих есть определенные обязательства перед другими дамами. Почему бы вам не обратить заинтересованный взгляд на этих славных парней в белых сорочках, со строгими прическами. Какой рост, какая стать, какой вкус, прямо-таки спартанская простота в одежде и многозначительная бритоголовость. Вас это не возбуждает? Они явно холосты.


– Нет, ландграф! Мне нужен именно ты. Их я взяла бы в любую минуту, но увы… Они – евнухи.


– Матка Бозка! – ахнул я. – Да за что же вы их так? Или тут поблизости кастратки шастают?


– Чушь! Мои слуги обязаны на меня глядеть с безысходным вожделением, ибо тот, кто познает мою любовь, уже никогда не сделает вдоха…


– Очень поэтично. Нигде не публиковались?


– Я голодна. Иди ко мне. – Из голубых камней ударили тонкие лучи, и я с ужасом почувствовал, что теряю власть над собственным телом…



Состояние самое скотское. Разумом и сердцем прекрасно понимаю, что со мной хотят сделать, а не могу пошевелить даже пальцем. Меч Без Имени отдает мне всю свою силу, но и ее хватает только на то, чтобы протестовать. Трусливый рыцарь замер столбом, не сводя с богини глуповато-влюбленного взгляда. Он уже по уши во власти сластолюбивой убийцы. Рядом ну никого, кто бы мог помочь. С удовольствием бы шибанул по черепушке Мечом, но поздно… Руки не слушаются, надо бы раньше. Да и раньше тоже как-то неудобно было! Нельзя же первым бить женщину!


– Иди ко мне!


– Не хочу! В смысле не могу… Ой, оказывается, очень даже могу! Но… Не-е-ет! Зачем же так торопиться? Ведь существуют какие-то ласки, игры, прелюдии… Что ж мы, хуже ежиков, даже не пофыркаем?..


– М-м… почему бы и нет? – сладко мурлыкнула жадная до любви дамочка, когда мои непослушные ноги резво бросились исполнять приказ. Она смрадно дохнула на меня ароматом сто лет не чищенных зубов. – Давай немного поиграем, а во что?


– В «морской бой», в «классики», в «казаки-разбойники», но лучше всего в «жмурки»! Вы завязываете глаза платочком и на ощупь ищете меня, а я в это время…


– Хитры-ы-й… – прозорливо догадалась Сукка. – Мы будем играть с тобой в загадки. Это древняя и великая игра, даже боги не решаются в нее плутовать. Проигравший получает от меня поцелуй.


– Может, все-таки на щелчки? – жалобно попросил я, прекрасно понимая всю несостоятельность наивной просьбы.


– Загадывай!


– А… минуточку… сейчас… что бы такое попроще… Ну вот хоть: «Два конца, два кольца, а посередине гвоздик»?


– Ножницы! – мгновенно отмахнулась богиня. – «Не знает мощь ее границ, а страсть любые стены рушит, и короли ложатся ниц, ей отдавая жизнь и душу»?


– Любовь! – наугад брякнул я.


– Угадал. Теперь ты.


На этот раз я собрался с мыслями и задвинул задачку потруднее:


– В дырку вставляют,
Голову зажигают,
Плакать заставляют,
А сами читают…

– Это просто – свеча! А вот как ты ответишь на такое:


– Если в сердце перебой
И не знаешь, что с тобой,
Если в жилах бьется кровь,
То к тебе пришла…

– Любовь! – уже более уверенно парировал я. В общем, все мои загадки про морковки, ромашки, зайчиков она щелкала как семечки. Спасало то необъяснимое обстоятельство, что все ее загадки были на одну тему. Любовь! И все. Других отгадок не было. Мы развлекались уже более получаса. Жан потихоньку пришел в себя, но служители храма по-прежнему не шевелились. Наверно, я чересчур расслабился и потерял бдительность. Иначе она бы ни за что меня так легко не подловила…


– Круглая, а не шар.
Светлая, а не солнце,
Блестящая, а не серебро.
Недосягаемая, а не мечта.

– Любовь, – равнодушно бросил я и осекся. Страшная догадка обожгла сознание.


– Не угадал. Это – луна. – Череп соперницы оскалился самой коварной улыбкой. – Ну надо же… Попался на самом элементарном. О Луне позабыл… Ты проиграл. Теперь ты мой. Иди сюда, я тебя поцелую.


Непонятная послушливость вновь овладела мной. Я, медленно покачивая бедрами, изгибаясь самым пошлым образом, пошел к Черной Сукке, призывно заламывая руки. Что она со мной сделала?! Я попробовал кричать. Голос подчинился.


– Черт бы побрал этого недалекого оруженосца. Жан! Да стукни ее, наконец, чем-нибудь.



Опубликовано: 30 июня 2010, 17:28     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор