File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Джулия Оллгрем Между небом и любовью

 

Джулия Оллгрем Между небом и любовью


6


Все было как в тумане. Дерек не мог сказать, как долго он был без сознания — ему казалось, что он полз по джунглям целую вечность. Иногда ему удавалось встать, и тогда он видел сквозь пелену дождя непроходимый лес, который никак не кончался. Сейчас он увидел над своей головой брезент, за шиворот не текла вода, и это уже было счастье. Ему казалось, что от этой стопроцентной влажности он размок, как хлебный мякиш. Но он по-прежнему был в лесу, он слышал шум дождя, крики птиц и разговор людей. Вначале Дерек принял это за очередную галлюцинацию. Он потерпел крушение на самолете, получил травму головы, и ему стало казаться, что он проснулся и видит чудесный сон. В палатке пахло дымом, значит, где-то неподалеку тлел костер, а дым — потому, что капли дождя изредка попадали в огонь и от этого он чадил и дым щекотал ноздри. Голоса… Он сделал усилие приподняться и со стоном опустил голову, боль вспыхнула с такой силой, что хотелось закричать во все горло, но у него лишь вырывался стон. Голоса приближались, он начал различать речь, английскую речь! Слава богу, его нашли! Полог палатки откинулся, и внутрь просунулась голова бородатого мужчины. Он внимательно посмотрел на Дерека и улыбнулся.


— Привет, приятель, как твои дела? Долго же ты спал, мы уже решили, что ты спящая красавица, а не летчик, — пошутил незнакомец.


— Где я? — Дерек был поражен тем, как ослаб его голос, который был похож на шепот. — Давно я здесь?


— Ну-ну, приятель, не надо так напрягаться, ты как будто интервью у меня берешь. Просто забросал вопросами. — Голос бородатого доносился до Дерека как бы издалека.


— Ты в безопасности. У друзей, — зачем-то уточнил он. — Меня зовут Свенсон, я биолог из Швеции, работаю с другими исследователями в рамках международного проекта по спасению лесов Амазонки. Нас здесь семь человек, все в основном европейцы. Тебя нашел наш энтомолог Ларри, он охотился за своими насекомыми, когда наткнулся на тебя в лесу. Ты был в бреду, все что-то бормотал про самолет и какую-то Холли. В самолете с тобой был еще один пилот? — Свенсон попытался уловить какой-нибудь ответ Дерека, но тот опять закрыл глаза и провалился в небытие.


Следующий раз Дерек пришел в себя поздно ночью. Звуки ночных джунглей наполняли палатку, в воздухе висело жужжание москитов. В этот раз он чувствовал себя намного лучше. Рядом сидела немолодая женщина и набирала в шприц какое-то лекарство. Дерек с трудом разлепил губы.


— Вы доктор? — Вопрос прозвучал буднично. Женщина оторвала взгляд от шприца и улыбнулась ему.


— Я — Долли Симонс, врач. Как вы себя чувствуете? Можете назвать свое имя?


Долли говорила негромко, и Дерек с трудом разбирал ее слова, к тому же в голове шумело и мешало сосредоточиться.


— Меня зовут Дерек Райли, я пилот, выполнял пробный полет на дальнее расстояние с авианосца. Самолет упал в джунглях. — Эта долгая тирада отняла почти все силы Дерека, и он умолк, выжидательно глядя на женщину.


— Очень хорошо, Дерек, что вы все помните, я опасалась, что травма головы может быть серьезной, у нас нет здесь оборудования, чтобы диагностировать работу головного мозга, поэтому это был простейший тест. Вы были без сознания почти трое суток. Сейчас я сделаю вам укол обезболивающего и вы уснете. То, что вы пришли в себя, очень хорошо. Мы опасались самого худшего. Завтра поговорим.


Утром Дерек проснулся посвежевшим. Ярко светило солнце, и уже от одного этого поднималось настроение. В палатку вошли трое: Свенсон, Долли и незнакомый мужчина, которого Дерек еще не знал.


— О, наш герой уже проснулся и готов к разговору, — заговорил незнакомец. — Позвольте представиться, я руководитель экспедиции Джордж Малруни, а Свена и Долли вы уже знаете. Итак, Дерек, мы нашли вас в джунглях почти умирающим. Вам невероятно повезло. Можно сказать, что вы везунчик. Джунгли Амазонки — это не парк развлечений, здесь можно идти месяц и не встретить на своем пути никого. А дикие звери, а болотная лихорадка… Ну, слава богу, все позади, здесь вы среди друзей.


— Вы уже сообщили кому-нибудь, что нашли меня? — Дерек почти выдохнул этот вопрос.


— К сожалению, сеанс радиосвязи у нас где-то раз в неделю, здесь практически не ловятся радиосигналы. Через четыре дня у нас запланированы переговоры по нашему проекту с Бостонским научно-исследовательским центром и мы сообщим о том, что нашли вас. Вы можете сказать нам, кому вы хотели бы сообщить, что живы, и как связаться с вашим командованием.


— Благодарю вас, мистер Малруни, за то, что нашли меня.


— О, просто Джордж, мы здесь обходимся без церемоний.


— Спасибо, Джордж, я хотел бы лично поблагодарить вашего энтомолога за то, что он спас меня. Нужно сообщить на военную базу в Колорадо, что летчик Дерек Райли потерпел аварию. Пришлите мне вашего радиста, я хотел бы продиктовать небольшой отчет. И, если можно, сообщить моим родным в Ричмонд, что я жив. — Дерек старался вспомнить, все ли он сделал правильно или что-то упустил.


— Хорошо, Дерек, нет проблем. А сейчас Долли хотела бы осмотреть тебя еще раз. Я вас оставлю, пойду дам распоряжения нашему связисту.


Пока Долли осматривала Дерека, у него было время оглядеться вокруг уже при свете дня. Палатка была просторной и надежной, простая и удобная обстановка говорила о том, что эти люди не первый раз участвуют в подобных экспедициях и у них есть все необходимое на все случаи жизни. Было видно, что Долли Симонс профессионал, ее осмотр не доставлял Дереку никаких неудобств. Она тщательно прощупала его ребра, задавая по ходу осмотра вопросы, после чего стало понятно, что несколько ребер у него сломаны.


— Хорошо, что нет пневмоторакса, то есть когда ребро может проткнуть легкое. Конечно, перелом ребер дело болезненное, гипс при таком переломе не накладывается, придется ждать, когда кости срастутся сами. При каждом движении боль будет очень сильной. — Она внимательно посмотрела на Дерека. — А теперь расскажите мне все, что вы помните об аварии.


Дерек напряг память, но никак не мог определить момент, когда произошла поломка в самолете, помнил только то, что борт стал стремительно терять высоту и указатели на приборах начали прыгать; помнил, как нажал кнопку катапультирования и его со страшной силой выбросило из почти упавшего самолета, а дальше он уже ничего не мог вспомнить, как ни пытался, будто мозг сам блокировал тяжелые воспоминания. И еще он вспомнил Тиффани, его Тиффани. Он очень долго не вспоминал о ней, точнее запретил себе вспоминать о ней. А тут как будто сам себе разрешил эти воспоминания, понимая, что скорей всего погибнет в этой катастрофе. Говорят, что в такие моменты у человека перед глазами проходит вся жизнь. Выходит, Тиффани была его жизнью, самой значительной ее частью, а все остальное было неважно. Может, спасая его, кто-то там наверху решил дать ему второй шанс, чтобы он вернулся и закончил то, что должен был сделать еще шесть лет назад. Ведь при таких обстоятельствах, когда вероятность выжить составляет не более двух процентов, тот факт, что рядом оказалась экспедиция и его нашли, выглядит настоящим чудом.


— Дерек, — голос Долли Симонс звучал очень настойчиво, — так что вы помните?


— Честно говоря, немного — только то, как самолет стал падать и как я катапультировался. — Дерек говорил правду, а о Тиффани он ничего не сказал, потому что ему надо было самому осмыслить то, о чем он сейчас думал, и доктор здесь помочь ему ничем не может, разве что отправить к психоаналитику.


— Вы помните, как пришли в себя на земле? — Долли прямо-таки тестировала его, как детектор лжи.


Может, она шпион из какой-нибудь вражеской организации и ее задача узнать секретные сведения? — подумал Дерек, но потом отбросил эту мысль, настолько она была комичной и нелепой. Не будет же вражеский шпион сидеть в джунглях Амазонки и молиться, чтобы поблизости рухнул самолет противника. Дерек потряс головой, чтобы очнуться от дурных мыслей, и в голове зашумело и закололо с новой силой. Он даже застонал.


Это обстоятельство встревожило Долли, она аккуратно прощупала голову, стараясь быть максимально деликатной. Удостоверила, что кость нигде не повреждена и что боль, вероятно, является последствием сотрясения мозга или какой-то внутренней травмы.


— Я очнулся висящим в воздухе, парашют запутался в ветвях дерева. — Дерек старался восстановить последовательность событий. — Помню, как расстегивал ремни. Очнулся уже на земле, голова гудела, долго шел в юго-западном направлении, пил дождевую воду с листьев растений.


— Ночевали вы на земле? — спросила Долли.


— Нет, кажется на дереве, я помню, как привязывал себя к ветвям, чтобы не упасть во сне. — Дерек почему-то улыбнулся, сейчас ему казалось, что все, что произошло, было не с ним, а с кем-то еще.


— Еще у меня была идея разжечь костер, но зажигалка барахлила, да и дожди тоже сыграли свою роль, ветки были влажными, из них нельзя разжечь костер.


Долли слушала его очень внимательно, делая иногда какие-то пометки в блокноте.


— Долли, могу я узнать, что вы пишете? — спросил заинтригованный ее поведением Дерек.


— Я делаю пометки для врача в госпитале, так называемый анамнез. Это сэкономит время и облегчит жизнь врачу, к которому вы попадете. Конечно, как вас лечить, решит он сам. Но, я думаю, это ему пригодится. Всякие бывают ситуации.


Дерек забеспокоился.


— Что значит — всякие ситуации? Вы что-то недоговариваете? Со мной что-то не так? Прошу вас не скрывать от меня ничего, я предпочитаю знать правду, а не питаться призрачными надеждами.


— Успокойтесь, Дерек, я просто хочу исключить возможные опасности, начиная от паразитов, что вы могли подцепить в джунглях, и заканчивая осложнениями от сотрясения мозга. Мои записи — это результат многолетней привычки. Я работала в Африке в рамках организации «Врачи без границ» и видела, как порой счет шел буквально на минуты, за которые у врача просто нет возможности узнать все о больном, и эти записи очень пригождались в подобных ситуациях. К тому же не забывайте, что здесь нет возможности сделать вам полное обследование. На данном этапе я диагностировала у вас перелом нескольких ребер и сотрясение мозга. Не самый плохой диагноз, учитывая, что вы рухнули с такой высоты. Не так ли? — Долли ободряюще улыбнулась.


— Да-да, вы правы, я слегка запаниковал, — извиняющимся тоном сказал Дерек. — Теперь ваша очередь, доктор, описать события с момента моего обнаружения, ведь я ничего не помню. Надеюсь, я вел себя прилично, когда бредил? — Он даже попытался пошутить.


— О, вы наделали переполох в лагере! Наш энтомолог отправился на охоту, а когда прибежал назад и вначале не мог сказать ни слова, все решили, что на него в лесу напали аборигены и надо готовиться к внезапной атаке. Но потом все прояснилось, и трое наших с носилками отправились вместе с Ларри в джунгли. — Она помолчала. — Вы три дня находились без сознания.


— Долли, вы слышали взрыв от падения самолета? — задал он свой вопрос.


— Звук падения был, и очень сильный, но взрыва не было, он упал в один из притоков Амазонки, эта речка около пятидесяти метров в ширину и очень глубокая. Мы опасаемся, как бы горючее из баков не попало в реку, это нанесет непоправимый вред окружающей среде. В бреду вы очень часто говорили о Холли, что-то пытались ей объяснить. Это ваша жена? — Ее вопрос прозвучал участливо. — Вы просили ее вернуться и говорили, что очень виноваты перед ней. Не отчаивайтесь, Дерек, ваша жена все простит вам, когда узнает, что вы живы, ведь ей уже наверняка сообщили, что связь с вашим самолетом потеряна и вы, скорее всего, погибли где-то в джунглях Южной Америки.


Долли хотела его приободрить, но вместо этого Дерек почувствовал, что краснеет. Такого с ним не происходило лет с шестнадцати. Выходит, он в бреду говорил с Тиффани, вот что значит подсознание, ему казалось, что с годами рана его затянулась. Стало быть, нет.


— Я не женат, Долли, простите, но мне не хотелось бы сейчас говорить об этом.


Долли смутилась и поспешила сменить тему разговора.


— Сейчас вам остается только ждать разговора с Бостонским центром, а затем прилета вертолета. Все зависит от того, как быстро они свяжутся с вашим руководством. — Долли Симонс опять выглядела собранной и деловитой. — Вам не мешало бы немного отдохнуть, я вас оставлю, зайду позже. Попытайтесь заснуть, ваши силы небезграничны. — После этих слов она вышла из палатки.


Дерек остался один. Спать совсем не хотелось. В голове все время крутились мысли о его чудесном спасении и о том, что все это время в самой глубине его сердца жила любовь к Тиффани. Сейчас он понимал ясно, как никогда, что он продолжал любить ее все эти годы, несмотря на все доводы разума и принятые решения. Даже в момент падения самолета он помнил ощущение сожаления, что он, вероятнее всего, погибнет, так и не успев поговорить с Тиффани. В тот миг больше всего на свете он хотел вновь увидеть ее. Интересно, что она думает о нем, часто ли вспоминает об их отношениях. А может, она уже замужем? При этой мысли у Дерека испортилось настроение, и он усилием воли отогнал ее от себя. Ему нельзя сейчас думать об этом. «Никогда не надо терять надежду, уныние — это грех», — учила его в детстве мать, и в самые трудные моменты своей жизни Дерек вспоминал эту фразу, и ему становилось легче. Ведь самое главное, что его нашли, он выберется и поедет к Тиффани, больше откладывать на потом ничего не будет. От этой мысли ему стало легче. Интересно, что сказали его родным и как они отреагировали? А Джей? Наверное, приехал поддержать их. Вечно занятый Джей, ему всегда было некогда. С братом он никогда не был особо близок, сказывалась разница в возрасте, но твердо знал, что в трудную минуту всегда может рассчитывать на его помощь. Даже когда произошла история с Тиффани, Джей поддержал его, хотя не был в курсе всех подробностей. Но ему было достаточно того, что рассказал сам Дерек.


— Слушай свое сердце и не иди на поводу у мамы, что бы она тебе ни советовала.


Джей всегда был чуток и справедлив, вот только Дерек тогда его не послушал, за что и поплатился. А мама? Как она пережила это известие: плакала, кричала или молча погрузилась в тупое оцепенение? Все возможные реакции матери он хорошо изучил, она всегда была предсказуема в своих поступках. Даже когда случилась их любовь с Холли, он знал, как мать поступит, когда ей станет известно об их отношениях. Как всегда она вначале плакала, пыталась поговорить с ним сама, разражаясь периодически речами по поводу того, что он погубит свою жизнь, если останется с Тиффани, потом подговорила отца поговорить с ним. Последней козырной картой была сцена с сердечным приступом. Нет, он не осуждал мать. Всегда любил и любит ее. Просто она считала, что лучше знает, что нужно ее сыну, и не хотела отпускать его от себя или делить с кем-то, тем более с какой-то девчонкой, которая может испортить жизнь ее обожаемому сыночку. Дерек и сам не знал, почему пошел тогда на поводу у матери, но и возложить всю вину на нее за то, что они расстались с Тиффани, он тоже не мог. Все-таки решение было принято им самим. Сейчас ему казалось, что он просто испугался. Что, согласившись жениться на Тиффани, он лишит себя своей давней мечты стать летчиком. Он боялся, что со временем так и не простит Тиффани, что она лишила его неба, и это убьет их отношения. Они были еще слишком молоды, чтобы становиться родителями. Ему казалось, что если она сделает аборт, то все у них станет по-прежнему, а потом, когда они добьются успеха, то поженятся и у них будут еще дети. То, что он потеряет Тиффани, он даже не допускал, а когда она ушла от него, он долго не мог поверить, что это серьезно, и все ждал, что она вернется. Она не вернулась.


Почему так произошло? Ведь ему никто не был нужен, кроме нее. Позже он попытался вернуть ее сам, но они вновь запутались, никто не хотел уступать или было уже слишком поздно. Тень нерожденного ребенка разлучила их навсегда. О если бы он мог повернуть время вспять и вновь оказаться в том времени, он на коленях умолял бы Тиффани подарить ему сына или дочь, он обожал бы этого ребенка, ведь это была бы их плоть и кровь. Но что теперь горевать о том, чего уже никогда не вернешь? Ему остается только надеяться, что он сумеет найти ее. Сумеет вымолить прощение и вернуть. Если, если, если… Как много если.


Так в размышлениях о жизни прошел остаток дня и наступил вечер. Поочередно к нему заглянули почти все участники экспедиции, в том числе и Ларри — энтомолог, нашедший Дерека в лесу. Он оказался веселым парнем с отличным чувством юмора, все время шутил и хохмил. Он в красках рассказал, как вначале принял тело Дерека в камуфляже за крокодила, притаившегося в кустах, и уже почти приготовился метнуть в него мачете, но крокодил вдруг издал протяжный стон, чем испугал бедного Ларри почти до обморока. Битых полчаса Ларри еще метался по зарослям, опасаясь оставить Дерека одного, ведь на него мог напасть настоящий крокодил. Потом он тащил свой ценный груз по зарослям, пока не нашел безопасное место, и только потом побежал за подмогой.


Хотя мрачные мысли еще и терзали душу Дерека, он не мог не улыбнуться, слушая смешной рассказ Ларри. Свенсон в свою очередь добавил, что никогда еще они не видели Кузнечика — так Ларри называли в лагере, — бегущего с такой скоростью. Кто-то потом сказал, что он подумал, будто на Ларри напали аборигены-людоеды и именно поэтому он развил такую прыть. Когда наступило время ужина, Дерек с удивлением обнаружил, что проголодался, и, несмотря на скромность блюда, состоявшего из консервированного мяса индейки и бобов, с удовольствием съел все, что ему принесли. Организм медленно, но верно восстанавливался. Невзирая на боль в ребрах и постоянный шум в голове, Дерек чувствовал себя уже вполне сносно. Вставать ему Долли пока запретила, но на следующий день он рассчитывал подняться с кровати.


Утром он проснулся в хорошем настроении, все вчерашние страхи и переживания как будто померкли, и он уже совсем по-другому смотрел на ситуацию — то, что вчера казалось почти безнадежным, сегодня вызывало скорей оптимистические прогнозы на будущее. Дерек верил в то, что сможет все исправить, ведь он осознал свою ошибку. О великая сила надежды! «Пока живу — надеюсь», — сказал кто-то из великих. Как же он был прав!


Утром зашел инженер Грег Дозич, в лагере он выполнял еще и роль связиста. Хорват по национальности, он десять лет назад эмигрировал в Штаты, и это была его уже третья по счету экспедиция в разные затерянные уголки мира.


Дерек продиктовал ему короткий отчет, который тот должен был передать для его командования. Травма головы давала о себе знать, мысли постоянно путались и не поддавались точной формулировке, чего раньше с ним никогда не происходило. Собрав волю в кулак, Дерек довел дело до конца. Глаза плохо реагировали на яркий дневной свет, хотелось закрыть их или хотя бы надеть солнечные очки. Долли зашла проведывать его после ухода Грега.


— Долли, у меня повысилась чувствительность к дневному свету, нельзя ли мне закапать какое-нибудь лекарство, чтобы стало полегче.


— У вас повысилась чувствительность?! — встревожилась Долли. — А раньше что-либо подобное происходило?


— Нет, как-то не замечал. — Дерек старался припомнить все случаи, когда он болел, но ничего похожего с ним никогда не случалось. — Это может быть опасно?


— Надеюсь, что нет. Возможно, последствия травмы головы. Требуется специальное обследование. — Долли на мгновение замолчала, как будто обдумывая что-то. — Я хочу провести дополнительный осмотр и протестировать ваше зрение, будет немного неприятно, но боли не почувствуете.


— А что конкретно вы хотите делать, ведь у вас нет необходимого оборудования. — Дерек был немного растерян.


— Я хочу закапать вам в глаза атропин. Он расширит зрачок, и я смогу посмотреть глазное дно. Вы согласны? — Долли выжидательно посмотрела на Дерека.


— Конечно. Я постараюсь быть паинькой, — засмеялся Дерек.


Процедура длилась достаточно долго. Дерек терпеливо ждал окончания осмотра, даже реакция Долли его не особенно волновала.


— Что там? — задал он вопрос, когда Долли закончила.


— Ничего особенного, но и сказать, что все в порядке, я не могу, есть кое-какие нарушения. Конкретно может сказать только специалист, но зрения вы не лишитесь, это я вам обещаю. Сейчас вам надо отдыхать и набираться сил. Больше спите, ведь во время сна силы организма восстанавливаются. У вас нормальный сон или лучше сделать укол на ночь?


— Спасибо, я сплю нормально.


Долли попрощалась и поспешно покинула палатку. Зрение сохранилось — это главное. Дерек поразился своей безучастности ко всему происходящему. Скажи ему врач раньше, что у него что-то не в порядке, он бы весь погрузился в размышления, выпытал бы у врача все возможные последствия, попытался бы подготовиться к ним. Сейчас все проблемы отошли для него на второй план. Все, чего он хотел на данный момент, это чтобы связь поскорей установилась и он смог передать на базу и родным, что он жив. В глубине души он понимал, что и это для него не главное. Дерек хотел найти Тиффани и поговорить с ней. Да что там скрывать, он хотел вернуть ее! Вот чего он желал больше всего на свете. Увидеть ее снова, провести рукой по белокурым волосам, заглянуть в ее прекрасные голубые глаза, ощутить вкус ее губ… При мысли об этом его пульс участился и сердце забилось, как когда-то в юности, как в первый раз, когда он увидел Тиффани…


Из размышлений его вывело появление Грега Дозича, у которого был несколько озабоченный вид.


— Мне никак не удается выйти на связь с Бостонским центром, помехи просто ужасные, — грустно поведал он причину своего расстройства.


— А если вы так и не сможете с ними связаться сегодня, что будет тогда? У вас есть какой-то запасной вариант? — Дерек был не на шутку обеспокоен: задача несколько усложнялась и момент встречи отодвигался еще на один день.


— Даже не знаю, что сказать, никакого запасного варианта связи у меня нет, остается только ждать. — Грег, похоже, совсем пал духом, но, взглянув на Дерека, весь подобрался и вышел из палатки полный решимости продолжить свое дело.


Эта досадная помеха только еще больше раззадорила Дерека — никакие препятствия не помешают ему увидеться с Тиффани, он все равно добьется своего, в своих силах он ничуть не сомневался.


Только через два часа Дозич влетел в палатку, сияющий как новенький доллар.


— Мне удалось! — закричал он с порога. — Они там, в Бостоне, просто онемели от такой новости, по каналам уже прошла информация, что ваш самолет обнаружили упавшим в реку и что вы, скорее всего, погибли. А тут такая сенсация, такое чудесное спасение! — Грег даже подпрыгивал на месте от избытка чувств. — Вы не поверите, я чувствую себя так, будто выиграл в лотерею миллион долларов!


— Они сообщат моим родным, что я жив? — Дереку тоже передалось волнение Грега.


— Они сказали, что сейчас же свяжутся с вашим командованием и вашими родными. Повторный сеанс связи через час, они хотят все решить, пока космический спутник не покинул пределы нужной зоны.


Через час пришло сообщение, что военно-спасательный вертолет взял курс на лагерь экологической экспедиции для эвакуации летчика Дерека Райли.






Опубликовано: 02 июля 2010, 16:55     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор