File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Олег Измеров Задание Империи

 

Олег Измеров Задание Империи



8. Здесь вам не тут.



Свежевымытое утро встретило Виктора пением петухов, солнечным зайчиком на стене и чистым осколком небесной синевы за оконными стеклами, мятыми, как будто их только что раскатывали скалкой. Такие стекла в своей реальности он встречал в старом корпусе БГТУ. Через раскрытую форточку проникали родившаяся после ночной грозы свежесть и неистребимый запах цветущего под окнами жасмина. "Вот почему им не надо было дезодорантов…". В общем было такое ощущение, словно он где-то если не в загородном санатории, то на турбазе.


Виктор включил радио в розетку, предварительно удостоверившись, что это именно радиорозетка, а не сетевая (интересно, почему их сразу не сделали разными?). Репродуктор заорал утреннюю зарядку. Виктор хотел уже было уменьшить громкость, но вспомнил, что ручка в середине "тарелки" — это регулятор не громкости, а установки стальной пластины посередине между полюсами магнита. "Блин, у нас Линукс Убунту проще поставить, чем тут динамик… Обживусь, надо подумать, из чего регулятор громкости сделать."


После зарядки, пока Виктор одевался, репродуктор наигрывал кавер немецкого фокстрота "Когда я весел, я пою", который по окончанию сменил оригинал нового немецкого же хита "Звезды сиянье". То, что при официальном славянофильстве (если считать взгляды штабс-капитана типичными) на радио чувствовалось столь явное засилье иностранщины, Виктору показалось несколько странным. То ли император (а, кстати, он здесь император или как его там? надо узнать) был германофилом, как и Николай 2.0 (в этой реальности тоже покойный? о нем что-то ничего не слышно), то ли пресловутая дружба со стратегическим инвестором, то ли прогерманское лобби на радио (почему бы и нет? не похоже, чтобы здесь всех отучили любить бабки), то ли еще что-то, о чем Виктор даже не догадывался. И еще: непонятно, почему при этом славянофильстве такое русофобство по части прессы. Почему здесь русский ученый не может сделать великое открытие даже в фантастическом очерке?


Стоп, а не связано ли это? Если и связано, то пока неясно, как…


Кати не было. На кухне на столе Виктор обнаружил записку: "Блины в кастрюле на плите, варенье в столике, кушайте, я для вас напекла". "Ну, будем считать, что я заработал это, как специалист по железу…"


На улице после вчерашней грозы еще стояли лужи, и Виктора спасало только то, что деревянные тротуары были уложены на бревнышки, поднимавшие доски значительно выше уровня грязи, а мостовая была отделена от тротуаров канавой с лопухами, куда и шлепалась грязь из-под колес изредка проезжавших небольших угловатых автобусов, мест этак на пятнадцать, без указателей маршрута, но с надписью "Автокомпания Фартисова" и табличками "Стальзавод-Соборная пл." и "Стальзавод-Вокзал". "Маршрутки" — подумал Виктор. Цокали пролетки, неторопливо ехали ломовые телеги и время от времени фырчали грузовики. В основном это были ярко-зеленые полуторки, похожи на довоенные газовские из Реальности-1, реже попадались опелевские — небольшие, красно-кирпичные, то ли на одну, то ли на полторы тонны, и новенькие темно-синие мощные трехтонки, которые из-за своей заводской свежести казались Виктору какими-то экспонатами для киносъемок.


Вообще он заметил, что если в 1958 году автомобили воспринимались как-то свежо, оригинально, и даже как-то не выходили из общего ряда восприятия машин 21-го столетия (тюнинг бы еще некоторым сделать и были бы вообще клевые тачки), то здесь он постоянно чувствовал себя как в музее или историческом кино. Вроде "Блефа" с участием Челентано, только кепочки не хватало.


Еще в глаза бросалось обилие даже для не слишком оживленной улицы столбов и проводов — осветительных, телефонных и радио. Было уже часов девять, и народу навстречу попадалось немного — видимо, основной поток на смену уже прошел. Дети носились босиком по лужам — и здесь опасность быть обрызганным была гораздо выше, чем от машин.


На Губернской его неожидано поразили тележки морожениц и продавщиц газировки. Повеяло от них чем-то родным, из старых фильмов. А вот мальчишки-газетчики и девушки-папиросницы, наоборот, выглядели чрезвычайной экзотикой.


Тут же при переходе улицы ему дорогу пересек огромный желтый автобус — двухэтажный "Бюссинг", с выступающим далеко вперед, как морда крокодила, капотом мощного двигателя, высокими, в половину его роста, колесами и двойным задним мостом. Народу внутрь набилось довольно много, а спереди висела цифра "3", обозначавшая номер маршрута. В какую бы реальность ни попал Виктор, в Бежицу ходила "тройка"!


— "Губернский голос"! Купите свежие новости! Новые решения властей! На Дальнем Востоке разоблачена сеть японских агентов! Побег обер-полицмейстера Уссурийского края, ведутся розыски! Новый рекорд самолетов Хенкеля! Знаменитая певица Элеонора Малковская обвенчалась со своим импрессарио! Недостойное поведение звезды экрана Лизаветы Бурадо! В Вологодской области снова видели человека-паука! Гвоздь номера — фантастический рассказ про телефон будущего!


"Интересно, в редакции дадут авторский экземпляр? А, впрочем, раз дали гонорар, можно не жмотничать. Заодно и про их систему почитаем".


Он подозвал мальчишку и дал ему мелочь.


— Спасибо, барин! Спешите брать свежие новости! Тираж ограничен!


На последней странице действительно был его рассказ, практически без сокращений, а также приделано интервью с автором, которое он не давал; интервью и было снабжено фоткой. Виктор понял, что его раскручивают. "Новый, но уже ставший известным своими произведениями…" "- В чем цель Вашего таинственного визита в Бежицу? — Именно этому городу надлежит сыграть некую роль в мировой истории, о которой сейчас практически никто не догадывается…" Ладно, протестовать не будем. Посмотрим политику.


С чего начнем? Название, название в первую очередь. Название общественно-политической газеты, ее лозунг, ее основатели часто характеризуют не только ее читательскую аудиторию, но и общественную систему… "Губернский голос", чуть повыше — "За Русь Святую!". "Орган Бежицкой губернской организации Партии Святой Руси, Бежицкого губернского Собора и Бежицкого Губернатора".


Орган Собора — это, надо понимать, не того, что у парка, а типа собрания представителей. Офигеть. Как все знакомо. "Орган обкома КПСС, областного Совета депутатов трудящихся…" Белые воспроизвели советскую однопартийную систему.


А может, она вовсе не советская, а такая, что просто стихийно складывалась в период войн и революций? И кто бы ни захватил власть, в конце концов к тому бы и пришел?


Что там дальше на первой? "Государь Император Владислав Александрович…" Во, как Третьяк прямо."…Посетил строительство крупнейшего в мире металлургического комбината…" Естественно, большой портрет. Чего же он там сказал? "Нельзя допускать, когда старые и признанные специалисты запираются в скорлупу жрецов, монополистов… Молодежь должна иметь смелость ломать старые традиции и нормы, когда они превращаются в тормоз, она, не может быть рабами общепринятых шор, она должна создавать свои, новые нормы и традиции, несмотря ни на какие препятствия… Часто новые пути прогресса прокладывают новые, доселе неизвестные люди, практики, новаторы дела…" Хм, значит, у них инновационный застой наблюдается? Интересно читать императоров между строк.


А еще чего нового в передовицах? "Добить вражеское охвостье в партии". Да… Какой — не пишется, значит, одна партия. "Политические обанкротившие и вконец разложившиеся руководители, за пособничество врагам Империи и чуждым элементам с позором изгнаны…"


Хорошо, что не пожалел мелочи на газетку. Разборки у них в этой самой соборной партии. Будь осторожен, будь осторожен… Здесь вам не тут. Надо изучить, кто кого опустил.


"…Проявили нетерпимую политическую беспечность и проглядели особые методы работы врагов Империи через разложение…" Через что — через что? И что надо не делать, чтобы нечаянно кого-то не разложить? В смысле, не попасть под сигнатуру вируса и не быть удаленным?


"Пытались сорвать борьбу с проникшей в партию агентурой большевизма…" Ну, это общее, а вот расшифровывается: "…продолжали самодурствовать, брать взятки, расхищать и растрачивать казенные средства, допускать брань и рукоприкладство, устраивать под видом мероприятий пьянки и непристойные оргии… " так это чего, репрессии коррупционеров, что ли?


А почему бы и нет? Как там, у Льюиса Кэрролла?


"Обвиненье в измене легко доказать,


Обвиненье в убийстве — труднее,


Ну, а в злостном банкротстве козу обвинять


Извините, совсем ахинея!"


Доказать взятки, коррупцию, вообще хозяйственные преступления, а тем более злоупотребления властью — ага, попробуй, особенно если этим охвачена вся государственная власть сверху донизу. А вот в ихних условиях измену навесить, что два пальца об асфальт. Правда, так можно под эту гребенку и любого забрать, чья физиономия не понравится. Хотя народ в целом будет доволен, поскольку и всяких уродов-оборотней во власти шерстят.


Рассуждая так, Виктор не заметил, как подошел близко к репродуктору, из трубы которого весело вылетали звуки фокстрота "Счастья дни вернулись к нам".


— Не желаете ли мороженого, сударь? — спросила у Виктора молоденькая продавщица, пристроившая у того же столба коляску-ледник. — Сливочное, кофейное, крем-брюле?


— Нет, спасибо. Чего-то прохладно тут у вас.


— Так это солнце за облачком. А сейчас жара начнется, не приведи господь. Купите мороженого…


Чего там дальше? "Кумовство и порука", "зазнайство, самодурство, бюрократизм", "лицемерно прикрываясь Священным Писанием, поощряли хулиганское отношение к интеллигенции…" Религиозное мракобесие, что ли, развели? Не поэтому ли изобретатель в рассказе не может быть русским? Надо уточнить. Так, ну дальше уже риторика: "разоблачить и добить всех красных последышей", "разгром и полное выкорчевывание", "руководствуясь Словом Божьим"… ну, в таких случаях любая директива сверху для угодливых исполнителей — слово божье.


Ладно. Что еще в горячих новостях. Перелет Москва-Владивосток на новом самолете Хейнкеля, выпускаемого в России. Новости с дрейфующей полярной станции. Государь император выступил в опытной передаче катодного дальновидения высокой четкости в Москве; специалисты отмечают, что изображение не уступает кинематографическому и в ближайшем будущем каждый житель Российской Империи получит возможность лицезреть любимого монарха у себя дома. Спущен на воду линкор "Святая Русь", первый корабль новой серии. "Смелыми действиями жандармерии Его Величества стерты с лица земли кровавые большевистские вампиры… окончательно выкурить всех шпионов, диверсантов и вредителей из потаенных нор и беспощадно их уничтожить…" Это из статьи про побег обер-полицмейстера. Тоже понятно: такой солидный чиновник в перебежчиках — крупный ляп, вот и ставят дымовую завесу. "Кровавые вампиры" — это класс; типа, тут молодежь тоже мистику любит.


Также скупо сообщалось о разгроме частями особого назначения нескольких крупных банд на Кавказе и в Туркестане. Из того, что сей факт старались не выделять, можно было сделать вывод, что разгром банд в этих регионах продолжался дольше, чем планировали власти.


Местная политика располагалась в нижней половине страницы и была практически полностью представлена рапортами чиновников о работе губернских учреждений. Рапорты можно было поделить на две категории: сообщения о мероприятиях: совещаниях, деловых поездках, встречах, приемах и прочее, из которых, впрочем, нельзя было понять, какая польза была извлечена из сей бурной деятельности, и статистических сводок, по которым, при обилии цифр о наличии койко-мест в больницах и объемах заготовок сельхозпродукции оптовиками, сделать какой-то вывод о состоянии дел мог только специалист. Здесь же располагалась и колонка с разъяснениями митрополита по разным вопросам; в частности, устройство громоотвода называлось угодным богу делом, ибо надо различать гром небесный, как гнев господень от поражения небесным электричеством в результате козней дьявола… и так далее.


Вторая страница была заполнена разнокалиберными губернскими новостями, не имеющими отношения к политике — от прокладки водопровода по улице Базарной в каком-то уездном центре до объявлений о театральных премьерах. На третьей и четвертой странице все было забито светской хроникой, то-есть, тем, о чем судачат бабы у колодца: кто с кем сошелся-разошелся, кто про кого чего сказал; давались различные полезные советы и рецепты, а также тексты молитв на разные случаи жизни. Все это перемежалось рекламой, среди которой особенно назойливой была реклама средства "Эректонус", назначение которого было видно из названия.


"Тьфу, и тут спам про виагру…"


На последней странице, помимо рассказа Виктора, поселились мелкие объявления, программы радио и телевидения (в газете было: "дальновидения"), афиши театра и кино, а также был фельетон о состоянии радиофикации в Боровке, где в клубе "Цементник" никак не отремонтируют поломанный дальновизор. Последнее обстоятельство как-то сгладило впечатление Виктора от "кровавых вампиров".



Вспомнив о конной статуе, он решил осмотреть ее поближе. Вопреки вчерашнему предположению, это оказался памятник не Пересвету, а князю Роману; отлит он был из чугуна, в правой руке князь держал поднятый к небу меч, а левой придерживал чудотворную икону, которую привез для основания Свенского монастыря.


В редакции на Преображенской Бурмина с утра не оказалось, зато на месте была Анфиса — невысокая девушка, с осветленными короткими, уложенными назад волосами. Одета она была по случаю жары в платье для игры в теннис, по общему стандарту времени длины миди, что компенсировалось тем, что сверху были хорошо открыты спина и грудь; посмотреть у Анфисы там было на что. От полного топлесс Анфису спасали крупные бретели, похожие на звенья цепи, а определенную строгость столь вольному началу придавал широкий белый поясок и два широких диагональных кармана с крупными, как пальтовые, декоративными пуговицами ниже его. Выщипанные и подведенные несколько выше темным карандашом брови в виде изумленной дуги казались непривычными, но здесь были в порядке вещей. Девушка приняла у Виктора оба рассказа и сообщила, что после обеда он может зайти насчет гонорара. Делать дальше было нечего, и Виктор осведомился, где можно найти Краснокаменную, под предлогом попросить у нее свою фотку.


— А она тоже после обеда будет, — ответила Анфиса, — сейчас она на Арсенале, снимает встречу партактива "Святой Руси" с рабочими.


— Ну, это святое дело, — согласился Виктор, а про себя подумал: "Чтобы утро не пропадало, надо бы в институт заглянуть. Интересно, как там в тридцать восьмом?"


— Да, Аркадий Иванович просил вам пробные карточки передать, если нормально, то большие сделают.


Пробные карточки оказались размером примерно с фотку на советский паспорт; видимо, экономили бумагу.


— Конечно, пойдет. Большое спасибо! — ответил Виктор и отправился навестить знакомый вуз.




Опубликовано: 28 июля 2010, 06:45     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор