File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Мишель Маркос Властное желание

 

Мишель Маркос Властное желание


Глава 8




«Идиот. Болван. Осел». Солтер крыл себя последними словами, отправившись в погоню за Минной. Эта женщина застала его врасплох. Будь он проклят за то, что потерял бдительность в своей работе. И будь проклята эта женщина за то, что отвлекла его.


Он явно недооценил ее. Но он не допустит такую ошибку дважды. Шишка на голове ужасно болела, и тряска на спине лошади только усиливала боль.


Солтер направил свою лошадь в конец соседней улицы. Минна не могла пойти назад в заведение, иначе он увидел бы ее. Он сокрушенно покачал головой, отчего ощутил новый приступ боли. Солтер стиснул зубы и повернул лошадь к реке. Вероятно, Минна двинулась прямо к Боу-стрит.


От дома Прескотта полмили до Темзы, а затем она должна пройти еще две мили вдоль реки. Солтер поднял воротник, ощутив порыв холодного ветра. Небеса угрожали пролиться дождем. Пустив лошадь легким галопом, он продвигался по лабиринту узких лондонских улочек и переулков, надеясь увидеть Минну.


Наконец Солтер достиг Теймз-стрит, длинной улицы, пролегавшей вдоль реки. Он посмотрел налево: из-за угрозы дождя немногочисленные прохожие спешили покинуть улицу. Впереди была река.


Он посмотрел направо и увидел фигуру женщины, которая шла, оглядываясь. Солтер прищурился, стараясь различить цвет ее платья. Когда же он пустил лошадь в ее сторону, та бросилась бежать.


Это, несомненно, Минна.


Все его чувства обострились. Он мгновенно ощутил жар во всем теле, как пантера, почуявшая запах газели. Пустив лошадь галопом, он быстро сокращал расстояние до беглянки и вскоре должен был схватить ее.


Однако Минна, увидев его быстрое приближение, в панике бросилась поперек улицы перед приближающейся почтовой каретой. Сердце Солтера замерло.


— Минна!


Если бы кучер не натянул поводья отчаянным рывком, то, несомненно, сбил бы ее. Минне удалось проскочить в сторону набережной.


Слава Богу. Солтер облегченно вздохнул, хотя готов был убить ее за то, что она едва не погибла.


Он увидел, что Минна нырнула в пространство между пустыми деревянными ящиками и коробками, сложенными около моста. «Хитрый кролик», — подумал Солтер, понимая, что теперь она недоступна для него на лошади. Он спешился и последовал за ней, шагая по кучам мусора.


Массивное кирпичное основание моста отбрасывало тень, еще больше скрывая местонахождение Минны. Он прислушался, надеясь уловить звук ее шагов, однако мягкий грунт по берегам реки глушил любые звуки.


Когда Солтер попытался протиснуться между двух больших деревянных контейнеров, внезапно толстая доска угодила ему прямо в живот.


Он согнулся от боли и в следующий момент ощутил удары кулаков по шее.


Солтер упал на мокрую траву. Черт побери, эта женщина дерется, как мужчина. Однако он ухитрился вытянуть руку и схватить ее за запястье, прежде чем она смогла убежать. Минна упала рядом с ним лицом вперед.


Теперь она не уйдет от него. Он встал и поднял ее. Затем решительно взвалил Минну на свои плечи, как подстреленную лань.


— Теперь пора успокоиться, Минни.


Он двинулся вдоль заброшенной пристани под мостом; его шаги гулко зазвучали по хлипким деревянным доскам. Дойдя до конца пристани, Солтер, не церемонясь, скинул Минну со своих плеч. Ее тело с громким плеском шлепнулось в грязную воду. Минна начала беспорядочно колотить по воде руками.


— Я не умею плавать!


Солтер сложил руки на груди.


— Ерунда.


Минна продолжала отчаянно барахтаться.


— Солтер!


Он бросил на нее сердитый взгляд:


— Здесь глубина около четырех футов. Встань на ноги!


Минна ухватилась за деревянную подпорку в пяти футах от пристани и попыталась подняться из воды. Приняв вертикальное положение, она поняла, что Солтер прав, потому что легко достала ногами до дна.


Удивленное выражение ее лица вызвало у него смех. Возмутившись, Минна осыпала его проклятиями.


Он встал на колени на краю пристани:


— Если ты не прекратишь ругаться, твой рот наполнится грязной водой. Советую тебе заткнуться.


Ее облепленное мокрыми волосами лицо выражало сдержанный гнев.


— Теперь, моя маленькая ведьма, будь добра, отдай мне драгоценности.


— У меня их нет. Из-за тебя я случайно уронила их в воду. Если хочешь, ищи их сам.


— Я не думаю, что в этом есть необходимость. — Он достал пистолет из кобуры под курткой и направил его на нее. — И ты тоже так не думаешь. Отдай мне камни.


Побледнев, она откинула с лица мокрые волосы.


— Я же сказала, что у меня их нет!


Он нажал на спусковой крючок. Пуля с визгом ударилась о воду слева от Минны, Хотя она не задела ее, брызги окатили ее левое бедро.


— Подлый лжец, ты обманул меня.


Разгневанная и испуганная, она не знала, как еще выразить свои чувства.


— Что ты хочешь сделать? Убить меня?


— Ты сама виновата, Минни.


Солтер с невозмутимым видом начал перезаряжать пистолет.


— Проклятие. Я говорю тебе правду! — крикнула Минна.


— У тебя слишком своеобразное понятие о правде. Я спрашиваю тебя еще раз. Я не хочу лжи, увиливаний от прямого ответа или отказа. Пожалуйста, отдай мне драгоценности.


Он снова наставил на нее пистолет. Она смотрела прямо в дуло:


— Я… я спрятала мешочек в дупле дерева. Помоги мне выбраться отсюда, и я принесу его тебе.


Солтер с мрачным выражением снова нажал на спусковой крючок. На этот раз пуля попала в воду с другой стороны, слегка опалив ее правый бок. Она потерла его ладонью. Солтер опять начал перезаряжать пистолет, но Минна не хотела дожидаться, куда попадет следующая пуля.


— Хорошо, хорошо! — крикнула она и, сунув руку между грудей, достала мокрый мешочек. — Вот ваши драгоценности!


Она протянула мешочек в вытянутой руке. Солтер взял его и сунул в карман куртки. Затем положил пистолет в кобуру.


— Теперь помоги мне выбраться отсюда! — крикнула Минна.


Он схватил ее за запястье и подтянул к пристани. Затем наклонился, просунул руку между ее грудей, ухватился за корсет и вытащил ее из грязной воды.


Крик ее оскорбленной невинности был громче пистолетного выстрела.


— Тебя это так взволновало? — сказал он, поставив Минну на ноги. — Эти чертовы корсеты все-таки на что-то годятся.


Она прижала обе руки к своей груди.


— Как вы посмели!


Солтер взял ее под руку и потащил к улице, где его терпеливо ожидала лошадь. Затем достал из переметной сумки пару наручников.


Минна попыталась вырваться из его захвата, но безуспешно.


— Что вы делаете? — глупо спросила она, когда он сомкнул наручники на ее запястьях. — Снимите это с меня немедленно!


— Ты дважды пыталась меня сегодня убить. Я не намерен предоставлять тебе третий шанс. — Он привязал веревку к цепочке между наручниками и вскочил на свою лошадь. — Пошли.


Лошадь двинулась вперед, потащив Минну за собой.


— Я должна идти пешком?


Он посмотрел на нее сверху вниз:


— Арестованным не положено ехать верхом с полицейскими.


— Значит, я арестована? И что же мне ставится в вину?


— Нападение на полицейского, вмешательство в ход расследования и плавание в запрещенном месте.


— Плавание в…


Она сказала бы ему все, что думает о нем, но все ее оскорбительные слова будут направлены исключительно в зад лошади. Однако ее гнев вскоре сменился чувством дискомфорта. Она была совершенно мокрой, дрожала от холода, потеряла туфлю, и какая-то гадость прилипла к ее ноге.


Она замечала на себе взгляды прохожих. Должно быть, у нее был ужасный вид, и от мокрой одежды несло зловонием. Она хотела скорее попасть в тюрьму. По крайней мере там она будет защищена от холода. И что еще важнее, она сможет обратиться к другому констеблю — более благожелательному — и наконец добиться пересмотра дела ее отца.


Лошадь свернула с Теймз-стрит, и Минна с тревогой поняла, что Солтер направляется не в Олд-Бейли на Боу-стрит.


— Куда вы меня тащите?


Он не ответил. Через несколько кварталов Солтер остановился посередине улицы, застроенной кирпичными домами. Он спешился и повел лошадь в конюшню, расположенную между двумя высокими зданиями. Там он поставил лошадь в стойло, снял седло и уздечку, накинул на спину животного шерстяное одеяло и подбросил в корыто сена и овса. Затем похлопал лошадь по шее, поднял веревку, которой была привязана Минна, и двинулся к входной двери дома.


Хотя в прихожей царил полумрак, Минна была рада, что здесь не так холодно. Внезапно дверь на нижнем этаже открылась, и в прихожую хлынул поток света из квартиры.


Из комнаты вышла пожилая женщина с шалью на плечах. Она была худощавой и слегка сутулилась.


— Добрый вечер, мистер Лэмбрик.


— Добрый вечер, миссис Тилбери. Что вы приготовили сегодня? Пахнет восхитительно. Бифштекс и жареные почки?


— Говядину с картошкой.


— Мм. Особенно мне нравятся ваши пироги.


Женщина окинула взглядом Минну:


— Я не знала, что вы придете с подругой, мистер Лэмбрик.


— Это не подруга, миссис Тилбери. Она арестована, и я буду вам очень обязан, если вы выделите для нее сандвич из моего ужина.


Женщина подозрительно взглянула на Минну:


— У меня есть только хлеб и сыр.


— Этого будет достаточно. Не так ли, Минни? Скажи спасибо и иди сюда.


Минна едва не споткнулась о ступеньки, когда он потянул за веревку. Солтер доставил ее в квартиру на следующем этаже. Гостиная здесь была чистой, но со скудной обстановкой, и только немногие мелочи свидетельствовали о том, что здесь вообще кто-то жил.


— Иди сюда, — сказал Солтер, подтолкнув ее к спальне.


— Я не пойду туда с вами, — воспротивилась Минна.


Он усмехнулся и приложил руку к сердцу:


— Учитывая, как от тебя воняет, Минни, уверяю, твое целомудрие останется нетронутым.


Ее губы слегка дрогнули от такого оскорбления.


Он заставил Минну войти в спальню, которая была чуть больше гостиной, но тоже со спартанской обстановкой. В одном конце стоял гардероб, в центре располагалась кровать, в углу — умывальник и ванна, а рядом с камином — стол и кресло.


Солтер привязал веревку к металлической решетке и разжег огонь в камине.


— Ты можешь здесь согреться.


Длина веревки ограничивала ее свободу передвижения.


— Могу я по крайней мере сесть в кресло?


— Чтобы потом от него так же воняло?


Минна стиснула зубы и опустилась на колени перед камином, где уже разгорелись дрова.


— Запах, от которого вы воротите нос, — это следствие моего купания в неподходящем месте. Позвольте мне принять ванну.


— Извини, Минни, но я не могу просить пожилую женщину таскать горячую воду наверх в такой час. Ты можешь поспать на полу этой ночью.


— На полу?


Солтер, игнорируя ее протесты, снял куртку. Поверх белой рубашки грудь его была опоясана кожаным ремнем, к которому крепилась с левой стороны кобура с торчащим из нее пистолетом. Из куртки он достал мокрый мешочек с драгоценными камнями и высыпал его содержимое в пустой таз на умывальнике.


Эти камни были так близко, подумала Минна, и в то же время невозможно далеко.


Раздался стук в дверь.


— Входите, миссис Тилбери, — отозвался Солтер.


Пожилая женщина вошла с большим подносом. Солтер принял его и поставил на чайный столик у камина.


— Мистер Лэмбрик! — воскликнула женщина, когда пламя осветило его лицо. — Вы ранены! — Даже вытянув руку, эта маленькая женщина не могла достать до его лба.


— Об этом не стоит беспокоиться.


— У вас огромная шишка. Компресс из уксуса пополам с водой поможет снять опухоль.


— В этом нет необходимости. К утру я буду в полном порядке.


Женщина поджала губы:


— Однако как вы заработали это?


Солтер тяжело вздохнул.


— Я потерял бдительность.


Миссис Тилбери повернулась к Минне:


— Это вы его ударили?


Минна саркастически усмехнулась, глядя на Солтера:


— Просто я хотела доказать ему, что не обязательно нужна книга по астрономии, чтобы увидеть звезды.


Солтер прищурил глаза, глядя на нее. Миссис Тилбери погрозила Минне пальцем:


— Как тебе не стыдно, дрянная девчонка! Тебя следует отправить в тюрьму. Как можно было ударить такого порядочного и благородного мужчину, как мистер Лэмбрик? Ты должна извиниться.


— Я сожалею, что ударила его недостаточно сильно.


— О! Что стало с молодежью в наше время, мистер Лэмбрик! Куда катится мир?


— Это порочный мир, миссис Тилбери, и наша задача — исправить его.


Солтер проводил пожилую женщину до двери, а Минна с жадностью посмотрела на поднос. На одной тарелке лежал большой дымящийся мясной пирог, от которого исходил соблазнительный запах. На другой — два толстых куска белого хлеба с сыром. Минна с удрученным видом привстала с коленей и села на корточки. Даже лошади дали свежего сена и овса.


Вернувшись, Солтер сел в кресло по другую сторону от камина.


— Как долго вы собираетесь меня здесь держать? — спросила Минна.


— Сколько потребуется.


— Для чего?


— Чтобы заняться своим делом без твоего вмешательства.


Он взял тарелку с мясным пирогом и поставил ее на пол перед ней.


Минну внезапно охватило чувство вины.


— Ведь это ваш ужин.


— Я знаю. Я отдаю это тебе.


Она не могла понять, почему он был так добр к ней после всего того, что она совершила. Может быть, он отдает ей лучшую часть еды, чтобы заставить ее чувствовать себя виноватой? Нет, она не позволит ему так воздействовать на нее.


— Я не буду есть ваш пирог, — сказала она заносчиво и протянула ему тарелку связанными руками. — Мне достаточно бутербродов.


Глаза Солтера сверкнули в свете камина, когда он посмотрел на нее из своего кресла. Наступила пауза, и у Минны опять возникло чувство неловкости, словно он видел ее насквозь.


— Ты не любишь мужчин, не правда ли? — спросил он.


Минна опустила тарелку, которая вдруг показалась слишком тяжелой. Как ему удается лишить ее сил всего несколькими словами?


— Не говорите глупости.


— Ты не придаешь значения ни обидам, ни доброжелательному отношению. Для тебя все мужчины одинаковы, и ты никому не отдаешь предпочтения.


Она вынуждена была отвернуться. Справедливость его слов причиняла ей боль. Мужчины, как правило, старались, так или иначе, обидеть ее. Даже в комплименте часто скрывался укол.


Минна снова взяла тарелку, не поворачивая головы.


— Спасибо за еду, — сказала она, однако ее аппетит значительно уменьшился.


Они ели молча, и она была рада, что он не занимал ее разговорами, ей хотелось избежать его проницательного взгляда. Солтер был загадочным человеком. Несмотря на все свои старания, она не могла понять, как он собирается поступить с ней в дальнейшем. Она знала, что в конце концов наступит разочарование, и потому вела себя с ним вызывающе, провоцируя его на решительный шаг.


Наевшись, Минна легла на бок на коврик возле камина. Она согрелась, и от горячего кофе ее клонило ко сну.


— Что это? — спросила она, глядя на изящную фарфоровую фигурку танцующей женщины. Одна рука ее была отломана.


Солтер, проследив за ее взглядом, посмотрел на каминную полку:


— Это кукла.


Минна кивнула, едва сдерживая зевоту.


— Это память о моей жене, — пояснил Солтер.


Минна резко привстала:


— О вашей жене?


Солтер распустил свой галстук.


— Мы поженились, когда мне было двадцать лет, а ей — восемнадцать. Мы были влюблены. Вернее — я был влюблен, — уточнил он.


Наступила долгая пауза.


— Что же случилось? — спросила Минна.


— Я ушел на войну. Ирландцы взбунтовались, и нас послали подавить восстание. Это была ужасная, кровавая бойня. Наша миссия заключалась в том, чтобы утихомирить мятежников, однако правительство, казалось, было более склонно к их уничтожению, чем к восстановлению порядка. Жестокость всего этого была невообразимой. Мне отчаянно хотелось вернуться домой. Я скучал по своей жене и мирной жизни в Англии. Так прошло два года. Наша разлука для нее тоже была тяжела. Мы прожили вместе всего восемь месяцев до того, как меня мобилизовали.


— Что с ней произошло?


— Ей было слишком трудно вынести одиночество.


— Понятно. — Минна ждала, когда он продолжит, но он молчал. — Вы развелись?


— Нет. Я вынужден был снова покинуть дом, а когда спустя месяц вернулся, она умерла, родив ребенка от другого.


Трудно было представить такое предательство.


— Должно быть, тяжело было все это вынести.


Он кивнул:


— Сначала я потерял ее сердце, потом — ее супружескую верность, а потом и ее саму.


Минна снова взглянула на фигурку:


— Если она причинила вам столько боли, почему вы это храните?


Солтер посмотрел на нее:


— Я храню это как напоминание о наших лучших временах. А потом она оступилась, что стоило нам обоим счастья. Но память о ней всегда со мной.


Минна представила себя на его месте.


— Я не думаю, что смогла бы простить ее, как вы.


— Мое прощение научило меня терпимости. Я больше не жду от женщин ни целомудрия, ни верности.


— Вы не должны быть таким циничным из-за единичного случая.


— Я достаточно хорошо знаю женщин, чтобы у меня сложилось определенное мнение о них, — многозначительно сказал он и, казалось, не хотел больше откровенничать.


— В таком случае, я полагаю, все женщины для вас одинаковы, — сказала Минна, возвращая ему его же слова. — И ни одной из них вы не отдаете предпочтения.


Он резко повернул голову и пристально посмотрел на нее.


— Возьми это, — сказал он, стаскивая одеяло со своей кровати. — Уже поздно, а у меня завтра много дел.


Минна взяла одеяло, наблюдая, как он, сняв ботинки, лег в одежде на кровать. Потом погасил свечу на прикроватном столике, подложил руку под голову, тяжело вздохнул и затих.


Теперь, когда ее никто не видел, она сняла платье и корсет, оставшись в одной сорочке. Бросив вонючую одежду в угол, Минна завернулась в теплое одеяло.


Через некоторое время равномерное дыхание Солтера убаюкало ее, и она уснула.


Проснувшись, Минна ощутила две вещи: дискомфорт от сна на твердом полу и отвратительный запах Темзы, исходящий от ее все еще влажной сорочки.


Она застонала и села на полу. Ее засохшие волосы торчали в разные стороны, и рука онемела от того, что она использовала ее в качестве подушки. Единственным ее желанием было принять горячую ванну.


Солнечный свет проникал сквозь задвинутые шторы, и Минна посмотрела на кровать Солтера. Его там не оказалось.


Она оглядела комнату, как будто мужчина мог потеряться в этом небольшом помещении. Странное чувство одиночества закралось в ее душу. Она плотнее закуталась в одеяло. Ей хотелось, чтобы кто-то был рядом с ней. И не просто кто-то. Она хотела видеть Солтера. Без него комната казалась пустой.


Как бы в ответ на ее желание Солтер открыл дверь спальни.


— О, ты уже проснулась.


Минна не удержалась от улыбки, снова увидев его. Солтер внес бак и вылил его содержимое в ванну, из которой поднялся пар.


— Это для меня?


Солтер усмехнулся, видя ее радостное возбуждение:


— Учитывая исходящий от тебя запах, я делаю это ради нас обоих.


Лучшего она не могла ожидать. В один момент исполнились оба ее желания.


Вошла миссис Тилбери с недовольной миной. В руках у нее было полотенце и кусок мыла.


— Я принесла это тебе. По просьбе мистера Лэмбрика, — поспешно добавила она.


— Благодарю вас. Благодарю вас обоих.


Лицо пожилой женщины немного смягчилось.


— Полагаю, ты больше не наденешь эту одежду?


Она кивнула на мокрую одежду в углу.


— О нет. Все это даже не стоит стирать.


— Хорошо. В таком случае я выкину все в мусорный бак. Дорогая, я не знаю, есть ли у меня что-нибудь подходящее для тебя.


— Тогда я завернусь после купания в шторы, миссис Тилбери.


Солтер поднял ее руки с наручниками на запястьях и достал из кармана ключ.


— Ты обещаешь хорошо себя вести, если я их сниму?


Минна кивнула, наблюдая, как миссис Тилбери вылила какую-то розовую жидкость в ванну.


Солтер дернул за цепочку, чтобы привлечь ее внимание.


— Если ты причинишь мне беспокойство, я свяжу тебя по рукам и ногам и оставлю так. Понятно?


Она посмотрела ему в глаза:


— Да, я обещаю хорошо себя вести.


Когда он снял с нее тяжелые металлические наручники, она снова почувствовала себя прежней. Миссис Тилбери оставила полотенце на умывальнике, а мочалку на краю ванны, после чего вышла из комнаты, чтобы поискать для Минны какую-нибудь одежду.


— Не забудь вымыть уши. Я потом проверю.


Солтер улыбнулся, вышел из комнаты, закрыл дверь и запер ее.


Минна склонилась над ванной. От воды поднимался пар с восхитительным ароматом роз. Она быстро сняла грязную сорочку и залезла в ванну. Немного поморщилась, ощутив горячую воду, однако, не желая медлить ни секунды, она полностью погрузилась в благословенное тепло.


Как приятно. Минна основательно намылила мочалку и начала себя тереть.


Закончив купание, она вылезла из ванны, вытерлась и взвизгнула от удовольствия. Затем завернулась в полотенце, испытывая блаженство. Миссис Тилбери, однако, еще не принесла одежду, и Минна стала замерзать. После ночи, проведенной во влажной сорочке, намокшее полотенце доставляло ей неприятные ощущения. Минна посмотрела на огромный гардероб у дальней стены и нерешительно направилась к нему.


Она открыла дверцы и заглянула внутрь. Одежда Солтера содержалась в опрятном состоянии, но ничего из того, что он надевал, когда представлялся лордом Прескоттом, Минна там не обнаружила. Это была обычная мужская одежда, скромная, но безупречная. Она провела рукой по ткани. Даже в такой одежде Солтер должен выглядеть довольно эффектно. Ему не требовался парламентский фрак, чтобы великолепно выглядеть.


Минна достала одну из его рубашек и сняла ее с плечиков. Да, Солтер был довольно крупным мужчиной. Она поднесла рубашку к носу. Это был его запах — специфический запах свежести и солнца. Она улыбнулась и надела рубашку.


Минна просто утонула в ней; край рубашки доходил ей до колен. Однако она была теплой, чистой и скрывала ее. Минна подошла к умывальнику и взяла расческу Солтера. Проведя ею по волосам, она поморщилась, наткнувшись на колтуны.


Раздался тихий стук в дверь.


— Можно войти?


— Да.


Она услышала, как повернулся ключ в замке, и дверь открылась.


На мгновение Солтер застыл в изумлении, глядя на нее. Минна смущенно сцепила руки перед собой.


— Прошу прощения, я не нашла ничего другого, чтобы надеть.


Он заморгал и потряс головой.


— Да, конечно. Все в порядке. Ты можешь пользоваться всем, что у меня…


Минна была озадачена его реакцией. Она подумала, что, должно быть, выглядит ужасно без платья, в мужской одежде. Но, судя по выражению его лица, он был явно очарован.


Она присела на кровать.


— Спасибо за ванну. Я получила огромное удовольствие.


— Рад доставить тебе такое удовольствие… то есть я рад, что ты довольна. — Он глубоко вздохнул. — Ты не будешь возражать, если я тоже умоюсь?


Минна внутренне улыбнулась. Неужели она заставила его волноваться?


— Пожалуйста.


Солтер взглянул на нее, затем на умывальник. Налив в таз воды, он снял рубашку и начал плескать воду на лицо. Это простое действие представляло собой захватывающее зрелище. Солнечные лучи из окна падали на его мускулистое тело. Могучая спина сужалась к талии, и, казалось, гладкая бронзовая кожа должна быть приятна на вкус, если ее лизнуть. Тело Солтера могло бы служить моделью для скульптора. Возможно, он сам был произведением искусства. Что ни говори, он был красивым мужчиной. Его вид и запах его рубашки взбудоражили ее чувства.


Однако на правом боку Солтера виднелся огромный синяк. Это сделала она, когда ткнула его доской, и теперь это неприглядное пятно портило красоту его эффектного тела. Внезапно Минну охватило чувство вины, и ей захотелось загладить ее.


Она встала, подошла туда, где он брился, и встала позади него. Ее пальцы слегка коснулись синяка. Солтер обернулся.


Ее взгляд устремился на темно-синее пятно на его лбу, над правым глазом. Это тоже сделала она. Минна изучала его красивое лицо, а он озадаченно смотрел на нее. Она коснулась кончиками пальцев синяка.


— Я очень сожалею.


Уголки его губ слегка дрогнули, и он кивнул. Затем произошло то, чего она никак не ожидала. Он раскрыл руки и обнял ее.


Она часто мечтала оказаться в такой ситуации. Объятия мужчины, как правило, являлись прелюдией любви. Но в данном случае было совсем не то, что она предполагала. Она не ожидала, что он может быть таким нежным. Она чувствовала его дыхание и усиленное биение их сердец в непосредственной близости друг от друга. Закрыв глаза, Минна упивалась охватившим ее чувством, понимая, что оно не может продлиться долго.


Все кончилось быстрее, чем она думала. Солтер осторожно отстранил ее. Она не хотела смотреть на него, чтобы он не увидел в ее глазах, как это простое объятие ее тронуло. Она почувствовала, как его пальцы приподнимают ее подбородок, заставляя ее посмотреть ему в лицо. Затем он наклонил голову, и Минна закрыла глаза.


Этот поцелуй был нежным и мягким, оставив ощущение бархатистости его губ. Он не имел ничего общего с нарочитыми поцелуями, которыми обменивались в «Империи страсти». Он был потрясающе искренним и удивительно нежным. На ней не было ни красивого платья, ни пудры, ни румян. Она не произносила чувственных слов. Она была просто Минной. И тем не менее он целовал ее.


Постепенно его поцелуй становился более глубоким и настойчивым, словно Солтер старался ей что-то сообщить. Она хотела его понять, но ее сознание туманилось от наслаждения. Он прижался к ней, и теперь их разделяла только тонкая ткань рубашки. От этого ощущения она почти сходила с ума. Его губы скользили по ее губам, отчего ее охватило страстное желание.


Она провела пальцами по его спине, и от этого прикосновения его мышцы напряглись. Его золотистая кожа была теплой, и Минне захотелось исследовать каждый дюйм его тела. Она коснулась ладонями его ягодиц, и он застонал.


— Минна, — чуть слышно произнес Солтер, и звук его голоса проник в ее душу.


Его губы переместились к ее подбородку. Он обхватил ладонями ее голову, погрузив пальцы во влажные волосы. Ее руки заскользили вверх по его груди, подобно виноградной лозе, стремящейся к теплому солнечному свету, и обвились вокруг его шеи. Когда его губы коснулись ее горла, она не смогла удержаться от стона.


Его мужская плоть начала набухать, и Минна замерла. Ее щеки покраснели. Она никогда не ощущала себя прижатой к возбужденному мужскому телу, и это ошеломило ее. Она чувствовала мягкость его губ и твердость, упиравшуюся в ее живот. Ее стыдливость протестовала, но желание заглушало этот голос. Даже если бы она захотела выразить протест, то не смогла бы сделать это, так как Солтер накрыл ее губы своими губами. Его бедра упирались в ее бедра.


— Мистер Лэмбрик, — раздался пронзительный голос миссис Тилбери из гостиной. — Могу я войти? Я принесла кое-какую одежду для вашей арестованной.


Минна закрыла глаза и разочарованно вздохнула. На лице Солтера тоже отразилось разочарование.


— Оставьте ее на стуле, пожалуйста, — ответил он мрачным голосом.


— И еще — к вам явился визитер, мистер Лэмбрик.


Солтер тяжело вздохнул.


— Подождите, — крикнул он, затем понизил голос, обращаясь к Минне: — Мы не закончили, Минни. Нам надо еще многое обсудить.


Она кивнула, возможно, слишком охотно. От предвкушения продолжения у нее перехватило дыхание.


Солтер стер с лица остатки мыла после бритья и достал свежую рубашку из гардероба. Минна беззастенчиво наблюдала, как он одевался. Жаль, что его потрясающий торс теперь будет прикрыт. Ей ужасно хотелось продолжить исследование его тела. Ей до сих пор было трудно прийти в себя после его опьяняющего поцелуя.


Солтер надел жилет, кобуру и куртку, прежде чем открыл дверь.


— Пойдем, Минна, — сказал он, протянув ей руку.


Она вложила свою руку в его ладонь, и они вместе вышли в гостиную.


Увидев Минну, миссис Тилбери едва не задохнулась от ужаса:


— Боже милостивый! Что ты надела?


Минна посмотрела на длинную рубашку, которая скандально раскрылась между ее грудей.


— Я ничего другого там не нашла. И, несмотря на все мои попытки убедить мистера Лэмбрика, он не позволил мне выйти голой.


Солтер бросил на нее сердитый взгляд:


— Перестань шокировать миссис Тилбери.


— У современных девушек совсем не осталось скромности, мистер Лэмбрик. — Миссис Тилбери прижимала к груди одежду. — Я принесла это тебе. — Она держала платье, которое, очевидно, было очень модным лет двадцать назад. — Это платье принадлежало моей дочери.


— Спасибо. Оно очень миленькое.


Суровое выражение лица миссис Тилбери смягчилось.


— Джентльмен внизу хочет повидать вас, мистер Лэмбрик.


— Будьте любезны, пошлите его наверх.


Минна наблюдала, как миссис Тилбери исчезла в двери. Ее мысли вернулись к Солтеру. Она многое отдала бы, чтобы опять оказаться в его объятиях и ощутить его поцелуй.


Внезапно она почувствовала руку на своем животе, и он снова прижал ее к себе. Его горячее дыхание обжигало ее щеку.


— Я хотел бы продолжить е того места, где мы остановились.


— Я тоже этого хочу, — чуть слышно прошептала Минна.


— Но к сожалению, у меня посетитель.


— Пошли его к черту.


В этих словах явно чувствовалось сожаление.


Солтер нежно поцеловал ее в щеку.


— Нет. Это невозможно. Теперь пойди и оденься.


Минна повернулась в его объятиях и, просунув руку под его куртку, погладила его по спине. Он сделал глубокий вздох, и спина его распрямилась. Солтер наклонил голову и поцеловал Минну в губы. Она улыбнулась. Это было восхитительное ощущение. Свободной рукой она прикоснулась к его лицу: его виски были еще влажными после бритья. Жаль, что у нее не хватало рук, чтобы потрогать все, что она хотела.


На губах его появилась улыбка, когда он решительно взял ее за запястья и отстранил.


— Минна, если ты не будешь держать руки при себе, я опять надену на них наручники. Иди в спальню и оденься. Иначе я буду вынужден сам одеть тебя в присутствии гостя.


Минна неохотно отошла от него.


— Хорошо, — сказала она с недовольной гримасой. — Но у меня уже не будет такого настроения.


— Посмотрим, — самоуверенно ответил Солтер, повязывая галстук.


— Я хотела бы, — продолжала Минна уже без тени разочарования, — чтобы ты положил что-нибудь на каминную полку в качестве напоминания обо мне. Например, перо для письма. Или еще лучше — книгу по астрономии.


— А как насчет того, чтобы я поставил тебя на каминную полку и время от времени снимал, чтобы с тобой позабавиться?


Минна, улыбнувшись, отправилась в спальню. Она вовсе не возражала против такой перспективы.


Солтер уже почти закончил повязывать галстук, когда услышал резкий стук тростью в дверь. Он открыл ее.


— Лорд Бенсонхерст! Не ожидал вас увидеть.


— Я пришел в неподходящее время?


— Нет-нет. Пожалуйста, входите.


Солтер сделал шаг в сторону, пропуская Бенсонхерста. Он ожидал, что за лордом последует какой-нибудь помощник или секретарь, но больше никого не было. Выглядело довольно необычным, что такой человек, как лорд Бенсонхерст, обремененный государственными делами, пришел с визитом без сопровождающих лиц.


Несмотря на почтенный возраст, лорд был бодр и энергичен, как молодой человек. Он обладал высоким ростом и стройной фигурой, в которой чувствовались уверенность и сила.


Седые бакенбарды на щеках были под стать седым волосам на голове. Его движения отличались элегантностью, когда он снимал шляпу и перчатки.


— Прошу прощения, что явился к вам без предупреждения, но я очень обеспокоен делом, связанным с убийством моего помощника. — Лорд Бенсонхерст обладал внушительным голосом — достаточно громким для парламента и достаточно дипломатичным для премьер-министра. — Я хотел встретиться с вами в полицейском участке, но ваши люди сказали, что вы там сегодня не появитесь.


— Да, сэр. Согласно вашей просьбе я занимаюсь этим делом самостоятельно. Я оставил моего подчиненного констебля Долтона, на дежурстве в моем отделении.


— Что вам удалось выяснить? — спросил Бенсонхерст, элегантно садясь на диван.


— Довольно многое, — ответил Солтер, садясь напротив лорда в кресло. — Мне пока неизвестно, кто убил лорда Прескотта, но думаю, теперь стало ясно, почему он был убит.


Лорд Бенсонхерст вопросительно приподнял свои седые брови:


— В самом деле?


— Да. В сейфе лорда Прескотта я обнаружил многочисленные бумаги, которые позволяют понять причину, по которой он был убит. Возможно, вам будет интересно узнать, что ваш помощник глубоко погряз в долгах.


— Это неудивительно, — сказал, усмехнувшись, Бенсонхерст. — Этот человек был закоренелым азартным игроком. Значительную часть средств он приобрел за игорным столом. Ему дьявольски везло в картах. Но дьявол часто меняет фаворитов, и удача в конце концов покинула его.


Лорд извлек из кармана золотую табакерку и поднес щепотку табака к своему носу.


— Значит, вы полагаете, что Прескотта убил человек, которому он задолжал деньги?


— Я не исключаю эту версию, сэр, но другая кажется более правдоподобной. — Солтер сунул руку в карман своей куртки и достал бархатный мешочек. — Я думаю, что скорее он был убит из-за этого.


Солтер перевернул мешочек и высыпал на стол драгоценные камни.


— Потрясающе! — воскликнул лорд Бенсонхерст, беря в руки большой голубой сапфир. — Где, черт возьми, он приобрел эти драгоценности?


Солтер сосредоточил свой взгляд на пожилом мужчине.


— Я надеялся, что вы сможете ответить на этот вопрос.


Бенсонхерст недоуменно посмотрел на Солтера.


— Судя по бумагам, обнаруженным в его сейфе, — продолжил Солтер, — можно предположить, что у него не было достаточно денег, чтобы оплатить долги. Но с другой стороны, обладая такими драгоценностями, он мог покрыть свои долги сотню раз. Как он смог приобрести эти камни?


— Почему вы думаете, что мне известен ответ на этот вопрос?


— Будучи вашим помощником, сэр, Прескотт имел, как и вы, контакт с высокопоставленными иностранными представителями, послами и правителями. Может быть, он украл эти драгоценные камни у кого-нибудь из них?


Лорд Бенсонхерст сдвинул брови:


— Возможно, но маловероятно. Вы полагаете, что Прескотт вытаскивал их кошельки, как какой-нибудь карманный вор?


— Нет, сэр, я…


— Думаю, этот человек был достаточно щепетильным.


— Да, сэр. Я просто стараюсь понять, как он мог приобрести эти драгоценности.


— Если бы они пропали у одного из гостей нашей страны, вы не думаете, что я узнал бы об этом?


Взгляд лорда Бенсонхерста сделался ледяным, и Солтер почувствовал, что в нем таится угроза.


— Да, сэр, конечно.


— Почему полицейские всегда ищут грязь там, где ее нет? Возможно, Прескотт не имел бесчестных намерений. Возможно, его попросили сохранить эти камни для кого-то. Ведь он не продал их, не так ли?


— Вероятно, у него не было такой возможности, сэр.


Лорд Бенсонхерст еще больше нахмурился:


— Могу сказать определенно, констебль, что Родерик Прескотт не мог украсть эти камни у кого-либо из представителей других стран в Лондоне. И почему вы думаете, что эти драгоценности имеют отношение к иностранным высокопоставленным лицам? Может быть, они принадлежали какой-нибудь богатой вдове или кому-то еще?


— Происхождение этих камней убеждает меня, что они принадлежали одному из тех людей, с кем вам приходится контактировать.


— Происхождение? Какое происхождение?


— У меня есть сведения из надежного источника о том, что эти драгоценные камни взяты из тиары, привезенной иностранным представителем.


— Из какого источника получены эти сведения?


Солтер встал.


— От нее.


Лорд Бенсонхерст повернулся в направлении взгляда Солтера.


Минна, расправив платье, вошла в гостиную. На ней был также ярко-голубой жакет из блестящей ткани, который придавал ей нарядный вид. Она была одета красиво, но старомодно. Оборки жакета сзади свисали над широкой юбкой, для которой, как подозревала Минна, предполагался еще и кринолин. Слава Богу, миссис Тилбери его не предложила.


— Лорд Бенсонхерст, позвольте представить вам мисс Минну Холлидей. Минна, это Александр Бенсонхерст, лорд-мэр Лондона.


— Очень приятно, — сказала Минна, сделав реверанс.


— Взаимно, мисс Холлидей. Садитесь, пожалуйста.


В этот момент миссис Тилбери внесла поднос с чаем и печеньями. Минна взялась разливать чай, и пожилая женщина тихо удалилась.


— Констебль говорит, что вы знаете происхождение этих камней. Может быть, вы будете столь любезны и просветите меня?


— Конечно, — сказала Минна, передавая лорду Бенсонхерсту дымящуюся чашку. — Мой отец ювелир. У него было процветающее предприятие на Фулсом-стрит. Эти драгоценные камни, вставленные в тиару, поступили в его магазин три месяца назад. Ничего прекрасней я никогда прежде не видела. Это была экзотическая вещь, привезенная из Индии или Бирмы, более похожая на корону, чем просто на тиару.


Солтер взял предложенную чашку.


— Кажется, прошлой зимой мы принимали важного гостя с его окружением из Азии, хотя не помню, откуда точно. Они приехали, чтобы выразить свое уважение королю и королеве. Можно предположить, что эту экзотическую тиару привез этот гость в качестве подарка королеве. Возможно, вы помните это лучше меня, — обратился Солтер к лорду Бенсонхерсту.


— И вы думаете, что эта тиара каким-то образом оказалась у Прескотта?


— Да, сэр. Законным или незаконным образом.


Лорд Бенсонхерст глубоко вздохнул.


— Вы, разумеется, знаете, насколько плотная у меня повестка дня. Тем не менее если то, что вы говорите, — правда, я чувствую себя лично обязанным заняться этим делом. Позвольте взять эти камни с собой.


Солтер покачал головой:


— Боюсь, это невозможно, сэр. Драгоценности являются вещественным доказательством в текущем расследовании. Если убийство произошло из-за этих камней, то информация о том, что они находятся у меня, спровоцирует убийцу, и он обнаружит себя.


— Я понял вас. Но не опасно ли оставлять такое ценное вещественное доказательство здесь, в вашей квартире?


Солтер собрал камни и положил их назад, в мешочек.


— Не беспокойтесь, сэр. Они всегда будут у меня под рукой.


— Хорошо. Я доверяю вашему опыту в подобных делах. Скажите, мисс Холлидей, почему вы так уверены, что эти камни из тиары? Ведь вполне вероятно, что они могут быть из украшений, которые какая-нибудь женщина надевала, отправляясь на один из лондонских балов.


— Нет. Я хорошо помню эти камни. Особенно этот сапфир. Мой отец указывал на его особое качество незадолго до ареста.


— До ареста? — удивился лорд Бенсонхерст.


Минна покраснела.


— Да. Моего отца попросили извлечь камни из тиары и заменить их похожими самоцветами. Вскоре после того, как он закончил работу, его забрали, обвинив в краже и подлоге. Но он невиновен. Он сделал то, что его просили, и вернул тиару и настоящие камни клиенту. Тот факт, что они теперь найдены в сейфе лорда Прескотта, говорит о том, что именно лорд Прескотт попросил отца выполнить соответствующую работу, а потом обвинил его в краже и способствовал его аресту. Это лорд Прескотт присвоил себе настоящие драгоценности.


Лорд Бенсонхерст медленно кивнул, воспринимая ее слова.


— Это очень печальная история, мисс Холлидей. Я понимаю, что вам пришлось пережить. Скажите, что с вами стало после ареста отца?


Минна покраснела.


— Мне немного неловко говорить об этом. Я была вынуждена наняться на работу.


— На работу? У вас нет родственников, которые могли бы вас поддержать?


— Боюсь, что нет.


— Могу я спросить, чем вы занимаетесь?


Минна взглянула на Солтера.


— Ну, я нашла работу в качестве писца.


— Писца? Вы имеете в виду — в качестве журналистки?


— Не совсем так.


Солтер прервал ее:


— Она работает в качестве писца в доме с плохой репутацией, сэр.


— О, ясно, — сказал лорд Бенсонхерст.


— Я понимаю, в каком свете это меня характеризует. Но я порядочная девушка, которой пришлось пойти на определенный компромисс, чтобы не умереть от голода. Я ни о чем не сожалею, за исключением отсутствия отца. Я знаю, что он осужден несправедливо. И эти драгоценные камни, найденные в сейфе Прескотта, свидетельствуют о том, что их украл не мой отец. Как глава исполнительной власти Лондона, вы можете добиться пересмотра дела отца, чтобы была доказана его невиновность. Я умоляю вас посодействовать восстановлению справедливости.


Лорд Бенсонхерст кивнул:


— Даю слово, я займусь этим делом. Если ваш отец действительно невиновен, то справедливость восторжествует. Не беспокойтесь, мисс Холлидей. Лэмбрик и я вместе докопаемся до истины.


Минна улыбнулась.


— Благодарю вас, сэр, — сказала она.


— Мисс Холлидей, я не буду больше беспокоить вас, пока это дело остается нерешенным. — Лорд Бенсонхерст поднялся на ноги. — Лэмбрик, проводите меня к выходу. Всего доброго, мисс Холлидей. Надеюсь, вы встретитесь со своим отцом очень скоро.


Минна едва не засмеялась от радости.


— Большое спасибо!


Лорд Бенсонхерст и Солтер вышли в холл и начали спускаться по лестнице. На середине лорд Бенсонхерст повернулся к Солтеру:


— Что с вами происходит?


Солтер замер на ступеньке.


— Сэр?


— Я приехал сюда, чтобы узнать факты, касающиеся убийства моего старшего помощника, а оказываюсь втянутым в интригу, связанную с кражей восточной тиары и невинно осужденным человеком. Все это напоминает досужие вымыслы, сошедшие со страниц дамского журнала!


— Сэр…


— Неужели вы верите во всю эту чепуху? Как мужчина, я, конечно, понимаю ваш сексуальный интерес к этой женщине, но скажите, вы действительно основываете свое расследование на фантастических историях, рассказанных проституткой, у которой отец преступник?


— Сэр, я представляю, как, должно быть, все это звучит для вас, но…


— Послушайте меня внимательно, Лэмбрик. Я хочу, чтобы скандал, связанный с убийством моего помощника, прекратился. Нападки на правительство равносильны нападкам на короля. Я хочу, чтобы убийца был найден и предан суду. И позвольте напомнить вам, что ваша карьера зависит от результатов расследования. Если полиция не может найти человека, который убил члена правительства, как можно быть уверенным, что она способна защитить общество? Я хочу, чтобы вы полностью занялись порученным вам делом. Меня вполне устроит, если вы возложите вину на какого-нибудь бродягу, чтобы мы могли закрыть это дело. Не надо больше никаких историй, никаких интриг и никаких попыток опорочить человека, которого я лично пригласил на работу в правительстве. Это понятно?


Солтер стиснул зубы.


— Да, сэр.


— Даю вам сорок восемь часов на поиски убийцы. Если вы не сможете это сделать, я найду того, кто справится с этим заданием.


Солтер проводил взглядом лорда Бенсонхерста, который спустился до конца лестницы, вышел из дома и закрыл за собой входную дверь.








Опубликовано: 10 августа 2010, 11:35     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор