File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Станислав Пономарев Стрелы Перуна

 

Станислав Пономарев Стрелы Перуна


2. Дела и судьбы людские



Глава первая

Базар


Звон золота и серебра сливался с бряцанием кандалов. Зычные голоса зазывал, грохот бичей и стоны невольников наполняли базар перекатистым гулом.


Серебрились северными мехами прилавки. Разноцветьем стелились согдийский шелк-зинджа, византийская парча-паволока. Глаз резали краски добротных персидских ковров.


Важные покупатели теряли рассудок, жадными пальцами мяли края драгоценных тканей, до хрипоты торговались с купцами, убегали с бранью и вновь возвращались; а если покупали что-либо, то бережно отсчитывали звонкий металл и еще сомневались — не переплатили ли.


— Почтенный! — кричал толстобрюхий торговец, пересчитав деньги. — Ты заплатил три раза по тридцать три дирхема серебра! А где еще один дирхем?!


— Ты плохо считаешь. Я в медресе учился, счет знаю.


— Я не учился в медресе, — брызгал слюной купец. — Я учился у своего отца, мир праху его. А он умел считать лучше всех на свете! Верни мой товар, сын презренного ишака! Возьми свое неправедное серебро!


— А-а!.. — возопил покупатель, сухой старик в чалме и с белой козлиной бородой на морщинистом лице. — Ты, сын гюрзы и скорпиона, еще и обманщик! — Старик вынул из-за пазухи голубой лоскут шелка, поднял его над головой и завизжал так, что все вокруг замолчали.


— Стража-а! Сюда-а-а! По слову могучего Кендар-кагана! Сюда-а-а!


Купец проворно выскочил из-за прилавка, схватил покупателя за рукав и слезно стал умолять его:


— Прости, почтенный хан. Я обсчитался. Возьми еще локоть зинджи и прости меня, презренного!


Старик сразу замолчал и, небрежно приняв взятку, нырнул в толпу. Когда стражники прибежали, то у прилавка царили тишь да благодать.


Летко Волчий Хвост, наблюдавший эту сцену, расхохотался во весь голос:


— Вот же лешачья душа! Не лез бы в свару, не был бы в убытке.


— Какой купцу убыток, — заметил Летке его спутник, нагруженный двумя огромными мешками. — Они, чать, вдесятеро дерут за парчу сию заморскую. Пошли, ну их. На всякого не насмотришься.


Два русса стали пробиваться дальше, к одним им ведомой цели.


Проходя мимо ряда невольников, Летко нечаянно бросил взгляд на группу светлобородых мужиков. Горько сжало сердце: то были свои, русичи. Какой ветер занес их сюда? На каком оплохе попались? Из какой битвы угодили в рабы?


— Братие! — узнал соотечественников плотный низкорослый невольник в лохмотьях и рваных лаптях. — Купите нас! Возвернем убыток в Киев-граде. Корчайник (Корчайник (др.-рус.) — кузнец) яз не из последних! Ослобоните, братие!


— Князь Святослав выкупит вас, — сказал Летко Волчий Хвост. — Скоро приедет болярин Рудомир с казной, а яз поговорю тут кое с кем, штоб вас не про...


— Летко Волчий Хвост! — крикнул вдруг один из невольников, маленький ростом, сухой, в рваном халате и стоптанных хазарских сапогах. — Аль не признал?!


— Признал! — Посол отшатнулся. — Кирша Рачьи Глаза? Ты ли? — И радостно рассмеялся.


— Да яз же, — заулыбался пленник.


— Как ты попал сюда?..


Торговец живым товаром, дородный, с жирным носатым лицом и родимым пятном во всю левую щеку, внимательно наблюдал за ними и прикидывал, что за этого неказистого раба он возьмет цену, которую назначит сам.


«Кардаши-побратимы, — соображал он про себя. — А дружба урусов дорого стоит. Покупатель если и не коназ, то богатый воин урусского кагана...»


— Кирша, все потом обскажешь, — скороговоркой прострочил Летко. — Яз сейчас тебя выручу. Горлань на меня. Иначе этот жирный горбун обдерет меня как липку.


Пленник сразу сообразил что к чему. Перс ни беса по-русски не смыслил, и надо было разыграть лицедейство. Переводчик понимал кое-как, но Летко успел перемигнуться с ним, звякнув кошельком, привязанным к поясу.


— Эй, брат, купи меня, — начал спектакль Кирша. — В обельные холопи пойду к тебе...


— Узреть тебя рад, — все еще улыбался Летко. — Рад узреть! А вот купить, дак мошны не хватит всех покупать, яз не Святослав.


— Значитца, не вызволишь меня из беды?


— Нужон ты мне, — перестал улыбаться Летко. Толмач добросовестно переводил купцу этот диалог.


Торговец усмехнулся в крашеную бороду: «Дурачат...»


Но Летко с Киршей недаром скоморошничали в детстве.


— Как ты мыслишь, Ставр? — Летко подмигнул своему могучему спутнику. — Стоит его выкупать?


— А на што нам заморыш такой? — ответил сообразительный Ставр.


— Ну вот, видишь? — Летко Волчий Хвост развел руками.


— Да што ж мне, рабом помирать?! — Глаза невольника налились кровью.


— Видать, так тебе на роду написано. Помрешь в неволе, милок! Неча было в полон попадать. Надобно, как Перун велит, закалывать себя, коль уж иного пути не было...


Летко, бросив эти слова, пошел своей дорогой.


«Похоже, не дурачат», — встревожился купец, готовый остановить покупателя и сторговаться с ним, уступив в цене сколько возможно...


— А-а-а! Все одно погибель! — разрушил все планы торговца пленник: Кирша ринулся вперед, и никто не успел остановить его, как он прыгнул на спину Летке. Оба, и пленник и покупатель, упали в талый снег.


Летко пытался вырваться, но невольник вцепился в него волчьей хваткой. Не сразу купеческим стражникам удалось оторвать напавшего от его жертвы.


«Не купит... — огорчился купец. — А как все хорошо шло. Теперь за обиду платить надо. Да и кому такого заморыша даже за сто дирхемов продашь? А все-таки урус храбр и ловок», — уныло заключил он.


Летко Волчий Хвост с трудом поднялся. Он пытался что-то сказать и не мог: только хрипел и кашлял. Ставр, сопровождавший его, стучал огромной своей ладонью по спине начальника.


— Ставр, — наконец прохрипел он. — Покличь мечников хакановых.


— Стража-а! — громыхнул Ставр оглушающим басом. — Стража! Сюда-а!


— Убери его! — быстро приказал своему охраннику купец, указав на Киршу: торговец хорошо знал, кто такие надзиратели Кендар-кагана. Заколют пленника, за обиду заплатишь, еще и плетей попробуешь.


Дюжий воин-перс схватил Киршу за воротник и швырнул в распахнутую дверь сарая, которая тотчас захлопнулась.


— О-о, — кланялся купец русичу. — Прости. Возьми динар, и пусть это золото укажет тебе путь к примирению.


— Динар? — прохрипел Летко. — А вот поглядим, во што тебе все это обойдется.


Четверо базарных надзирателей в кольчугах, с короткими копьями в руках, в железных шлемах и желтых сапогах, расталкивая встречных и поперечных, бежали на Ставров зов.


— Их-ха, черные вороны поживу чуют, — охнул водонос, получив в бок чувствительный удар древком копья.


— Кендар-каган повелел! — рявкнул, свирепо выпучив глаза, старший стражник, представ перед купцом. — Кто звал?!


Летко коротко изложил суть дела.


— Блистательный воин, — поклонился торговец низко, — моей вины здесь нет. Он, — купец показал на русса, — сказал что-то обидное невольнику, и тот бросился на обидчика. Это так же правда, как и то, что этот динар из чистого золота.


Глаза стражника алчно блеснули, а жадная ладонь уже погребла увесистую монету.


— А-а?! — гаркнул он, уставясь грозно на Летку.


— По закону Великой Хазарии, освященному царем Солнце Шад-Хазаром Наран-Итилем, раб, напавший на воина, должен быть отдан ему на правеж (Отдать на правеж (др.-рус.) — отдать на суд и расправу), — спокойно ответил русс.


— Что-о?! — Свирепые глаза уперлись в лицо купца.


— Это не хазарский воин, доблестный богатур. Это урус, ваш враг! — И второй динар исчез в широкой ладони стражника.


— Ур-рыс-с! — Летко увидел вылупленные, с красными прожилками, тусклые глаза.


— Почтенный торговец, — Летко хитро прищурился, — хочет поссорить царя Солнце с Великим Князем Руси. Война ему выгодна, она дает рабов на продажу.


— А-а-а! Поссорить?!


Купец чуть на колени не упал от страха.


— Я не хотел этого, — прошептал он серыми губами, и горсть золотых канула в карман стражника. — Я только хотел сказать, что урусы хитры, коварны и...


Летко расхохотался.


— Яз тебе не раб, купец... Именем царя Солнце! — Голос русса стал торжественно звонок. — Я посол Святослава Киевского! — И поднял над головой красный лоскут с серебряной вязью письма — высший знак неприкосновенности и повиновения носителю его.


Стражники, купец и все зеваки, окружавшие их, пали на колени. Впрочем, глава стражей недолго стоял так. Он вскочил, схватил купца за бороду, задрал ее к небу: в горло торговца уперлось острие длинного кинжала.


— А-а-а! — проревел ретивый блюститель базарных порядков.


— Отпусти его! — Русский посол грозно нахмурился. Но хазарин не послушался, покамест карман его не потяжелел вдвое против прежнего.


— Ты понял, а?! — Старшина стражников упер лезвие кинжала на этот раз в живот торговца.


— Он понял! Ха-ха-ха! — грохнула разом толпа.


Купец дал знак: дверь сарая раскрылась. Связанный Кирша вылетел оттуда, как из катапульты. Его подхватили базарные надзиратели, дали кулаком по шее и толкнули к Летке.


— Он твой по велению Кендар-кагана Справедливого! — наконец-то выдавил из себя целую фразу грозный охранитель порядка.


Но этим дело не кончилось. Справедливый начальник решил сказать еще одну фразу, не лишенную известного смысла.


— А ты... — Он ткнул пальцем в купца, — должен заплатить в казну кагана сто динаров!


— Проторговался, краснобородый! — хохотали в толпе.


— Да-а, не разглядел надувала в урусе хана!


— С ханом не судись!


А золотые кружочки капали один за другим в широкую ладонь стражника.


— Сто! — жалостиво выдохнул перс.


— Десяти не хватает! — рявкнул надзиратель.


— Прости, богатур... — И маленькие солнца снова сверкнули и стали со звоном целоваться с собратьями.


— Возьми ярлык! — Хазарин сунул купцу медную пластинку, когда золото угнездилось в его кармане.


Перс взял медный треугольник, означающий, что штраф в казну кагана взят медной монетой. Стражники глядели на него выжидающе — не скажет ли чего: например, не попросит ли золотой ярлык. Но купец смотрел в небо, шептал молитву аллаху и был глух ко всему окружающему.


Предводитель стражников насмешливо поцокал языком, кивнул своим подчиненным, и четверка справедливых хранителей порядка ринулась на другой зов...


Летки, Ставра и Кирши уже не было здесь. Другое зрелище привлекло руссов.


— Это што? — резко остановился Летко Волчий Хвост. — Она, видать, милостыню просит. Но почему тут, на рабском базаре?


— Не-е, — равнодушно откликнулся, повидавший за два года на чужбине всего, Кирша. — То мать деток своих продает.


— Ка-ак, деток?!


— Очень даже просто. Тут все продают. На то он и Итиль-град. Пропадут детишки за морем где-нито...


Перед ними стояла изможденная женщина, возраст которой никто не взялся бы определить. Она едва держалась на ногах. Огромные темные глаза ее источали боль и безысходность.


За спину матери прятались двое детей — мальчик лет десяти и девочка года на три его моложе. Девочка плакала и просила есть.


— Господин! — Женщина схватила Летку за рукав. — Купи детей. Купи, господин... Смотри, сын уже сейчас может работать. Вырастет, воином станет, охранит тебя от врагов. Купи, господин. Дочь красавицей будет, наложницей сделаешь...


Летке и Ставру стало не по себе: хоть и слыхали они, что в Хазарии родители продают своих детей в рабство, но увидели такое впервые.


Летко Волчий Хвост отступил на шаг.


— Ставр, дай им чего-нито из еды.


Тот порылся в кармане шаровар, достал черствую ржаную лепешку, протянул женщине. Та схватила бесценный дар и чуть не упала: казалось, от голода она потеряла разум. Дети с ревом потянулись к еде. Руссы поежились, будто от внезапно щипнувшего холода, оглянулись. Кругом шумел тысячеустый базар, спешили люди по своим делам, и никто не обращал на них внимания.


— Сколько тебе лет? — спросил Ставр несчастную мать.


— А?


Ставр повторил вопрос.


— Солнце засветилось для меня в год, когда гузы пожгли нашу землю и разрушили город Казаран, — словно во сне проговорила женщина.


— Двадцать пять лет тому, — прикинул Летко. — Яз мыслил, тебе вдвое более... Што беда с людьми делает.


Тем временем женщина разломила лепешку пополам и отдала еду детям. Себе она не оставила ни крошки.


— Пошто деток своих продаешь? — спросил Ставр.


— Голод, умрут, — лениво ответила хазарка. — Отец их погиб под городом Чурнаги два года назад... Пусть сдохнет тот, кто увел его туда. Хан Санджар обещал, что все воины привезут из Урусии арбы, полные мехов и золота. Но почти никто не вернулся из страшного похода, все они полегли от урусских мечей. Тенгри-хан! — Глаза женщины вспыхнули вдруг, голос зазвенел: — О бог Огня, испепели лживых и жадных ханов! Где ты, Санджар-эльтебер?! Да поразит тебя молния! О-о-о!


— Почему ты ругаешь ханов своих? Ведь мужа твоего урусы убили.


— Урусы защищали свой дом и своих детей. Какая за ними вина? — Голос женщины опять потух, а пустые глаза невидяще скользнули по Летке.


Русс вынул из кармана горсть серебра, сунул в ладонь несчастной матери и, сердито толкнув подвернувшегося под руку толстяка в богатой одежде, зашагал прочь. Ставр и связанный Кирша последовали за ним.


— Потерпи малость. — Летко на ходу обернулся к товарищу. — Уберемся отсюда — ослобоним.


— Потерплю, мне што, — откликнулся Кирша...






Опубликовано: 26 июля 2010, 15:32     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор