Библиотека в табакерке > Сандра Браун Ночь с незнакомкой
1

Назревали трудности, а он, как назло, был не в настроении.

Лаки Тайлер сидел за стойкой бара и пил уже второй стакан виски с водой. Его раздражал грубый мужской смех, раздававшийся из темного угла заведения, поэтому он наконец поднял голову. Бармен заметил его движение и прокомментировал:

— Представь себе, Малыш Элвин нашел-таки ее!

Лаки только хмыкнул в ответ. Он решил, что девка, которой неприятно общество Малыша Элвина или любого другого парня из его компании, никогда не появится в подобном притоне одна.

Забегаловка открылась лет пятьдесят назад и всегда была настоящим раем для контрабандистов и головорезов всех мастей с их отчаянными подружками.

Насколько было известно завсегдатаям, заведение никогда не имело названия и именовалось в народе просто «забегаловка».

— Встретимся в забегаловке после работы! — так примерно это звучало.

Приличной женщине здесь нечего было делать. Женщины вообще появлялись тут с одной-единственной конкретной целью. Стоило какой-нибудь одинокой пташке показаться в дверях, как в забегаловке открывался охотничий сезон. Так уж повелось: вот почему Лаки не слишком беспокоился о судьбе той, которую обрабатывали Малыш Элвин и один из его наименее привлекательных компаньонов, Джек Эд Петтерсон.

Однако, когда новый взрыв хохота заставил Лаки вновь посмотреть в ту сторону, кое-что показалось ему странным. На столике перед женщиной рядом с полупустым стаканом стояла пивная бутылка. Стакан? Она, должно быть, его потребовала: к таким бутылкам здесь не давали стаканов даже женщинам, Странно, что ей понадобился стакан.

Одета она была не ахти как. Нет, выглядела она ничего, но несколько несовременно. Похоже, она отнюдь не девка и не домохозяйка, мечтающая отвлечься от повседневной работы и отомстить невнимательному мужу. Он не вполне понимал, кто эта женщина, и это его интриговало.

— Давно она здесь? — спросил он бармена.

— Пришла на полчасика раньше тебя… А ты что, ее знаешь?

Лаки помотал головой.

— Значит, она не местная, — грубо польстил бармен, намекая на то, что все местные красотки известны Лаки не хуже, чем налоговому бюро. Впрочем, это не было преувеличением.

— Стоило ей войти, как все встрепенулись, но сразу увяли, увидев, что Малыш Элвин проявил к ней нешуточный интерес.

— Да, он настоящий дамский угодник, это точно, — с иронией заметил Лаки.

Малыш Элвин был восьмым ребенком Кегни и не вполне оправдывал свое прозвище. Так его прозвали с тех пор, как этот гигант несколько лет назад оставил НФЛ.

Он был лучшим игроком защиты «Денвер Бронкс», но один из его приемов сделал игрока Дольфинуса полуслепым заикающимся инвалидом.

Нарушение правил было столь грубым и немотивированным, что руководство команды воспользовалось первой же травмой Элвина и расторгло с ним контракт.

На время своей временной отставки Малыш Элвин вернулся домой в восточный Техас и спелся там с теми, кого бросил много лет назад. Он все еще считал себя футбольным героем…

Пока ни его сомнительные чары, ни его слова не произвели никакого впечатления на женщину, на которую он положил глаз.

Звучащая из музыкального ящика баллада Джорджа Стрейта мешала Лаки слышать слова, которыми они обменивались, но, когда Малыш Элвин опустил свою мясистую лапу ей на плечо, она стряхнула ее и потянулась за сумочкой. Попытка ускользнуть не удалась. Малыш Элвин Кегни и его подпевала Джек Эд Петтерсон, только что отсидевший срок в Хантсвилл-ской государственной тюрьме за вооруженное нападение, преградили ей путь.

Лаки вздохнул. Надо что-то предпринять, но, черт подери, ему абсолютно неохота. Дела его шли неважно, близилась выплата займа. Сьюзан недвусмысленно намекала на бриллиантовое кольцо. Драка с этими грубиянами — Малышом Элвином и Джеком Эдом — никак не входила в его планы.

Ну, а если бы на ее месте оказалась его сестренка Сейдж? Он был бы рад, если бы какой-нибудь честный парень пришел ей на помощь. Конечно, Сейдж умнее, она не попадет в подобную ситуацию. Но нельзя же отказывать женщине в защите только потому, что у нее не хватило сообразительности!

Сколько раз отец говорил и ему, и его старшему брату Чейзу, что если леди отвечает на твои ухаживания «нет», значит — нет. Все. Никаких вопросов. Женщина может заставить парня настаивать и передумать в самую последнюю минуту, но если она ответила «нет», значит — нет!

В ушах Лаки до сих пор звучала лекция, которую ему прочла мать, когда он, учась в десятом классе, принес домой маленькую сплетню, что Друсилла Хоккинз «сделала это» прошлой ночью.

То, что происходило на заднем сиденье синего «Доджа» ее приятеля, стало предметом живого обсуждения всей школы.

Лори Тайлер не заинтересовалась смачными подробностями грехопадения мисс Хоккинз. Она строго предупредила своего младшего сына, чтобы он больше никогда не слушал, как порочат чью-то девичью репутацию, даже если сплетня имеет под собой все основания. Она убедила мальчика, что он должен относиться к женщине с почтением и уважением. Это была такая страстная и язвительная лекция, что Лаки помнил ее и теперь, двадцать лет спустя, в возрасте тридцати двух лет.

Он пробормотал себе под нос грязное ругательство и осушил стакан. Есть вещи, которые приходится делать, не сообразуясь со своим желанием. Сейчас был как раз тот самый случай.

Лаки спустил ноги на пол и потянулся, намереваясь встать.

— Осторожней, Лаки, — предупредил бармен. — Они пили весь вечер. Ты знаешь, каким подлым бывает Малыш Элвин, когда надерется… А тут еще этот Джек Эд…

— Обойдется!..

— Возможно, но, если ты вмешаешься, тебе придется туго…

Похоже, всем в забегаловке стало немного не по себе как раз тогда, когда Лаки покинул свое место за стойкой: игровые автоматы замолчали впервые за многие часы. Игроки пытались разобраться, что к чему. Точно такое же затишье воцаряется перед бурей.

Выпивохи за стойкой и даже те, что сидели в отдельных кабинках, прекратили беседу, следя за стремительным рывком Лаки туда, где женщина требовала, чтобы Малыш Элвин освободил ей путь.

— Мне нужно идти!


Лаки не обманул ее спокойный голос.

— И куда же ты спешишь, милочка? — проворковал Элвин и так дернул головой, что женщине пришлось отпрянуть в самый угол кабинки. — Мы только начали веселиться!

Джек Эд по-шакальи захихикал, поддерживая своего дружка. Лаки оборвал его смех:

— Сдается мне, Элвин, леди вовсе не так весело…

Малыш Элвин обернулся со всей грацией, ловкостью и темпераментом буйвола, которому дали хорошего пинка под зад. Лаки, сунув пальцы под ремень, стоял и улыбался. Только дерзкий наклон темно-русой головы да холод синих глаз выдавали всю серьезность его намерений.

— Отцепись, Тайлер! Это не твое дело.

— Видимо, мое. Я тоже не прочь попытать счастья, раз уж такой кусок мяса, как ты, не заинтересовал прекрасную леди.

Лаки одарил женщину теплой улыбкой и подмигнул так, как обычно подмигивал женщинам в самые ответственные минуты.

— Познакомимся?

Малыш Элвин что-то прорычал и сделал гигантский шаг к Лаки, которого он превосходил на три дюйма в росте и на сто фунтов в весе. Казалось, огромный кулак вот-вот обрушится на смельчака.

Лаки при всей своей напускной беспечности был готов к нападению. Он молниеносно парировал удар и, поднырнув, схватил Джека Эда и отбросил его к игральным автоматам. Все в заведении слышали, как у Эда клацнули зубы.

Нейтрализовав одного, Лаки повернулся, но, к сожалению, его правый глаз оказался прямо на пути таранящего кулака Элвина. Когда-то в детстве лошадь подобным образом лягнула Лаки. Ему тогда было лет двенадцать, и он упал замертво. Элвин ударил сильнее лошади.

Все тело Лаки заныло от боли. Еще немного, и его желудок вот-вот выплеснет наружу свое содержимое — два стакана виски и воды. И в таком состоянии ему предстояло либо продолжить схватку, либо умереть от рук разъяренного Малыша Элвина Кегни.

Те, кто не боялся Малыша, подбадривали Лаки. Зная, что противопоставить гиганту он может только ловкость и скорость, Тайлер опустил голову и направил плечо в живот Элвина, надеясь вывести его из равновесия…

Сзади послышался какой-то шорох — Джек Эд, по-видимому, пришел в себя. Повернувшись, Лаки обнаружил, что Джек Эд вот-вот метнет в него свой отнюдь не игрушечный нож, и ответил рубящим ударом ладони по кадыку. Экс-жулик, рухнув на стол, сломал его и без сознания растянулся на полу.

— Стойте!

Женщина выскочила из кабинки и, уперев руки в бока, свирепо поглядывала то на Малыша, то на Лаки. Глаза Элвина налились кровью, он жадно хватал ртом воздух.

— Прочь с дороги! — заревел он.

— Стойте, вы ведете себя, как…

Малыш Элвин, не глядя, двинул ее кулаком по губе и опрокинул на спину.

— Ах ты, сукин сын! — прорычал Лаки. — Мерзавец, ударивший женщину, не заслуживает честной борьбы. — Он со злобой пнул противника сапогом в пах.

Малыш Элвин тут же оцепенел, казалось, он держался на ногах только благодаря вздохам зевак. Наконец парень схватился за поврежденное место, опустился на колени и рухнул лицом вниз в лужу пива рядом с Джеком Эдом.

Лаки несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, и осторожно потрогал свой распухший глаз. На негнущихся ногах он подошел к женщине, которая пыталась остановить кровь бумажной салфеткой.

— Как вы себя чувствуете?

Она вскинула голову, ее зеленые глаза хищно сверкнули. Лаки, ждавший слез и восхищения, с удивлением заметил в ее взгляде неприкрытую враждебность.

— Благодарствую, — не без иронии проговорила она. — Вы мне очень помогли.

— Поче…

— Лаки, шериф на подходе, — предупредил бармен.

Лаки присвистнул, подсчитывая ущерб, причиненный дракой. Перевернутые столы и стулья, разбитые стаканы, разлитое пиво, опрокинутые подносы и пепельницы, два распластанных на полу тела.

Мало того, эта неблагодарная шлюха, честь которой он имел глупость защищать, похоже, была явно не в духе.

В иные дни, как ни старайся, все идет наперекосяк. Понурив голову, он пробормотал:

— Вот черт…

2

Шериф Патрик Буш взглянул на Малыша Элвина и Джека Эда и покачал головой.

Элвин катался по полу, мыча и держась за пах, Джек все еще был без сознания.

Шериф переместил спичку из одного уголка рта в другой и взглянул на Лаки из-под широкополой шляпы.

— Ну и как все это вышло?

— Да это я во всем виноват, — проворчал Лаки, откидывая волосы со лба.

Шериф махнул рукой:

— Ты что, ранен?

Только тут Лаки заметил, что его рубашка разорвана. Нож Джека Эда оставил тонкую красную черту поперек его живота.

— Все о'кей.

— Медпомощь нужна?

— Черт, нет! — Лаки вытер кровь своей превратившейся в лохмотья рубашкой.

— Уберите это, — приказал шериф помощнику. Затем, обернувшись к Лаки, спросил: — Что случилось?

— Парни наехали вон на нее, а ей это не понравилось.

Буш посмотрел на женщину, которая стояла поблизости и, похоже, дымилась от злости. Она хотела уйти, но ей велели остаться, пока шериф все не осмотрит и не задаст ей несколько вопросов.

— Вы в порядке, мэм?

Шериф озабоченно разглядывал ее губу. Губа распухла, но больше не кровоточила.

— Все просто прекрасно. Да ничего бы и не случилось, если бы не этот Робин Гуд.

— Извините, — вскинулся Лаки. — Мне казалось, я помогаю вам выбраться из затруднительного положения…

— Помогаете?! Вы называете это помощью? — Она обвела рукой разгромленную забегаловку. — Весь этот хаос — ваших рук дело!

— Это правда, Лаки? — спросил шериф.

Едва сдерживая гнев, Лаки проговорил:

— Спросите свидетелей.

Шериф так и сделал. Версия Лаки подтвердилась, и женщина одарила зрителей, каждого по отдельности, презрительным взглядом.

— Я могу идти? — поинтересовалась она у шерифа.

— Как была повреждена ваша губа, мэм?

— Этот горилла ударил меня, — кивнула она на Малыша Элвина, подтверждая ответ Лаки относительно травмы.

— Что вы здесь делали?

— Вы же не спрашиваете, что они здесь делали?! — взвилась строптивица, указывая на окружавших ее мужчин.

— Я знаю, что они здесь делали, — возразил Буш. — Ну, я жду…

— Я зашла выпить пива, — резко ответила она.

— Вы не давали повода к ухаживаниям? Ну, сами знаете — подмигивание, флирт, что-либо в этом роде?


Женщина не снизошла до ответа, а просто презрительным взглядом смерила шерифа с головы до ног. По оценке Пэта Буша, она не была похожа на красоток, промышлявших в баре. За двадцать лет полицейской службы он достаточно повидал разборок в пивнушках и барах, чтобы сразу раскусить скандальную бабенку.

Скорее из любопытства он спросил:

— Вы не из этих мест?

— Нет, я из города.

— Были поблизости?

— Случайно, через Милтон-Пойнт, — уклончиво ответила она, — по пути на шоссе между штатами.

Шериф Буш сдвинул шляпу вперед, чтобы почесать себе затылок.

— Хорошо, мэм, только в следующий раз, когда вы будете проезжать через это местечко и вам захочется пива, поищите другое заведение, более подходящее для леди.

Лаки фыркнул.

— Я приму это к сведению, шериф! — Женщина гневно зыркнула на Лаки и, перебросив сумку через плечо, направилась к двери.

— Вы будете подавать жалобу о нанесении телесных повреждений? — крикнул ей вслед шериф Буш.

— Я хочу поскорее выбраться отсюда, — не оборачиваясь, ответила женщина.

Окружающие проводили ее взглядом.

— Неблагодарная сучка, — пробормотал Лаки.

— Ты о чем? — спросил шериф, наклоняясь к нему.

— Да так, ни о чем. Послушай, я, пожалуй, тоже слиняю.

Сквозь пыльное окно он увидел, как незнакомка садится в красную малолитражку.

— Не гони коней, Лаки, — сурово проговорил шериф. — В последний раз предупреждаю, если ты еще раз затеешь драку…

— Не я начал, Пэт.

Несмотря на то, что шериф Буш действовал как лицо официальное, Лаки обращался к нему как к другу семьи, человеку, который качал его на своих коленях, когда Лаки еще бегал под стол.

— Кому ты веришь? Мне или им? — спросил Лаки, указывая на лежащих на полу мужчин.

Красная машина уже выруливала на шоссе, поднимая колесами облачко пыли. Теряя терпение, Лаки переминался с ноги на ногу.

— Я что, арестован? — спросил он.

— Можешь отваливать, — ворчливо произнес шериф. — А я останусь и подожду, когда эти крысы придут в себя, эти скунсы… — Он поддел Малыша Элвина и Джека Эда носком ботинка. — Мой тебе совет: не сталкивайся с ними денек-другой.

— Да уж придется…

— И пусть твоя мать позаботится об этой царапине… — Шериф кивнул на порез.

— Ерунда…

Не дожидаясь сдачи с пятидолларовой бумажки, которую он бросил на стойку, Лаки выскочил за дверь. Он заметил, как красная малолитражка свернула на запад, и вспомнил, что женщина намеревалась выехать на шоссе между штатами в нескольких милях отсюда. Запрыгнув в свой потрепанный «Мустанг», мужчина пустился за ней вдогонку.

Нет, так просто незнакомке от него не уйти. Из-за нее он рисковал жизнью. Только удача и ловкость позволили ему избегнуть ножа Джека Эда. Глаз совершенно заплыл, а черепушку словно буравили дрелью. Из-за этой рыжей потаскушки он целую неделю будет выглядеть настоящим забулдыгой!

«Рыжей? — подумал он. — Да вроде бы. Пурпурно-каштановая, золотисто-каштановая».

Как объяснить матери и Чейзу эти синяки? Ведь только сегодня утром брат объяснял ему, что главное сейчас — ни во что не ввязываться!

«Тайлер Дриллинг» — бурильную компанию Тайлеров — ждет банкротство, если они не сумеют убедить банк отложить взыскание займов хотя бы на полгода и удовлетвориться только выплатой процентов. Лаки не должны видеть в городе с подбитым глазом. Кто станет продлевать кредит бузотеру?

— Наш старик умер, — сказал Чейз, — и деловые люди сильно сомневаются в том, что мы с тобой сможем управлять «Тайлер Дриллинг» не хуже, чем он.

— Черт! Разве мы виноваты в том, что цены на нефть катастрофически падают?

Об этом можно было и не говорить. То, что неустойчивый рынок нефти имел огромное влияние на экономику Техаса, не их вина, но каждый испытывал это на своей шкуре. Оборудование, которое братья взяли в аренду, оказалось столь неэффективным, что его не стоило даже устанавливать на буровых.

Братья упорно пытались продвинуть идею диверсификации, что помогло бы бизнесу и повысило доходы, но банк становился все менее сговорчивым. Большинство членов правления были их друзьями и знакомыми, но и они не могли сочувствовать им до бесконечности, в то время, как многие банки по всей стране, а в особенности в Техасе, терпели крах.

— Единственное, что можно сделать, — пояснил Чейз, — это попытаться убедить их, что для выплаты задолженности необходимо и дальше развивать бизнес. Только тогда мы выйдем из затруднительной ситуации.

— Это что, камешек в мой огород?

Чейз добродушно улыбнулся младшему брату:

— Я уже обзавелся любящей женой, дело за тобой, котяра!.. Сколько ты еще собираешься болтаться?

— Да, с этим, вероятно, пора кончать, — печально откликнулся Лаки.

— Сьюзан? — тотчас подхватил старший брат.

Сейчас воспоминания о Сьюзан вызвали у Лаки надсадный стон. А может, привязной ремень врезался ему в живот, причиняя боль.

— Чертова баба, — выругался Тайлер, до отказа выжав педаль «Мустанга», чтобы сократить расстояние между ним и мигающими хвостовыми огоньками несущейся впереди машины.

Он не совсем представлял себе, что будет делать, когда настигнет ее. Вероятно, просто потребует извинения за то высокомерие, с которым она взирала на него после окончания драки. А ведь он рисковал своей жизнью и здоровьем, чтобы спасти ее от насилия.

Женщины… Они всегда были его отравой и его удовольствием. Без них не проживешь. Лаки знал как дважды два, что не сможет обойтись без них. Он неоднократно давал обеты воздержания после особо горестных любовных приключений, прекрасно осознавая, что нарушит их при первой же возможности.

Он любил женщин — их одежду, украшения, запах. Любил их смех и их слезы, и даже, хотя это частенько раздражало его, их настойчивое внимание к частностям. Ему нравилось все, что отличало женщин от него самого.

Как бы там ни было — вне постели они сущая головная боль.

Взять хотя бы ту молодую разведенку в Маршалле. Она была жалобщицей и все время ныла до такой степени, что голос ее начинал причинять физическую боль, как гвоздь в заднице. Но в постели!.. В постели она мурлыкала.


Еще одна его недавняя пассия — «золотоискательница». Лаки при каждой встрече должен был дарить ей какую-нибудь безделушку, иначе она устраивала ему настоящий скандал. Только часы любви могли вернуть ей хорошее настроение. А та, другая — аптекарша? В постели она была умна и изобретательна, в любом другом случае не отличалась интеллектом от фонарного столба.

Сьюзан Янг. Умная и ловкая, может, даже слишком. Лаки подозревал, что отвергала сексуальные удовольствия только потому, что хотела видеть его у алтаря.

После беседы с Чейзом в то утро Лаки за ленчем встретился со Сьюзан в доме ее родителей… Отец девушки, Джордж, был управляющим банка, который давал кредиты «Тайлер Дриллинг». Семейство обитало во внушительном особняке на участке в полтора акра в самом центре города. Как только горничная убрала тарелки, Джордж вернулся в банк, а миссис Янг извинилась и поднялась наверх, оставив Лаки наедине со Сьюзан.

Лаки притянул девушку к себе и поцеловал. Оторвавшись от ее губ, он сказал:

— Слаще, чем клубничный торт Клары, — намекая на великолепный десерт, который им только что подала служанка.

— Иногда мне кажется, что я нужна тебе только для поцелуев.

Лаки перевел взгляд на ее маленькие груди, обтянутые блузкой, и накрыл одну из них ладонью.

— Нет, это еще не все…

Сьюзан отпрянула.

— Лаки Тайлер, как ты себя ведешь? Мама наверху, а Клара на кухне.

— Тогда пойдем куда-нибудь, — предложил он.

Чопорный, мрачный дом почему-то напоминал ему похоронное бюро. Неудивительно, что здесь Сьюзан не может дать волю чувствам.

— Мне надо съездить к Хендерсону, узнать, как идут дела. Почему бы тебе не проехаться со мной?

Девушка отвела взгляд.

— Ты ездишь слишком быстро и с опущенным верхом. У меня портится прическа!

— Милая, нам просто не удастся сохранить твою прическу, если мы займемся тем, что я имею в виду.

Он снова притянул ее к себе. На этот раз она ответила чуть активнее. Когда их губы разомкнулись, Лаки уже был готов, но Сьюзан быстро охладила его пыл, вспомнив об отце.

— Обещай, что не взбесишься, если я что-то скажу.

Жизненный опыт подсказывал, что ее слова сейчас непременно доведут его до бешенства, но тем не менее он дал такое обещание.

— Отец беспокоится, что я провожу с тобой так много времени.

— Это почему же? Он был довольно вежлив во время ленча.

— Он всегда вежлив.

— Так в чем же дело?

— Я должна заботиться о своей репутации, ты понимаешь…

— Вот как?

Сьюзан не остановила его, когда Лаки осмелился залезть к ней под юбку и погладить ее по бедру.

— Он поинтересовался твоими намерениями, а я ответила, что, честно говоря, не знаю.

Лаки уже совсем было потерял бдительность, ощущая негу девичьей кожи, но слово «намерения» тотчас отрезвило его. Он быстро отдернул руку и встал.

Теперь она уже не перестанет зудеть на эту тему!

— Конечно, папуля никогда не обсуждает со мной свои банковские дела, — продолжала Сьюзан с напускной наивностью, — но у меня создалось впечатление, что он боится дать заем неостепенившемуся человеку. Другое дело — если бы ты женился.

Лаки посмотрел на часы.

— Ох, я уже опаздываю. Жаль, что не уговорил тебя поехать со мной, но мне никак нельзя пропустить эту встречу. — Он направился к двери.

— Лаки!

— Да?

Подойдя поближе, Сьюзан встала на цыпочки и приблизила губы к его уху.

— Как думаешь, папочка увеличит тебе заем, если ты женишься?

Лаки криво улыбнулся и откланялся, пообещав появиться на обеде в семь тридцать. Он еще не был готов жениться ни на Сьюзан, ни на ком-либо другом. Нет, ни за что!

Ему нравилась Сьюзан, ему хотелось затащить ее в постель, но и только. Она была избалована, и жизнь с ней стала бы настоящим адом. К тому же могло оказаться, что она никудышная любовница, что секс для нее — лишь форма денежного обращения, а отнюдь не наслаждение.

Будь он проклят, если ему нужна жена, строящая с ним отношения на товарообмене.

Нет, Сьюзан Янг не дождется, когда он падет перед ней на колени и попросит ее руки. Скорее она посинеет, чем это произойдет.

Из первого же телефона-автомата он позвонит и откажется от визита на обед. Она будет разочарована, но, конечно, не посмеет выказать это за столом.

— Ох уж эти женщины, — пробормотал Лаки, выезжая на широкое шоссе.

3

Лаки въехал на вымощенный паркинг через полторы минуты после незнакомки. Придорожный комплекс состоял из подковообразного двухэтажного мотеля, ресторана с лучшими куриными котлетами во всем штате, заправочной станции с дюжиной насосов и магазинчика, торгующего спиртным и сопутствующими товарами.

Женщина вошла в ресторан. Через окно Лаки видел, как официантка указала ей столик, затем принесла что-то вроде толстого сандвича. И как только она может есть? Лаки чувствовал себя отвратительно. О еде и речи быть не могло.

Отойдя от окна, он захромал к магазинчику.

— Что с тобой, приятель? Столкнулся с рефрижератором?

— Что-то вроде, — ответил Лаки жизнерадостному хозяину.

Он купил пинту виски, аспирин и сырой бифштекс. Сырое мясо уже позеленело по краям от старости. Бифштекс был непригоден для еды, но никто и не собирался его есть.

В автомобиле Лаки плюхнулся на белое кожаное сиденье, открыл бутылку с виски и проглотил три таблетки аспирина. Он так и не успел приложить холодное вонючее мясо к заплывшему глазу: женщина вышла из ресторана. Лаки осторожно взялся за ручку дверцы, собираясь ее открыть.

Однако что-то задержало его, и женщина прошагала мимо в регистрационный офис мотеля. Через несколько минут она вышла оттуда с ключом в руках.

Лаки подождал, пока она поставила свой автомобиль за угол, и последовал за ней. Он обогнул здание как раз вовремя, чтобы заметить, как она входит в комнату на первом этаже, где-то в середине западного крыла мотеля.

«Неплохо», — подумал он с удовлетворением, устанавливая свой «Мустанг» на парковочное место. Ему хотелось встретиться с ней с глазу на глаз. Именно поэтому Лаки не последовал за ней в ресторан. Сама того не ведая, женщина играла ему на руку.


Положив ключи от машины в карман джинсов и прихватив с собой кусок мяса, аспирин и виски, он медленно подошел к двери, которую она только что закрыла, и постучался.

— Откройте. Уверен, что вы меня узнаете.

Дверь распахнулась. На пороге, словно ракета на старте, застыла та самая незнакомка.

— Что вы здесь делаете?

— Ну, — протянул он. — Я ехал за вами, вы остановились — я тоже…

— Зачем вы поперлись за мной?

— Хочу кое-что получить.

Отпрянув, она пристально посмотрела на него:

— Что именно?

— Извинения. Я могу войти?

Его слова выбили ее из колеи, и она на секунду оцепенела. Однако стоило ему занести ногу, как она встрепенулась.

— Нет, вы не войдете! Думаете, я сошла с ума?

— Возможно. Иначе что вам было делать там одной?

— Где?

— Где-где… В забегаловке, в которой я только что защищал вашу честь.

— Моя честь не нуждалась в защите.

— Вы бы переменили тон, стоило только Малышу прикоснуться к вам…

— Малыш — это тот маленький, похожий на хорька мужчина?

— Нет, это Джек Эд. Джек Эд Петтерсон. Малыша Элвина вы назвали гориллой. Понимаете, они назвали его Малышом, потому что…

— Все это очень интересно, но я хотела бы обо всем этом поскорее забыть. Имейте в виду, я вполне контролировала ситуацию.

— Правда? — Лаки не верил ей, но отдавал должное ее мужеству.

— Именно так. А теперь, если позволите…

— Хм… — Он придержал дверь, которую только что чуть не захлопнули перед его носом. — Я еще не услышал ваших извинений.

— Ладно, — раздраженно проговорила она, откидывая назад золотисто-каштановые волосы. — Я извиняюсь за… за…

— За то, что не поблагодарила меня должным образом за защиту.

Скрипнув зубами, она отчетливо выговорила каждое слово:

— За то, что не поблагодарила вас должным образом за защиту.

Подперев плечом дверной косяк, Лаки покосился на нее.

— Странно, мне почему-то не верится, что вы говорите это искренне…

— Я благодарю вас совершенно искренне, от всего моего сердечка! Если я еще когда-нибудь окажусь в каком-нибудь баре, вы будете первым, кого я позову на помощь. Мало того, порекомендую вас своим хрупким подругам. Этого достаточно?

Игнорируя ее сарказм, Лаки поднял руку и дотронулся указательным пальцем до ее губы.

— У вас снова кровоточит губа.

Охнув, женщина устремилась в комнату и склонилась над туалетным столиком, изучая свое отражение В зеркале.

— Где? Ничего нет! — Она обернулась.

Лаки уже вошел и прислонился к закрытой двери.

Он улыбался, как голодный уличный кот, загнавший мышь в западню.

Женщина выпрямилась и сказала нарочито спокойным голосом:

— Вы ведь не станете этого делать. Предупреждаю, я стану защищаться. Буду кричать, подниму всех на ноги. Я смогу применить силу. Я…

Лаки расхохотался:

— Уж не думаете ли вы, что я собираюсь вас насиловать? Я всего лишь хочу услышать от вас искренние извинения и ничего больше. А пока я воспользуюсь вашей кроватью.

Положив все, что было в руках, на ночной столик, он снял ботинки, поправил подушки и растянулся, вздохнув с облегчением.

— Если вы немедленно не уберетесь отсюда, — гневно зашипела женщина, — я позову управляющих! Вызову полицию!

— Успокойтесь, пожалуйста! Не говорите так громко! У меня голова раскалывается!

Вынув мясо из упаковки, он наконец приложил его к глазу.

— Принесите-ка лучше стаканы. Выпьем виски.

— Я не хочу виски!

— Прекрасно. Тогда, может, вы принесете стакан мне?

— Хорошо. Если не уходите вы, уйду я!

Она прошла к двери и распахнула ее. Какое-то странное позвякивание заставило ее обернуться. На пальце Лаки болтались ключи от ее машины.

— У вас есть другие, мисс… Хм, как вас там?

— Идите к черту, — вздохнула она, снова захлопывая дверь.

— Вас назвали по матери или по отцу?

— Отдайте ключи! — Она протянула руку.

— Сначала извинения. И стакан!

На буфете стояло ведро со льдом и два стакана в стерильной упаковке.

— Если вам нужен стакан, возьмите сами!

— Ладно, — вздохнул Лаки, но стоило ему сесть, как вновь открылась ножевая рана, и он, дернувшись, снова упал на подушки. Сквозь рубашку проступила свежая кровь.

Женщина бросилась к кровати.

— Вы действительно ранены…

— А вы думали, притворяюсь? — улыбнулся Лаки. — Я не имею привычки разгуливать в рубашке, разодранной в клочья.

— Я… я не думала… — проговорила собеседница упавшим голосом. — Вам следует обратиться в госпиталь…

Вид ножевой раны привел ее в трепет. Порез не был глубоким, но тянулся от левой груди к правому боку. Из этой тонкой красной линии сочилась кровь.

— У вас может начаться воспаление… — Ее лицо озарила решимость. — Снимайте рубашку!

Для этого ему надо было отложить в сторону ключи от ее машины. Поняв причину его колебаний, женщина твердо произнесла:

— Я не брошу человека, истекающего кровью.

Лаки отложил ключи, ослабил пояс и, расстегнув рубашку, попытался стащить ее со своих широких плеч. Небрежно бросив разорванную одежду на пол, женщина сосредоточила внимание на ране.

— Какой подлый маленький мужичок, — пробормотала она.

— Джек Эд? Да, он действительно подонок. Рад слышать, что ваши заигрывания с ним не были чем-то серьезным.

— Я не заигрывала с ними, и вы прекрасно это знаете, — сердито возразила женщина.

Она пошла в ванную и минуту спустя вернулась с мокрым полотенцем. Примостившись рядом с Лаки, «медсестра» наложила полотенце на порез. Лаки только резко втянул носом воздух.

— Больно? — ласково спросила она.

— Да ладно!

— Простите, но я и впрямь должна извиниться. Одному Богу известно, куда еще он мог вас пырнуть своим ножом!

— Даже думать об этом не хочу.

Еще минуту назад Лаки был слишком зол на нее, чтобы обращать внимание на ее внешность. Теперь же он разглядел, что незнакомка настоящая красавица. Распущенные золотисто-каштановые волосы до плеч, зеленые глаза… Она смотрела весьма сочувственно, но Лаки хорошо знал, как холоден может быть ее взгляд.

Точеные скулы, мягкий рот с полной нижней губой — все это свидетельствовало о ее чувственности.


Вся она словно являла собой возбуждающий и влекущий вызов, весьма редкое сочетание, что встречается отнюдь не в каждой женщине. Черт, с такими он никогда еще не встречался. Для начала следовало обговорить правила игры.

— Как вас зовут?

Она подняла на него свои зеленые, как лесная чаща, глаза и, запинаясь, проговорила:

— Д-д-дови…

— Д-д-дови?

— Именно так, что тут такого? — настороженно огрызнулась она.

— Да ничего, я просто не замечал раньше, что вы заикаетесь. Или моя обнаженная грудь вызвала такой дефект речи?

Ему вдруг захотелось, чтобы Дови прижалась к ней щекой. И захотелось очень сильно.

— Вряд ли, мистер…

— Лаки.

— Счастливчик?

— Да, меня зовут Счастливчик, Лаки. Лаки Тайлер.

— Ну, хорошо. Уверяю, что ваша обнаженная грудь вовсе не возбудила меня, мистер Тайлер.

Он не поверил ей, и ухмылка, чуть исказившая его рот, ясно говорила об этом.

Она потянулась к бутылке виски на ночном столике и отсалютовала ей.

— Ну, Лаки, на этот раз счастье тебе изменило. Терпи!

— Хм?

Прежде чем он успел обдумать сказанное, она наклонила бутылку и плеснула жидкостью на рану.

Он взорвался словами, которые не положено произносить вслух:

— Вот черт, ну и дерьмо!..

— Вы же джентльмен, мистер Тайлер!

— Я убью вас, перестаньте! Ох!

— Вы — большой ребенок!

— Вы что, черт возьми, собираетесь меня отчитывать?

— Я хочу продезинфицировать вашу рану, убить всех микробов.

— Проклятие! Вы же меня без ножа режете! Хотя бы подуйте на нее!

— Это только распространит заразу.

— Да подуйте же!

Она наклонилась над ним и подула вдоль пореза. Дыхание остудило жалящее спиртное в открытой ране. Капельки виски стекли в атласную полоску волосков чуть ниже его пупка, струйки уже защекотали под поясом джинсов. Незнакомка стряхнула их кончиками пальцев и машинально лизнула жидкость. Осознав, что делает, она резко вскочила с кровати.

— Ну как, теперь лучше? — хрипловато спросила женщина.

Синие глаза Лаки встретились с ее глазами. Атмосфера разрядилась. Неожиданно охрипшим голосом он проговорил:

— Да, гораздо. Только в следующий раз предупреждайте меня, о'кей?

— Думаю, распространение инфекции мы предотвратили…

— Я согласен на любую инфекцию, лишь бы ты еще раз подула на этот порез, — тихо произнес Тайлер.

Эти слова возбудили Дови, и она снова опустила забрало:

— Твой глаз выглядит просто ужасно!

Кусок мяса валялся на подушке, он упал сюда во время проведения «дезинфекции». Женщина брезгливо взяла его двумя пальцами и подержала на вытянутой руке.

— Воняет, как из помойки! — Мясо отправилось в мусорное ведро. — Лежи. Я принесу льда.

Взяв с собой пластиковое ведерко, она вышла из комнаты. Лаки понравилась ее походка. Аккуратные икры, аккуратный зад. Жаль, что он так плохо себя чувствует…

Чувствовал он себя и впрямь отвратительно. Все тело саднило, ощущалась слабость от сочетания аспирина и виски. Лаки просто физически не смог бы претворить в жизнь свои фантазии насчет Дови.

Она вернулась с ведерком льда и завернула несколько кубиков в полотенце. Долгожданный холод несколько остудил пылающий глаз.

— Спасибо, — сонно пробормотал Лаки, осознавая, что не только ранен, но и пьян. Ее рука казалась такой прохладной и успокаивающей, словно рука его матери. Лаки прижал ладонь Дови к своей горячей щеке.

Она тут же отдернула руку и менторским тоном торжественно произнесла:

— Надеюсь, отек спадет, и ты отправишься восвояси.

В его голове уже зародилась ехидная ответная реплика, но он смолчал. Упоминание о еще одной набухшей части его тела наверняка оказалось бы поводом к выдворению за дверь.

— Думаю, сегодня мне не выбраться отсюда, — сказал он. — Я чувствую себя чертовски скверно. Все, чего мне хочется, — это действительно лежать смирно и тихо.

— Отличная идея! Оставайся здесь, а я пойду в другую комнату.

— Нет! — воскликнул Лаки, сбрасывая полотенце со льдом. — То есть я хотел сказать, мне неловко занимать твою комнату.

— Не беспокойся, за все заплачено. Это такая малость по сравнению с тем, что ты сделал для меня нынче вечером.

— Я вовсе не о деньгах, — резко выдохнул он. — Но теперь, по крайней мере, ты признаешь, что я избавил тебя от Малыша Элвина и Джека Эда.

— Похоже, ты предъявляешь мне счет?

— То есть?

— От них ты меня «избавил»… А сам-то ты лучше? Чуть-чуть повежливее, и все…

— Ты думаешь… Значит… — заикаясь и запинаясь, заговорил он. — Ты думаешь, я собираюсь тебя… Продолжайте, леди. Неужели ты всерьез считаешь, что в таком состоянии я способен заниматься сексом?

Заметив ее ироничный взгляд, он опустил глаза и понял, что сейчас выглядит весьма подготовленным к сексу. Осознав это, он со стоном рухнул на подушки. Его мутило.

— А, делай, как знаешь. Со мной все в порядке.

Сквозь щелку чуть приоткрытых глаз он увидел, как Дови подобрала сумочку и направилась к двери.

— Надеюсь, у меня только наружные повреждения, — пробормотал Лаки, когда она взялась за ручку.

Дови повернулась.

— А ты думаешь, могут быть и внутренние?

— Да откуда же мне знать? Я не доктор. Кажется, здесь чуть припухло, но, может, там ничего и нет. Я тебя не задерживаю.

Отложив сумку в сторону, Дови вернулась к постели раненого и осторожно присела с краю. Лаки едва удалось скрыть довольную улыбку. Он ожидал от нее слов сочувствия, но Дови почему-то молчала.

Лаки посмотрел на нее здоровым глазом. Дови ответила изучающим взглядом.

— Если ты морочишь мне…

— Я же сказал, ты можешь идти. Иди. Если уж ты мне очень понадобишься, я смогу вызвать тебя через дежурную.

Она прикусила губу. Лаки чуть не застонал от безысходного желания.

— Так где ты заметил припухлость?

— Да где-то в этой области. Не чувствуешь ничего необычного? — пробормотал он.

Дови несколько минут прощупывала его бок от пояса до подмышки.

— Нет, вроде все в порядке.

— Слава богу, — сказал он и быстро добавил: — Надеюсь, ребра тоже целы.

— На каком боку?

— На этом самом.


Она осторожно и тщательно прошлась пальцами по ребрам мужчины, прослеживая их по всей длине, пока не наткнулась на его торчком торчащие соски. Это заставило ее быстро отдернуть руку.

— Вероятно, ты просто излишне напряжен…

— Вот и хорошо.

Все, сейчас она уйдет… Однако…

— Может, мне все-таки лучше не оставлять тебя одного? Еще умрешь от внутреннего кровоизлияния. Эта смерть останется на моей совести до конца жизни.

Лаки нахмурился и негромко сказал:

— Мне тоже не светит такая перспектива. — Сняв растаявший узелок со льдом со своего глаза, он вручил его Дови: — Я уже продрог до костей.

Она унесла лед и через несколько минут принесла замену.

— Глаз скоро перестанет опухать, уже не кажется таким заплывшим.

— Ладно… А как насчет виски? Сдается мне, я заслужил выпивку.

Дови разлила виски по стаканам. Спиртное заставило Лаки закашляться, но вскоре он почувствовал, как по телу разлилось приятное тепло, боль притупилась.

«Классная девка, — решил Тайлер сквозь дрему. — Не обычная смазливая красотка, а действительно потрясающая женщина! Такая вскружит голову любому».

Сквозь туман боли и опьянения Лаки увидел, как она сняла жакет и повесила его на спинку стула. Он не ошибся: груди у нее были высокими и круглыми.

О да, Дови была настоящей красавицей! Но и это еще не все. Она казалась женщиной, которая знала, чего хотела, и не боялась заявить об этом.

Так что же, черт возьми, она делала в этом баре?

Не сумев решить эту загадку, Лаки отрубился.

4

Лаки проснулся в кромешной темноте. Он попытался открыть глаза, но это удалось проделать только с одним: видимо, правый глаз здорово заплыл.

Со стоянки автомобилей сквозь щель между шторой и стеной пробивался свет. Стояла глубокая ночь, но он не испытывал большого желания искать часы, чтобы узнать точное время.

Мышцы одеревенели от долгого лежания без движения. Он потянулся, морщась от боли, слегка постанывая, и попытался перевернуться на бок. Когда ему это удалось, колено его наткнулось на чье-то тело.

— Дови? — прошептал он.

В ответ послышалось невнятное бормотание. Так уже не раз бывало. Лаки частенько просыпался среди ночи в постели какой-нибудь женщины и потому повел себя как обычно: обнял и прижал к себе. Их колени непроизвольно выпрямились, тела прильнули друг к другу. Голова ее коснулась его щеки, он уткнулся ей в волосы, вдыхая запах жимолости, и в забытьи стал целовать пряди, упавшие ему на губы. Это было так хорошо, так здорово прижаться губами к ее холодному лбу! Ресницы Дови касались его губ, он целовал ее щеки, нос, рот…

Она откинулась назад.

— Лаки? — прошептала она.

— Да, малыш, — пробормотал он, прежде чем снова прижаться к ней губами.

Губы ее медленно приоткрылись, и его язык скользнул в восхитительную пропасть. Правда, Лаки не помнил, целовал ли он ее раньше. Вскоре он мягко коснулся нижней губы красавицы — это заставило его вспомнить, чего он так страстно желал.

Тихонько вскрикнув, женщина, возбужденно шевельнувшись, подалась к нему. Руки мягко коснулись его обнаженной груди, и Лаки почувствовал, как ее пальцы перебирают волоски, а ногти нежно царапают кожу. Странно, почему так робко и нерешительно? Все мысли Тайлера сосредоточились на желании овладеть ею.

Лаки, перекатив женщину на спину, оказался сверху и накрыл ее грудь ладонью. Одежда? Почему она лежит в постели одетая? Надо же, и на нем самом до сих пор джинсы! Неудивительно, что ему так неудобно.

Словно одурманенный, он дотянулся до верхней пуговицы ширинки. Освободившись наконец от брюк, он облегченно вздохнул. Используя свою индивидуальную систему поиска, он губами нашел ее шею и начал осыпать поцелуями, одновременно поглаживая ей грудь.

Препятствия в виде пуговиц и застежки на бюстгальтере лишь на миг задержали его, и вот уже он ощутил тепло и податливость женского тела.

— «Мы на правильном пути», — подумал Лаки.

Так оно и должно быть. Грудь была полной и мягкой, он осторожно сжал ее рукой, затем провел чуть выше соска, и он тотчас стал тугим и напряженным. Лаки, зажав его между пальцами, наслаждался сладостными постанываниями партнерши и наконец прильнул к нему губами. Он водил языком вокруг, ласкал, дразнил, пока ее руки не обхватили его плечи и тело его не пронзил огонь.

— Милая, милая, — шептал Лаки, исступленно целуя вторую грудь. — Милая…

«Чулки? Или колготки?» — подумал он с ужасом, скользнув рукой под юбку. Его всегда раздражали такие вещи.

Как бы там ни было, несколько мгновений спустя он наткнулся на шелковистую гладкую кожу… Очевидно, женщина тоже получала наслаждение, она так и выгнулась над постелью, застонала…

Обладал ли Лаки этой женщиной раньше? Нет, вряд ли. Иначе бы знал, как себя с ней вести: спешить или медлить. Он досадовал, ему не хватило времени, чтобы нащупать в кармане презерватив и надеть его. Инстинкт подсказывал, что надо чуть-чуть подождать, но не в силах больше противиться страсти, сильной и жаркой, мужчина бросился навстречу сладкому освобождению. Он слышал себя как будто со стороны, повторял «прости, прости», не отдавая себе отчета в том, почему говорит именно эти слова. Лаки сжимал женщину в объятиях, давил на нее сверху, ласкал опытной рукой, погружая свою плоть все глубже и глубже. Ему хотелось продлить наслаждение, это так здорово, но он был не в состоянии отдалить момент экстаза, который уже охватывал, сотрясал, опустошал его…

Силы оставили Лаки. Он лежал, склонив голову ей на грудь, продолжая целовать соски и нежно касаясь ладонью влажных завитков волос между ее бедер.

Она гладила его по голове. Почувствовав ласку, Лаки улыбнулся и медленно погрузился в сон, удивляясь, как ему хорошо и спокойно.


Независимо от того, сколько Лаки выпил вечером и в котором часу лег, он всегда вставал на рассвете. Его отец занимался поденной работой на дому, и у сына тоже выработалась привычка просыпаться рано. Лаки наконец пришел в себя. Голова раскалывалась от вчерашних приключений. Понадобилось усилие, чтобы открыть хотя бы здоровый глаз. Однако он сразу же протрезвел, обнаружив, что лежит в постели один. Ворча и постанывая, Лаки сел, включил ночник и, покачиваясь от слабости, осмотрел комнату. Ни пиджака. Ни ключей. Может, Дови вышла приготовить кофе? Лаки опустил ноги на пол и непроизвольно выругался: боль пронзила все его тело. Превозмогая ломоту, он поднялся и, прихрамывая, двинулся к окну.

Добравшись до цели, Тайлер театральным жестом раздернул шторы, испугав при этом парочку — мужчину и женщину средних лет, прогуливающихся на свежем воздухе.

Лаки машинально застегнул джинсы, недоуменно таращась на пустое место, где еще вчера вечером был припаркован красный автомобиль Дови.

— Проклятие!

Она ускользнула. Ушла незаметно, как вор. Эта мысль заставила Лаки сунуть руку в карман. Бумажник был на месте.

Может, она просто была плодом его воображения? Нет, конечно же, нет! Лаки не мог выдумать эти необыкновенные зеленые глаза.

Чертыхаясь, он отправился в ванную комнату и включил яркую лампу дневного света. Из зеркала на него глядел весьма непривлекательный тип. Волосы всклокочены, на лице — темная щетина, фиолетовый глаз заплыл и не открывался. Рана на животе затянулась, но осталась ярко-красная полоса.

Вдруг что-то заинтересовало Лаки в собственном отражении. Приглядевшись повнимательнее, он обнаружил на груди длинный золотисто-каштановый волос — то, что надеялся найти.

Тайлер машинально покинул ванную. Опустившись на кровать, он сжал гудящую голову руками. Нет, Дови ему не пригрезилась. Любовные игры были отнюдь не игрой больного воображения.

Немного успокоившись, он вернулся в ванную и принял душ. Минуту спустя Лаки вышел из номера и сел в свой «Мустанг». Вчера он даже не успел его запереть, но, к счастью, все обошлось. Лаки завел мотор и подкатил к конторе, надеясь выведать что-либо у служащих отеля.

Улыбка клерка была такой же примечательной, как и его уши.

— Доброе утро. Хотите кофе?

— Доброе утро. Спасибо. — Лаки сам налил себе чашечку из кофейника, стоящего на горячей плите. — зовут Лаки Тайлер. Я провел минувшую ночь в 110-м номере. Комната была заказана одной молодой женщиной.

— Да? — Клерк облокотился на стойку и подался вперед.

— Да. Не могли бы вы найти в регистрационной книге ее имя?

— А вам оно неизвестно?

— Возможно, ее зовут Дови.

— Должно быть, у вас была бурная ночь. Это она вас отделала? — Клерк имел в виду подбитый глаз Лаки и его разорванную рубашку.

— Как ее имя? — Металл, прозвучавший в голосе Тайлера, исключал дальнейшие расспросы и комментарии.

Клерк благоразумно уткнулся в картотеку:

— Смит, Мэри.

— Мэри?

— М-э-р-и.

— Мэри Смит?

— Совершенно верно.

— Адрес?

— Двести три, Мэйн-стрит.

— Город?

— Даллас.

— Даллас?

— Даллас.

— Двести три. Мэйн-стрит, Даллас, Техас?

— Именно.

Лаки достаточно хорошо ориентировался в городе, чтобы знать, что двухсотые номера зданий на Мэйн-стрит расположены в его нижней части, в самом центре торгового района. Он подозревал мисс Смит в двуличности. Смит! Не слишком оригинально. Тогда откуда взялось «Дови»?

— Она оставила номер телефона?

— Нет.

— Номер автомобиля?

— Нет.

— Какой кредитной карточкой она пользовалась?

— Говорят, она расплачивалась наличными.

Лаки чертыхнулся.

— Номер водительского удостоверения?

— Нет.

— Прекрасно!

— Интересно, зачем этой леди нужно было заметать следы?

— Если бы я знал… — пробормотал Лаки, думая о том, где и как он может напасть на ее след. — Когда клиент платит наличными, у него не требуют удостоверения личности?

— Вообще-то требуют, но знаете, — протянул клерк, пожимая плечами, — мы не всегда это делаем. Мне кажется, людям, путешествующим вдвоем и разгоряченным любовной страстью, формальности ни к чему. Большинство из них даже ночевать не остаются.

Клерк, конечно, был прав, и Лаки на всякий случай спросил:

— Когда заступает на работу другой дежурный?

— Тот, который работает в вечернюю смену? В четыре.

Лаки вздохнул и легкой походкой направился к выходу.

— Благодарю…

— Не стоит. Заходите еще, — бодро отозвался клерк.

На Тайлера обрушился ослепительный солнечный свет восточного Техаса. Кроме этого, он физически ощущал, как глаза клерка прямо-таки сверлили ему затылок.

Надев солнцезащитные очки, которые с вечера остались на приборной доске, Лаки направил свой «Мустанг» домой. Ему надо выйти на ее след сегодня же! Не только Дови обязана извиниться, теперь и он должен представить свои оправдания. В то же время невозможно заниматься поисками целый день: им с Чейзом пора браться за дело.

Путь домой обычно занимал час, но Лаки был голоден и прибавил газу. Примерно через тридцать пять минут он уже свернул на проселочную дорогу, ведущую к их фамильному особняку.

Вдоль узкой дороги с черным покрытием росли ореховые деревья. Летом их кроны образовывали плотный зеленый полог, сквозь который едва проникали солнечные лучи. Только во время сбора урожая он не любил эти деревья, потому что мать постоянно посылала его за орехами, густо покрывавшими землю.

Тайлеры держали несколько быков и коров, несколько лошадей для верховой езды. Сейдж баловала лошадей, и они были совершенно ручными.

Двухэтажный дом из выкрашенного в белый цвет кирпича выделялся черными ставнями, выходящими на веранду. Отец закончил строительство дома, когда Лаки и Чейз были еще юнцами, но вот на свет появилась Сейдж, и к фасаду пристроили еще три комнаты, чтобы разместить увеличившуюся семью Тайлер.

В это утро Лаки отнюдь не радовался, завидев напротив особняка машину Чейза. Не хотелось встречаться с братом, пока не спадет опухоль вокруг глаза.


Впрочем, пришлось смириться с мыслью о неминуемом допросе, лекции о чувстве ответственности, нравственном облике и зрелости, и он, припарковав «Мустанг», прихрамывая, поднялся по центральной лестнице.

В просторном высоком холле Тайлер, вдохнув аромат свежего кофе, направился на кухню.

— Это ты, Лаки? — окликнула его мать.

— Кто же еще? Что на завтрак?

Он вошел на кухню и очень удивился, найдя здесь Таню, жену Чейза, которая сидела за кухонным столом рядом с мужем. Маленькая и белокурая, она оттеняла высокого черноволосого брата. Лаки был от нее без ума и частенько поддразнивал женщину, уверяя, что если она когда-либо разочаруется в брате, то он с радостью займет его место. Однако Таня была настолько предана Чейзу, что Лаки, видимо, и впредь придется ограничиваться лишь восхищением.

Когда он появился в кухне, Таня одарила его своей милой улыбкой, которая, впрочем, тут же испарилась, стоило только Лаки снять солнцезащитные очки.

Лори Тайлер в ужасе всплеснула руками и невольно отпрянула, увидев, как славно «уработал» Малыш Элвин Кегни ее сына.

— Боже милостивый, Лаки, мы слышали, что ты опять подрался, но я не думала, что все так ужасно. Это скотина Кегни отделал тебя?

— А, пустяки. Видели бы вы Кегни, — усмехнулся Лаки, наклоняя кофеварку и наливая себе кофе.

— В каком притоне ты был?

Лаки подул на кофе и сквозь поднимающийся от чашки пар посмотрел на брата.

— Ты опять в дурном настроении? И до дела-то еще не дошло, а ты уже меня обвиняешь?

— Лаки, за это время кое-что произошло, — сказала Лори, похлопав его по руке. В глазах ее была тревога.

— Произошло?

В этот момент на кухню через заднюю дверь вошла Сейдж, совсем уже не та малышка, которую так долго знал Лаки. Всего несколько недель назад они присутствовали на ее выпускном вечере в колледже, а следующей осенью эта девушка будет учиться в Техасском университете. Казалось, она повзрослела за одну ночь.

— Я была в конюшне и увидела твой автомобиль, — сказала она прерывающимся голосом, видимо, запыхавшись от бега. — Вы уже рассказали ему?

— Рассказали?! О чем? Что тут у вас творится?

— Прошлой ночью загорелся главный корпус, — мрачно произнес Чейз.

— Загорелся? Черт побери! — Земля, казалось, уходит из-под ног Лаки. — Какие убытки? Надеюсь, никто не пострадал?

— Пострадавших нет, но здание полностью сгорело. Внутри все выгорело дотла.

Лаки опустился в кресло и взъерошил волосы. Мрачные лица родных не оставляли сомнений в том, что это не шутка.

— Как все началось? Когда это случилось?

— Первый сигнал тревоги прозвучал около двух тридцати. С огнем боролись примерно до четырех утра. Теперь там все вверх дном.

— Слава богу, мы продлили страховку, — заметил Лаки. — Ничего, мы соберем деньги для… — Он внезапно осекся, заметив, что Чейз с Таней переглянулись. — Что, произошло еще что-то?

Чейз вздохнул и с сожалением кивнул. Лори приблизилась к сыну. Таня в смущении разглядывала руки.

Сейдж заговорила первой:

— Все много хуже. Расскажите же ему!

— Успокойся, Сейдж…

— Но, мама, он все равно рано или поздно узнает.

— Сейдж!

— В этом поджоге подозревают тебя, Лаки!

Лаки повернулся к брату.

— В этом поджоге? Это был поджог?

— Да. Это был поджог. Без сомнения.

— И кто-то думает, что это сделал я? — Лаки скептически фыркнул. — Зачем мне это делать?

— Чтобы получить страховку.

Лаки недоверчиво обвел взглядом присутствующих.

— Сегодня что, первое апреля? Это розыгрыш, да?

— Хорошо, если бы так. — Чейз подался вперед и сжал кружку с кофе так, будто хотел ее раздавить. На суровом лице сверкнули светло-серые глаза. Он был так же красив, как и его младший брат, но красота эта была совсем другого рода: если Лаки походил на отчаянного беззаботного ковбоя прошлого века, то Чейз всегда тщательно прятал свои чувства. — Я тоже удивился, что Пэту в голову пришла такая мысль.

— Пэту? Шерифу? — воскликнул Лаки. — Мы же разговаривали вчера вечером!

— Он видел тебя последним.

— Мы знаем о твоей драке с Малышом Элвином и Петтерсоном, — добавила Сейдж.

— Говорят, вы дрались из-за женщины…

— Не преувеличивайте. К ней приставали, вот я и вмешался. — Лаки кратко изложил суть дела. — Ты поступил бы так же, Чейз.

— Не знаю, — заметил тот с сомнением. — Должно быть, это была необыкновенная женщина…

Лаки решил не уточнять.

— Джек Эд полоснул меня ножом.

— Ножом?!

— Не волнуйся, мама, это ерунда. Всего лишь царапина. Видишь? — Лаки приподнял свою окровавленную рубашку, но вид кривого пореза ничуть не успокоил Лори.

— Что это за женщина, за которую ты вступился? — спросила Сейдж. Шальные похождения брата всегда восхищали ее. — Где она сейчас?

— Сейдж, вряд ли это имеет значение, — прервала ее мать.

Лаки не прислушивался к их перепалке. Он наблюдал за братом, понимая, что назревает критический момент.

— Вряд ли Пэт всерьез полагает, что я мог совершить поджог в одной из наших собственных построек, — сказал Лаки, качая головой.

— Да, но именно он уверял меня в этом…

— Интересно, что же мной двигало?

— Около пятидесяти тысяч долларов «за причиненный ущерб», — ответил Чейз, цитируя документ. — «Расследование пожара поручается Бюро по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию». Все это очень печально, Лаки. Дела компании никогда не были так плохи, как сейчас. Наше оборудование застраховано, и в бюро считают, что это пахнет большим наваром.

— Ни один из тех, кто нас знает, не поверит в это обвинение.

— Надеюсь, что так.

— Но почему именно я?

— Потому что ты в нашей семье самый бедовый, — пояснила Сейдж.

— К тому же, — добавил Чейз, бросив хмурый взгляд на сестру, — мы ничего не знали о твоем местонахождении, Лаки.

— И это автоматически дает основание подозревать меня в поджоге?! — вскричал тот.

— Как ни нелепо это звучит. Проблем не будет, если ты представишь железное алиби. Первое, о чем меня спросили: где я был прошлой ночью? Я спал дома, с Таней. И она подтвердила это. Теперь они хотят знать, где ты провел эту ночь.


Лаки нахмурился, выпрямился и виновато взглянул на мать. Она тотчас неловко предложила:

— Хочешь перекусить?

— С удовольствием, мама. — Лаки с радостью ухватился за соломинку.

— Естественно, первой, с кем мы связались этим утром, была Сьюзан Янг, — проинформировала его Сейдж, усаживаясь на свободный стул за столом.

— О ужас, — пробормотал Лаки.

— Она так и обалдела, когда…

— Сейдж! — с укоризной оборвала ее мать.

— А что я такого сказала? Сьюзан явно переусердствовала, пытаясь забыть, что ты не пришел на ужин…

Лаки негромко выругался, надеясь, что мать не услышит этого за шипением жарящегося бекона.

— Забыл позвонить ей…

— Что ж, — сказала Сейдж многозначительно. — Советую тебе придумать для нее какую-нибудь правдоподобную историю, а не то…

— Ладно, — подвела итог Лори, спеша с тарелкой к столу. — Лаки сам разберется с этой юной леди.

Лаки набросился на еду. Спустя какое-то время он обратил внимание, что все смотрят на него выжидающе.

— В чем дело? — спросил он, пожимая плечами в легком недоумении.

— «В чем дело»? — повысил голос Чейз. — И ты еще спрашиваешь! Мы ждем, когда ты расскажешь нам о своих похождениях. Скоро приедут полицейские, придется им что-то отвечать.

Лаки опустил глаза в тарелку, но еда уже не выглядела такой аппетитной.

— Я… гм… провел ночь с одной дамой.

— Какой дамой? — спросил Чейз.

— Какая разница?

— Разве ты не понял, о чем идет речь?

Лаки прикусил нижнюю губу.

— Я ее совсем не знаю.

— Она не из города?

— Нет. Именно ее ударил Малыш Элвин.

— Ты подцепил незнакомую женщину и провел с ней ночь?

— Ладно, Чейз… Не придирайся… — Лаки стал раздражаться. — Разве до женитьбы ты не занимался тем же самым?

— Я никогда не занимался этим во время пожара в одном из наших зданий!

Чейз тоже сорвался.

Вмешалась Таня:

— Чейз, Лаки не знал, что происходит…

— Спасибо, Таня! — Лаки чувствовал себя оскорбленным.

Таня действовала на Чейза умиротворяюще, он уже спокойнее произнес:

— Вот что! Чтобы снять подозрение, тебе придется найти эту женщину…

Лаки поскреб свой заросший щетиной подбородок.

— Задачка не из простых.

— Почему? Если она расскажет властям, что ты всю ночь провел с ней, тебя исключат из списка подозреваемых и начнут поиск настоящего поджигателя.

— Есть небольшая проблема, Чейз.

Лицо Чейза помрачнело.

— О чем ты? Что еще за проблема?

— Я, гм, не знаю ее имени…

5

— Вы не знаете, как ее зовут?

— Нет, сэр.

Этот день наверняка запомнится Лаки как один из самых худших в жизни. В голове стучало так, будто в ней собралась стая усердных дятлов. Каждая мышца отзывалась болью на любое неосторожное движение. Его подозревали в поджоге и обходились с ним как с прокаженным.

Судя по выражению лиц, шериф, его заместители и федеральные следователи верят ему не больше, чем родные сегодня утром.

Один из следователей повернулся к Пэту Бушу:

— Вы не установили ее имени на месте происшествия?

Пэт не торопился с ответом.

— Нет. Это пришло мне на ум позднее, когда она исчезла. Сначала в этом не было необходимости.

— А вы даже не удосужились узнать, как ее зовут? — теперь агент повернулся к Лаки.

— Она сказала, что ее зовут Дови, но…

— Как-как? — подал голос агент, делающий записи в тетради.

— Дови.

Лаки раздраженно вздохнул и посмотрел на Пэта Буша, ища поддержки.

— По крайней мере, она так назвалась. В мотеле же зарегистрировалась под именем Мэри Смит из Далласа. — Он щелкнул пальцами и с надеждой вскинул голову: — Послушайте, тамошний клерк меня вспомнит!

— Он помнит. Мы это уже выяснили.

— Тогда почему, черт побери, вы до сих пор занимаетесь мною? Если я уже вне подозрений, то почему вы не ищете настоящего поджигателя?

— Клерк всего лишь подтвердил, что видел вас этим утром, — пояснил старший агент. — Он не видел, как вы направлялись в номер прошлой ночью. Но даже если бы он видел, он бы не поручился, что вы никуда не отлучались.

Лаки взглянул на брата, который склонился над позеленевшим от старости металлическим ящиком для хранения документов.

— У вас есть серьезные основания подозревать меня в этом поджоге?

Один из агентов ответил:

— Нет.

— Тогда я ухожу.

Лаки поднялся со скамьи и направился к двери.

— Не вздумайте уезжать из города!

— Пошел к черту, — бросил Чейз, выходя из комнаты следом за братом. — Лаки, подожди!

Тот уже стоял на обочине напротив здания суда, держась за ручку дверцы своего автомобиля.

— И что за чертовщина? — Он сердито указал подбородком на второй этаж здания, где располагалась комната для допросов. — У меня волосы на голове встали дыбом. Мне вполне хватило одной ночи, проведенной в тюрьме, когда нас арестовали в притоне старого Бледса. Вот это было происшествие!

Братья переглянулись и закатились от хохота. Вдоволь насмеявшись, Лаки вздохнул, засунул руки в карманы джинсов и двинулся вперед, огибая автомобиль.

— Мы, конечно, сталкивались с законом, но никогда не вытворяли ничего серьезного, Чейз. Они не могут отдать меня под суд, так чего же мне бояться?

— Дело в том, что обвинение в поджоге — отнюдь не первоапрельская шутка! Единственный, кто может подтвердить алиби, — это твоя незнакомка…

Лаки задумчиво наморщил лоб.

— Послушай, я погнался за ней, потому что она задрала хвост и убралась, даже не сказав спасибо за то, что я спас ее от двух подонков. Поймав ее в мотеле, я напросился к ней в номер, но неважно себя почувствовал. Она, видимо, пожалела меня, продезинфицировала рану, приложила полотенце со льдом к разбитому глазу. Потом я заснул.

— А я думал, вы занимались сексом…

Лаки испытующе посмотрел на брата.

— Среди ночи я проснулся, — тихо пояснил он. — У нее были восхитительные рыжие волосы и гладкая прозрачная кожа, ну, ты знаешь. — И тут же, выйдя из невольного транса, младший Тайлер нахмурился. — Девка класс, Чейз!

— Что же она тогда забыла в забегаловке?

— Будь я проклят, если знаю. Но это отнюдь не искательница приключений. Она заносчива, ведет себя как босс. Раньше я боялся таких женщин, как чумы.

— Хорошо бы ты вспомнил об этом раньше.


Соглашаться Лаки не спешил. Он ничуть не жалел о происшедшем. К тому же приближалась новая встреча с Дови, Мэри или как ее там…

— Каковы же твои планы?

Вопрос Чейза вернул его к действительности.

— Я найду ее!

— Как? Ведь ты даже не знаешь ее имени!

— Всему свое время…

— Что ж, в добрый час.

— Спасибо.

— Если понадобится помощь, ты знаешь, где меня найти.

— Я был бы рад помочь тебе и ребятам с уборкой, — вздохнул Лаки.

— Мы все равно не начнем, пока они не закончат расследование. Бог знает, сколько это протянется. Кстати, у тебя есть какие-нибудь соображения о том, кто это мог быть на самом деле?

— В первую очередь я подозреваю Малыша Элвина и Джека Эда.

— Месть? — крякнул Чейз. — Да, я слышал, ты заставил Малыша Элвина пожалеть о том, что он родился мужчиной.

— Заслужил!

— Согласен, но боюсь, весь клан Кегни присягнет, что Малыш Элвин всю ночь играл с братьями в карты.

— С пакетом льда на паху?

Чейз рассмеялся, но через минуту вновь заговорил о делах:

— Неплохо бы тебе навестить Сьюзан. Ее папуля дважды звонил мне, надеясь выяснить, что же все-таки происходит.

Лаки чертыхнулся:

— Ты прав. Пожалуй, я смотаюсь туда и разжалоблю ее. Нам сейчас надо ладить с банком больше, чем когда-либо. Кроме того, я действительно дурно поступил со Сьюзан…

Она мягко прошла на кухню и открыла морозильник. Пусто, как и должно быть. Пустой холодильник — неотъемлемая часть одинокой жизни. Но лучше уж совсем без еды, чем по обязанности готовить ее другому.

Женщина не заехала в бакалею по дороге домой: не терпелось принять теплую ванну, унять раздражение и чувство обиды, лечь спать.

Она провалялась в постели большую часть дня, уверяя себя, что нуждается в полноценном отдыхе после всех своих злоключений. В сущности, ей не хотелось признаваться самой себе в том, чему она позволила случиться прошедшей ночью.

В пакете оказалось с полчашки молока. Она понюхала, налила молоко в плошку с рисовой мукой. Завтрак не ахти, но с голодухи и это сойдет.

Она прошла в гостиную, примостилась на диване и включила телевизор. Было уже довольно поздно для мыльной оперы, но рано для вечерних новостей, поэтому она безуспешно нажимала кнопки дистанционного управления в поисках подходящей программы.

В какой-то момент на экране мелькнул мужчина с темно-русыми волосами и озорной улыбкой: «не жди от меня ничего хорошего». Она сразу же переключилась на другой канал, не желая вспоминать незнакомца, с которым она провела ночь… интимно познакомилась… имела связь.

— Боже правый!

Что же заставило ее действовать столь безответственно?

Конечно, ей удастся найти миллион объяснений, начиная от своего вчерашнего эмоционального состояния и кончая тем поразительным способом, которым этот мужчина целовал ее, проложив мосты в мир ее темного одиночества и отчаяния.

Чары незнакомца попрали мораль и феминистскую решимость. Лаки Тайлер сумел коснуться сокровенного — ее сердца и плоти.

Женщина попыталась заснуть, но стоило ей лишь сомкнуть глаза, как она почти физически ощутила удовольствие от воспоминаний о сосущих движениях его рта, когда он целовал ее соски. Внизу внутри все пульсировало от сладострастия всякий раз, как только она представляла то первое, сладко пронзающее плоть ощущение, силу и глубину его проникновения.

Страсть к совершенно незнакомому человеку? Связь в дешевом придорожном мотеле? Сколько же глупостей она наделала! Как безрассудно и опрометчиво! Как неверно! Как не похоже на саму себя!

Но вчера она и не была собой, не так ли? Прежде чем вынести какое-то суждение, ей надо было понять свое прежнее состояние. Надо было оживить в памяти те самые унылые коридоры, почувствовать их томительное удушье.

Надо было снова пережить поражение, достигнуть опустошающего сознания, что любовь и благодарность не могут быть завоеваны.

Чем ее подкупил Лаки Тайлер?

Он пришел к ней, как мужчина, нуждающийся в женщине. А ей отчаянно хотелось чувствовать себя нужной.

— Нет, нет! — воскликнула она. — Ни одно из этих объяснений не дает мне ни малейшего оправдания.

Она вела себя как последняя дура.

Слава богу, хоть не открыла ему своего настоящего имени, так что он не знает, где и как ее искать… А может, знает? Не проглядела ли она чего-нибудь? Не оставила ли какой-нибудь зацепки?

Нет, вряд ли. С Лаки Тайлером спала анонимная женщина, только она одна знает о прошедшей ночи, но ничего, скоро все забудется.

Затянув пояс халата, женщина прошла в комнату, служившую ей домашним офисом, включила настольную лампу и компьютер, нацепила очки для чтения и уселась у терминала.

Работа была ее спасением. Другие полагались на спиртное, наркотики, секс или спорт, но она находила удовлетворение в работе. К тому же уже поджимали сроки.

Собравшись с мыслями, она сверилась со своими заметками и начала печатать. Пальцы проворно бегали по клавиатуре до глубокой ночи, словно ее подгонял сам дьявол… Подгонял и настигал.

6

Сьюзан Янг медленно спускалась по лестнице. Она выглядела обиженной и надутой. Взглянув на нее, Лаки понял, что она ревела большую часть дня или по крайней мере хотела, чтобы он так думал. Влажные покрасневшие глаза, кончик носа припух от ежеминутного использования платка, все лицо в пятнах…

Вместо приветствия она сказала:

— Мама посоветовала мне не разговаривать с тобой…

Она остановилась, не дойдя трех ступенек до конца лестницы.

Надеясь избежать выяснения отношений, Лаки участливо спросил:

— Тогда, может быть, лучше в другой раз?

— Нет уж, — мрачно ответила девушка. — Нам есть о чем поговорить, мистер Тайлер.

«Пропади ты пропадом», — подумал он.

Сьюзан наконец спустилась с лестницы и прошла за ним в официальную гостиную. Тошнотворно пахло мебельным лаком. Полуденное солнце светило в окна, покрывая бледно-голубой ковер яркими пятнами. Стояла прекрасная погода. Хорошо бы сейчас оказаться хоть у черта на куличках, только бы не потеть в огромной гостиной Янгов под осуждающим, тяжелым взглядом Сьюзан.

— Ну? — спросила она властно, закрыв двойные двери.

— Что я могу сказать? Я здорово сглупил и поплатился за это.


У него был виноватый вид. Он хорошо знал, что единственный способ уладить дело с негодующей женщиной — это принять всю вину на себя, казаться честным и благородным.

Сокрушенно вздыхая, Лаки произнес:

— Простишь ли ты меня за то, что я причинил тебе боль вчера вечером, Сьюзан?

— Конечно, придется тебя простить, хотя мне было очень обидно.

— Понимаю. У твоих родителей я тоже прошу извинения.

— Мы приготовили обед к половине восьмого и ждали тебя, не садились за стол до девяти вечера…

Как раз в это время Дови дула на его рану, разжигая страсть своим дыханием. Черт возьми, это было восхитительно: холодок обвевал кожу, унимал боль.

— Нет мне прощения за то, что я наделал.

Слова едва не застревали у него в горле. Если бы не ее богатый отец-банкир, Лаки сполна выдал бы этому капризному избалованному ребенку, объяснил бы ей, что не обязан отчитываться, с кем спит.

Его заботило лишь одно — где искать Дови, Сью-зан же он просто успокаивал, надеясь хоть немного отсрочить платежи по займам.

Рассчитывая, что в ней умрет последняя надежда, он горестно произнес:

— Наверное, нам лучше больше не встречаться.

Минуту Сьюзан смотрела в пол, затем подняла на него глаза:

— Я склонна тебя простить.

Проклятие! Женщины любят прощать. Это наделяет их огромной властью над прощенными. Они набрасываются на бедную жертву, как стервятники на скелет.

— Я могу простить тебя за то, что ты не пришел на обед с нами, — сказала она. — Я даже закрою глаза на твое участие в драке, зная твой вспыльчивый характер, но мне очень трудно простить… — Нижняя губка ее задрожала. — Ты унизил меня перед целым городом. Говорят, тебя не могли найти потому, что ты ночевал у проститутки.

— Она не проститутка! — Упоминание о Дови привело его в неистовство.

— Тогда кто же она?

— Незнакомка. Я никогда не видел ее прежде, но она не проститутка.

Сьюзан злобно насупилась. Он постарался сгладить впечатление.

— Знаешь, Сьюзан, я вовсе не собирался проводить эту ночь с кем-то. Так уж вышло.

И правда, когда Лаки пробирался в комнату Дови, у него не было намерения заниматься с ней любовью. Он хотел выяснить отношения, добиться извинения и уйти. Разве можно обвинять его за то, что он инстинктивно ответил на сексуальный стимул?

— Ты ушел отсюда вчера возбужденный. Правильно?

Он сощурился, чтобы понять смысл произнесенного Сьюзан.

— Да, правильно.

Девушка приблизилась, пристально глядя на него из-под длинных влажных ресниц. Несмотря на эти слезы, Лаки знал, как сильна ее акулья хватка.

— Итак, ты не стал любить меня и удовлетворил свою страсть с более отзывчивой женщиной, — прошептала она, кладя руки ему на грудь. — Наверное, мне должно это льстить, а на самом деле почему-то обижает. Я хочу умереть при одной только мысли о том, что у тебя в постели другая.

Она готова была скорее убить, а не умереть. Глаза ее так и сверкали.

— Впрочем, понимаю, что, когда мужчина так возбужден, он должен что-то предпринять. — Встав на цыпочки, Сьюзан как ни в чем не бывало поцеловала его в губы. — Мне знакомо это чувство, Лаки. Неужели ты думаешь, что я тебя не хочу? Разве ты не знаешь, что единственная причина, по которой я себя берегу, это мое желание сделать нашу брачную ночь особенной? Ты что, не понимаешь, как сильно я хочу любить тебя прямо сейчас?

— Послушай, Сьюзан, — раздраженно перебил ее Лаки, — все эти разговоры о свадьбе…

Сьюзан прижала палец к его губам.

— Я знаю, ш-ш… Не стоит объявлять об этом, пока мы не выпутаемся из неприятности, в которую ты попал. Бедный мальчик…

Она потянулась, пытаясь коснуться пальцами его волос. Он отпрянул и перехватил ее руку.

— Объявлять? О чем?

— О нашей помолвке, глупенький, — пояснила Сьюзан, игриво хлопая его по груди. — Я помогу тебе выкарабкаться из этой истории с пожаром. Чтобы доказать свою любовь, только ради тебя, я заявлю, что последнюю ночь ты провел со мной.

— Что?!

— Весь город знает, что ты не можешь доказать свое алиби. Я скажу, что ночью была с тобой. Мама с папой, конечно, забьются в истерике, но примут это как неизбежность, если увидят на моем пальце обручальное кольцо. И будут счастливы, если мы наконец оформим все официально…

Она либо лицемерила, либо питала иллюзии. И то и другое сулило массу проблем.

— Почему ты думаешь, что тебе поверят?

— Я объясню, что ты не разрешал мне говорить об этом, опасаясь за мою репутацию.

— Звучит так, словно ты обдумала все до мелочей.

— Слушай, я скажу, что выскользнула из дома тайком, когда мама с папой уже легли спать. Я и в самом деле выходила из дома этой ночью.

— Зачем?

— Здорово расстроилась. Ездила на машине, искала тебя, искала повсюду, где ты обычно бываешь, а потом вернулась домой. Видишь, можно считать, что мы провели ночь вместе, отдаваясь страсти.

— Это не совсем то. что ты чувствовала вчера, — напомнил ей Лаки.

— Девушка вольна менять свое мнение.

— Ты собираешься солгать, чтобы спасти мою шкуру? Ради меня?

— Ради тебя, — подтвердила она. — Я хочу тебя, Лаки Тайлер. И знаю, ты будешь со мной, чего бы мне это ни стоило.

«Независимо от того, хочу я тебя или нет», — подумал он.

— Я позвоню шерифу Бушу прямо сейчас, — неожиданно произнесла она, кинувшись к телефону.

Лаки быстро схватил ее за руку.

— Я не позволю тебе сделать это, Сьюзан.

Ее радостная улыбка погасла.

— Почему?

— Ты угодишь в беду, если будешь лгать федеральным следователям. Я не могу позволить тебе сделать это ради меня.

— Но я так хочу!

— И я ценю это. — Он старался говорить как можно искреннее. — Дай мне подуматъ. Знаешь, Сьюзан, лжесвидетельство — проступок серьезный. Мне необходимо подумать, прежде чем решиться на такое.

Девушка снова улыбнулась, но в голосе ее почувствовалось раздражение.

— Не размышляй слишком долго: вдруг я передумаю…

«Какая лицемерная маленькая дрянь», — подумал он и весело сказал:

— Ну ты и штучка! Когда я впервые увидел тебя, я не имел представления о том, что за характер кроется за такой внешностью!

— Я всегда добиваюсь цели.


Помоги, господи, тем мужчинам, в кого она вцепится. Лаки мысленно поклялся, что не попадет в их число.

— Хорошо, мне есть о чем подумать, Сьюзан. А теперь я пойду.

— Тебе нужно идти? — захныкала она.

— Нужно.

— Возьми это с собой. — Она обвила его руками за шею, запрокинула голову и запечатлела на его губах влажный страстный поцелуй. — Быть может, это заставит тебя трижды подумать, прежде чем идти к другой женщине.

Лаки стало ясно: Сьюзан Янг пошла ва-банк. Теперь она готова на все, лишь бы женить его на себе.

Ускользнув от нее, Лаки вытер губы тыльной стороной ладони. Нет, поцелуй не вызвал у него отвращения, но и не возбудил. Он остался совершенно равнодушен. Такого с ним никогда не было с тех пор, как он впервые поцеловался с дочерью священника на церковных хорах Первой баптистской церкви. Что же произошло, что сделало его невосприимчивым к поцелуям?

Память о Дови, вот что!

Хозяин бара тяжело вздохнул, заметив за одним из столиков Лаки.

— Я думал, сегодня ты будешь расслабляться не в моей забегаловке, Лаки…

— Заткнись и принеси мне пива. Я не ищу приключений.

— Вчера ты тоже их не искал, — напомнил хозяин, пододвигая пиво.

Лаки чуть отхлебнул.

— Ситуация у меня не из простых.

— Слышал уже. Весь город только и говорит, что о твоем алиби на прошлую ночь.

— Черт побери, сплетни разносятся гораздо быстрее телеграмм…

Лицо хозяина бара расплылось в широкой улыбке.

— Что ты хочешь! Простым людям всегда интересна жизнь местных знаменитостей.

Лаки выругался.

— Ты можешь мне что-нибудь сказать об этой женщине? Может, ты видел, как она ставила машину на стоянку?

— Я думаю… Она приехала с юга, я полагаю.

— С юга, — подытожил Лаки. — Если ты запомнил, откуда она приехала, то должен был обратить внимание и на ее машину.

— Конечно.

— Марка?

— Красная, — гордо сказал бармен, весьма довольный своей наблюдательностью.

— Знаю, что красная, — подтвердил Лаки, — но какой марки?

— Я думаю, иностранной. Больша-ая машина… Лаки, ты же сам был с этой женщиной и должен лучше помнить детали… Ох!

— Что? — Лаки повернулся на стуле.

В дверях появились Малыш Элвин и Джек Эд. Заметив Лаки, они задержались на мгновение, но потом в полной тишине прошли в угловую кабинку.

— Два пива каждому. Прямо сейчас, — бросил Малыш Элвин хозяину.

Тот открыл четыре бутылки с длинными горлышками и поставил их на поднос.

— Я отнесу поднос, — предложил Лаки, вставая со стула.

— Смотри, Лаки.

— Не беспокойся. Клянусь. — Взяв поднос, он улыбнулся самой обаятельной улыбкой и пошел к кабинке. Малыш Элвин и Джек Эд тотчас насторожились.

Подойдя к ним, Лаки обратился к Элвину:

— Счастлив узнать, что ты можешь передвигаться.

Малыш Элвин смотрел на него с неприкрытой угрозой.

— Ты еще получишь свое, ублюдок!

— Элвин, Элвин, — вздохнул Лаки, — так ли следует разговаривать со мной, если я пришел с миром? — Он указал на пиво. Элвин жадно выпил. — Я оплатил эти напитки. Мне кажется, это единственное, что я мог сделать после вчерашнего недоразумения.

— Я не нуждаюсь в утешении. Пошел вон отсюда!

Черты лица Лаки заострились.

— Послушай…

— Лаки!

В дымной душной атмосфере забегаловки раздался голос Чейза. Краем глаза Лаки заметил, что брат пробирается к ним через зал.

— Опомнись, бога ради! — шепотом предупредил его Чейз.

— Ну, если ты действительно звезда родео, — зловеще произнес Джек Эд, — то иди спасать своего маленького брата от очередной взбучки!

— Чтобы я больше не слышал этого, Петтерсон.

Чейз в юности участвовал во многих родео, выиграл немало призов и завоевал себе имя в соответствующих кругах. Присущая этому виду спорта опасность всегда беспокоила его родителей, и они успокоились только тогда, когда он обручился с Таней и перестал объезжать бешеных быков.

Чейз не поддался на провокацию Джека Эда. Неожиданное появление старшего брата охладило пыл младшего, и он тихо сказал:

— Я просто хотел у них кое-что выяснить.

— Я могу сам их спросить, — отозвался Чейз.

Малыш Элвин вальяжно откинулся на диванные подушки.

— О чем это?

— О ночном пожаре, — пояснил Чейз.

— О женщине, которая была тут вчера, — вставил Лаки.

— Я ни за что не поверю, что вы с братьями всю ночь резались в карты, — продолжил Чейз.

— Она не назвала вам своего имени? — спросил Лаки, подавляя в себе импульсивное желание стереть злорадную усмешку с мясистого лица Элвина.

— Ты переспал с ней и даже не узнал ее имени?

Лаки хотел было броситься на обидчика, но Чейз обхватил брата за плечи и оттащил назад.

— Пойдем отсюда.

— Ты…

— Уходим! — Чейз потащил сопротивляющегося младшего брата через зал.

— Жаль, что ты потерял женщину, которая могла бы спасти тебя от тюрьмы, Тайлер, — съязвил Малыш Элвин.

Лаки стиснул зубы и издал утробный звук, пытаясь высвободиться из объятий Чейза, но тот держал крепко.

— Черт возьми, Лаки, что с тобой?

— Как это «что»? — взвился тот. — Я могу угодить в тюрьму!

— И что же привело тебя сюда? — Чейз кивнул в сторону бара.

— Я пытался разузнать о ней.

— Зачем?

— Зачем?!

— Да, зачем? — Чейз посмотрел на своего вспыльчивого брата в упор. — Ты весь день ведешь себя весьма странно. Подозреваю, что для тебя эта женщина значит гораздо больше, чем ты хочешь показать.

— Оставь меня в покое! Не приставай, ладно?

— Как же! Ты ведь мой брат! Тайлеры всегда держались вместе. Твою беду я воспринимаю как свою собственную…

Сердце Лаки слегка оттаяло.

— О черт, Чейз, ты знаешь, я рад, что ты вмешался… Особенно сейчас, в такой ситуации… Я не могу позволить, чтобы и второй глаз…

Чейз улыбнулся и обнял брата за плечи.

— Поедем домой. Мать весь день в расстроенных чувствах. Обед сегодня приготовит Таня.

— Слушай, — развеселился Лаки, — в постели твоя жена так же хороша, как и у плиты?

— Хоть умри, ты этого не узнаешь. — Чейз подтолкнул Лаки к машине. — Но смерть ждет нас обоих, если мы опоздаем на обед.


Лаки ехал в город вслед за машиной Чейза, огорченно вздыхая: поход в забегаловку не принес ему ровным счетом никакой информации. Он был так же далек от Дови, как и в то утро, когда, проснувшись, не нашел ее рядом.

7

— Знаешь, о чем Сьюзан Янг треплется по всему городу?

В ответ на вопрос сестры Лаки промычал что-то нечленораздельное, отгородившись утренней газетой.

— Что вы собираетесь пожениться!.. — Сейдж сунула в рот большую сочную клубнику. — Я уже говорила тебе, что если ты женишься на этой стерве, то я уйду из дома.

— Угрозы, обещания! — Лаки отложил газету и сделал глоток кофе. — В первый раз ты собиралась уйти из дома, когда мы с Чейзом спрятали твой лифчик в холодильник. С тех пор мы не получали такого удовольствия.

Он отвел взгляд от сестры и снова уткнулся в газету.

Сейдж размазала сырное масло по куску малокалорийного пшеничного тоста.

— Так ты собираешься?

— Что «собираюсь»?

— Жениться на Сьюзан Янг.

Лаки отложил в сторону газету.

— Не смеши людей. Пока ты здесь, налей-ка лучше брату еще кофе.

— А ты слышал когда-нибудь о борьбе женщин за свою свободу? — сердито спросила Сейдж.

— Конечно, слышал.

Он пододвинул кружку сестре. Театральным жестом Сейдж плеснула ему кофе.

— Спасибо, ребенок.

— На здоровье.

Она снова села.

— Ну, Лаки, шутки в сторону. Если Сьюзан Янг вбила себе в голову, что ты перспективный жених, то тебе лучше бежать покупать обручальное колечко. Так просто эта бабенка не отступится!

После драки с Малышом Элвином прошла неделя. Это была самая длинная неделя в жизни Лаки.

Вместе с представителями шерифа и страховыми следователями федеральные агенты все еще тщательно подсчитывали ущерб, причиненный пожаром. Делу дали широкую огласку, и список клиентов «Тайлер Дриллинг» сильно сократился. Меньше чем через месяц надо было возвращать заем, а доходы компании упали до минимума. Ситуация казалась безнадежной.

— Вот что, — сказал Чейз однажды вечером. — Не имея доказательств того, что именно ты поджег здание, они не могут начать процесс. А на руках у них всего лишь косвенные улики.

— Да, — вздохнул Лаки, — но до тех пор, пока страховая компания не убедится, что мы не преступники, наш иск не оплатят. Итак, мы оказались в заложниках у самих себя.

Поиски Дови практически ничего не давали. О ней никто ничего не слышал. На всякий случай Лаки еще раз съездил в мотель, поговорил с клерком, но и эта встреча закончилась ничем. Да, он помнил ее, женщина зарегистрировалась под фамилией Мэри Смит и оплатила наличными ночлег — вот и все, что ему было известно. Парень, работавший в магазине, который продал ему виски, бифштекс и аспирин, вовсе не видел его с Дови.

— Не могла же она исчезнуть с лица земли! — воскликнул Лаки, рассказывая родным об очередной неудаче. — Наверняка где-то ходит, дышит, занимается своими делами, ест, спит и даже не подозревает, как мне нужна…

— Все может быть совсем не так, — предположила Таня.

Лаки перестал расхаживать по комнате и посмотрел на невестку.

— Что ты имеешь в виду?

— Допустим, она прочитала в газете о пожаре и поняла, что может подтвердить твое алиби, но не собирается этого делать, поскольку не хочет быть замешанной в грязной истории.

— Да, не исключено, — отозвался Чейз.

Подобные предположения Лаки, не задумываясь, гнал прочь.

Он уже давно порывался отправиться в Даллас и там проверить всех Мэри Смит подряд, но усилием воли удерживал себя на месте, понимая, что только потратит зря время. Дови, будучи умной женщиной, наверняка воспользовалась не своим именем. Но почему?

— Лаки, ты меня слышишь?

Раздраженный голос Сейдж вернул его к действительности.

— Хм? Что? Ты что-то сказала о Сьюзан?

— Я сказала, что она злобная сука.

— Да что ты о ней знаешь? Она ведь на несколько классов старше тебя.

— Но после того, как я поступила в колледж, о ней еще долго слагали легенды.

— Легенды?

— Да, о ее подлости.

— Например?

— Она так завидовала одной своей однокласснице, которой присудили звание королевы года, что распустила слух, будто у девушки лишай…

Лаки залился хохотом.

— Вовсе не смешно! — воскликнула Сейдж. — Слухи подорвали репутацию девушки в высшей школе, и последний год учебы стал для нее настоящим кошмаром. Но это еще не все! — Упершись руками в столешницу, сестра подалась вперед. — Имя Сьюзан стояло первым в списке запасных женской сборной по баскетболу. Однажды утром, когда команда переодевалась для игры, на одну из девушек повалились бельевые шкафчики и сломали ей руку. За шкафчиками стояла Сьюзан.

— И все подумали, что это она их толкнула?

— Естественно.

— Сейдж, это же глупо. Обычная университетская клевета и ничего больше.

Девушка упрямо замотала головой:

— Я так не думаю. Кое-кто из моих друзей живет в городе и знает Сьюзан по клубу. Так вот они уверяют, что Янг настоящая змея. Уж если она чего захочет, то готова на все, лишь бы добиться своего. Вот мне и не нравится, что Сьюзан положила глаз на тебя. Она хочет быть миссис Лаки Тайлер.

— Но зачем? — Лаки слова Сейдж явно поставили в тупик.

— Брось, всем все понятно! — ответила Сейдж на его риторический вопрос.

Забота сестры весьма его тронула, но он не мог всерьез принять ее обеспокоенность по поводу Сьюзан. Да, конечно, эта женщина — интриганка, но и он не вчера родился. Молоденькой девчонке его не перехитрить.

Протянув руку через стол, Лаки потрепал белокурые волосы Сейдж.

— Не беспокойся, сестренка. Я сочинил книгу о том, как обращаться с женщинами.

— Ты не…

Не успела она договорить, как в дверь постучали.

— Должно быть, мама, — сказала Сейдж, вскакивая со стула, чтобы открыть дверь. — Пэт! — воскликнула она с удивлением. — А мы ждали маму.

— Доброе утро, Сейдж, Лаки. — Пэт вошел в кухню и снял шляпу. — Кофе угостите?

— Само собой.

Шериф поблагодарил Сейдж, подул на кофе, вынул изо рта зубочистку, отхлебнул глоток и затих. Его обычная манера тянуть время.

Если Пэт пришел для того, чтобы официально сообщить плохие новости — что ж, Лаки должен держать себя в руках.

— Почему ты не предупредил, что зайдешь сегодня утром?


Хмуро оглядев кухню, шериф посмотрел прямо в глаза молодому человеку.

— Ты недавно покупал что-нибудь в магазине металлических изделий Талберта?

— Талберта? — повторил Лаки и задумался. — А, подожди! Несколько недель назад я купил там пару железнодорожных сигнальных ракет.

Пэт Буш громко выдохнул.

— Где ты их хранил?

Лаки посмотрел на шерифа в упор.

— В здании, которое сгорело.

— Имей в виду, следствие установило, что на бензин огонь перекинулся с железнодорожных сигнальных ракет. Вот такая штука…

Сейдж опустилась на стул за спиной брата и положила руку ему на плечо. Лаки пригладил волосы, затем подпер рукой подбородок. Пэту не было необходимости разъяснять важность этой находки.

— Мне не следовало бы, Лаки, рассказывать тебе все это, — продолжил Пэт. — Я здесь как друг, а не представитель закона. Просто подумал, что должен тебя предупредить. Они возбуждают уголовное дело. Если в ближайшее время ничего не изменится, оснований для твоего ареста уже достаточно.

Чуть помедлив, шериф поднялся. Лаки встал следом.

— Спасибо, Пэт. Я знаю, ты вышел за рамки дозволенного, рассказав мне об этом.

— Я обещал твоему отцу перед смертью, что присмотрю за Лори и ребятами. Это обещание для меня дороже клятвы, которую я давал, когда на меня цепляли звезду шерифа.

Он направился к двери.

— Лаки, — прошептала Сейдж, спеша проводить Буша, — что же ты будешь делать?

— Черт его знает.

В приступе гнева Лаки прошипел грязное ругательство и стукнул кулаком по столу.

Его челюсти так и заходили от негодования. Больше не владея собой, он схватил со стола свежий выпуск газеты и слепо уставился в полосу.

Дрожь пробежала по всему его телу.

— Будь я проклят, — чуть слышно выдохнул он и тихонько рассмеялся.

Секунду спустя скомканная газета отлетела в сторону, а Лаки ринулся к себе в спальню и стал судорожно одеваться. За этим занятием его и застала Сейдж, проводившая шерифа.

— В чем дело? Ты что? Куда ты?

Лаки оттолкнул ее и пулей вылетел из спальни в одних джинсах. Рубашку и ботинки он держал в руках. Сестра последовала за ним.

— Лаки, подожди! Скажи мне, что происходит!

Но брат уже сидел в автомобиле.

— Я вернусь до заката! — крикнул он, перекрывая шум мотора. — Мне хватит времени все выяснить.

— Вот справочные материалы из морга. То, что вы просили.

Он вывалил ей на стол кучу папок.

Дожевывая бутерброд, она бросила взгляд на бумаги и пробормотала:

— И на том спасибо.

— Что-нибудь еще?

Немного поразмыслив, она вытерла рот бумажной салфеткой.

— Кофе. Только свежий, пожалуйста, — бросила она вслед стремительно удалявшемуся молодому человеку.

Он был студентом колледжа и работал в газете три дня в неделю. Положение редакционного обозревателя давало ей право на небольшой отгороженный кабинет в офисе, где было чуть тише, чем в остальных отделах. Человека, далекого от мира газетчиков и журналистов, непрестанный шум и движение запросто свели бы с ума, но она уже давно к этому привыкла.

Углубившись в работу, она не заметила мужчину, который вышел из лифта и спросил о ней.

Его появление произвело впечатление на женщин в комнате, но он, не задерживаясь, пересек финансовый отдел с таким видом, будто пару минут назад одержал здесь большую победу. Через две секунды он уже стоял у двери в стеклянный кабинетик и не отрываясь смотрел на леди, склонившуюся над папками на столе. В финансовом отделе воцарилась тишина. Компьютеры замолчали. К телефонам никто не подходил.

Всеобщее напряжение не коснулось лишь редакционного обозревателя: женщина по-прежнему продолжала работать. Не поднимая головы, она сделала посетителю знак рукой, приглашая его войти.

— Поставь на стол, — велела она. — Пусть кофе пока остынет.

Мужчина подошел ближе. Только спустя несколько мгновений она поняла, что перед ней отнюдь не студент колледжа с чашкой свежезаваренного кофе. Подняв голову, женщина пристально вгляделась в лицо визитера через толстые линзы очков и вдруг выронила карандаш. У нее рот открылся от удивления.

— Мой бог…

— Нет, не совсем так, — произнес он. — Лаки Тайлер.

8

Она смотрела на него широко распахнутыми глазами.

— Раз уж мы заговорили об именах, — продолжил Лаки, — то давайте наконец выясним, как вас зовут. Дови? Мэри Смит? А может, Девон Хейнс?

Лаки хлопнул рукой по газете, раскрытой на странице с ее статьей.

Она поглядела на статью, затем взглянула на Тайлера.

— Обычно мою фотографию не печатают. Я и не знала об этом… — Голос ее слегка дрожал.

— И прекрасно, что напечатали. Я все время вас искал.

Первоначальное изумление от встречи с ним сменилось досадой. Женщина пришла в себя и приняла высокомерный вид, что заставило Лаки стиснуть зубы. Такое же выражение лица у нее было, когда он вмешался в их стычку с Малышом Элвином.

— Если бы я хотела, то сама бы назвалась. Но я предпочитаю анонимность, мистер Тайлер, так что будьте любезны…

— К черту любезности! — перебил он. — Вы хотите разговаривать прилюдно, — он показал на служебную комнату, — или мы потолкуем наедине? Меня устроит и то и другое.

Она побледнела:

— Я думаю, что смогу уделить вам минутку.

— Правильная мысль.

— Здесь есть лифты, — указала она, выходя в коридор.

Он провел Девон к тяжелой двери на черную лестницу, открыл ее, и они вышли на площадку.

— Идет, — сказал Лаки.

Девон повернулась к нему:

— Не знаю, что вам угодно и чего вы хотите добиться?..

— Все в свое время.

Он запустил руки в ее волосы и запрокинул ей голову. Без лишних разговоров Лаки страстно поцеловал женщину в губы. Она попробовала сопротивляться, упираясь ладонями ему в плечи, но Лаки нужно было утолить свою тоску и отчаяние. Сейчас с ним не справился бы и танк.

— Я еще не закончил, — сказал он.

Потом вновь поцеловал ее, пустив в ход технику, отработанную с дочкой проповедника. Ладонями он обхватил ее лоб, а большими пальцами — подбородок; кожа ее была самой нежной, которую ему только приходилось когда-нибудь ласкать.


Что могла поделать Девон? Сопротивление ее слабело, протесты стали напоминать возбужденные вскрикивания. Больше она не сопротивлялась. Лаки все теснее приникал к ней, все глубже вводил язык ей в рот, прижимался к ее бедрам. Желание его росло…

Внезапно очнувшись, Лаки поднял голову и улыбнулся.

— Ты очень хорошая. Я хочу быть с тобой всегда, — прошептал он.

Девон коснулась рукой своих губ и тихо сказала:

— Вам не следовало так меня целовать, мистер Тайлер.

— Моя матушка часто говорит мне, что я делаю не то, что следует. Наверное, у моей совести не слишком громкий голос. Я не всегда его слышу.

Он призывно улыбнулся и наклонил голову для следующего поцелуя.

— Пожалуйста, не надо, — остановила его Девон.

— Почему?

— Я не хочу.

— Лжете.

— Как вы смеете?

— Вы хотите этого точно так же, как я.

Ее глаза вспыхнули, но это была вспышка солнечная, а не грозовая. Она попыталась проскользнуть к двери, но Лаки ее удержал. Женщина приняла воинственный вид.

— Я не знаю, на что вы надеялись, разыскивая меня. Я вынуждена вас разочаровать: то, что произошло на прошлой неделе, простая случайность.

— Следовало бы уточнить: вы говорите о ссоре в баре или о том, что мы вместе провели ночь?

— О… о том, что провели ночь, — повторила она сдавленным голосом. — Я хотела бы забыть об этом.

— Очень жаль, но я не могу, Дови.

— Не называйте меня Дови! Теперь, когда вы знаете мое настоящее имя, это смешно.

— Конечно. Вам не подходит такое нелепое имя.

— Если вы не оставите меня в покое, я вынуждена буду вызвать…

— Полицию? Замечательно, вызывайте. Думаю, им будет интересно узнать все, что произошло между нами.

Уловка сработала. Девон словно перебрала про себя несколько вариантов и все их отвергла. Наконец, скрестив руки на груди, она потребовала ответа:

— Ну, чего вы хотите?

— Если еще непонятно, обнимите меня покрепче.

Она взглядом скользнула по его телу и посмотрела ему в глаза.

— А помимо этого?

— Поговорить. Но не здесь. Можем мы куда-нибудь сходить?

— Через дорогу есть закусочная.

— Хорошо, я еще не обедал. Проводите меня.

— Ну, что вам заказать? — спросил он уже за столиком.

— Ничего.

Лаки обратился к официантке:

— Один чизбургер. — Затем посмотрел на Девон и добавил: — Жаркое по-французски, взбитый шоколад. — И вежливо спросил у женщины: — Вы правда ничего не хотите?

— Правда.

Возвращая меню, Лаки добавил:

— И два кофе, пожалуйста.

— Вы, кажется, не обращаете никакого внимания на мои слова, — заметила Девон, когда официантка ушла.

— Возможно, ведь вы — женщина.

— Значит, вы — самый настоящий тиран!

— Ну что ж, это еще не самый худший вариант…

Лаки с удовольствием разглядывал ее. Она была в свободной мягкой блузке с длинными рукавами, скрепленными запонками. Под прозрачной тканью цвета слоновой кости можно было заметить дорогое белье. При всей своей строгости она выглядела чертовски сексуальной.

— Наверное, вы уже не первый раз проводите в мотеле ночь с незнакомкой, — заметила она.

— Случалось…

Официантка принесла кофе, и Лаки заметил, что Девон машинально поднесла чашку к губам, позабыв, как упорно только что отказывалась от угощения.

— А теперь, когда мы одни, давайте выясним, о чем нам надо поговорить.

— Чем вы там занимаетесь?

— В том заведении, где вы меня нашли?

— Да.

— Вы читали мою статью в утренней газете?

Он слегка наклонил голову, не понимая, к чему она клонит.

— Нет, я всего лишь обратил внимание на вашу фотографию.

— Я занимаюсь одним исследованием…

Лаки устроился поудобнее, словно побуждая продолжать. Девон глубоко вздохнула.

— Эта статья была посвящена правам, которых все еще лишены женщины, несмотря на предпринятые в последние два десятилетия шаги к равенству.

— Интересно, каких прав вам еще не хватает?

— Я хочу, чтобы меня по первому же требованию оставляли в покое.

Лаки неопределенно хмыкнул.

— Женщина, — продолжала она, — не может просто пойти куда-нибудь одна, без мужчины. Все сразу считают, что она хочет кого-то подцепить. Суть моей статьи в том, что в нашем обществе еще существуют крепости, которые женщине каждый день приходится брать приступом. То, что случилось в забегаловке, только подтвердило мой тезис. Я ничего не делала, чтобы привлечь внимание этих мужланов, я просто спокойно сидела и пила пиво, когда они прицепились ко мне… — Она осеклась и уставилась на него. — Почему вы смеетесь?

— Я подумал, что если бы у вас, к примеру, не хватало нескольких зубов, а лицо было бы в прыщах, вы спокойно допили бы свое пиво.

Официантка принесла еду. Пока она расставляла блюда, Девон думала над его аргументом.

— Другими словами, женщине, не особенно привлекательной, нечего опасаться внимания самцов?

— Вы с ума сошли, — сказал Лаки с невинным видом, — я всего лишь хотел сделать вам комплимент.

— Какой же вы однобокий, раз судите о женщине только по внешности!

Она тряхнула своими густыми волосами. Если, подумал он, она хочет, чтобы он судил о ней по ее внутренним достоинствам, то зачем же пускать в ход женские чары?

— Наверное, это у меня в генах.

— В генах или в гениталиях?

Лаки посолил и поперчил чизбургер и, не сводя с нее глаз, сказал:

— Не исключено, что и там, и тут!

— Выходит, — Девон старалась говорить спокойно, — если бы я была без зубов и все такое, вы не пришли бы мне на помощь?

Лаки потянулся за кетчупом.

— Конечно, пришел бы. Но! — Он многозначительно поднял вверх указательный палец. — Я вряд ли потом пошел бы за вами, — он понизил голос, — и разделил бы с вами постель…


На минуту Девон оторопела. Потом схватила сумочку и попыталась уйти, но Лаки преградил ей путь.

— Я всего лишь ответил на ваш вопрос! Причем старался быть честным, Девон.

— Избавьте меня от своей честности. Мне надо идти. Не мешайте.

— Погодите, мы еще не обо всем поговорили. — Не торопясь, он доел чизбургер, полил жаркое соусом и спросил: — Почему вы так разозлились, когда я вмешался?

— Потому что я хотела сама справиться с ситуацией, собиралась сама найти способ выпутаться из подобного положения. Вы лишили меня такой возможности.

— Лишил вас возможности поближе узнать, на что способны Малыш Элвин и Джек Эд…

— Может быть, — сказала она с досадой. — Они действительно перешли все границы. Я ожидала назойливости, но не думала, что дело дойдет до рук. Кстати, скажу вам сразу же, вы тоже упомянуты в моей статье. Конечно, не по имени, а как типичный образец мужчины с синдромом Белого Рыцаря.

— С чем, с чем?

— Вы из тех, кто устраивает персональный крестовый поход, спасая заблудших девиц.

— Ну да, конечно. — Он тянул через соломинку молочный коктейль. — А почему в мотеле вы зарегистрировались под чужим именем?

Девон не ожидала, что слова насчет Белого Рыцаря Лаки воспримет как комплимент. Массируя виски, она произнесла:

— Ну, не знаю. Так получилось. Иногда люди узнают меня, втягивают в дискуссии, а я в тот вечер не была настроена на общение.

— Вы и представить себе не можете, как мне важно было знать ваше настоящее имя.

Она подняла голову:

— Возможно… Я вообще-то не предполагала встретить вас снова.

— Вы меня еще плохо знаете.

Эти слова Лаки заставили Девон нахмуриться.

— На что вы намекаете? Зачем вы меня искали?

— Думаю, вы догадываетесь. — Он медленно перевел взгляд на ее грудь и вновь поднял глаза. — Я хочу провести с вами еще одну ночь. В этот раз я не стану терять время на сон.

— Исключено — Голос ее стал едва слышным. — Советую не терять понапрасну времени. Если вы пришли только за этим…

— Не только.

— А зачем еще? Уж не собираетесь ли вы меня шантажировать, узнав, что мое имя кое-что значит в этом городе?

Лаки стиснул зубы и усилием воли овладел собой.

— Никогда больше не говорите со мной так, Девон. Мое имя тоже кое-что значит в этом городе. Тайлеры никогда не опускались до шантажа.

— Простите, если я обидела вас и весь ваш род. .

Она сказала это, давая понять, что не опустилась бы до такого обвинения, если бы не была так сильно расстроена. Лаки ей поверил.

— Как бы там ни было, скажите, что вам нужно, и разойдемся по своим делам.

— Вы для меня не просто первая встречная, Девон.

— Думаете, это мне льстит?

— Хотелось бы…

Она покачала головой:

— Не могу вас порадовать. Отношения на одну ночь — не для меня.

— Это не так. Та ночь для меня очень важна.

— О, пожалуйста, — простонала Девон, — хватит пошлых комплиментов для подростков.

— Вы — мое алиби.

9

— Алиби? Вы что — преступник?

— В том-то и дело, что нет.

— Не понимаю. — Она покачала головой.

Лаки рассказал ей о пожаре.

— Уничтожена часть оборудования. Ущерб оценивается семизначными цифрами. Если бы дело вели местные власти, я и моя семья никогда не попали бы под подозрение. Но из-за этих федералов… Страховые компании сейчас начеку. Конечно, в моем случае их подозрения необоснованны, но ведь это надо еще доказать. Мой брат объяснил, где был той ночью. Мне же без вашей помощи не обойтись.

Девон несколько секунд пристально смотрела на него, потом отвернулась и поглядела в окно.

— Значит, вы хотите, чтобы я дала показания в вашу пользу. Вы ведь не могли поджечь гараж в Милтон-Пойнте.

— Выходит, так.

Девон вновь поглядела на него:

— Я не смогу этого сделать.

И прежде чем он успел отреагировать, она встала и направилась к выходу.

— Послушайте, что за… — Лаки сунул руку в карман и бросил на столик десять долларов. — Спасибо! — крикнул он официантке и кинулся вслед за Девон Хейнс.

Он нагнал ее на перекрестке, когда она уже переходила улицу.

— Что значит «я не могу»? — Схватив женщину за руку, Лаки остановил ее прямо посреди проезжей части.

Вокруг сигналили машины. Продуктовый грузовик свернул, чтобы избежать наезда.

Мужчина отвел женщину к бордюру.

— Сейчас меня действительно не устраивает отрицательный ответ, Девон.

— Что поделаешь. Я не смогу поручиться за то, что вы всю ночь провели там.

— Но, черт возьми, почему? — Он привлек ее к себе и, понизив голос до шепота, заговорил: — Я ведь всю ночь лежал рядом с вами. И заснул первым. Вас уже не было, когда я проснулся утром. Если же вы забыли, что было перед этим, я с удовольствием напомню.

Она нервно облизала губы:

— Спасибо, не надо.

— Но вы хотя бы не отрицаете, что все это было?

— Да, было, но лучше об этом не вспоминать. Мне нечем здесь гордиться. И я не собираюсь делиться со всем миром своим проступком. — Девон вырвала руку. — Я сожалею о ваших неприятностях. Искренне сожалею. Но к этому пожару я не имею никакого отношения.

— Да ведь сейчас моя свобода зависит только от вас!

— Сомневаюсь. Подобные вам крепко стоят на ногах. Я уверена, вы найдете выход еще до того, как вам официально предъявят обвинение. Короче говоря, я ничем не могу вам помочь.

Она перешла дорогу и через вращающиеся бронзовые двери вошла в здание редакции. Лаки двинулся за ней, но замешкался в дверях, и двое охранников в штатском тотчас набросились на него:

— Эй, бездельник, что ты пристаешь к миссис Хейнс?

По всей видимости, их попросили вмешаться.

— Это не поможет, Девон! — крикнул он вслед уходящей женщине.

Не оборачиваясь, она нажала кнопку лифта.

— Если вы придете опять, я вызову полицию, — откликнулась она на прощание.

Лаки проревел в ответ что-то непристойное, в то же время пытаясь вырваться из рук охранников:

— Да отстаньте вы! Я ухожу!

Закончилось все тем, что его самым грубым образом вытолкали за дверь.

Стоя на тротуаре, он пробормотал:

— Что это значит? Как это она «не может»?


С помощью устройства дистанционного управления Девон закрыла автоматическую дверь гаража. Через сумрачные пустые комнаты она прошла в гостиную и посмотрела на улицу сквозь жалюзи, чтобы убедиться, что Лаки Тайлер не увязался за ней. Она считала, что парень непременно попытается это сделать.

Девон отдавала себе отчет в том, что появление Тайлера поразило ее больше, чем хотелось бы. Привыкнув скрывать свои чувства, на этот раз она испугалась, что ей это не удалось. Некоторые сотрудники заметили ее возбуждение и стали донимать расспросами:

— Кто этот тип?

— Никто.

— Никто?

— Так, один знакомый.

— Кто-нибудь из твоего темного прошлого, Девон?

«Может быть, и темного, — подумала она, — только этому прошлому не больше недели».

Убедившись, что ее не выследили, она углубилась в заднюю половину дома. Разделась и, потягиваясь, открыла дверь во внутренний дворик. Плавание взбодрит и отвлечет ее. Надев купальник и взяв в ванной полотенце, Девон подошла к бассейну. Кусты вдоль изгороди дворика позволяли ей купаться полуголой. Невдалеке находился цветник с газовым подогревом. Большую часть времени она проводила в помещении, поэтому вечерами особенно любила бывать здесь, ухаживая за растениями или читая на террасе.

Сделав несколько кругов, Девон почувствовала приятную усталость во всем теле и решила отдохнуть на террасе. Приглаживая руками мокрые волосы, она стала подниматься по ступенькам из бассейна. Глядя себе под ноги, Девон вышла на террасу и едва не вскрикнула: на стуле рядом с шезлонгом сидел Лаки, а у него на коленях лежало ее полотенце.

— Полотенце? — предложил он, не отрываясь глядя на ее голую грудь.

— Что вы здесь делаете? Как вы сюда попали?

Девон выхватила у него полотенце и прикрыла свою наготу.

— Перелез через изгородь. До чего, черт возьми, высокая! Я чуть не упал и, кажется, потянул ногу.

Нахальство Лаки возмутило ее.

— Вы все-таки выследили меня! — возмутилась она.

— А что же еще оставалось делать после того, как вы напустили на меня охрану? Никто в вашей редакции не дал мне адреса, в телефонном справочнике я вас не нашел. — Он почему-то посмотрел вниз. — Бассейн с подогревом?

— А что?

— Вы вся в мурашках, и губы у вас синие.

Девон плотнее укуталась в полотенце.

— Сегодня свежо.

— Так пойдемте в дом. Я не прочь чего-нибудь выпить.

— Я пойду в дом, а вы уходите, договорились?

Лаки отыскал дверь и отворил ее.

— После вас, — вежливо сказал он, отступая. — Где тут у вас кухня?

— Я просила вас уйти, мистер Тайлер.

— Так вы не хотите выпить? — Опустившись в кресло, он закинул ногу на ногу. — Ладно, оставим напитки и начнем дискуссию здесь же.

— Дом у меня небольшой, — сказала Девон насмешливо. — Думаю, кухню вы и сами найдете.

Улыбаясь, Лаки поднялся с кресла. Стоя всего в нескольких дюймах от нее, он обнял женщину за плечи и стал пальцем смахивать капли воды с ее груди.

— Ты и мокрая мне нравишься.

Девон поспешно вырвалась и захлопнула дверь. Ни к чему ему знать, что от его прикосновений у нее дрожат колени. Наскоро растеревшись полотенцем, она надела велюровый костюм: удобно, быстро и тепло. Кроме того, он прикрывал ее тело от шеи до лодыжек. Не желая тратить время на сушку волос, Девон обмотала мокрые волосы полотенцем. Свет в гостиной был включен. Лаки рассматривал компакт-диски. Услышав, что она вошла, парень повернул голову. Взгляды их встретились. Несколько долгих секунд они смотрели друг на друга, как завороженные.

Девон помнила подробности, которые может знать только любовница, но ведь, в сущности, она его совсем не знала. Вдруг, к своему изумлению, женщина поняла, что ее страшно интересует любая деталь повседневной жизни Лаки Тайлера.

Пока же сведения ограничивались тем, что он придерживался рыцарских правил, почти исчезнувших в современной Америке, что у него нахальные голубые глаза и что его прикосновение может ее воспламенить.

Наконец он заговорил:

— Я смог найти только пиво.

Сам он пил прямо из бутылки, но ей подал стакан. Девон поблагодарила, но не взяла.

— Не хотите?

— Чего я хочу, мистер Тайлер, так это узнать, кто дал вам право так нагло вторгаться в мое жилище.

Она с удовольствием услышала, что голос ее звучит холодно и властно.

— Разве я сделал это?

— Интересно! Сначала вы мешали мне на работе, а теперь посягнули на мой дом.

— Так почему же вы не вызвали полицию?

Его многозначительная улыбка раздражала Девон Лаки знает, почему она не обратилась в полицию, сукин он сын! Позабыв о напускной холодности, она повысила голос:

— Зачем вы меня выслеживали?

— Мы не закончили разговор…

— Я закончила все разговоры с вами еще тогда, когда…

— …встали с моей постели?

Девон замолчала.

Воспользовавшись этим, Лаки спросил:

— Так почему же вы тогда остались со мной? Вам очень нужен был мужик? Вас бы устроил любой?

— Нет, нет, нет!

— А когда я сделал свое жеребячье дело, вы решили улизнуть.

— Это не так!

Девон энергично затрясла головой.

Лаки поставил бутылку на книжную полку, быстро приблизился к женщине и обнял за плечи, слегка приподняв ей голову:

— А что еще я должен был подумать? Почему вы сбежали?

— Мне стало противно.

Такого ответа он не ожидал. Ни одна женщина не говорила ему такого.

— Противно? Со мной?

— Я сама стала себе противна, — пояснила Девон. — Мне не хотелось повторения.

— Но зачем вы удрали сегодня днем?

— Потому что говорить нам было больше не о чем.

— Неправда.

— Правда.

— Вы что, хотели предложить мне провести вместе еще одну ночь?

— Нет! — ответила она в ужасе.

— Тогда у нас еще есть о чем поговорить.

— Думаю, это-то вас и беспокоит! — воскликнула Девон. — Вы привыкли думать, что любая и каждая женщина рада переспать с вами… Имейте в виду: я — исключение. Вы ведь охотитесь за мной только потому, что я от вас ускользнула. Уязвлено ваше самолюбие.

— Может быть, — нехотя признал Лаки. — Частично.

— Тешьте свое самолюбие с кем угодно, только не со мной. Я не хочу вас видеть! Я ясно выразилась?

— Ясно, но неубедительно. Вы не убедили ни меня, ни себя, Девон…


Он привлек женщину к себе с такой силой, что полотенце свалилось с ее головы и волосы рассыпались по плечам. Горячие губы Лаки жадно потянулись к ее губам, и Девон уступила, упиваясь его силой и страстным вожделением. Вместо того чтобы отстраниться, как диктовал ей разум, она наслаждалась сладостью его поцелуев.

Ей нравились его прикосновения, ей самой хотелось ласкать его. Нежность Девон жаждала его мужественности, она хотела насытиться его силой, но боялась упасть в собственных глазах.

— Уйдите… — едва слышно прошептала она. — Не беспокойте меня больше.

Она солгала бы ему и себе, если бы сказала, что не хочет его. Почти со стоном она взмолилась:

— Пожалуйста, уходите…

— Девон, забудьте, где и как мы встретились. Помните только о том, что было между нами…

Она закрыла уши руками:

— Не могу.

— Почему, — он отвел ее руки от ушей, — почему вы не позволяете себе думать об этом?

— Я не обязана отчитываться…

— Черт побери! — Голос Лаки стал низким и злым. — То, как вы меня сейчас поцеловали, разбивает скалы ваших ложных теорий. Очнитесь! Вы хотите меня не меньше, чем я вас!

Убийственные аргументы Лаки вместе с его сексуальным обаянием ослабляли ее сопротивление. Вытянув вперед руки, она закричала:

— Я больше не могу вас видеть! Никогда! Пожалуйста, уходите!..

Лаки изменил тактику. Уперев руки в бока, он наклонился вперед и высокомерно повернул голову.

— Ладно, давайте считать, что поцелуи не заставляют замирать наши сердца, что кровь у нас не кипит. Давайте забудем все это и сосредоточимся только на моей проблеме. Поймите, мне необходимо алиби.

— Нет, никто никогда не узнает, что мы провели ночь вместе, — решительно заявила она. — Никто, понятно? Я ни в коем случае не сделаю это достоянием гласности.

К Девон начала возвращаться обычная рассудительность.

— Но вы же не можете просто отмахнуться от меня и от всей этой истории с поджогом…

— Поверьте, мне очень жаль, что все так получилось!

— Поймите, Девон, эти федеральные ребята не шутят!

— У них есть какие-то доказательства?

— Шаткие и случайные по сути, — сказал он, — но арестовать меня все равно могут… Как бы там ни было, мне вовсе не улыбается сидеть в тюрьме за то, чего я не совершал. То, что я стану обвиняемым в этом уголовном деле, нанесет непоправимый ущерб моей семье и нашему бизнесу. — Он опять нежно обнял ее за плечи. — Девон, поймите, вы должны мне помочь.

— Нет. Вы не сможете меня заставить.

— Я и не собираюсь. Почему бы вам не сделать это самой?

— Не могу.

— Но почему?

— Нет.

— Почему?

— Я замужем…

10

— Она замужем… — повторил Лаки мрачно.

Он сидел на кухоньке в квартире Тани и Чейза и потерянно смотрел в свою чашку с кофе.

Лаки приехал сюда еще до рассвета и выглядел так, словно сутки не спал. Волосы его были совершенно растрепаны: все сто миль от Далласа он мчался с невероятной скоростью.

Родные не находили себе места со вчерашнего утра. Последней его видела Сейдж. По ее словам, Лаки полуодетым выскочил из дома, никак не объяснив своей спешки.

Наконец Чейз осознал услышанное:

— Замужем?

— Замужем. Брак. Священные узы и все такое…

Таня, налив кофе мужу и себе, села на табурет.

— Откуда ты знаешь, Лаки?

— Она сама сказала…

— Ты таки ее нашел?

— Вчера.

— Где?

— В Далласе.

— Как ее зовут?

— Девон Хейнс.

— Что-то знакомое…

— Наверное, читали статью в газете.

— Точно! — Чейз стукнул кулаком по столу. — Девон Хейнс.

— Сегодня в утренней газете я случайно натолкнулся на ее фотографию.

Лаки рассказал им, как было дело, опустив интимные подробности и не слишком распространяясь о тех часах, которые он провел в кегельбане и на площадке для игры в бейсбол после встречи с Девон, но до того, как решил вернуться домой.

— Эта леди не хочет огласки, — сказал Лаки, — но теперь я хотя бы знаю почему…

Несмотря на то что кофе просто обжигал, он выпил его залпом, словно виски.

Таня молча поднялась и налила ему еще.

— А ее мужа ты видел? — поинтересовался Чейз.

— Нет.

— Его там не было?

— Нет.

— А где он был?

— Не знаю.

— Как его зовут?

— Не знаю.

— Если она замужем, почему она спала с тобой?

— И этого не знаю. Кто знает, что у женщин в голове? — Лаки вскочил и принялся расхаживать по кухне. — В такой переплет я еще не попадал. Просто не знаю, как себя вести, — пробормотал он, остановившись. — Поймите меня правильно, я не ангел, чего я только не творил с женщинами…

— Будь уверен, это мы знаем!

— Чего только мы не делали вместе…

Чейз беспокойно посмотрел на жену. Любовь к Тане Макдэниел заметно одомашнила бывшую звезду родео.

— Тебе все равно, а я предпочел бы не обсуждать эти приключения при Тане.

— Не в этом дело, — раздраженно махнул рукой Лаки. — Как бы я ни гулял, мне еще не случалось спать с замужними. Этого мне только не хватало! Выходит, эта девка не только морочила голову чужим именем, но и вовлекла меня в грязное дело, извини, что выражаюсь несколько старомодно…

Он плюхнулся на свое место и тупо уставился в одну точку.

— И что теперь? — спросил наконец Чейз после продолжительной паузы.

— Кажется, от десяти до двадцати лет за поджог…

— Не говори так! — вскричала Таня — Ты не сядешь в тюрьму за то, чего не совершал!

— Знаешь, — заметил Чейз, — нельзя это так оставлять. Девка тебя провела и должна, черт возьми, отвечать за свои поступки!

— Я говорил ей об этом.

— И что?

— И вот я здесь.

— Нужно было просто взывать к порядочности.

— И это не помогло. Впрочем, о чем еще говорить, если она изменяет мужу… Скверная история. Не посылать же к ней полицию…

Чейз поднялся и дружески похлопал младшего брата по спине.

— Ладно, не нервничай. Хорошо бы разыскать того, кто действительно совершил поджог. Интересно, что этот ублюдок теперь делает? — Он взглянул на часы. — Кажется, мне пора идти на свидание к следователям.

— Я тоже подойду попозже.

— Нет уж, сегодня ты отдохнешь.

— Кто сказал?

— Я говорю.

— Ты мне не босс.

— Сегодня — босс.

В такую игру братья играли с самого детства. На этот раз Лаки уступил довольно быстро.


Чейз ушел умываться, а Таня улыбнулась:

— Что будешь есть на завтрак?

— Спасибо, ничего. — Он встал и обнял ее. — Мне следовало взять пример со старшего брата: найти женщину вроде тебя, жениться на ней и жить себе спокойно. Но ты уже занята, а больше хороших девок вроде не осталось.

Таня, засмеявшись, оттолкнула его.

— Лаки, очень сомневаюсь, что ты будешь пользоваться успехом у женщин, называя их девками.

Он улыбнулся, но как-то горько. В его голубых глазах были усталость и пустота.

— Таня, почему замужняя женщина снимает номер в мотеле и занимается любовью с совершенно незнакомым мужчиной?

— Так бывает, Лаки… Ты что, не знал?

— Знал, но… — Он внимательно посмотрел на невестку. — Я понимаю, что ставлю тебя в неловкое положение, но я чувствую себя дураком, когда говорю об этом с другими мужчинами, даже с Чейзом. Ты не могла бы меня выслушать?

— Конечно…

Он колебался ровно секунду.

— Девон не из тех, кто спит с первым встречным. Я знал много женщин, которые делают это постоянно, но она другая.

— Как это?

— Все другое. Взгляд. Отношение. Поступки. — Он задумался. — Зачем ей такой риск? А вдруг я псих, венерический больной или бог знает кто еще. Она замужем, они с мужем живут хорошо. У нее хорошая карьера. Зачем ей всем рисковать? И если уж рискнула, то почему под конец сдрейфила?

— Не знаю, Лаки, — откликнулась Таня, искренне сожалея, что не может подыскать ответ. — Я не представляю себя на ее месте.

Лаки задумчиво прищурил глаза:

— И не какая-нибудь там ненормальная. И не то чтобы она соблазнила меня или наоборот… Все вышло почти случайно. Мы лежали бок о бок в полудреме, потом я стал прикасаться к ней, целовать, она мне ответила, и прежде чем мы опомнились… ну, понимаешь?

Пока Лаки говорил, Таня изучающе смотрела на него.

— Лаки, скажи честно, — попросила она, — что тебя больше расстраивает: то, что она не хочет тебе помочь, или то, что замужем?

Тот вскинул голову:

— Что ты хочешь этим сказать?

— Всю эту неделю ты как помешанный искал ее.

— Она — мое алиби.

— Только поэтому?

— Да, черт возьми! Слушай, Таня, я не хочу, чтобы вы делали на ее счет всякие романтические предположения!

— Понимаю…

— Я серьезно. Это мое алиби. Все!

Лаки задержался в дверях, печально махнул рукой и вышел.

Через минуту из ванной появился Чейз, вытирая волосы полотенцем. Таня смотрела в окно на удаляющуюся машину Лаки.

— Что за крик? — спросил Чейз.

— Лаки доказывал мне, что эта женщина для него всего лишь алиби и ничего больше.

— Он решил, что ты оглохла?

Таня засмеялась:

— Нет, похоже, он сам оглох.

— Да?

— Не слушается своего сердца.

— Что-то я тебя не пойму…

— Тебе и не понять, — ответила она кокетливо. — Ты — мужчина.

— Знаешь, твоя загадочная улыбочка сводит меня с ума. — Чейз погладил ее по шее. — Я теряю голову.

— Знаю, — сказала она, прижимаясь к мужу. — Именно поэтому я ее так часто демонстрирую…

Чейз бросил полотенце и на руках отнес жену в спальню.

Спустя полчаса Таня, закрыв глаза, тихо лежала на спине, а Чейз рассеянно ласкал ее груди, на которых розовели следы их недавнего любовного экстаза.

— Мне жаль Лаки, — проговорила она сонно.

— Мне тоже. Он попал в нешуточную переделку!

— Я не о поджоге. Из этой-то истории он выпутается.

— Тогда что его жалеть?

Таня открыла глаза и, многозначительно поглядев на мужа, нежно коснулась его влажных волос.

— Думаю, встреча с Хейнс значит для него гораздо больше, чем ему хотелось бы. Но… К сожалению, он бессилен.

— Серьезные отношения? С женщиной? У моего брата?!

Чейз, засмеявшись, перевернулся на спину.

Таня оперлась на локоть:

— Думаешь, это так смешно?

— Лаки — ветреник, каких свет не видывал!

— Думаю, ты к нему несправедлив. Он очень раним и может быть очень верным.

— Да, конечно, но только нескольким женщинам одновременно. — Чейз улыбался. — Ты знаешь, как он получил свое прозвище?

— Нет, вроде бы.

— Тебя никогда не интересовало, почему Джеймс Лоренс стал Лаки, Счастливчиком? Нет, его все так называют… — Положив голову на руки, Чейз тихо засмеялся. — Я тогда учился в десятом классе, а он — в девятом. В нашем округе была девушка, вернее, женщина лет двадцати, которая жила в Килгоре. Попросту говоря — проститутка, профессиональная. Она всегда одевалась так, чтобы выставлять свои прелести напоказ. Все ребята на нее облизывались, но она никогда ни с кем из нас дела не имела.

Однажды вечером мы с друзьями решили тайком поехать на машине (тогда у нас еще не было прав) в Килгор, поглядеть на эту самую девку. Лаки напросился с нами. С час поколесив по городу, мы наконец нашли ее. Она демонстративно расхаживала по одной из лужаек. Мы смотрели на нее, раскрыв рты и высунув языки, но только у Лаки хватило храбрости заговорить с ней. Черт возьми, этот негодяй пять минут спустя забрался к ней в машину, а потом и вовсе укатил к ней домой. Ошеломленные, мы последовали за ними. Все это продолжалось около двух часов. Парень, который увел машину у родителей, уже паниковал: ему следовало вернуться в Милтон-Пойнт, пока не заметили исчезновения автомобиля. Он наконец принялся сигналить, и скоро появился Лаки: он надевал рубашку и самодовольно ухмылялся. Меня сводило с ума, что младшему брату легко удалось добиться того, к чему неудачно стремились многие, в том числе и я. Я ему так и сказал в сердцах: «Перестань ухмыляться, гаденыш! Тебе просто повезло». «Зови меня Лаки, Счастливчиком», — ответил он, не переставая улыбаться.

Таня едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться.

— Вы неисправимы. Как ты объяснил это прозвище родителям?

— Не помню… Важно, что с тех пор его так и стали называть: Лаки и Лаки.

Таня, вздохнув, положила голову на волосатую грудь Чейза.

— Вряд ли сейчас он особенно счастлив, — пробормотала она.

— Верно, — отозвался Чейз, обнимая жену. — Счастлив я!

У Девон было полно работы, ей предстояло исписать сотню страниц, но думала она только о вчерашней встрече с Лаки.


Девон крепко-накрепко запомнила выражение лица Тайлера, когда он узнал, что она замужем. В его глазах появился мрачный холодный блеск, воспоминания о котором заставляли ее вздрагивать.

Женщине не сиделось. Она вышла из рабочей комнаты, дошла до коридора и повернула обратно.

— Девон, что там у тебя со вчерашним блондином? — спросил кто-то из сослуживцев.

Проигнорировав этот вопрос, Девон закрыла дверь и вернулась к столу. Надо было отвлечься от назойливых мыслей. Закрыв лицо руками, она повторяла:

— Я замужем. Я замужем.

Это была полуправда. Свидетельство о браке было подписано и оглашено. По законам штата Техас она была замужем.

— Но я не замужем, — шептала женщина в тоске.

Она легко могла бы отделаться от этого. У нее были все основания добиваться развода…

Лаки Тайлер не знал всех этих обстоятельств. Да ему скорее всего и нет до них никакого дела. Он осуждает ее как неверную жену, втянувшую его в грех и отказавшуюся расплачиваться. Но у нее нет возможности помочь ему, кроме как подставив под удар себя и мужа.

От Девон не укрылось, что в глазах Лаки застыло презрение. Она могла все изменить несколькими фразами, но промолчала.

Тайлер правды не узнал.

Ну и хорошо, что горькая правда затмила эротическое возбуждение. Знай он правду, напряженная ситуация могла бы перерасти в грозовую. Но как ей хотелось, чтобы он узнал все до конца!

Воспоминания об их ночи отзывались в душе и горечью, и сладостью одновременно. Девон вспоминала очарование этих минут и печалилась об их скоротечности.

Вдруг дверь распахнулась.

— Вы просили принести эту статью после редактуры…

Девон подняла глаза и смахнула слезы, принимая бумаги.

— Спасибо, — сказала она служащему.

— Вы хорошо себя чувствуете?

— Все в порядке…

— Правда?

Она выдавила из себя беспомощную улыбку и заверила, что для беспокойства нет причин. Девон терпеть не могла жалеть себя. Она приняла яростную, но нежную любовь Лаки. После той ночи любовная тоска у нее не проходила. Но как же это нелепо — познать любовь в объятиях незнакомца!

— Лаки!

Парень со стоном накрыл голову подушкой, но не тут-то было.

— К черту, — промычал он.

— Может быть, ты все-таки встанешь и попросишь эту женщину больше не звонить?

Лаки повернулся на бок и увидел разъяренную сестру.

— Какую женщину? — спросил он, с надеждой потянувшись к трубке.

— Сьюзан Янг! Вот уже два дня подряд она не переставая звонит сюда каждый час. Будь добр, разберись с ней наконец!

Разразившись этой тирадой, Сейдж присела на краешек кровати, собираясь бесстыдно послушать разговор.

— Сьюзан, — заговорил Лаки голосом, от которого могло растаять сливочное масло, — как дела? Спасибо, что позвонила. Я как раз тебя вспоминал…

Он выразительно смотрел на сестру, но та не обращала никакого внимания на его грозные взгляды.

Несколько секунд Лаки молчал, а потом перебил бранившуюся девицу:

— Да, меня не было, и я не позвонил. Мне хотелось оградить тебя от неприятностей… Нет… Пока все это не кончится, нам вряд ли удастся увидеться, — продолжал он. — Я не хочу тебя вовлекать. Да, я помню, что ты предлагала, но… Сьюзан, я не могу пойти на это. Слишком уж велика жертва с твоей стороны.

— О господи, — простонала Сейдж, — что она там предлагает? Переспать с федералами?

Пропустив мимо ушей саркастическое замечание сестры, Лаки сказал:

— Через час… Да, обещаю.

Он задумчиво повесил трубку.

— Что там такое? — поинтересовалась Сейдж.

— Не твое дело. Слезь, пожалуйста, с моей кровати. Я хочу встать и одеться.

— Как целомудренно! Брось, я уже видела тебя в одном белье.

— К твоему сведению, мисс Всезнайка, я принял ванну и сейчас совершенно голый. Так что давай отсюда. Я сказал Сьюзан, что буду через час.

— Скажите пожалуйста! — надулась Сейдж. — За кого ты меня принимаешь! Мужская нагота вовсе меня не шокирует. Я знаю, как выглядят все части тела и как они работают.

Лаки хмуро поглядел на сестру.

— Послушайте, юная леди, — сурово сказал он, — в отношениях с противоположным полом я ожидаю от вас манер, достойных леди.

— Ха! Тоже мне, оратор! Сам-то ты, конечно, джентльмен?

— Ты что же, появляешься в таком виде перед разными молодыми жеребцами? — спросил он, кивнув на ее бикини.

— Вы сами таращите глаза на женщин в бикини.

— Привилегия мужчин.

— Черта с два! Это двойной стандарт.

И тут Лаки вспомнил Девон в бассейне, расчесывющую свои мокрые волосы: ее ягодицы, обтянутые эластичной тканью, тяжелые груди, посверкивающие каплями воды.

Сейдж права. Он таращился на нее, и это двойной стандарт.

— Убирайся! — заревел он.

— До свидания, раз ты такой брюзга. — Сестра слезла с кровати и пошла к двери. Все же, когда она повернула голову, выражение ее лица было самым что ни на есть миролюбивым: — В обед заходил Чейз проведать тебя, но мы с мамой сказали, что ты спишь. Да, он рассказал о неудаче с этой женщиной, Хейнс… Весьма сочувствую.

Несмотря на скверное настроение, Лаки ответил:

— Спасибо. Принимаю соболезнование, черт возьми!

Когда дверь за Сейдж наконец закрылась, Лаки встал с постели и подошел к шкафу. Одевался он долго, часто о чем-то задумывался, путал одежду, топтался на месте. Черт возьми, он хотел видеть Девон, а должен был отправляться к Сьюзан: откладывать встречу с ней больше нельзя.

— Как мне все это не нравится, — бормотал он про себя, большими прыжками спускаясь по лестнице.

Он даже не подозревал, насколько оправдаются его дурные предчувствия.

11

Девон как будто заранее знала, что снова увидит его. Против ожидания она не проявила особого удивления. Женщина чуть притормозила рядом с машиной Лаки, стоящей у обочины перед ее домом. Она бросила на Лаки спокойный, почти бесстрастный взгляд и свернула на въезд в гараж.


Лаки вышел из своего «Мустанга» и шагнул к воротам, автоматически открывшимся перед машиной Девон. Очевидно, она возвращалась с работы. Очки от солнца сдвинуты на лоб, в руке большая плоская картонка с готовой пиццей.

— Привет, — очень серьезно сказал Лаки.

— Привет…

— Я… гм… — Он замялся и посмотрел на темные тучи, набегающие на небо. — Твой муж дома?

— Нет.

— Мне бы не хотелось доставлять тебе лишние хлопоты.

— Тогда зачем ты пришел?

— Хочу поговорить с тобой. — Он стиснул зубы и процедил: — Черт возьми, ты должна помочь мне, Девон!

Она тревожно оглянулась, словно опасаясь, что их заметят чьи-нибудь любопытные глаза из окон других домов квартала, наконец коротко кивнула:

— Заходи.

Девон провела его в гараж, закрыла ворота, нажав кнопку на стене, и попросила подержать коробку с пиццей, пока она откроет дверь на кухню. Войдя внутрь, Лаки поставил коробку на длинный белый стол.

— Через минуту вернусь, — бросила Девон, включив на кухне лампу дневного света.

Лаки подошел к окну, выходящему во внутренний дворик. Пошел дождь. Крупные капли плясали по поверхности бассейна и деревянному настилу, где-то у горизонта небо расколола надвое ломаная молния. Спустя несколько секунд послышались раскаты грома.

— Есть будешь?

Он обернулся. Девон вернулась в старых джинсах, свободном свитере и мягких кожаных мокасинах. В такой одежде она казалась моложе и беззащитнее, нежели в своем деловом костюме.

— Пожалуй. Я как-то не думал об этом.

— Ты любишь пиццу «пепперони»?

— Конечно.

— Подожди секунду, я приготовлю салат.

Лаки недоумевал. Неужели Девон приглашала его на ужин? Куда логичнее было бы захлопнуть дверь перед его носом: он уже долго бродил вокруг дома, опасаясь наткнуться на пресловутого мужа. На его звонки в дверь никто не отзывался. Лаки решил дождаться хоть кого-нибудь из супругов и действовать соответственно. Но приглашение на ужин превосходило все его самые смелые фантазии.

Девон вынула из холодильника зелень, помидоры и стала спокойно складывать салат в миску.

— Похоже, ты не удивилась моему появлению.

— Да, не удивилась.

— Почему же?

— Ты сам говорил, что не привык к отказам. — Она подняла глаза и посмотрела ему в глаза. — Я просто поверила тебе. Извини. — Она заставила его посторониться, снова заглянула в холодильник, достала оттуда соус для салата и, к его большому удивлению, бутылку красного вина. Через секунду бутылка вместе с открывалкой оказалась в руках Лаки. — Открой, пожалуйста…

Озадаченный ее поведением, Лаки сорвал фольгу с горлышка и вонзил штопор в пробку. Девон накрывала стол на двоих. Несколько порций пиццы она сунула в микроволновую печь.

— Стаканы?

— Под ящиком.

Он вынул два бокала и налил в них вина. Девон зажгла свечу, поставила ее посредине стола и жестом пригласила его к столу.

Лаки приблизился и сел туда, куда она указала. Девон уселась напротив и стала накладывать ему в тарелку салат. В какой-то момент Лаки перехватил ее руку.

— Откуда такая храбрость? — спросил он натянуто.

— Что ты имеешь в виду?

— Вдруг вернется твой муж и застанет нас за интимным ужином при свечах?

— Это тебя беспокоит?

— Еще как…

— Не застанет.

— Ты уверена?

— Уверена. Сегодня он домой не придет.

Она высвободила руку, взяла бокал и отпила вина.

Возбуждающие запахи орегано[1] и моцареллы[2] напомнили Лаки, что у него целый день маковой росинки во рту не было. Пиццу он запивал вином. Сегодня оно пришлось весьма кстати, хотя прежде никогда не прельщало его: у женщины, с которой он ужинал, волосы были такого же темно-красного оттенка.

— Хорошее вино, — похвалил Лаки из вежливости.

— Благодарю.

— И часто ты этим занимаешься?

Девон вонзила зубы в пиццу.

— Чем? Тем, что покупаю на ужин готовую пиццу?

Лаки прожевал свой кусок, проглотил его и как можно спокойнее пояснил:

— Тем, что, оставшись дома одна, приглашаешь на ужин мужчин…

Она молчала несколько минут, прежде чем ответить.

— Ты первый, кого я пригласила на ужин в этом доме. Теперь ты удовлетворен? Потешил свое самолюбие?

— Да, спасибо.

— Пожалуйста.

— Я польщен.

— Напрасно. Я просто знала, что ты не уйдешь отсюда без «разговора». А я изрядно проголодалась. — Женщина пожала плечами, предоставив ему самому делать выводы. — То, что двое совершеннолетних ужинают вместе, отнюдь не является нарушением брачных уз.

— До тех пор, пока эти двое не делят между собой постель.

Их взгляды встретились, и, словно для того, чтобы усилить весь драматизм момента, совсем близко полыхнула молния, раздался резкий хлопок, и электричество отключилось.

— Испугалась? — спросил Лаки, ошеломленный внезапным исчезновением стерильного флюоресцентного свечения. Кухню освещало теперь только ровное пламя свечи. — Девон! — Подчиняясь внезапному импульсу, Лаки вновь дотянулся до ее руки и накрыл своей ладонью. Погладив каждый из ее ледяных пальчиков своим большим, он красноречиво пощекотал ее ладонь. — Насчет этого, Девон…

— Насчет чего?

— Насчет постели… Ты можешь не беспокоиться. — Она вопросительно дернула головой. — Я имею в виду контрацепцию. Я обо всем позаботился. Не знаю, известно ли тебе…

— Да, да, известно, — прервала она его, запинаясь. — Благодарю. Ты вел себя… — Она осеклась и судорожно сглотнула. — Ты вел себя как настоящий джентльмен.

Он улыбнулся кривой, жалкой улыбкой.

— Если бы я был настоящим джентльменом, я не стал бы выслеживать тебя, не стал бы обманом проникать к тебе в комнату и склонять к тому, чтобы ты позволила мне провести с тобой ночь.

— Тебя же ранили. Кстати, как твой порез?

— В порядке. Уже почти не видно.

— А-а.

Лаки не обратил внимания, в какой момент разговора они вдруг перешли на шепот. Глупо, конечно, но в то же время и тема, и обстановка, и настроение располагали к мягкому, доверительному тону.

В притихшем доме слышался только шорох дождя за окнами и звяканье приборов за столом. Сексуальное напряжение и подавляемое желание заставляло кровь обоих набатом звучать в ушах.

— Еще пиццы? — спросила Девон.

— Нет, спасибо.

— Салат?


Лаки отрицательно покачал головой. Пока Девон убирала со стола, он еще раз наполнил бокалы вином. Когда женщина вернулась к столу, он посмотрел на свое отражение в оконном стекле. Ничего не скажешь, картина, олицетворяющая близость, портрет мужчины и женщины за ужином при свечах. Девон тоже отметила это.

— Внешнее впечатление бывает обманчиво.

— Да, — мягко отозвалась она.

Помолчав немного, Лаки сказал:

— Девон, я хочу быть с тобой откровенным. Ты пока почти не знаешь меня, но, уверяю тебя, я не часто бываю откровенным с женщинами.

— Охотно верю. — Она улыбнулась, поднося к губам бокал с вином.

— К сожалению, это так, — печально добавил он, рассматривая пламя свечи сквозь рубиновую жидкость в бокале. — Знаешь, вот уже два месяца я встречаюсь с девушкой из Милтон-Пойнта.

— Успокойся, меня не волнуют ваши отношения.

— Дело совсем не в этом, — вскинулся Лаки.

— Тогда к чему весь этот разговор?

— Тебе нужно о ней знать.

— С чего ты взял, что меня интересуют твои любовные похождения?

— Это не любовное похождение. Выслушай меня, ладно?

Девон кивнула головой в знак согласия.

— Папаша этой девушки — большая шишка в банке, он выдал мне ссуду для моего дела.

— Именно поэтому ты и начал встречаться с ней?

У Лаки создалось впечатление, что Девон будет разочарована, если он скажет «да».

— Нет. Я начал встречаться со Сьюзан лишь потому, что она относилась к тем женщинам, в постели которых я еще не побывал.

Девон опустила глаза.

— Ясно.

— Я предупредил, что буду откровенным с тобой, Девон.

— Я ценю твою искренность, — ответила та хрипло. — Продолжай.

— Сьюзан невероятно избалована. Она эгоистка, обожает только себя. — Он мог бы продолжить этот список, но не хотел сгущать краски. — Так или иначе, она твердо решила стать миссис Лаки Тайлер.

— Зачем?

Он пожал плечами.

— Моя сестра говорит, что это позволит ей выделиться.

— В Милтон-Пойнте считают, что это один из способов выделиться?

— Некоторые, — ответил он раздраженно.

— Насколько я поняла, ты не в восторге от перспективы жениться на этой девушке?

— Я ни за что не женюсь на ней.

— Ты ей уже сказал об этом?

— Дважды.

— Похоже, она тоже не привыкла к отказам.

Выдержка изменила Лаки. Он сердито сказал:

— Я выворачиваюсь перед тобой наизнанку, а ты только и способна что ехидничать!

— Может, другим женщинам и интересны твои интрижки, но какое отношение проблемы с этой Сьюзан имеют ко мне?

— Сейчас объясню.

— Потрудись, пожалуйста.

— На прошлой неделе Сьюзан по своей собственной инициативе сообщила властям, будто бы ночь во время пожара я провел с ней.

— И за это хочет обручальное кольцо, я правильно поняла?

— Совершенно верно.

— И на это ты ответил…

— Ничего не ответил. Я счел за лучшее не реагировать, решив, что, если я какое-то время не буду обращать на нее внимания, она отстанет.

— Твои расчеты не оправдались?

— Не оправдались. Сегодня она настояла на встрече и стала меня шантажировать. На этот раз она решила сообщить, что я рассказывал ей о своем плане поджечь «Тайлер Дриллинг», получить страховку и этими деньгами расплатиться с банком.

— Но кто ей поверит?

— Почему бы и нет? Люди подумают, что она решила принести себя в жертву. Должен сказать, ее не очень-то волнует собственная репутация. Это надо же такое — раззвонить всем, что провела со мной ночь!

— Так это правда?

Благодаря этому невольному вопросу Лаки сделал вывод, что он не безразличен Девон. А вдруг она просто ревнива?

— Нет, Девон. Я ни разу с ней не спал. Клянусь. — Он заглянул ей в глаза.

Девон, видимо, поверила ему. Поскольку спросила:

— Так о чем же тебе беспокоиться?

— Есть о чем. Сьюзан — прекрасная актриса. Черт возьми, сегодня вечером я сам чуть не поверил ей, когда она начала рыдать и говорить, что не в состоянии скрывать дальше эту отвратительную тайну. «Я не смогу жить с таким грузом на душе», — твердила она, и твердила так, будто все это произошло на самом деле.

Девон рассеянно поглаживала пальцами ножку бокала и размышляла над словами Лаки.

— Насколько я понимаю, Сьюзан успокоится, только когда ты женишься на ней?

— Таков ее план. Как только мы объявим о своей помолвке, она переключится на заявления, которые будут меня защищать.

— Кроме того, она обеспечит защиту от банкротства и вашему бизнесу.

Лаки мрачно кивнул.

— До сегодняшнего дня я не обращал внимания на ее угрозы. Только этим вечером я понял, какую опасность она представляет.

— Ярости фурии нет предела.

— Моя сестра Сейдж пыталась предостеречь меня насчет Сьюзан, но тогда я только посмеялся, а теперь горько жалею об этом. Сьюзан хитрая и наглая, она пойдет на все, чтобы добиться своего. Невероятно, я собственными руками помог ей заманить меня в ловушку и одновременно поставил под удар всю свою семью. Чтобы отомстить, она превратит нашу жизнь в ад. Она обязательно сделает это…

— Если только я не заявлю властям о том, где ты действительно был в ночь пожара, — неожиданно закончила Девон.

— Да… И если ты не признаешь, что мы с тобой занимались любовью.

— Не говори так! — шепотом произнесла Девон и вскочила со стула.

Лаки тотчас поднялся, шагнул к ней и какую-то долю секунды боролся с собой. Он не должен был прикасаться к ней, не должен! И тем не менее, опершись одной рукой о столешницу, другой Лаки обнял Девон за талию и ткнулся губами ей в шею.

— Но так оно и было, Девон. Можешь все отрицать до последнего дыхания, да ведь прошлого не изменить…

— Оставь меня в покое, — простонала она. — Прошу тебя.

— Послушай, — не унимался Лаки. — Я здесь не только из-за этой ерунды с поджогом. Ты и сама это знаешь еще со вчерашнего дня. Мне просто было необходимо снова увидеться с тобой.

— Не смей! Не трогай меня.

— Почему?

— Потому… Потому…

— Потому что это сводит тебя с ума так же, как и меня…

— Прекрати.

— Не могу, — выдохнул он. — Не могу.


Девон склонила голову к плечу, Лаки наклонился, и их губы встретились в жарком поцелуе. Но чем больше разгоралась его страсть, тем злее он становился, осознавая, что решился на запретную любовь. Все запреты, табу и условности этого мира так и плясали у него перед глазами в диком танце, символизирующем, что он поступает плохо, плохо, плохо!

Но разве мог Лаки отказаться от ее поцелуев, особенно сейчас, когда ее губы стали теплыми, сладкими и жадными? Он убеждал себя, что следующий поцелуй будет последним — навсегда, но это лишь сильнее распаляло его.

— К черту, Девон, сопротивляйся мне! Остановись, останови меня. — Обуреваемый страстью, он вдруг почувствовал первобытное желание биться за нее и резким движением запрокинул ей голову. — Где он? Где этот слюнтяй, за которого ты вышла замуж? Где он был, когда ты одна ездила по восточному Техасу? Почему дает тебе такую свободу? Он что, слепой? Почему его нет сейчас, почему он не защищает тебя: от меня, от тебя самой?

Слова вырывались из Лаки сами собой, он не рассчитывал на ответ и потому был буквально потрясен, когда Девон выкрикнула:

— Он в тюрьме!

Внезапно включился свет.

12

Лаки заморгал и зажмурился. Яркий свет неприятно резанул по глазам, сразу открывая слишком многое. Девон отстранилась и выключила лампы. Ей тоже было уютнее при свете одной-единственной свечи: ровное теплое пламя создавало ощущение защищенности.

— В тюрьме? — Лаки не сдвинулся с места, словно вмиг приклеился к полу.

— В федеральной тюрьме общего режима в восточном Техасе. Это всего в пятидесяти милях от…

— Я знаю где.

— Навестив его там, я на обратном пути решила провести кое-какие исследования для своей статьи. Подумала, что таверна в малонаселенном районе наилучшим образом докажет мою теорию. Как выяснилось, я оказалась права.

Все, с него хватит. Во всяком случае, больше он от нее ничего не узнает. Она не собирается посвящать его в подробности своего злосчастного свидания с мужем.

По чистой случайности Лаки Тайлер оказался в нужном месте в нужное время — или не в том месте и не в то время, все зависит от того, с какой точки зрения смотреть, — и воспользовался ее крайне взвинченным состоянием.

— За что он сидит?

— Утечка информации. Нарушение режима секретности.

— Он виновен?

— Конечно, нет! — солгала она. — Неужели ты думаешь, что я могла бы выйти замуж за преступника? — Она действительно верила в его невиновность, когда выходила замуж.

— Не знаю! — Лаки двинулся к ней, в голосе его зазвучали злые нотки. — Если мне что и известно, так только то, что ты ему изменила…

Обвинение было отвратительным. Поскольку Девон не могла сказать ему всей правды, она притворно рассердилась и тут же выпалила:

— Я не изменяла!

— Готов потягаться с тобой воспоминаниями!

Подойдя к двери, она рывком распахнула ее.

— Уходи, дорога тебе известна — через заднюю дверь. Я открою гараж.

— Не выйдет, Девон.

— Теперь, когда ты понял, что ставишь меня в неловкое положение, я прошу тебя уйти.

— Ничего не понимаю! — заорал Лаки, рванувшись к двери и захлопывая ее. — Придется тебе еще какое-то время потерпеть мое присутствие!

— О чем ты?

— Я не уйду до тех пор, пока ты не объяснишься.

— Я не обязана…

— Хейнс — твоя фамилия или его?

— Моя, его зовут Шелби. Грег Шелби.

— Вы давно женаты?

Девон вовсе не хотелось подвергаться допросу с пристрастием, но Лаки, похоже, уходить не собирался, не выслушав ее, и она не винила его в этом. На худой конец расскажет ему — конечно, не все, а так, кое-что из своей жизни, он и успокоится.

Успокоится? Девон казалось, что взгляд его властных голубых глаз проникает ей прямо в душу. Ей стало не по себе. Что, если она случайно выдаст себя взглядом или вздохом, даст ему повод удостовериться в единственно важном событии той ночи, о котором он как будто и не помнит?

Чтобы скрыть волнение, она вежливо спросила:

— Хочешь кофе?

— Нет. Я жду ответа.

— Пойдем в гостиную.

Девон задула свечу и в темноте повела Лаки по коридору в гостиную. Включив настольную лампу, женщина уселась на софу, обитую тканью цвета слоновой кости. Лаки плюхнулся на пол рядом с синим кожаным креслом, широко расставил колени и, сцепив пальцы, безвольно свесил руки.

— Валяй, — сказал он.

Девон обошлась без предисловий.

— Когда начался процесс по делу Грега, я попросила у своего редактора разрешения написать о нем серию очерков.

— Ты была с ним знакома до этого?

— Нет.

— И что же возбудило к нему твой интерес?

— Большинство преступников, от самых отъявленных убийц до мелких воришек, отличаются определенными стереотипами поведения, — пояснила она. — Преступники из служащих обычно ведут себя по отношению к обвинителям дерзко и снисходительно независимо от того, виновны они или нет.

— Продолжай дальше.

— Так вот. Грег почему-то стал исключением из правила. Он был трогательно серьезен, отрицая свою вину. Заинтригованная, я заручилась поддержкой редактора и получила разрешение на очерки у адвоката Грега и окружного прокурора. На все про все ушло несколько недель. Я согласилась на присутствие адвоката во время наших бесед. Прокурор поставил условие, чтобы до публикации работники прокуратуры прочитывали материал и выносили свою оценку. Видишь ли, статьи должны были быть полностью непредвзятыми.

Лаки кивнул.

— Когда все были удовлетворены, мне наконец разрешили взять первое интервью у Грега.

— Любовь с первого взгляда?

— Нет, но он весьма привлекателен.

— В физическом смысле?

— И в физическом тоже. Он находился на свободе, его выпустили под залог.


Во время той первой встречи в кабинете адвоката Девон и в голову бы не пришло заподозрить Грега даже в неоплаченном счете за телефонный разговор, не говоря уже о чем-то более серьезном. Он был безукоризненно одет в очень консервативный костюм-тройку темно-серого цвета, белую рубашку и спокойный галстук в полосочку. Каштановые волосы, аккуратно зачесанные назад, открывали высокий чистый лоб — он являл собой живое воплощение хороших манер!

— И что ты вынесла из этого первого свидания? — спросил Лаки.

— Узнала его прошлое.

— Ну и как?

— Вырос он в небольшом городе в Пенсильвании в очень религиозной семье. Впрочем, Грег покинул ее в свое время.

— Зачем? Я не представляю, как по собственной воле можно уйти из семьи…

Девон ничуть не удивилась. Видимо, в семье Тай-лер сильно развит коллективизм: то, что касалось одного из них, касалось и всех остальных; каждый принимал близко к сердцу проблемы других.

— Отношения в семье Грега, к несчастью, не были такими близкими, как в вашей, мистер Тайлер. Отец его всю свою жизнь служил в сталелитейной компании и, будучи не в состоянии понять принцип игры на бирже, высмеивал Грега за то, что тот никак не может удержаться на постоянной работе.

— Значит, ты никогда не встречалась с его родителями?

— Нет.

— А твои?.. Что они думают о своем зяте-арестанте?

— Мои родители умерли.

— О, извини. Боже, это ужасно, когда умирает кто-нибудь из родителей: мой отец умер два года назад… Значит, вскоре после этого первого свидания с Шелби вы начали встречаться?

— Да мы толком и не встречались.

На лице Лаки отразилось недоверие.

— Правда, правда. Адвокат не хотел, чтобы нас видели вдвоем: подследственному вряд ли пристало развлекаться в такой ситуации.

— Значит, ухаживание происходило под бдительным оком адвоката? Держу пари, он получил массу удовольствия, — едко заметил Лаки.

— Он не из тех, кто от этого получает удовольствие. Через пару свиданий он понял, что я не намерена злоупотреблять его разрешением, и оставил нас в покое.

— Как удобно!

— И в самом деле было удобно, — отрезала Девон. — Появилось время получше узнать друг друга.

— Не сомневаюсь.

— Я решила, что Грега осудили несправедливо. В фирме, где он работал, кто-то снабжал определенных клиентов ценной информацией, причем делал это с большим умом. Информатор подстроил все так, что подозрения пали именно на Шелби. Защита Грега основывалась только на том факте, что никакого материального вознаграждения он не получил. Если подследственный совершил преступление из корысти, то где же деньги?

— Послушай, — сказал Лаки, — я же не суд присяжных. К тому же он уже осужден. Меня больше интересуешь ты… Ну и Грег, соответственно.

— Шло время, и мы с Грегом стали испытывать симпатию друг к другу.

— Гм…

— Стало трудно быть объективной.

— Еще бы!

— Я хотела защищать его сама, поэтому с очерками пришлось покончить. Теперь в них угадывался конфликт интересов, чего не может себе позволить профессиональный журналист. Грег весьма и весьма расстроился, поскольку не хотел, чтобы наши отношения мешали моей работе.

— Публикации явно были ему на руку.

Замечание Лаки задело ее за живое.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ничего, ничего, — устало отмахнулся Лаки. — Итак, когда Шелби спросил, ты ответила «да».

— Верно. Он просил меня выйти за него замуж, как только окончится судебный процесс. Но я настояла, чтобы мы поженились немедленно.

— Зачем?

Вот именно, зачем? Что она хотела этим доказать? Что она была умнее, чем его обвинители? Что она в нем не ошиблась? Или корни надо искать еще в том времени, когда умирала ее мать? У нее в ушах до сих пор звучат стоны матери. Не их ли она слышала в заявлениях Грега относительно своей невиновности?

«Мне больно, Девон, правда больно. Это невыносимо, пожалуйста, помоги!»

«Я невиновен, Девон. Клянусь! Ты должна мне помочь».

Не могла же она остаться глухой к призывам несчастного, взывающего о помощи. Еще не оправившись после смерти матери, Девон хотела кого-нибудь спасти и заняла сторону Грега, хотя факты явно противоречили его уверениям в собственной невиновности.

Только гораздо позже ей стало ясно, что ее одурачили. Она обманулась, целиком заглотнула наживку, вела себя более чем простодушно. Казалось, Грег каким-то образом проник в ее мозг и услышал слабый голос матери, повторяющий слова, которые преследовали Девон. Шелби безошибочно умел вызывать в ней сострадание.

Однако Девон не собиралась признаваться в этом Лаки Тайлеру.

Отвечая на его вопросы, она продолжала развивать миф, который сама же создала.

— Я вышла за него замуж, чтобы дать всем понять, что верю в его невиновность. Гражданская церемония состоялась в офисе его адвоката.

— Сколько же времени прошло с момента заключения брака до вынесения приговора?

— Два дня. Адвокат никого не вызвал в качестве свидетеля защиты, кроме самого Грега, — объяснила Девон. — Шелби был красноречив и искренен. Я не поверила своим ушам, когда присяжные вынесли обвинительный приговор. — Она зажмурилась. — Так и стоит перед глазами — к нему подходят судебные исполнители, чтобы отвести в тюрьму. Грег выглядел потрясенным.

«…И обозленным», — добавила женщина про себя. Он пришел в ярость оттого, что не сумел склонить на свою сторону присяжных. Двенадцать человек не поверили в его искренность, и только она одна попалась на его удочку.

— Когда это случилось?

— Одиннадцать месяцев назад.

— Какой был приговор?

— Два года тюрьмы. Десять лет условно. Адвокат надеется, что Грег отсидит только половину срока.

— Значит, не исключено, что его скоро выпустят.

— Дело Грега будут пересматривать через несколько недель.

Лаки встал и отвернулся от Девон. Его напряженные плечи выдавали его волнение.

— И сколько раз за эти одиннадцать месяцев ты ему изменяла?

— Не твое дело.

— Еще как мое! — Он схватил ее за руку и заставил встать. — Я хочу знать, сколько у тебя было таких, как я! Десять? Два? Может, кроме меня, никого больше не было?

— Это не имеет значения.

— Для меня имеет!


На глаза ее предательски навернулись слезы. Так и подмывало крикнуть ему прямо в лицо: «Ты единственный! Навсегда!» Но она лишь прошептала надтреснутым голосом:

— Ты единственный…

Его плечи тотчас опустились, ярость поутихла.

— Мне не остается ничего другого, кроме как верить тебе на слово.

— Это чистая правда.

— Ты любишь его?

— Он мой муж.

— Я сейчас не об этом.

— Я не собираюсь обсуждать с тобой свои отношения с мужем!

— Почему?

— Потому что тебе незачем это знать.

— Ты отдала мне свое тело, но не хочешь раскрыть душу?

— Я ничего тебе не отдавала, — возразила Девон, правда, не слишком уверенно. — То, что случилось, случилось… само собой. Началось с нескольких поцелуев, а закончилось… Ты застал меня врасплох, я тогда почти спала…

Лаки угрожающе шагнул в ее сторону.

— Если скажешь, что в этот момент представляла себе мужа, я тебя задушу.

— Нет, — отозвалась она голосом, полным слез. — Я ничего себе не представляла.

Не в силах выдержать его взгляд, женщина опустила глаза. Тишина в доме давила ее. Она с трудом противостояла физическому обаянию Лаки.

Для того чтобы хоть как-то отгородиться от Тайлера, Девон беспокойно забегала по комнате, складывая на место раскиданные журналы, стараясь занять руки и не смотреть на него.

— Раньше за такое тебя бы забросали камнями.

Взбивая диванные подушки, Девон резко выпрямилась.

— За то, что мы совершили, мистер Тайлер. Вы тоже присутствовали в той постели.

— Я все помню, — сурово отозвался Лаки. — И готов нести ответственность за то, что случилось…

— Так что ты мне предлагаешь? Пройтись по городу и раздать всем желающим камни? Написать на лбу красную букву А? В некоторых странах тому, кто совершил адюльтер, отрубают голову. Думаешь, таким образом можно восстановить справедливость? А если так, не пожелаешь ли и ты положить свою голову на плаху? Меня подвело чутье, я совершила ошибку, но, поверь, с тех пор совесть не дает мне покоя.

Лаки зашел сзади и тихонько позвал ее. Теперь его голос был мягким и утешающим. Обняв Девон за плечи, он заглянул ей в глаза.

— Я вовсе не собираюсь наказывать тебя. Хочешь верь, хочешь нет, но себя я виню гораздо больше. На один твой грех приходится десять моих, и хотя адюльтер раньше не входил в их число, но…

Их взгляды встретились, и Тайлер умолк.

— Никогда? — спросила Девон хриплым голосом.

— Никогда.

— Если бы ты знал, что я замужем…

Лаки замешкался всего лишь на несколько секунд.

— Вряд ли это возымело бы действие.

Воспоминания о той чудесной ночи в мотеле нахлынули на обоих одновременно. Каждый вспоминал слова, улыбки, прикосновения другого. Несомненно, их тянуло друг к другу, значит, на каждом лежала своя часть вины и ответственности.

— Лаки, я готова подтвердить твое алиби, — прошептала Девон. — Впрочем, у меня, кажется, не осталось выбора…

— Почему? Выбирай, — неожиданно отозвался он. — Я не собираюсь принуждать тебя, милая…

— Но в таком случае на твою семью обрушатся крупные неприятности. Нет, нет, решено! С самого начала, как только ты рассказал мне о пожаре, я знала, что мне рано или поздно придется доказывать твое алиби… — Она грустно улыбнулась. — Наверное, я просто надеялась на чудо…

Лаки дотронулся пальцем до уголка ее рта, на губах Девон застыла улыбка.

— Грег ничего не узнает. Мы будем держать твое имя в тайне. Мне еще не предъявили официального обвинения, и, как только ты заявишь, что провела со мной всю ночь, меня оправдают. Твое имя не предадут огласке.

Не все так просто, подумала она, но не захотела огорчать Лаки.

— Завтра я возьму выходной и поеду в Милтон-Пойнт. Надо как можно скорее покончить с этим.

— Буду тебе очень признателен, — откликнулся он. — Чем раньше я сорвусь с их крючка, тем лучше. — Лицо его озарила усмешка, которую она приметила еще в забегаловке. Эта кривоватая улыбка делала Лаки отчаянно, неотразимо красивым.

Миллион раз с той самой ночи Девон спрашивала себя: что заставило ее пойти на такую глупость? Теперь объяснение казалось ей вполне естественным: какая женщина смогла бы устоять против такой улыбки?

— Как мне действовать, когда я приеду в Милтон-Пойнт? — Практические дела требовали немедленного разрешения.

— Подъезжай к нам домой часов в двенадцать. Я позвоню Пэту и попрошу его прислать следователей. Пусть запишут твои показания.

— Кто такой Пэт?

— Это шериф, Пэт Буш. Ты видела его, помнишь? Он обязательно узнает в тебе ту, которую я подцепил в забегаловке!

— Так уж и подцепил!..

— Ну, так говорится… Я не хотел тебя обидеть.

— Я не обижаюсь. Итак, я согласна сделать то, что ты хочешь, но сейчас, прошу тебя, уходи! — Она решительно направилась к выходу и распахнула дверь.

— Может, запишешь мой адрес?

— Найду в телефонной книге.

— Как хочешь.

— Я всегда делаю то, что хочу!

Хорошо хоть последнее слово осталось за ней, обрадовалась Девон.

Но получилось по-другому. Прежде чем переступить порог, Лаки протянул руку, обнял женщину за шею и притянул к себе для горячего поцелуя.

— Спокойной ночи, Дови! — шепнул он и неторопливо пошел по тротуару.

13

Когда назавтра в полдень Лаки встречал Девон у своего дома, она все еще пребывала в плохом настроении. Тайлер знал, что поцелуй ее разозлит, именно поэтому он так и поступил. Ему нравилось злить ее потому, что это удавалось с восхитительной легкостью. Хорошо бы найти как можно больше способов делать это!


Впрочем, ему и в самом деле хотелось поцеловать ее. Лаки и сейчас этого хотелось. Но момент явно неподходящий — войдя в холл его дома, Девон старалась держаться от него как можно дальше. Одета она была вполне официально — в бледно-желтый льняной костюм с прямой юбкой до колен и жакетом, на лацкане которого красовалась серебряная булавка. Каштановые волосы стянуты в тугой узел на затылке, благодаря чему лицо ее приняло несколько робкое выражение.

— Привет, — холодно поздоровалась Девон.

— Привет. — Лаки улыбнулся своей нахальной улыбкой, которая, насколько он знал, раздражала ее.

— Ты не предупредил, что живешь чуть ли не за городом.

— Я предлагал тебе записать адрес, помнишь? Ты отказалась. С трудом нашла дорогу?

— И все же я здесь, не так ли?

— Да, но сейчас ты больше похожа на жену проповедника, чем на ту, с которой я провел ночь. Какой дурак поверит, что я с тобой спал? — Чертик, сидевший внутри, так и подмывал Лаки поязвить.

— А в чем же ты хотел меня увидеть? В неглиже?

— Я…

— Лаки, наша гостья пришла? — В холл вошла Лори Тайлер. — Здравствуйте, — сказала она приветливо, протягивая руку Девон. — Я — Лори Тайлер, мать Лаки.

— Меня зовут Девон Хейнс.

— Проходите, миссис Хейнс. Все уже на кухне. И зачем только в этом доме понаделали столько комнат. Я думаю, мы сэкономили бы кучу денег, построив вместо них одну огромную кухню.

— Следователи уже здесь? — нерешительно спросила Девон, обернувшись на машины, припаркованные на кольцевой дорожке у дома.

— Пока нет. Это машины наших родственников, — ответила Лори.

— Ты пользуешься поразительным успехом, — иронически заметил Лаки. — Посмотреть на тебя собралась целая толпа.

Бросив на сына укоризненный взгляд, Лори взяла Девон под руку.

— Мы как раз садимся за стол. Сегодня я приготовила куриный салат. Надеюсь, вы не откажетесь?

— Ну, в общем, нет. Я как-то не рассчитывала на ленч.

Лаки с интересом наблюдал за обеими. Необычайная приветливость матери повергла Девон в смятение. Впрочем, Лори ничуть не рисовалась — она была очень доброжелательной и обладала способностью располагать к себе совершенно незнакомых людей.

Миссис Тайлер ввела Девон на кухню и объявила присутствующим:

— Внимание, перед вами Девон Хейнс, столь самоотверженно согласившаяся вызволить Лаки из беды. Девон, это Таня, моя невестка, Сейдж, моя младшая дочь, а это Чейз, старший брат Лаки.

Семья рассматривала женщину с нескрываемым любопытством, но каждый бормотал вежливое приветствие, опасаясь рассердить Лори.

— Сейдж, подвинься-ка, пусть Девон сядет между тобой и Лаки. Девон, что вы будете, чай со льдом или лимонад?

— Э… чай со льдом, пожалуйста.

— Вот и чудесно! Сахар и лимон на столе. Лаки, подай тарелку. Теперь, когда все в сборе, прошу начинать ленч. — Передавая Девон стакан чая со льдом, она добавила: — Сын так беспокоился, что не мог есть, пока вас не было.

— Я не беспокоился, — отозвался сердито Лаки, перевернул стул спинкой вперед и уселся на него верхом. — Я просто боялся, что она не приедет.

Девон отреагировала со своей обычной горячностью:

— Я же сказала, что приеду!

— Ну ладно, вы здесь, и это самое главное, — вмешался Чейз, когда Таня толкнула его локтем в бок. — Мы очень рады, что вы согласились выручить Лаки, миссис Хейнс. Боюсь только, что вам это дорого обойдется.

— Конечно, ведь вы замужем и все такое, — Сейдж не могла больше сдерживаться. — Но вы совсем не похожи на девиц, которые вешаются на Лаки.

— Сейдж!

— Мама, не смотри на меня так! Я знаю, ты не меньше меня удивлена тем, что глаза миссис Хейнс не подведены ядовито-зелеными тенями, а ноги не обтянуты чулками в сеточку. Между прочим, мне очень нравится ваш костюм, — добавила она, простодушно улыбаясь Девон.

— Б-благодарю вас, — ответила та, запинаясь.

Всего несколько минут назад Лаки сам был не прочь подразнить Девон, а сейчас ему хотелось задушить младшую сестру за бестактность. Щеки журналистки вспыхнули, глаза заблестели, губы предательски дрогнули.

Таня бросила ей спасательный круг:

— Вы давно занимаетесь журналистикой, миссис Хейнс?

— Пятый год, — ответила Девон, благодарно улыбнувшись Тане. — Сразу после колледжа я начала работать в маленькой газете в южном Техасе, писала тексты объявлений, а потом получила работу в Далласе.

— Я регулярно читаю ваши колонки. Очень интересно!

— Мягко сказано, — негромко рассмеялась Девон. — Мои читатели не всегда соглашаются со мной.

— Я тоже, — призналась Таня с улыбкой. — Но вы всегда даете пищу для размышлений.

— Рада слышать.

— Вы работаете дома или каждый день ходите в редакцию? — поинтересовалась Сейдж.

— Где вы берете темы? — спросил Чейз.

— Помолчите-ка, дайте миссис Хейнс поесть, — сказала Лори и тут же сама нарушила собственное распоряжение: — Вы, наверное, работаете на компьютере?

Девон рассмеялась.

— Спрашивайте, конечно, если интересно! Я люблю поговорить о работе.

Лаки тоже не прочь был ее послушать, но старался скрыть свой интерес и занимался куриным салатом.

— Что, Пэту уже звонили? — встрепенулась Лори. Раздвинув занавески, она посмотрела в окно на приближающуюся полицейскую машину.

— Я не звонил, — отозвался Лаки. — Я думал, мы успеем сделать это после ленча. Чейз?..

— Я тоже не звонил ему. — Чейз поднялся со стула и встал у окна рядом с матерью. — Пэт почему-то один. Без следователей.

Шериф вошел на кухню и снял шляпу и темные очки.

— Всем привет! — Кивнув на стол, он смущенно добавил: — Простите, что помешал вам обедать.

— Пожалуйста, присоединяйтесь, — пригласила Лори. — Еды на всех хватит!

— Не могу, но все равно спасибо.

— Может, что-нибудь выпьете?

— Нет, спасибо.

Пэт избегал смотреть в глаза Тайлерам и беспокойно переминался с ноги на ногу, теребя в руках шляпу, — верные признаки того, что он зашел сюда по делу.

Отодвинув тарелку в сторону, Лаки встал.

— В чем дело, Пэт?

Пэт Буш как-то очень странно посмотрел на него, затем из внутреннего кармана форменной рубашки извлек сложенный вчетверо лист бумаги.

— Вот ордер на твой арест…


Сейдж с Таней только ахнули. Лори схватилась за сердце, Девон широко раскрыла глаза. Чейз легкомысленно воскликнул:

— Какого черта?!

Лаки выхватил бумагу у шерифа, бегло просмотрел ее и швырнул на стол.

— У меня есть алиби, — бросил он, указывая на Девон.

— Я вижу, но, поскольку ордер на арест уже выписан, у меня нет выбора. Следуйте за мной. Чейз волен привести эту даму, когда вас начнут допрашивать. Все скоро выяснится.

— Но зачем его арестовывать? — спросила Лори.

— Весьма сожалею, Лори, но так надо. Пусть он спокойно доест свой ленч. Я не спешу.

— Зато я спешу покончить со всем этим. Пошли!

Лаки тяжелыми шагами двинулся к двери.

Пэт схватил его за руку.

— Все надо делать по правилам! Вытяни вперед руки.

— Похоже, у агентов появились серьезные основания для ареста, раз уж меня выводят в наручниках… — грустно улыбнулся Лаки. — Не волнуйся, мама! Я рассчитываю к ужину вернуться домой.

— Как бы там ни было, — мрачно сказал Пэт, — желаю тебе поскорей выпутаться из этой заварухи. Тебе еще здорово повезло, что ты нашел эту женщину!

— Почему?

— Потому что в полиции лежит заявление Сьюзан Янг, в котором говорится, что поджог совершил именно ты.

Нельзя было не восхититься спокойствием, с которым Девон вошла в комнату для допросов. Федеральные агенты уже дымили как паровозы, в помещении было не продохнуть.

Пэт жестом пригласил ее, Девон села, держась все так же прямо и гордо. Лаки попытался поймать ее взгляд и ободряюще кивнуть, но она даже не взглянула на него.

— Мистер Тайлер утверждает, что ночь, когда случился пожар, он провел с вами…

Ее зеленые глаза смотрели холодно и твердо.

— Это правда. Он был со мной.

Пэт уселся на край стола.

— Расскажите нам, как и где вы встретились.

— Как вам известно, шериф Буш, мы встретились в тот вечер в забегаловке на шоссе номер двести семьдесят семь. — Девон наморщила лоб. — Я не могу вспомнить ее название.

— У нее нет названия, — откликнулся Пэт. — Рассказывайте по порядку.

Девон спокойно сообщила, что зашла туда, чтобы собрать материал для своей статьи, и признала свой поступок опрометчивым.

Ее показания полностью подтвердили отчет Пэта и слова Лаки Она буквально ввела следователей в номер мотеля.

— Я открыла дверь мистеру Тайлеру, потому что он был ранен. — Девон несколько исказила факты, но только Лаки мог их опровергнуть, а он явно не собирался этого делать. — Обработала ему раны, но он был не в состоянии вести машину, поэтому он… он остался со мной на всю ночь и все еще был там, когда я уехала на следующее утро, в шесть часов.

Лаки с торжествующей улыбкой взглянул на своих обвинителей, но они не обратили на это ни малейшего внимания.

Один из них согнал Пэта со стола и сам уселся перед Девон.

— Разве вы занимаетесь врачебной практикой, миссис Хейнс?

— Какого черта?!

Девон не дала Лаки закончить гневное восклицание.

— Конечно, нет.

— И тем не менее решили, что сможете обработать ножевую рану и синяк под глазом, который чуть не стоил ему зрения?

— Наоборот, я не знала, что и делать. И тут же посоветовала мистеру Тайлеру обратиться в больницу, но он отказался.

— Почему?

— Спросите у него…

— Я спрашивал, — нахмурился федеральный агент. — В ответ он поинтересовался, где бы я предпочел провести ночь: в больнице или с вами?

Сквозь завесу табачного дыма Девон взглянула на Лаки. В глазах ее застыла боль.

— Это всего лишь шутка, Девон. Я пошутил…

Побледнев еще больше, она повернулась к агенту.

— Меня очень беспокоили раны мистера Тайле-ра, — продолжила она. — Его ранили из-за меня, поэтому я чувствовала себя виноватой и обязанной оказать ему помощь, когда он отказался обращаться к профессионалам. Я решила, что таким образом смогу отплатить ему за его бесценную услугу.

— А переспали с ним вы тоже, чтобы отплатить ему за то, что он защитил вас?

Лаки вскочил со стула, прежде чем кто-либо успел опомниться.

— Минуточку! Она…

На плечо ему тяжело легла рука Пэта.

— Сядь и замолчи.

Несмотря на суровый вид шерифа, Лаки понял, что он действует в его интересах, и упал на свой стул, бросая мрачные взгляды на агента.

— Мы слушаем, миссис Хейнс.

— Мистер Тайлер совсем обессилел. Мне показалось, что он перебрал спиртного. В таком состоянии вряд ли можно сидеть за рулем, и потому, когда он попросил разрешения остаться, я не стала возражать. К тому же ему казалось, что у него повреждены внутренние органы.

Агенты переглянулись.

— И вы поверили? — спросил один из них.

— Надо будет запомнить и при случае воспользоваться таким предлогом, — усмехнулся другой.

На этот раз Лаки не удалось вскочить со стула. Шериф сильно сдавил ему плечо.

— Я не знаю, были у Тайлера внутренние повреждения или нет, — отрезала Девон. — У него был подбит глаз, могло быть сотрясение мозга, да что угодно!.. Я делала то, что считала нужным.

— Ладно, давайте дальше. Вы сказали, что около шести часов утра уехали, а он остался в мотеле…

— Верно, — коротко отозвалась она.

— Он спал, когда вы уехали?

— Да. И очень крепко.

— Он всю ночь крепко спал?

Девон чуть помедлила с ответом.

— Да.

— Откуда вам это известно?

— Я знаю.

Агент встал и сунул руки в карманы.

— А разве он не мог незаметно выскользнуть из комнаты, поехать в город, поджечь здание и вернуться в мотель?

— Нет.

— Это заняло бы не больше двух часов…

— Он не уходил.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

— Вы говорите так, будто знаете это наверняка.

— Так оно и есть.

— В номере мотеля достаточно места, миссис Хейнс. Не мог ли он…

— Мы были не только в одной комнате, но и в одной кровати, — заявила Девон и гневно сверкнула глазами. — Если вы именно это хотите от меня услышать, то почему не спросите меня прямо, по-мужски, вместо того чтобы ходить вокруг да около? Мы с мистером Тайлером спали в одной кровати, — повторила Девон. — В двуспальной кровати. И если мистеру Тайлеру захотелось бы подняться и выйти из комнаты, я бы проснулась. У меня довольно чуткий сон.


Потрясающе! Лаки хотелось вскочить и расцеловать ее. Она все поставила на свои места. Но агенты, похоже, сдаваться не собирались.

— Итак, за ночь вы ни разу не проснулись?

Лаки почувствовал подвох, теперь все зависит от Девон. Если она ответит «да», агенты станут упирать на то, что он мог незаметно выйти. Сказав «нет», она невольно признает, что занималась любовью с незнакомым мужчиной.

— Нет. — Девон пошла на риск и выбрала второй вариант.

Восхищаясь ее смелостью, Лаки переживал за попранную гордость женщины.

— Я просыпалась той ночью один раз.

— В связи с чем?

Несмотря на все усилия Пэта, Лаки сорвался:

— Какое это имеет значение?

Утихомирив Лаки, Пэт обратился к агентам:

— Послушайте вы, оба, миссис Хейнс пришла сюда по своей воле. Вы знаете, что она замужем, и то, что огласка грозит ей большими неприятностями. Полегче, ладно?

— Отвечайте на вопрос, миссис Хейнс.

Она с яростью взглянула на агента, потом бросила быстрый взгляд на Лаки, опустила глаза и уставилась на побелевшие костяшки пальцев:

— В ту ночь мы с мистером Тайлером… были физически близки друг с другом.

— Вы можете доказать?

Она вскинула голову.

— А вы можете это опровергнуть?

— Нет, — ответил агент, — но в другой комнате сидит женщина, которая утверждает буквально то же самое, с той лишь разницей, что Тайлер якобы разболтал ей о своем намерении поджечь здание, чтобы получить страховку.

— Она лжет.

— Да?

— Да.

— С чего вы взяли?

— Потому что Тайлер всю ночь провел со мной.

— И трахал вас?

Даже внушительного веса Пэта Буша оказалось недостаточно, чтобы остановить Лаки. Рыча, как лев, он накинулся на агента, бросившего в лицо Девон мерзкое слово, свалил его с ног и швырнул на стол. Тот с треском опрокинулся.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвался Чейз, едва не сбив с ног Девон. Он дожидался в служебном помещении и, заслышав шум, кинулся на подмогу брату. Второй агент, которому удалось избежать кулаков Лаки, тоже бросился в драку. Чейз схватил его за шиворот.

— Потише, приятель! — пришел наконец в себя Пэт, уклонился от кулаков Лаки, сгреб его в охапку и поставил на ноги. — Какая муха тебя укусила? — заорал он. — Это тебе только навредит!

Придерживая молодого человека одной рукой, он помог подняться агенту.

Лаки тяжело дышал от возбуждения и ярости:

— Ты, сукин сын! Если еще раз посмеешь так высказаться…

— Я предъявлю тебе обвинение в нападении! — заорал агент, вынул из кармана белый носовой платок и попытался остановить кровь из разбитой губы.

— Только попробуйте, — тихо сказал Пэт. — Если вы это сделаете, я официально пожалуюсь вашему начальству на ваш метод ведения допроса. Вы намеренно оскорбляли и унижали миссис Хейнс, которая старалась сделать все, что в ее силах, чтобы помочь следствию.

— Шериф прав, — процедил Чейз сквозь зубы, заломил руки второму агенту и подтянул их повыше. Тот застонал. — Подтверди, что он прав. Сразу же предупреждаю: в соседней комнате я и еще полдюжины полицейских слышали каждое слово, которое вы тут произнесли.

— Может быть, — прохрипел агент, — он немного превысил полномочия…

— Чейз, — рявкнул Пэт, — отпусти его! Ребята, отведите Тайлера наверх и закройте его там!

— Что?! — Лаки явно не хотелось отправляться в тюремную камеру. — За что?

— За преднамеренный поджог, видимо, — как ни в чем не бывало пояснил Пэт.

— Но я не виновен!

— Это ты будешь доказывать судье, а пока советую тебе охладить свой пыл и поучиться пристойной речи.

Лаки был настолько огорошен, что не смог ничего противопоставить решительности помощника шерифа. Вдобавок ко всему именно этот парень входил в состав местной бейсбольной команды и считался давним приятелем Лаки. Он взглянул на Девон.

— Отвези ее домой, Чейз…

— Хорошо, — отозвался брат. — А ты постарайся больше не буянить, договорились?

— Увидимся в суде, — улыбнулся Лаки, и его повели к двери. Однако улыбка тотчас сошла с его лица, когда толпа полицейских, служащих и посыльных расступилась и на сером фоне служебной комнаты показалось цветное пятно.

У дальней стены, накручивая на палец прядь волос и безмятежно улыбаясь, стояла Сьюзан Янг.

14

— Ну и натворил ты дел!..

Пикап с эмблемой «Тайлер Дриллинг» подпрыгнул на выбоине. Чейз съехал вниз на сиденье и грозно взглянул на брата, сидящего в салоне.

— Не знаешь, что полагается за нападение на федерального агента?

— Нет, а ты? — огрызнулся Лаки. — Мне еще не предъявили обвинения, поэтому оставь меня в покое! — Тотчас раскаявшись в своей грубости, он добавил: — Спасибо, что внес за меня залог.

— Скажи спасибо Тане. Она выложила деньги, которые копила на покупку дома.

— Дома?

— Ну да. Она хочет купить дом и откладывает деньги на первый взнос.

Лаки откинул со лба волосы.

— Черт, как неловко!..

— Будет гораздо хуже, если судья примет сторону обвинения и назначит залог выше той суммы, которую мы можем себе позволить.

Федеральные агенты убедили прокурора в том, что у них достаточно улик, чтобы привлечь Джеймса Лоренса Тайлера к суду по обвинению в поджоге. Если одна женщина готова солгать ради него, то почему бы другой не сделать то же самое? Почему они должны верить Девон, а не Сьюзан? Пусть суд решит, кто из них заслуживает доверия, и определит, виновен Лаки или нет.


Адвокат Лаки обратился к судье с просьбой снизить размер залога, рекомендованного прокурором. Он утверждал, что Лаки — уважаемый член общества, и гарантировал, что его клиент непременно явится в суд, опровергнет выдвинутые против него обвинения и восстановит свое доброе имя. Судья хорошо знал братьев Тайлеров и согласился: ребята, конечно, буйные, но отнюдь не преступники.

— А как Девон? — спросил Лаки.

— Потрясена. Мама взяла ее под свое крыло.

— Газетчики не пронюхают? По крайней мере до начала процесса?

— Пока никто, кроме тех, кто был в комнате для допроса, не знает, кто подтверждает твое алиби. Сомневаюсь, что агенты станут распространяться об этом: им выгоднее скрыть, что один из них превысил полномочия и был избит до полусмерти. — Чейз бросил на брата укоризненный взгляд. — Кстати, напрасно ты сделал это, Лаки. Если бы не Пэт, тебе бы здорово досталось.

— Наверное, Девон считает меня буяном…

— Так оно и есть…

— Можно подумать, ты — лучше!

— У меня больше здравого смысла. Я не бросаюсь на федеральных агентов.

Лаки угрюмо смотрел в заляпанное ветровое стекло.

— Кто бы мог подумать, что обыкновенная драка обернется такими неприятностями! — Чейз промолчал, и Лаки ушел в себя, глядя на проносившийся мимо пейзаж. Потом вновь заговорил: — Кто-нибудь видел в последнее время Малыша Элвина и Джека Эда? Что о них слышно?

— Ничего. Залегли на дно.

— По-моему, агентам, вместо того чтобы преследовать нас с Девон, следовало бы заняться этой парочкой.

— Согласен, но твое мнение вряд ли их интересует. — Чейз свернул на подъездную дорогу к дому. — Но не вздумай сводить с ними счеты самостоятельно! Не хватает только, чтобы тебе еще предъявили обвинение в нападении и угрозах… Хм, Девон еще здесь.

Лаки увидел ее красную малолитражку, и на сердце у него отлегло.

— Эй, есть кто живой? Арестант на свободе!

— Ничего смешного, — с укоризной заметила Лори, сидевшая в гостиной в обществе Девон, Сейдж и Тани. Чейз уже позвонил ей и сообщил об исходе дела.

— В тюрьме тоже смешного мало, — в тон ей подхватил Лаки. Подойдя к софе, где сидела Девон, он плюхнулся рядом и бесцеремонно положил ей руку на колено. — Как ты?

— Нормально.

— Эти негодяи хоть посочувствовали тебе, когда меня увели?

— Нет, просто отпустили меня. Я приехала сюда с Чейзом. — Она улыбнулась Лори, Сейдж и Тане. — Все так добры ко мне, хотя для беспокойства совершенно нет причин.

— После того, как с вами так ужасно обошлись? Моя семья в долгу перед вами, Девон. — Лори направилась на кухню. — Мальчики, мойте руки. Без вас мы и ужинать не станем.

— Я бы хотел поговорить с Девон наедине, мама, — заявил Лаки.

— Только после ужина. Посмотри на нее, она совсем без сил. Чейз, веди всех в столовую.

Чейз нехотя оторвался от Тани:

— Надо было в комнату для допросов взять нашу маму. Ей никто не посмел бы перечить.

Лори приготовила обильный деревенский ужин: жареный цыпленок с картофельным пюре и подливкой, кукурузные початки и горох. На десерт был банановый пудинг.

Ужин уже подходил к концу, когда Таня звякнула вилкой о свой бокал. Все притихли и удивленно уставились на нее, зная, что она не любит быть в центре внимания.

— Мне кажется, нашей семье не хватает хороших новостей. — Она коснулась руки мужа. — На подходе новый член семьи Тайлер. Я беременна.

Лори стиснула руки под подбородком, глаза ее затуманились.

— О боже, как я рада!

Сейдж пронзительно и бестактно захохотала.

Лаки тоже улыбнулся:

— Не волнуйся, дорогой брат, но ты только что уронил здоровый кусок пудинга прямо себе на колени.

Чейз, вытаращив глаза на жену, машинально положил ложку на тарелку с пудингом.

— Ты… Ты не шутишь? Ты уверена?

Таня радостно кивнула.

— Ты скоро станешь папочкой!

Дойдя до деревянного, выкрашенного белой краской забора, которым был обнесен персиковый сад, Девон положила руки на стремянку и вдохнула полной грудью. Лаки стоял рядом. После допроса они впервые остались наедине. Ужин завершился импровизированной пресс-конференцией. Таня с достоинством ответила на все вопросы.

Нет, срок еще небольшой, но факт беременности установлен совершенно определенно.

Да, она чувствует себя хорошо, спасибо.

Нет, у нее пока нет приступов тошноты по утрам.

Да, она должна родить в начале следующего года.

Нет, врач не ожидает никаких осложнений.

Наконец Лори встала, чтобы убрать со стола, и выпроводила из комнаты Девон и Лаки. Темнело, было тепло и влажно, весенние запахи кружили голову.

— Ты знал? — спросила Девон.

— О чем? О Тане? — Он отрицательно покачал головой. — Нет, но я не удивился. Они хотели ребенка и не делали из этого тайны. Всего лишь вопрос времени. Я рад, что она объявила об этом именно сегодня.

Легкий ветерок теребил выбивавшиеся из строгого узла шелковистые пряди. Сейдж предложила Девон переодеться в домашнее: длинную юбку, спортивную майку и свитер. Лаки не мог решить, в каком виде она нравилась ему больше: и женственная, и строгая, журналистка выглядела потрясающе.

— Твоя мать — удивительная женщина, — заговорила Девон. — Сильная и мягкая одновременно. Очень редкое сочетание.

— Спасибо. Конечно, она не такая, как все. Я даже боялся, что ты подумаешь, будто все Тайлеры малость сумасшедшие. Сначала затеваем драку, а через пару минут готовы рыдать от счастья по поводу того, что в семье прибавление.


Девон сорвала листочек с ближайшего персикового дерева и принялась вертеть его в руках.

— Нет, это прекрасно, вы очень дружная семья.

— В твоей семье было не так?

— Так точно не было. Я росла в одиночестве: у меня не было братьев и сестер…

— После смерти отца, — вспомнил Лаки, — мне вдруг показалось, что наша семья уже никогда не будет такой дружной. А на самом деле семейные узы стали только крепче. Мама нас замечательно объединяет.

— Расскажи мне об отце…

— Об отце? Он был строгий, но справедливый. Все мы знали, что нас любят, знали, что он верит в Бога, в свою страну и любит маму. Он не стеснялся своей любви и всегда относился к ней с уважением.

— Этим, видимо, и объясняется то, что его сын, не задумываясь, приходит на помощь попавшей в беду женщине.

Лаки улыбнулся грустной улыбкой и едва заметно пожал плечами.

— Условный рефлекс. — Протянув руку, он поймал ее выбившуюся прядь и заиграл ею. — А как жила Девон Хейнс, когда была маленькой?

— Порой одиноко, — задумчиво отозвалась она. — Мой отец не был таким добрым, дарующим радость, как твой. Он не отдавал, а скорее брал. Мать ухаживала за ним с того самого момента, как согласилась выйти замуж, и до самой его смерти. Каждый строго придерживался своей роли: он добывал хлеб, она была послушной женой. Днем она вылизывала дом, а вечером выполняла все его желания.

— Гм… Так вот почему их дочь превратилась в воинствующую феминистку!..

— Я не воинствующая!

Лаки, смеясь, поднял руки вверх:

— Учти, я безоружен.

— Прости, — досадливо поморщилась Девон. — Наверное, я слишком агрессивна.

— Ничего. — Наклонившись поближе, он прошептал: — Если твои глаза и дальше будут гореть таким же зеленым огнем, мне придется тебя поцеловать…

Девон отвернулась и посмотрела на аккуратный ровный ряд ухоженных персиковых деревьев. Ветки были усеяны несозревшими плодами.

— Жизнь моей матери сосредоточилась на отце, и, когда он умер, ей незачем стало жить.

— А ты?

— На меня никто не обращал внимания.

— Такое отношение может травмировать.

— Так оно и было. Еле протянув два года после смерти отца, мама тоже умерла.

— Как?

Некоторое время Девон молчала, уставившись в землю. Когда она заговорила, голос ее звучал глухо, словно из-под земли:

— Сколько себя помню, мама была настоящим ипохондриком. Она постоянно жаловалась на какие-го недомогания. Из-за этого она никуда со мной не ходила; из-за того, что она чувствовала себя плохо, я не могла иметь подруг. Все в таком роде… Думаю, для нее это было единственным средством привлечь внимание отца. Во всяком случае, я быстро разгадала ее «болезни». После смерти отца болезни участились. Поскольку вся ее жизнь была посвящена ему, ей больше нечем было занять свой мозг, кроме как своими многочисленными недугами. Я же только что окончила колледж и лихорадочно искала работу, потому что ее пенсии не хватало. Честно говоря, одно упоминание о режущих и тупых болях сводило меня с ума. Насколько это было возможно, я старалась не обращать на них внимания. — Она разорвала лист персика пополам, ветер тут же подхватил половинки. — Вскоре мама стала жаловаться, что боли усилились. Чем больше она жаловалась, тем упрямее я не слышала ее. Считала, что потакать ипохондрии — только усугублять ее. — Девон так сильно прикусила губу, что она побелела. Глаза женщины вдруг наполнились слезами. Лаки взял ее за руку, пальцы их переплелись. — Однажды мама сказала, что ей стало трудно глотать. Она не могла есть. Я… я смягчилась и повела ее к врачу… — Не в силах продолжать, она высвободилась и закрыла лицо руками.

Лаки погладил ее по спине.

— Что было дальше, Девон?

Она коротко вздохнула и отняла руки от лица.

— Через две недели ее не стало. Рак желудка.

— О черт!.. Но ты ведь не знала… — мягко сказал он.

— Могла догадаться. Надо было выслушать ее Я должна была что-то сделать!

— Результат скорее всего был бы тем же, Девон. Мой отец умер от рака после многих месяцев борьбы с ним.

— Возможно, — согласилась Девон. — Но если бы я прислушалась к ней, она бы не так страдала. Я отвернулась от нее именно тогда, когда ей больше всего требовались поддержка и вера в ее силы.

— Из того, что ты мне рассказала, видно, что она первая отвернулась от тебя.

Девон молчала, и Лаки почувствовал, что разговор на эту тему закончен. Он не будет настаивать на продолжении. Хорошо уже то, что Девон ему открылась!

— Дух коллективизма — великая вещь, — вздохнула она. — Знать, что за тебя всегда вступятся, должно быть, очень здорово.

— А за тебя разве некому вступиться? — Он заглянул ей в глаза. — А твой муж?

— Он ведь сейчас не в состоянии прийти мне на помощь, правда?

— А если бы был в состоянии? Пришел бы?

Девон снова отвернулась от Лаки. На ее лице ясно отражалась борьба чувств. Тайлеру было неприятно сознавать, что именно он послужил этому причиной.

— Тебе придется рассказать ему о нас, да? — мягко спросил он.

— Да.

— Прости меня, Девон. Я надеялся избежать этого.

«Если бы я действительно этого хотел, то давно оставил бы ее в покое, — подумал Лаки с горечью. — Не стал бы просить ее приехать в Милтон-Пойнт и подтвердить мое алиби». Прежде всего он думал о себе… А что теперь? Его оправдают, а Девон всю жизнь будет страдать от последствий своего поступка.

— Когда ты собираешься увидеться с ним?

— Завтра. Не хочу, чтобы он узнал о произошедшем от посторонних. Вот почему я приняла приглашение твоей матери переночевать у вас. Раз уж я оказалась неподалеку от тюрьмы — переночую здесь, переговорю с мужем и только после этого вернусь в Даллас.

— А что ты ему скажешь?

Девон грустно покачала головой:

— Пока не знаю…

— Что ты скажешь ему обо мне?

— Как можно меньше.

— Ты скажешь ему, как мы встретились?

— Наверное, начну с этого.

— И о Малыше Элвине, и Джеке Эде, и драке?

— Наверное.

— Объяснишь ему, почему оказалась в той забегаловке?

— Да, он поймет…

— А дальше? Что ты скажешь ему про мотель?

— Не знаю, — отрезала она с нарастающим раздражением.

— Советую тебе обдумать это заранее.


Девон в волнении повернулась к мужчине:

— Посоветуй лучше, что я должна сказать? Что вообще я могу сказать? Какие слова помогут ему воспринять то, что я скажу, а? Поставь себя на его место. Он в тюрьме. Как бы ты себя вел, если бы вы поменялись ролями? Как бы ты себя чувствовал, если бы я, будучи твоей женой, переспала с другим мужчиной? По непонятным мне причинам твоя семья отнеслась ко мне очень сердечно, тогда как я заслуживаю только презрения. Я думала, что меня здесь отвергнут, как любую уличную девку. Ко мне же, наоборот, все необычайно добры. Но я не могу отплатить за внимание тем, что буду играть роль шлюхи!

— Ты не шлюха, — протянул Лаки. — Я никогда так о тебе не думал. И никогда не вел себя с тобой так. Разве пару часов назад я чуть не придушил кое-кого только за то, что он намекнул на это?

— Пока что, — сказала Девон низким дрожащим голосом, — я только раз согрешила перед мужем. Знай, Лаки, я не хочу, чтобы грехов стало больше.

— Ты уже называешь меня по имени, — пробормотал он, шагнув к ней. — Начало положено.

Девон подняла голову, глаза их встретились. Женщина прикусила нижнюю губу и прошептала:

— Мы не вправе начинать.

Сказав так, она повернулась и пошла к дому.

— Ну и дела! Чудеса продолжаются!

Услышав голос сестры, Лаки резко повернулся:

— Какого черта ты здесь делаешь?

Из-за персикового дерева вышла Сейдж.

— Значит, все-таки есть женщины, которые могут сказать «нет» Лаки Тайлеру. Моя вера в женщин восстановлена!

— Заткнись, мерзавка, — заворчал он. — И долго ты здесь стоишь?

— Достаточно долго, чтобы сердце мое затрепетало!

— Почему ты за нами шпионишь?

— Я не шпионила. Мама просила меня передать тебе, что Чейз с Таней уезжают, но я почувствовала, какого рода у вас разговор, и решила, что прерывать его невежливо.

— Значит, ты подслушивала! — Лаки быстро зашагал к дому.

Сейдж кинулась за ним.

— Бедный Лаки, — вздохнула она театрально. — Наконец-то он нашел женщину по сердцу, но у нее, оказывается, три недостатка!

— Три недостатка?

— Мозги, совесть и муж.

Лаки сердито посмотрел на сестру:

— Знаешь, когда мама с папой принесли тебя из роддома, мы с Чейзом хотели сунуть тебя в мешок и бросить в пруд… Как жаль, что мы не сделали этого!

— Лаки, кажется, вот-вот убил бы Сейдж на месте, такой у него был вид, когда они вошли в дом, — заметила Таня, сидя рядом с Чейзом в машине по дороге домой.

— Сейдж — это настоящая головная боль. — Чейз мягко улыбнулся. — Наверное, она ляпнула ему что-нибудь о гостье.

— Она мне нравится.

— Кто — Сейдж?

— Нет, Девон…

— Да вроде ничего… Не сломалась под давлением, осталась холодна как лед. Я поверил каждому ее слову. Присяжные тоже ей поверят.

— Ты находишь ее привлекательной?

— Я нахожу привлекательной только тебя.

Чейз припарковал машину у их дома.

— Но Девон так умна и изысканна.

— А ты носишь под сердцем моего ребенка. Кстати, когда ты сама об этом узнала?

— На прошлой неделе. Задержка была уже полмесяца, и я сделала домашний анализ на беременность. Впрочем, этого мне показалось мало, и сегодня утром я сходила к врачу. Он подтвердил мои догадки.

— Но пока ты себя чувствуешь по-прежнему? — прошептал он, лаская ее.

Таня рассмеялась и потрепала его по голове.

— Пока да, но, может быть, нам лучше войти в дом?

— Пожалуй, — согласился Чейз.

Стоило лишь открыть дверь в квартиру, как он тотчас потянул жену на диван в гостиной.

— Чейз, — запротестовала она, — до спальни всего несколько шагов…

— Это слишком далеко.

Мужчина уже сорвал с себя рубашку, расстегнул «молнию» на джинсах и теперь решительно раздевал Таню. Только когда он уже вошел в нее, разум взял верх над страстью.

— Я не сделаю тебе больно?

— Нет.

— Но ты скажешь мне, если что?

— Хорошо, Чейз.

— Обещаешь?

— Обещаю, — простонала она.

Через несколько минут они уже лежали рядом, обессиленные.

— Я люблю тебя, — прошептала Таня, — и мне очень жаль тех, кто не испытывает такого счастья. Особенно я переживаю за Девон и Лаки.

Таня родилась в большой, работящей, но бедной крестьянской семье. О каком-то образовании, кроме средней школы, не могло быть и речи, поэтому на любого человека, окончившего колледж, она смотрела с неподдельным восхищением.

Поначалу Чейза привлекли в Тане ее мягкий характер и отсутствие претензий, а неуверенность в себе он считал очаровательным качеством. Сейчас Таня была явно очарована Девон Хейнс, и тем не менее жалела ее — такая уж у нее натура.

— Ты произносишь их имена так, будто они — пара.

— Думаю, они могли бы стать парой, если бы захотели, — отозвалась она задумчиво.

— Таня, — шепнул Чейз, играя ее волосами. — Ты станешь прекрасной матерью.

— Почему ты так думаешь?

— В тебе заложена безграничная способность к любви.

Глаза ее затуманились, пальцы легко скользили по грубоватым чертам его лица.

— Как хорошо ты говоришь, Чейз.

— Согласен!


Чтобы не прослезиться, она улыбнулась.

— Знаешь, что ограничивало мою способность к любви? Наша квартира. Несколько недель назад я говорила с агентом по продаже недвижимости. Она сказала, что, как только нам захочется купить дом, можно сразу же обратиться к ней.

— Она сказала?

— Это твоя старая подруга, Марси Джонс.

— Гусенок Джонс! — воскликнул Чейз, смеясь.

— Гусенок?

— Так мы ее называли.

— Ужасно!

— Нет, это всего лишь шутка.

— Она очень милая.

— Знаю, — согласился Чейз. — Мы дразнили ее, потому что она была высокой, костлявой, носила очки и все время что-то учила.

— Теперь ее черед смеяться над вами. Она преуспевающая деловая женщина.

— Да, я слышал. Она владеет компанией по продаже недвижимости?

— Знаешь, что? — спросила Таня, приподнимаясь на локте, чтобы заглянуть мужу в глаза. — Мне кажется, Марси была безумно влюблена в тебя в школе.

— Неужели? — Уже ничего не слыша, Чейз накрыл грудь жены ладонью и стал ласкать ее сосок. — Боже, как красиво!

— Она задавала много вопросов о тебе, о том, как ты живешь, и так далее.

— Гусенка Джонс всегда интересовали книги, а не мальчики, — отозвался он и обнял Таню. Ее тело опять приняло его. Задыхаясь, он прошептал: — Как можно говорить о чем-то еще?

15

Тут были теннисный корт, поле для игры в гольф, беговая дорожка, библиотека, забитая бестселлерами, но все-таки это была тюрьма. Встречу с мужем назначили на девять утра.

Девон ввели в комнату, где заключенным дозволялось встречаться с близкими, и ладони ее вмиг стали липкими от пота. Комната оказалась просторной и полной воздуха. Незанавешенные окна выходили в сад, который возделывали сами заключенные. Довольно удобные диван и стулья, на столиках свежие журналы. Посреди комнаты стоял кофейник с ароматным кофе и тарелочка с пончиками.

— Сейчас он придет, — сообщил охранник. — Наливайте пока кофе, ешьте пончики.

— Спасибо.

Девон не хотела ни кофе, ни пончиков. Оставив сумочку на стуле, она подошла к окну, нервно сжав кулаки.

Что сказать?

Может быть: «Грег, у меня роман».

Но это не было романом, речь идет об одной-единственной ночи.

Тогда: «Грег, я провела ночь с мужчиной».

Нет, это еще хуже.

Значит: «Грег, я поддалась минутному порыву страсти».

Страсти?

Страсти.

Как ни крути, но то, что случилось, было преисполнено страсти: всепоглощающей, туманящей разум и… прекрасной.

С той ночи, которую Девон провела вместе с Лаки, эта мысль не давала ей покоя. Она будоражила ее совесть, как потревоженный зверь; прорывалась сквозь самую траурную мелодию свежим, ликующим маршем.

Именно поэтому Девон считала себя обязанной признаться во всем Грегу. Если бы она не запуталась в своих чувствах, как в простынях, на которых они провели ночь с Лаки, ей, возможно, и в голову бы не пришло делиться своим секретом и рассказывать его кому бы то ни было до конца жизни.

Но вместе с чувствами оказалась затронутой и ее совесть. Она ощущала себя виноватой, поэтому ей необходимо было поделиться происшедшим с Грегом.

Ее замужество с Грегом носило необычный, поверхностный характер, но юридический документ тем не менее по-прежнему свидетельствовал, что они являются мужем и женой. По своему свободному выбору она дала ему клятву верности и так же свободно эту клятву нарушила.

Совершил преступление Грег или не совершил, использовал или нет ее колонку в газете для своих собственных целей, виновен он или нет — все это не имеет никакого значения. Она стала неверной женой.

Может, если бы их первая брачная ночь прошла так, как… Как она ожидала и хотела этого…

Если бы ее тело не жаждало любви и ласки, которых он ее лишил…

Если бы он не стал уклоняться от супружеских обязанностей.

Этот факт стал решающим. За несколько часов до первой встречи с Лаки она узнала, что Грег намеренно отказался от брачных визитов, предусмотренных в распорядке тюрьмы. Когда Девон попыталась выяснить, в чем дело, он уклонился от ответа и еще сильнее разозлился, когда она начала настаивать.

Грег умудрился суммировать отрицательные качества ее родителей: отцовскую поглощенность собственной персоной и материнское небрежение ребенком… Неужели она настолько нежеланна, что даже муж, заключенный в тюрьму, не хочег ее?

В коридоре раздались шаги. Девон отвернулась от окна, опустила руки, но затем вновь инстинктивно сцепила их. Она всегда заботилась о том, чтобы хорошо выглядеть на свиданиях с Грегом, стараясь, чтобы ее визиты были ему как можно приятнее, но сегодня даже с помощью прекрасной косметики не удавалось скрыть темных кругов, залегших вокруг глаз.

Сердце Девон забилось чаще, отдаваясь болью в груди. Во рту у нее пересохло. Она попыталась приветливо улыбнуться, но губы ее дрожали в вымученной гримасе.

В дверях появился Грег.

— Приятного времяпровождения, — пожелал им охранник и удалился.

Грег выглядел аккуратным и подтянутым: заключенные здесь носили не тюремные робы, а цивильную одежду. Окинув взглядом комнату, он прошел на середину.

Инстинктивно Девон поняла, что ему была бы неприятна широкая улыбка и радостное «с добрым утром». К счастью, сдержанность приветствия совпала с ее собственным настроением. Поэтому Девон молча и неподвижно стояла у окна. Только когда Грег подошел к ней вплотную, она заметила, что в руках у него газета, а лицо перекошено от ярости. Девон даже подпрыгнула от неожиданности, когда он с размаху швырнул газету на подоконник, после чего повернулся и вышел.

Она отыскала глазами заголовок: «Далласская газета», их извечный конкурент. Грег любезно подчеркнул красным нужную заметку, и Девон так и застыла от неожиданности. Сердце ее бешено колотилось, кровь гулко шумела в ушах.


А она так тщательно подбирала слова, чтобы рассказать мужу о случившемся!.. Оказалось, напрасно старалась. Газета дала обо всем омерзительно подробный отчет.

— Пообещай, что не прыгнешь с балкона и не будешь психовать! — В дверном проеме показался Чейз. Лаки говорил по телефону и махнул рукой, приглашая брата войти.

— Да, мы можем прислать команду уже завтра… — Он подмигнул брату. — Пожар не выбил нас из колеи, поэтому мы готовы ехать. Давайте адрес, ребята явятся, как только рассветет…

Потянувшись, он взял листок бумаги, карандаш и записал продиктованный адрес.

— Говорите, Четвертая дорога? Две мили после мельницы. Хорошо. Рад буду снова иметь дело с вами, Виржил. — Едва повесив трубку, Лаки вскочил со стула и издал индейский боевой клич: — Контракт! И огромный! Помнишь Виржила Дабоу из Луизианы? У него четыре проекта на рытье колодцев, и он собирается поручить бурение нам. Что ты на это скажешь, большой брат? Четыре новых колодца! А ребенок, который скоро родится! Разве можно выдержать так много хороших новостей всего за двадцать четыре часа?

Он хлопнул Чейза по спине и подошел к кофеварке.

— Я вызову ребят и прикажу им подогнать свои машины… — Тут он осекся, обнаружив, что брат не разделяет его ликования. — Что случилось?

— Контракт — это очень хорошо, — промямлил Чейз.

— Глядя на тебя, этого не скажешь. — Лаки поставил кофе. — Что с тобой? Я думал, ты подпрыгнешь до потолка, узнав об этом.

— Все совсем не так хорошо, Лаки…

— О чем ты?

— Кто-то донес на тебя.

— Донес?

Чейз нехотя развернул газету и положил ее на стол. Лаки прочел статью, и в комнате воцарилась мертвая тишина. Наконец он спросил:

— Девон уже видела это?

— Мама так не думает: она очень рано уехала в тюрьму, оставив газету неразвернутой.

— А это что значит? — Лаки указал на подпись. — «Со слов источника, пожелавшего остаться неизвестным».

— Человек боится последствий, которые на нею обрушатся, если ты узнаешь его имя.

— Да, тут он не ошибся, — злобно процедил Лаки сквозь зубы. — Я обязательно выясню, кто это. «Во время скандала, когда любовница Тайлера якобы подверглась оскорблению, агенты были ранены», — прочел он. — «Скандал»? Что за слово — «скандал»! Девон не «якобы подверглась оскорблению». Ее оскорбили! Называть ее моей любовницей?! Мы были вместе всего лишь раз! Один раз!

Лаки вскочил с кресла и начал мерить комнату большими шагами.

— Как мне хотелось предотвратить это! — Он ударил кулаком по ладони. — Я надеялся оградить Девон от скандала…

— Во время судебного разбирательства ей все равно пришлось бы назвать свое имя, — заметил Чейз.

— Я думал, дело до суда не дойдет. Я рассчитывал, что Сьюзан… — Он на мгновение замер и уставился на Чейза. — Вот оно что! — Выражение беспомощности моментально исчезло с его лица. — Сьюзан!

— Думаешь, это она донесла?

— Бьюсь об заклад!

— Да, я видел ее в полиции, — вспомнил Чейз. — Она улыбалась, как Чеширский кот. Неужели она рискнула связаться с этим дерьмом?

— Она ведь уже однажды солгала полицейским агентам… — Лаки направился к двери.

Чейз последовал за ним, пытаясь удержать брата.

— Куда ты?

— Собираюсь навестить мисс Янг!

— Лаки!

— Надеюсь, за то время, пока я дойду до нее, мне в голову придет что-нибудь получше, чем обыкновенное убийство…

Клара, домработница Янгов, долго колебалась, когда он попросил проводить его к Сьюзан. Но Лаки был настойчив, и, устав отказывать, она провела его во внутренний дворик — туда, где на каменной террасе завтракала Сьюзан. Девушка что-то мурлыкала себе под нос, намазывая английскую булочку апельсиновым мармеладом. Перед ней лежала «Далласская газета».

— Рад тебя видеть, Сьюзан. — По дороге Лаки отщипнул кисточку сирени.

Услышав знакомый голос, девушка выронила нож, вскочила и встала по другую сторону стола, рассчитывая, видимо, что это помешает Тайлеру разорвать ее надвое.

— Лаки…

Голос ее звучал слабо. Побелевшие пальцы вцепились в спинку кресла. Она отступила еще на шаг, потому что он стал медленно приближаться.

Подойдя вплотную, Лаки поднял руку.

В широко раскрытых от ужаса глазах Сьюзан отразился цветок, который протягивал ей Лаки.

— Доброе утро, — прошептал он, наклоняясь и слегка касаясь губами ее щеки.

— Я тебя не ждала, — произнесла она севшим от неожиданности голосом.

— Извини, что так рано, — сказал он, небрежно отламывая кусочек булочки и отправляя его в рот. — Но я не видел тебя вот уже несколько дней и просто не смог больше ждать. Я надеюсь… — Он запнулся и огорченно всплеснул руками, притворяясь, что только сейчас заметил газету. — Черт! Я надеялся появиться здесь до того, как ты ее увидишь… Сьюзан милая, я так виноват.


Девушка смотрела на него во все глаза, не в состоянии вымолвить ни слова. Печально качая головой. Лаки глубоко вздохнул.

— Какой-то мерзавец узнал, с кем я был в ту ночь и растрезвонил всему миру об этой женщине… — Демонстрируя свою полную изможденность, он рухнул в одно из садовых кресел и опустил голову. — Одна ошибка. Всего одна паршивая ошибка, — бормотал он голосом, полным раскаяния. — Откуда мне было знать, что она замужем? У нее еще и муж в тюрьме! О черт! Теперь тебе, конечно, придется объявить властям, что ты ошиблась, утверждая, что в ту ночь мы с тобой были вместе.

— Я… Мне? — Голос Сьюзан стал тише мышиного писка.

— Да, милая! — Лаки поднялся и взял ее за плечи. — Нельзя же позволить тебе так рисковать своей репутацией. Вчера, когда я увидел тебя в полиции, я чуть не умер. — Он коснулся ее волос. — Я знаю, о чем они тебя расспрашивали. О наших личных отношениях. Боже, как ты страдала! А как страдал я, зная, что ради меня ты жертвуешь собой. — Он приложил руку к сердцу. — И знаешь, что именно сказали мне агенты, желая выбить меня из колеи? Они сказали, что я признался тебе в совершении этого поджога! Можешь себе представить? Ты ведь шутила, когда говорила мне нечто подобное?..

— К-конечно…

— Не беспокойся, я не клюнул на эту наживку. Я знал, что они блефуют, пытаются заманить меня в ловушку. Ты бы никогда не выдала меня, я знаю. Особенно теперь, когда мы собираемся пожениться. Единственное, о чем я мечтаю, так это о том, чтобы тебя не впутывали в это дерьмо. — Он осторожно притянул девушку к себе и нежно прошептал ей на ушко: — Я высоко ценю все, что ты сделала, чтобы спасти меня от судебного разбирательства, но не могу позволить тебе продолжать в том же духе. Я не допущу, чтобы ты пришла в суд и лжесвидетельствовала.

— Лжесвидетельствовала?

— Конечно, — сказал Лаки, чуть отстранившись. — Если под присягой ты заявишь, что в ночь пожара я был с тобой, эта Хейнс заявит под присягой, что я был с ней. И мне придется под присягой свидетельствовать ее правоту. Тебя уличат во лжи, моя милая, если ты, конечно, не изменишь своих показаний… Причем надо торопиться, потом будет уже поздно.

— Я об этом не подумала. — Сьюзан охватила паника.

— Знаю. Ты думала только обо мне, о нашей свадьбе. К сожалению, ей уже не состояться. — Лаки обреченно помотал головой.

— Почему?

— Неужели ты думаешь, что отец с матерью позволят тебе выйти замуж за парня, который спал с чужой женой? Подумай об этом, дорогая. Твой отец скорее отдаст все свое состояние на нужды благотворительности.

Лаки говорил так убежденно, что Сьюзан не уловила иронии в его словах.

— До свидания, Сьюзан. Теперь, когда все всплыло на поверхность, я не смогу больше видеться с тобой.

Не успела она и слова произнести, как он повернулся и пошел прочь. Заворачивая за угол, он на мгновение задержался.

— Береги себя, Сьюзан. Не слишком долго размышляй над тем, что я тебе сказал. Позвони шерифу!

— Да, да! Я сегодня же сделаю это…

— Ты даже не представляешь, какой груз сняла с моей души! — Он послал ей воздушный поцелуй. — Прощай!

Понурив голову, он удалился походкой человека, принесшего свою жизнь на алтарь отечества. Но в душе Лаки хохотал и потешался над Сьюзан.

16

На следующее утро он приехал в офис «Тайлер Дриллинг», Девон уже ждала его там. Строгая и аккуратная, она сидела на стуле, держа в руке облупленную кофейную чашку и беседуя с Чейзом.

Они обменялись долгим взглядом через залитую солнцем комнату, и Чейз первым нарушил наступившую тишину.

— Девон появилась несколько минут назад, — объяснил он неловко. Он, очевидно, тоже не понимал, почему она здесь. — Мы пили кофе. Хочешь чашечку, Лаки?

— Нет, спасибо. — Лаки не сводил глаз с Девон.

— Э… Ребята уже поехали в Луизиану.

— Отлично!

Безуспешные попытки Чейза завязать разговор только подчеркивали неловкое молчание.

— Э… Мне, знаете ли, нужно кое-что сделать. Я пошел. Пока.

Проходя мимо Лаки, Чейз слегка толкнул его локтем. Это означало: «Оставляю вас вдвоем».

— Удивлен, что ты приехала, — сказал Лаки, как только за Чейзом закрылась дверь.

Девон быстро и неуверенно улыбнулась:

— Я и сама удивлена.

Лаки сел на стул.

— Девон, я пытаюсь тебе дозвониться со вчерашнего вечера.

— Я отключила телефон.

— Так я и знал. Почему?

— После публикации телефон на моем столе не умолкал ни на минуту.

Лаки нахмурился.

— Мне чертовски жаль, что история получила широкую огласку. Я не хотел порочить твое имя. Поверь мне, пожалуйста.

— Я знаю, что ты не имеешь к этому никакого отношения. Как ты думаешь, кто это подстроил?

Лаки сообщил ей о Сьюзан. Девон, бледная и осунувшаяся, выслушала молча. Похоже, последние двадцать четыре часа стали для нее настоящим адом. Она схватилась за чашку с кофе, словно утопающий за соломинку.

— Как это воспринял твой муж?

Женщина зябко повела плечами, хотя в помещении было жарко.

— К моему приезду Грег уже прочел статью в газете, — бесцветным голосом произнесла она. — Он просто швырнул газету мне в лицо и вышел вон.

— Не говоря ни слова?

— Слова, видимо, показались ему слишком невыразительным средством…

— Ясно, — пробормотал Лаки.

Он подумал, что, если бы у него была жена и он любил бы ее так, как полагается мужу, он все же задал бы ей несколько вопросов.

Если бы Девон отрицала произошедшее, он, вероятно, утешил бы ее. Но если бы признала измену…

Вспышка гнева, слезы, зубовный скрежет, угрозы… Гордый, молчаливый уход никак не укладывался в голове Лаки. Грег Шелби — холодный и бесчувственный человек, решил он.

— И как же ты поступила?

— Я прочла статью и сначала просто с места двинуться не могла от потрясения. Надо же написать такую чушь! К тому же наши с тобой отношения, изложенные на бумаге, и вовсе приобрели характер уродливых и постыдных. Жуткая безвкусица!

Она опять передернула плечами.


Лаки подался вперед, взял ее за руку.

— Это не было уродливо, Девон.

— Правда? — спросила она, и глаза ее засияли. — Я попросила охранника еще раз сходить за Грегом, но муж не пришел. Вернувшись в Даллас, я позвонила в тюрьму, надеясь все ему объяснить по телефону, но он даже не захотел брать трубку.

— И что теперь? Давай съездим к нему вместе!

— Нет! — Она встала со стула и беспокойно заходила по офису. — Сейчас он наверняка не захочет нас видеть. Похоже, лучше оставить его на несколько Дней в покое. Ему нужно время, чтобы остыть, все обдумать, сделать какие-то выводы.

— Не знаю, Девон, — усомнился Лаки. — Я просто схожу с ума, размышляя о сложившейся ситуации.

— Грег не так вспыльчив, как ты.

— Если бы ты была моей женой и связалась с каким-то парнем, я давно бы уже удрал на волю и перегрыз ему горло.

— Грег не так… Физически…

— Ты полагаешь, он все простит и забудет?

— Надеюсь. Со временем, конечно.

Ответ вовсе не обрадовал Лаки. Муж ее, кажется, был изрядным ханжой, а такие способны помнить обиду вечно.

— Ты приехала из Далласа лишь для того, чтобы рассказать мне все это?

— Нет, есть и другая причина. — Девон снова села. — С той самой минуты, как я зашла в забегаловку и заказала пиво, беды просто преследуют меня. Неизвестно, сколько продлится следствие… У меня такое чувство, что я просто не выдержу.

— Надо терпеть, раз уж мы вляпались в это болото…

— Есть еще один способ снять с тебя все подозрения…

— Какой же?

— Представить следствию настоящего поджигателя!

Какое-то время Лаки непонимающе смотрел на нее, а затем расхохотался:

— Ты хочешь поиграть в детектива?

— Чем быстрее ты оправдаешься, тем быстрее все закончится и мы вернемся к нормальной жизни. Знай, я взяла в газете недельный отпуск и собираюсь найти поджигателя. Я пообещала редактору два очерка: первый — о перипетиях этого ужасного дела, а второй — о процессуальных ошибках, ложных показаниях, запугиваниях свидетелей. Думаю… Но почему вы так идиотски улыбаетесь, мистер Тайлер?

— Просто смотрю на тебя…

— Ты находишь меня смешной?

Все еще улыбаясь, он поднялся и потянулся. Настроение у него заметно улучшилось. Целый день он мучился, что не успел поговорить с Девон до того, как эта история попала в прессу, безумно страдал от того, что не видит ее вот уже целую вечность… И вдруг — о чудо! — появляется Девон и даже решает остаться на некоторое время. Черт, ему несказанно повезло! Прочь все мысли о ее муже с его тюрьмой! Грег Шелби — проигравший…

Если бы Грег был достоин Девон, ее никакими уловками нельзя было бы заманить в постель к другому! Похоже, в их семейной жизни что-то не клеится. Лаки уважительно относился к ее нежеланию обсуждать свои проблемы с посторонним, но, с другой стороны, хотелось бы знать, почему она вышла замуж за человека, который ей вовсе не пара. Ладно, в будущем ему наверняка представится возможность выведать все интересующие его подробности.

Единственное, что омрачало его радужное настроение, это то, что он не может до нее дотронуться. Они проведут вместе много времени, но она по-прежнему останется недоступной. Влечение к Девон становилось всепоглощающим — оно начинало значить для него больше, чем приходящий в упадок бизнес, чем сфабрикованное против него дело.

Как бы там ни было, лучше общаться, соблюдая Дистанцию, чем не общаться вовсе.

— Мне всегда нравилось играть в бандитов и полицейских, — заявил он. — С чего начнем?

— Сначала мне хотелось бы решить вопрос с жильем. Где мне лучше остановиться?

— У нас дома.

— Я не могу, Лаки, — Девон решительно покачала головой. — Так не годится.

— Моя мать с меня три шкуры спустит, если я разрешу тебе остановиться в мотеле. Всякий, кто ее знает, подтвердит, что под крышей своего собственного дома она не допустит никаких сомнительных шашней. Решено, ты остановишься у нас!..

— Но…

— Девон, — твердо сказал Лаки, — возражения не принимаются.

Она согласилась, но без особой радости.

— Что ж, первым делом мы должны выяснить, как именно начался пожар.

— Бензин и сигнальные ракеты, — вспомнил Лаки. — Пэт мне все объяснил. Незадолго до пожара я купил сигнальные ракеты, что и усилило подозрения.

— Мы не можем ознакомиться с официальным рапортом о поджоге?

— Не знаю. Вряд ли его показывают всем желающим.

— Я и не говорю обо всех. Я имею в виду только нас. Может, твой друг шериф Буш сумеет раздобыть для нас копию?

Лаки задумался.

— Я попробую… — Она потянулась к телефону, стоявшему на столе.

Лаки взял трубку из ее руки:

— Я сам его попрошу. Возможно, он захватит с собой копию рапорта.

— Тогда пойдем посмотрим место происшествия.

— Нет проблем! Это всего-навсего в полумиле отсюда. — Он оглядел ее с ног до головы. — Там немало бродяг, так что тебе лучше переодеться.

— Ладно.

Лаки принес из машины чемодан, и Девон зашла за перегородку — принять душ и переодеться. Пока она приводила себя в порядок, вернулся Чейз и, обнаружив в кабинете только болтающего по телефону Лаки, сильно удивился:

— Где Девон?

Лаки прикрыл рукой мембрану:

— Здесь, переодевается.

Дверь ванной комнаты открылась, и оттуда вышла Девон в джинсовом костюме с закатанными рукавами.

— Что происходит? — поинтересовался Чейз.

Лаки шикнул на него и продолжил разговор:

— Согласен, Пэт. Конечно, я вел себя безобразно и заслужил хорошую порку. Но если я признаю свою вину, ты пойдешь мне навстречу? Отлично! В десять тридцать. Черт, нет! Мы никому ничего не расскажем…

— Что происходит? — повторил Чейз, как только Лаки повесил трубку.

— Пэт разрешил нам посмотреть материалы дела.

— Ты ведь только что обещал никому ничего не рассказывать! — воскликнула Девон.

— Чейз — не посторонний. Для Пэта не секрет, что я держу брата в курсе.

— Я все еще не знаю, что происходят, — напомнил Лаки Чейз.

— Мы собираемся выяснить, кто именно совершил поджог, чтобы ускорить благоприятный исход дела.

Чейз почему-то нахмурился.

— Девон, прости, но мне надо поговорить с братом.

— Я буду ждать тебя снаружи, Лаки.

— Договорились…


Стоило ей выйти, как Чейз схватил брата за грудки:

— Ты что, совсем спятил? Кем ты себя вообразил? Тоже мне, Шерлок Холмс и миссис Хадсон!..

— Ну, выгляжу я, положим, лучше, чем Холмс, — обиделся Лаки.

— Я не шучу, — сердито произнес Чейз.

— Я тоже.

— Неужели? Ты опять пытаешься превратить жизнь в увлекательную игру! Эта игра дает тебе право находиться рядом с женщиной, до которой холостяку, как ты, и дела быть не должно!

— А вот в это не лезь, — твердо сказал Лаки. — То, что у нас с Девон…

— Лучше тебе держаться от нее подальше. Она замужняя женщина.

— Я взрослый человек и живу своим умом. Не старайся стать воплощением моей совести.

— Вот уж и в мыслях не было, — ответил Чейз. — Но тревожит меня она, а не ты. Девон — вот настоящая жертва произошедшего, Лаки. Жизнь ее перевернулась, и виноват в этом ты. С чем она останется, когда ты закончишь свои игры? С разбитым сердцем и разрушенным браком!

— Ты не прав, Чейз.

— Да?

— На этот раз это не игра.

Чейз долго смотрел на брата, а затем тихо сказал:

— Вот это-то меня и тревожит больше всего.

Черная выгоревшая земля — все, что осталось от корпуса.

Девон вздохнула, поддев кроссовками какую-то железяку.

— Не так много осталось, а?

— Я ведь говорил… — Лаки сел на корточки, взял пригоршню золы и просеял сквозь пальцы.

— Пожар не был предупреждением, поджигатель явно хотел уничтожить здание, — заметила она задумчиво.

— Полицейские так сразу и сказали. Огонь был таким сильным, что пожарные оказались бессильны. Уцелели, как ни странно, только сложенные в поленницы дрова.

Девон сошла с пожарища на траву и села на поваленный ствол дерева. Лаки примостился рядом.

— Это только одно из зданий компании? — спросила женщина.

— Да. Но именно здесь хранилась большая часть оборудования. Кто-то тщательно поработал мозгами, прежде чем отомстить мне…

Покачав головой, Девон поинтересовалась:

— С чего ты взял, что мстили именно тебе?

Лаки пожал плечами:

— Кому же еще? Маме? Сейдж? Конечно, и у Чейза есть недоброжелатели, но я нутром чую, дело здесь во мне.

— Почему?

Девон откинулась назад. Лаки отвел взгляд от ее выпуклых грудей и стал рассматривать трактор, стоявший рядом с поваленным деревом.

— В нашей семье только я обладаю способностью притягивать к себе неприятности…

Немного помолчав, женщина спросила:

— Кому же ты так досадил?

— Почему ты спрашиваешь?

— Любой может подпасть под подозрение.

— Значит, суем свой нос в чужие дела? — поддразнил он ее.

— Возможно. По привычке. Видишь ли, когда собираешь о ком-либо информацию, весьма небесполезно поговорить со всеми друзьями этого человека, знакомыми, сослуживцами. Только так можно составить полную картину, выявить характер того или иного индивидуума. Иногда неожиданно вырвавшееся слово дает полезные сведения, а крохотная деталь расставляет все по своим местам.

— Увлекательно, но какое отношение это имеет ко мне?

— Чтобы найти поджигателя, который мстил тебе, мне надо как можно лучше узнать Лаки Тайлера. Я подхожу к делу так, будто пишу о тебе статью. Хотелось бы поговорить с самыми разными людьми, которые знают мистера Тайлера. Расскажи мне о тех, с кем ты ссорился, ну, скажем, в течение последних шести месяцев.

Он рассмеялся:

— Мы и до вечера не закончим…

— Время-то у нас не ограничено!

— Ладно. — Он почесал затылок с отсутствующим видом. — Пожалуй, за последнее время у меня были неприятности с Малышом Элвином и Джеком Эдом.

— Этих мы пока оставим в покое. Они слишком на виду, чтобы подозревать их.

— Ну что же, есть еще один парень в Лонгвью, у него там свой клуб.

— Какой клуб?

— Ну, знаешь…

— Ночной?

— Да, такое местечко, куда любят заглядывать мужчины. Девочки там, горячительные напитки, танцульки…

— Девочки танцуют голыми?

— Ну, что-то вроде того.

— Слушай, не надо тешить мое целомудрие, Лаки. Будем экономить время. Рассказывай!

— Этот парень обвинил меня в том, что я ухлестываю за одной из девчонок.

— Так оно и было?

— Я купил ей несколько коктейлей…

— И это его огорчило?

— Ну… — Лаки нервно потер ладони. — Я с ней флиртовал, но она увидела в этом больше, чем мне хотелось, а когда я потерял к ней интерес и перестал туда заглядывать, впала в депрессию.

— С чего ты взял?

— Мне позвонил этот парень и разорался как бешеный. Мол, она все время плачет и не хочет работать. Сказал, чтобы я оставил в покое его девочек и больше в клубе не показывался. Думаю, у него самого были виды на эту танцовщицу и он просто ревновал меня.

— Да так сильно, что поджег здание?

— Вряд ли.

Девон тяжело вздохнула.

— Идем дальше. Кто еще?

— Еще фермер…

— Догадываюсь, о чем пойдет речь, — произнесла она шутливо. — Вот фермер, а вот его дочь…

— Не дочь, а корова, — проворчал Лаки. — Я вел грузовик через пастбище к тому месту, где мы бурили колодец. Вдруг появляется корова и решает немного поиграть.

— Поиграть?

— Ну да, с грузовиком.

— Короче говоря, ты наехал на корову…

— Это был несчастный случай, клянусь! Упрямое животное врезалось прямо в бампер грузовика. В общем, она скончалась.

— Но ты, конечно, возместил фермеру убытки?

— Черт, конечно! Мы выплатили ему гораздо больше, чем стоила эта ненормальная корова. Но с ним случилась истерика, он собирался подать на меня в суд…

— И?..

— И все! Больше мы о нем не слышали. Передумал, наверное.

— Как знать. Хотя вряд ли, конечно, пожилой фермер решится устроить пожар.

— Пожилой фермер! Слышала бы ты, как он меня поливал!

— Ладно, вспомни его имя, и мы поинтересуемся, не покупал ли он за последнее время сигнальных ракет. С кем еще ты склочничал?

Лаки прищурился.

— Г-м-м. Ах, да! Ирвинги!

— Сразу несколько?

— Да, у них целый клан в графстве Ван-Зандт.

— Отлично. Это сужает круг поиска, — усмехнулась она. — Что же произошло?

— Ничего…

— А в чем же тогда тебя обвинили?

Лаки стукнул себя в грудь кулаком.

— Клянусь богом, Девон, это не я!

— Кто и что сделал?

— Элла Дорин забеременела не от меня.


Она не выдержала и рассмеялась.

— Это что — шутка?

— Вряд ли. Какие уж тут шутки, когда целая армия краснорожих, вооруженных ружьями, начинает охотиться за тобой. В один прекрасный день они окружили мой офис и потребовали, чтобы я признал ребенка Эллы Дорин своим и тотчас женился на ней.

— Но, может быть, ты дал повод так думать?

Лаки бросил на Девон укоризненный взгляд:

— Она совсем ребенок, моложе Сейдж. Я даже вспомнить не мог, как она выглядит, пока один из родственников не вывел ее и не поставил перед грузовиком, чтобы она напрямую высказала обвинение.

— И тогда ты ее узнал?

— Конечно. За две недели до этого я встретился с ней в офисе, что расположен в Хендерсоне. Я там ждал клиента. Проходя через вестибюль, я вдруг увидел, что там сидит девушка, обмахивается веером и вот-вот упадет в обморок. Я спросил, не нужна ли ей помощь. Она ответила, что ей душно и кружится голова: там и в самом деле было очень жарко и душно. Я вывел ее наружу, купил на ближайшей заправочной станции баночку колы, но ни минуты не оставался с ней наедине и не касался ни одной части ее тела, кроме локтя. Мы немного поболтали, и она спросила, чем я занимаюсь. Я дал ей свою визитную карточку. Помню, она произвела на нее впечатление. Вот и все. Вскоре она заверила меня, что чувствует себя уже неплохо и позвонит, чтобы за ней приехали. Я ушел, оставив ее сидящей на автопокрышке и прихлебывающей колу. Потом выяснилось, что в том же здании в Хендерсоне находилась приемная гинеколога. К тому времени она была уже на четвертом месяце. Как ты понимаешь, я никак не мог быть отцом ее ребенка, но стал удобным козлом отпущения. Кстати, она призналась, что напрасно обвинила меня.

— Да, — заметила Девон, выслушав Лаки. — Ты настоящий громоотвод для неприятностей. — Она вздохнула.

Лаки коснулся ее щеки.

— Ты грустишь?

— Немного.

— Почему? Вчера был тяжелый день?

— Да. Что может быть ужаснее, чем встретиться лицом к лицу с мужем, когда каждый из нас знал, что я предала его? Физически. С тобой.

— И чувствовать при этом, что не прочь повторить предательство.

Она коротко вздохнула. Глаза ее расширились, а рот приоткрылся.

— Я не говорила этого, Лаки.

— И говорить ничего не надо. — Он провел большим пальцем по ее нижней губе.

Она тихонько всхлипнула.

Лаки прошептал, заметив, как оформились под блузкой ее соски:

— Как всегда, твое тело само говорит за тебя.

17

Пэт Буш сидел за столиком в Догвуд-парке и потягивал пиво из бутылки с длинным горлышком. Распивать спиртное в полицейской форме было запрещено, но ведь передавать служебный рапорт гражданским лицам тоже возбраняется.

Девон пробежала глазами первую страницу документа. Луч света одной из галогеновых ламп был достаточно мощным, чтобы разглядеть строчки. Она нацепила очки:

— Что значит «след горючего»?

— К зданию вел влажный след пролившегося горючего, — объяснил Пэт. — Вернее, несколько следов. Похоже, они были оставлены сигнальными ракетами.

— Вот как они действовали! — воскликнул Лаки, сидевший рядом.

— Кто бы это ни сделал, в сообразительности ему не откажешь, — заключил Пэт. — Скорее всего преступник сначала перекрыл вентиляционную систему здания. Пары горючего сконцентрировались внутри, после чего хватило всего одной искры, чтобы сжатый газ взорвался. Причем с такой силой, что кое-где в здании расплавился металл.

— Может быть, мы наткнемся на что-нибудь полезное, внимательнее изучив материалы.

Девон старалась сохранять оптимистический настрой, но Лаки понимал, что надежды у нее так же мало, как и у него. Он проклинал тот день, когда купил сигнальные ракеты. Время от времени братья отмечали ими дорогу к месту бурения по ночам.

Пэт допил пиво и похлопал себя по животу.

— Ну что же, мне пора. Уже поздно. Если вы до чего-нибудь докопаетесь, сообщите. Единственное, о чем я прошу, — никому не говорите о своем расследовании и не делайте ничего противозаконного…

— Не беспокойся, Пэт. Даже если нас поймают, твое имя никогда не сорвется с наших уст. Мы никому не скажем, откуда у нас этот рапорт.

— Мог бы этого и не говорить, — усмехнулся мужчина, поправил шляпу, поклонился Девон и пошел через парк к своей машине.

— Порядок? — спросил Лаки.

Дом Тайлеров уже спал. Только из комнаты Сейдж пробивался свет, играло радио, но, похоже, она тоже собиралась ложиться спать.

Остановившись у комнаты для гостей, заботливо приготовленной Лори, Девон повернулась к Лаки:

— Завтра мы продолжим наш разговор, попробуем выяснить, кто еще может иметь на тебя зуб. Будем отбрасывать каждого по отдельности.

— Хорошо.

— Дай знать, если вспомнишь еще кого-нибудь.

— Ладно.

— Ты меня слышишь?

— Конечно. — Хотя он с головой ушел в себя. — Ты хочешь спать?

— Немного.

— А я нет. Еще никогда в жизни я не чувствовал такого прилива энергии.

— Если помнишь, я с утра уже была в пути.

Он кивнул, не отрывая глаз от ее шеи и мечтая только об одном.

— Все в порядке? — спросил он, не желая уходить. — Кровать удобная?

— Еще не примерялась, но, думаю, мне понравится.

— В комнате тепло?

— Не слишком.

— Холодно?

— Нормально, Лаки.

— У тебя есть все, что нужно?

— Да.

— Полотенца?

— Да.

— Мыло?

— Туалетная бумага?

Она улыбнулась.

— Твоя мать — очень любезная и предусмотрительная хозяйка. У меня есть даже тарелочка с печеньем.

— Ну, значит, всем необходимым ты обеспечена.

— В общем, да.

— Но если еще что-то понадобится…

— Не понадобится.

— …ну там дополнительные одеяла, подушки… — Он склонил голову и пощекотал губами ее губы. — Я…

Он поцеловал ее, сначала погрузив язык ей в рот, затем впившись в нее губами. Застонав, он обнял ее и крепко прижал к себе. Страсть, казалось, вот-вот выплеснется наружу, но он пока еще владел собой.


Ощутить ее вкус. Только вкус. Тогда он сумеет пережить ночь. Но со вторым поцелуем губы его стали более властными, язык более нежным, руки более требовательными. Девон уперлась кулаками ему в грудь. Он снова застонал, но сдался и поднял голову.

— Нельзя, Лаки.

— Один поцелуй!

— Нет.

— Только один поцелуй!

— Нельзя.

— Я знаю, знаю.

— Тогда отпусти меня. Пожалуйста.

Он отпустил ее, но не сдвинулся с места.

Девон проскользнула к себе в комнату, но в глазах ее Лаки увидел искры страсти, столь же сильной, как и его собственная.

Он проворочался без сна всю ночь, зная, что их разделяют всего лишь две двери, но ему до нее не дотянуться.

Еще три дня такой жизни, и Лаки почувствовал, что скоро сойдет с ума. Он называл все новые имена, но они тотчас отпадали под давлением логики, разума и фактов. Никто из тех, кому он когда-то доставил огорчения, не мог совершить поджог.

На четвертое утро в Милтон-Пойнте Девон вздохнула за кофе:

— Оставался еще фермер, но он в момент пожара находился в Арканзасе, где покупал скот. Я не знаю, что делать…

— Неужели? — фыркнул Лаки. — Мне казалось, ты всегда все знаешь. Я думал, у тебя масса идей. Только не говори мне, что ты иссякла!

Девон яростно отбросила в сторону стул и направилась к двери, но когда она проходила мимо Лаки, тот вытянул руку, обнял ее за талию, привлек к себе и уткнулся ей в живот.

— Извини, извини! — Он млел, ощущая ее груди, мягкую ткань ее блузки, вдыхая запах свежести и чистоты. — Я знаю, я веду себя по-дурацки, но я просто умираю, Девон. Я просто взорвусь, Девон…

— Кто-то идет.

Только она высвободилась из его рук, как на кухне появились Лори и Сейдж. Если Лори и заметила разгоряченные лица молодых, то не подала виду. Сейдж, напротив, бросила на них понимающий взгляд и подмигнула.

— Привет! Мы вам не помешаем?

Лаки рыкнул на нее.

— Что вы собираетесь делать сегодня? — поинтересовалась Лори.

— Пока еще не решили, — отозвалась Девон слабым голосом.

— По-моему, вы упустили самый перспективный пласт…

— То есть?

Лаки с любопытством посмотрел на мать.

— Вы забыли о дурачке Кегни и его дружке!

— Малыше Элвине и Джеке Эде Петтерсоне?

Лори передернула плечами:

— Неприятные люди, особенно Джек Эд. А дети Кегни были ущербными с самого рождения.

— Слишком уж это просто, — возразил Лаки.

— Возможно, именно на это они и рассчитывают?

— В ваших словах есть резон, — сказала Девон. — Они, конечно же, давно точат на тебя зуб.

— Но у них есть стопроцентное алиби.

— Ложь, — заметила Сейдж. — Они запугали людей, и те солгали в их пользу.

Лаки прикусил нижнюю губу, обдумывая эту версию.

— Было бы опрометчиво сталкиваться с ними в открытую. Мы пообещали Пэту не нарываться на неприятности. Кроме того, — добавил он с улыбкой, — вдруг на этот раз Джек Эд меня все-таки прирежет!

— Что же делать? — спросила Девон.

— Малыш Элвин силен, как бык, и гнуснее сатаны, но умом его Бог явно обидел.

— Согласна. Поджог — идея Джека Эда.

— Давай обратим слабоумие Малыша себе на пользу.

— Как?

— Как обычно: мы его обманем!

Машина остановилась перед запущенным старым домом. Девон нервно спросила:

— Как я выгляжу?

— Отлично! — Лаки выключил мотор «Мустанга».

Она тронула стекла темных очков.

— Даже с этим?

Сейдж постаралась на славу и с помощью большого косметического набора нарисовала под глазом Девон потрясающий синяк.

— Даже с этим.

Лаки попытался дотянуться до ее губ, но, взглянув на окна дома, решил, что Малыш Элвин может уже наблюдать за ними.

— Тебе лучше самой открыть дверцу машины. — Он выбрался наружу и, не оглядываясь, направился к дому. Нетерпеливо постучав в дверь, он заорал через плечо: — Ну, ты идешь?

Девон подошла к нему и бросила сквозь зубы:

— Свинья!

Едва она успела это сказать, как входная дверь распахнулась.

— Какого черта ты здесь делаешь, Тайлер?

С апломбом, достойным восхищения, Лаки в ответ прорычал:

— Прежде всего я хотел бы войти.

— Зачем?

— Скажу, когда войду.

— Когда рак свистнет. Пошел вон!

Малыш Элвин попытался захлопнуть дверь у них перед носом, но Тайлер помешал ему.

— Или мы сейчас войдем одни, или вернемся чуть попозже, но в сопровождении шерифа Буша. Выбирай!

Элвин подозрительно посмотрел на Лаки и смерил похотливым взглядом Девон:

— А может, леди войдет сюда одна?

— Леди одна не войдет, — заскрежетал зубами Лаки.

Элвин выругался, на шаг отступил и кивком пригласил их войти.

Место оказалось хуже некуда: грязь, жирные пятна, пустые бутылки.

Единственным украшением помещения были картинки из мужских журналов, развешанные на всех стенах.

Чтобы полностью соответствовать своей роли, Лаки подошел к одной из скабрезных картинок и пробормотал:

— Х-м-м!

Затем, не дожидаясь приглашения, привольно развалился на софе. Взяв Девон за руку, он резким движением усадил ее рядом.

— Чего надо? — спросил хозяин.

— Холодное пиво нам не помешает. Одно мне, одно ей, — ответил Лаки, мотнув головой в сторону Девон.

Что-то промычав, Элвин удалился на кухню и через некоторое время вернулся с тремя порциями пива. Раздав банки, он уселся на импровизированный стул.

— Итак? — он враждебно насупился.

— Пэт Буш дал мне двадцать минут на все про все, чтобы договориться с тобой.

Малыш Элвин хохотнул.

— Ты спятил, Тайлер. Нам с тобой договариваться не о чем.

— Я же говорила, что на разговор он не пойдет, — пробормотала Девон.

— А я тебе говорю, чтобы ты заткнулась и дала мне сказать, — отрубил Лаки, бросив на женщину угрожающий взгляд. — Он, может, и упрям, но не глуп…

— Да я тебе!..

Лаки тотчас перебил Элвина:

— Ты будешь меня слушать или нет? С каждой потерянной минутой ты приближаешься к федеральной тюрьме.

— За что?

Девон рассмеялась. Лаки нетерпеливо нахмурился.

— За что? — повторил он насмешливо. — Ладно, Элвин, не строй из себя глупого. У них и без того достаточно улик против тебя и твоих ребят, чтобы засадить тебя в тюрьму без всякого следствия.


Малыш Элвин почувствовал себя довольно неуютно. Наглая улыбка сползла с лица.

— Что ты имеешь в виду? Какие такие улики?

— Улики, и все тут. На детали нет времени.

— Ты собираешься говорить ему о бумагах? — спросила вдруг Девон.

Лаки ругнулся.

— Может, ты перестанешь наконец соваться и путать одно дело с другим?

По условленному сигналу Девон сняла темные очки и явила Малышу свой синяк.

— Да мне плевать на этот чертов пожар! Ты сказал…

— Какие улики есть у шерифа? — Малыш Элвин не на шутку занервничал.

— Давай сначала уладим мое дело, ладно? Затем займемся твоим. — Лаки отвернулся от Девон и, понизив голос, подался к Элвину: — Знаешь, она вообще ничего. Но… — Он в отчаянии всплеснул руками. — Знаешь, и тебе, и мне было бы только лучше, если бы той ночью с ней был ты.

— У них есть на меня улики? — взвизгнул Элвин.

— Ну, ты понимаешь, дело, конечно, держится в секрете. Я знаю только, что Пэт обещал сначала взять Джека Эда, но неизвестно ведь, как долго это продлится. Он может прибыть сюда в любую минуту.

Для пущей правдивости Лаки выглянул на улицу.

— Они хотят взять Джека Эда?! — На поросячьем лице Элвина выступила испарина.

— А мы тебе о чем? Один бог знает, что он там про тебя наговорит, этот сукин сын. Ты же знаешь, он и мать родную продаст… Свалит всю вину за поджог на тебя — и дело в шляпе!

Малыш Элвин Кегни всхлипнул, как маленький ребенок, который неожиданно потерял из вида свою мать, и бросился к двери. Лаки уже стоял у него на пути. Он сумел схватить Элвина за шиворот и посадил его на место.

— Мы пришли помочь тебе, Элвин.

— Ты думаешь, я только вчера родился, Тайлер?

— Если ты предстанешь на процессе в качестве свидетеля, то тебе смягчат приговор. В противном случае — крышка.

— Врешь! — Малыш Элвин попытался вырваться. — Зачем тебе предупреждать меня?

— Я и не стал бы. Так захотел Пэт. Ему нужна еще одна улика, чтобы основательно пригвоздить Джека Эда. Зная, что мы собираемся к тебе по другому делу, он попросил нас поинтересоваться и насчет этого. Очень мило с его стороны, правда? Всем ясно, что поджог придумал Джек Эд, но доказать-то они этого пока не могут.

— Д-да, эт-то в-верно, — с трудом выговорил Малыш Элвин. — Черт, да я даже не успел подумать той ночью. Просто я разозлился на тебя, а Джек Эд сказал…

— Даже и слушать не хочу, — прошипел Лаки. — Все детали передашь Пэту, когда встретишься с ним. Например, откуда Джек Эд взял сигнальные ракеты…

— Из гаража своей сестры, — промямлил Элвин. — Ее муж работает в департаменте дорог. Джек Эд сказал, что все подумают на тебя, потому что ты покупал ракеты…

— Я уже сказал: расскажешь в другом месте. Мне неинтересно. Когда они обнаружат ракеты, то, уверен, найдут и банки с бензином…

— Да, мы взяли их из…

— Расскажешь Пэту.

Великан дрожал, от страха обливаясь потом.

— Ну, уладил свое дело? Теперь, может быть, займемся моим? — нетерпеливо спросила Девон.

Лаки вздохнул:

— Да, конечно. Дай ему что-нибудь, чем писать.

— Писать? Что писать? — Глаза Элвина забегали.

— Ты что, не читал в газетах, что ее старик сидит в тюрьме?

Элвин кивнул головой.

— Он обвинил ее в том, что она переспала со мной еще до пожара, и даже настаивает на том, что мы стали любовниками задолго до того, как его засадили в тюрягу. Если бы охранник не удержал его… — Лаки махнул в сторону Девон, указывая на ее синяк. — В любом случае напиши заявление, что я впервые увидел ее в забегаловке. Что это была совершенно случайная встреча…

— Ладно, ладно, нет проблем…

— Мне-то плевать на ее старика, но она меня всего уже испилила. Ты же знаешь, как женщины горазды на это! — Девон передала Элвину клочок бумаги и карандаш. — Пока ты пишешь, я звякну Пэту. Надеюсь, еще не поздно передать ему, что ты готов к разговору.

— Готов, готов, — нетерпеливо осклабился Малыш Элвин. — Вот и мои говорили, чтобы я не доверял Джеку Эду…

— Само собой, — подтвердил Лаки. — Что касается мозгов, то вас и сравнивать-то невозможно. — Он похлопал Элвина по плечу, как старого приятеля. — Значит, говоришь, гараж его шурина? Это не тот парень с Восьмой Парковой?

— Нет, вроде бы другой… Этот живет в конце Четвертой улицы, около огромной силосной башни…

Лаки через голову Элвина посмотрел на Девон и усмехнулся.

18

Они так смеялись, что из глаз их ручьями текли слезы.

— К тому времени, когда приехал Пэт, Малыш Элвин нес какой-то детский лепет о тех трудностях, что ему придется сносить в тюрьме. Я всегда подозревал, что за его жестокостью скрывается обыкновенная трусость, но теперь знаю это наверняка.

Чейз, Таня, Лори и Сейдж, собравшись в комнате, внимательно слушали рассказ Лаки.

— Мне даже стало жаль его, — произнесла Девон.

— Потому ты и заварила ему чай?

— Чай? — расхохотался Чейз. — Малыш Элвин, прихлебывающий чай!

— Девон одолжила заварку у кого-то из соседей. Заварила ему чай и настояла, чтобы он выпил чашку, пока Пэт с помощником ждали адвоката, чтобы снять показания по всей форме.

— Наверное, это и впрямь трогательно, но я никак не могу себя заставить сочувствовать Элвину… — сказала Лори.

— А как же Джек Эд? — поинтересовался Чейз, сдерживая смех.

— За ним послали полицию. Думаю, он считает себя в безопасности и обнаружить его не составит труда.

— Боже, как хорошо, что с тебя снято подозрение, — вздохнула Таня.

— Надеюсь, теперь все встанет на свои места, — сказала Сейдж. — Кстати, Лаки, я была сегодня в городе и в химчистке встретила Сьюзан Янг. Впервые за все время нашего знакомства она не задирает передо мной нос.

— На сей раз, — пояснил Чейз, — ее гнусные проделки вышли ей боком. В нее вселился страх перед божьей карой.

— Думаю, она просто боится Лаки, — усмехнулась Сейдж.


Чейз поднялся и подал Тане руку, помогая ей встать.

— Первым делом я позвоню в страховую компанию. Теперь они могут дать ход нашему заявлению.

— И что мы сделаем с деньгами? — поинтересовался Лаки. — Выплатим заем или заменим погибшее во время пожара оборудование?

— Это еще надо обсудить, — ответил Чейз.

— Только не сейчас, — вмешалась Лори. — Не говорите дома о делах, не портите мне настроение. — Она взяла Таню под руку, и они вдвоем направились к двери. — Кстати, как ваши поиски дома? Увенчались успехом?

— Сегодня утром, — улыбаясь, начала Таня. — Марси показала мне один славный домик. Очень мне понравился! На днях сходим туда вместе с Чейзом.

— Обязательно сходим! — откликнулся Чейз.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Лори.

— Как нельзя лучше!

Таня с Чейзом распрощались и уехали.

— Знаете, чего мне сейчас хочется? — воскликнул вдруг Лаки. — Хорошей верховой прогулки. Кто составит мне компанию?

— Только не мы с Сейдж, — ответила Лори. — Нам пора ехать к зубному врачу.

— О мама, — простонала Сейдж.

— Я не стану больше откладывать, Сейдж. Я и так переносила этот визит уже три раза.

После легкой перепалки Сейдж нехотя поплелась за матерью на задний двор, где та обычно оставляла машину. Лаки повернулся к Девон.

— А ты?

— Мне, пожалуй, пора ехать в Даллас.

— Нет, мама хочет, чтобы ты осталась хотя бы еще на ночь…

— Но мы уже распрощались…

— Она с тобой не попрощалась!

— Попрощалась.

— О нет. Так не прощаются, уж я-то знаю! К тому же тебе не выдали на дорогу продуктов и вообще!..

— Лаки, меня здесь больше ничто не держит.

— Неужели ты откажешь мне в обычной верховой прогулке?

Его улыбка обезоруживала, и Девон сдалась.

— Сейчас, только смою синяк и переоденусь, — сказала она, поднимаясь наверх.

— Встретимся у конюшни.

Девон скакала позади Лаки, кашляя от пыли, которую поднимала его лошадь.

— Это нечестно! — кричала она. — Ты меня обманул!

— Конечно, — согласился он, легко спрыгивая на землю. — Но как иначе я сумел бы выиграть?

Девон тоже соскользнула на землю.

— Значит, ты не Счастливчик! Ты — Обманщик!

Смеясь, Лаки взял у нее из рук уздечку и повел лошадей в конюшню.

— Вообще-то я везучий, — признался он.

— Поэтому ты и получил свое прозвище?

— Да, примерно.

— Кто тебе его дал?

Загорелое лицо Лаки расплылось в улыбке:

— Чейз.

— А за что?

— Ну, он с дружками… — Лаки сделал паузу и взглянул на Девон. — Ты и правда хочешь знать?

— Конечно!

— Отлично. Но помни: ты сама напросилась…

— Звучит мрачновато.

— Это и в самом деле невеселая история. Однажды, мне тогда было лет четырнадцать, я уговорил Чейза с приятелями, чтобы они взяли меня с собой посмотреть на одну женщину…

— На обыкновенную женщину?

— Нет, особую, в некотором роде…

— Позволь спросить зачем… Давай я помогу. — Она насыпала зерно в кормушки, пока Лаки чистил лошадей. — Слушай, а расскажи мне об этой женщине.

— У нее было потрясающее тело, и она любила демонстрировать его дурачкам вроде нас. Она носила обтягивающие свитера без лифчика, ну и так далее.

Закончив с лошадью Девон, они перешли к загону, где стоял конь Лаки.

— Мне, очевидно, хотелось доказать, что я такой же полноценный мужчина, как и все остальные, несмотря на то что самый молодой из всей компании. Поэтому я приблизился и заговорил.

— О чем?

— О своем отце, которого якобы обвинили в шпионаже и посадили в тюрьму где-то за железным занавесом.

Девон всплеснула руками и недоверчиво хмыкнула.

— И она купилась?

— Наверное. Я так и не узнал. А может, ей просто надоело слоняться по аллее. Я объявил ей, что собираю жестяные банки, чтобы на вырученные деньги поехать и освободить отца. Она сказала, что я могу забрать все жестяные банки, которые только найду у нее дома.

Девон двинулась за Лаки в глубь конюшни, где стоял умывальник.

— Значит, ни Чейз, ни его дружки не знали, о чем шла речь, — догадалась Девон, отряхивая руки.

— Конечно. Они решили, что девица пригласила меня к себе с иными целями. — Он поднял брови. — Впрочем, я, как мог, поддерживал эту версию.

— Представляю себе картинку!

— Итак, я поехал к ней домой и чувствовал себя полным идиотом, собирая жестяные банки и складывая их в сумку, которую она же мне и дала. Хотя ландшафт был отличный.

— Ландшафт?

— Ну… тело!

— Ах да, тело!

— Мечта подростка! С той поры мой вкус стал изысканнее. — Взгляд его скользнул по фигурке Девон. — Она была полновата, но для мальчишки!.. Мечтая о грудях, я рылся в ее мусоре, собирая жестянки. Тем временем она болтала о том, какой я молодец и как ужасно оказаться в иностранной разведке… У нее было великолепное тело, но мозги отсутствовали напрочь.

Лаки провел Девон в небольшую комнатку, где стояли два стула, двуспальная кровать и небольшой холодильник.

Включив вентилятор, он достал из холодильника две банки с соком и протянул одну из них Девон.

— Она ни разу не предприняла попытки…

Он печально покачал головой.

— По прошествии лет я ругаю себя, что пустил дело на самотек. Наконец я набрался мужества, чтобы обнять ее, а она стала утешать меня, бесконечно приговаривая при этом: «Бедное дитя!» По ее мнению, я был слишком благороден, чтобы меня можно было развращать. Когда пришло время уходить, то есть когда я выскреб все банки, я сказал ей, что выйду через черный ход: Чейз с ребятами, конечно, следили за нами.

С этой проклятой сумкой я вышел из дома и спрятался в кустах. Прошел еще час, и ребята начали гудеть, вызывая меня из дома. Тогда я стащил с себя рубаху, исцарапал грудь и живот, взлохматил волосы — в общем, создал впечатление, что только что побывал в лапах тигрицы.


На лице Девон отразилась смесь недоверия и веселья. Негромко засмеявшись, она села на край кровати. Старые пружины жалобно скрипнули.

— Не могу поверить! Ты так хотел утвердить себя в глазах Чейза?

— Да, тогда это, видимо, было очень важно. Самое странное, что ребята ничуть не усомнились. Когда я заканчивал свой берущий за душу рассказ с красочными деталями, они просто глотали слюнки от зависти. Вот тогда я и получил прозвище Лаки — Счастливчик. Кстати, об истинном положении вещей никто из них до сих пор не знает.

— Даже Чейз?

— Даже он. — Лаки нахмурился. — Ты меня не выдашь?

Смеясь, Девон закинула руки за голову и упала на спину.

— Разрушить мужской миф? Да ни за что в жизни!

— Хорошо! — Он присел на край кровати и посмотрел на нее, улыбаясь. — Тем более что вскоре я и на самом деле стал мужчиной: помогла одноклассница.

Улыбка исчезла с лица Девон. Она отвела взгляд.

— Женщины всегда были для тебя легкой добычей? — Она попыталась сесть, но Лаки прижал ее ладони к постели и вынудил лежать раскинувшись.

— Все, кроме одной. Ты поколебала мою уверенность в себе.

— Я хочу встать!

— Что?

— Я хочу встать.

— А я хочу… — прошептал он хрипло, прижимаясь к ней губами.

Их пальцы переплелись, он лег рядом. Девон больше не сопротивлялась, напротив, крепко прижала его к себе. Руки ее нежно заскользили по спине мужчины.

Лаки вдруг привстал и заглянул ей в глаза.

— Девон, я хочу тебя, я тебя хочу…

И принялся еще яростнее целовать женщину, расстегивая ее рубашку.

— Лаки… — то ли в экстазе, то ли в муках повторяла она, прижимая его голову к своей груди.

Лаки уже не раз пытался убедить себя, что в Девон его привлекает только ее недоступность. Повторял про себя, что не хочет ее, может обойтись без нее, но один только вид нагого тела журналистки напрочь разрушил его же собственные доводы. Он желал ее. Желал сейчас, и завтра, и всегда. Желал видеть, слышать, вдыхать, ощущать ее вкус, осязать ее!

Ему все больше нравились ее феминистская агрессивность, аналитический ум, чудесные, хотя порой и колкие шутки. Он хотел ее всю, целиком.

— Девон, — страстно повторял он, продолжая увлекательное исследование ее тела. — Девон!

— Нет! — Неожиданно она оттолкнула Лаки и откатилась на край постели, свернувшись калачиком. — Так нельзя. Это неправильно. Я не могу!

Лаки смотрел на нее, с трудом возвращаясь к действительности. Увидев слезы у нее на глазах, он понял, что это не просто уловка. Она страдала и мучилась… Невыносимое зрелище!

— Все нормально, Девон, — мягко сказал он, положив руку ей на плечо, и попытался прикрыть ее соски, все еще розовые и влажные от его ласк. — Я не хотел причинять тебе боль…

Девон повернула голову и уставилась на него глазами, полными слез.

— Я замужем, Лаки. — Голос ее срывался от отчаяния. — Я замужем!

— Я знаю.

Старинная кровать скрипнула — он резко поднялся и стремительно ринулся прочь. Проклиная судьбу и скрежеща зубами, мужчина заметался по конюшне, надеясь охладить свой пыл.

Когда появилась Девон, Лаки уже остыл. Он чувствовал себя преступником.

— Я провожу тебя в Даллас, — сказал он мягко. Они молча пошли домой.

— Я сейчас сложу свои вещи… — Не успел он ее остановить, как Девон взбежала вверх по ступенькам.

Жаль, что мать не держала в доме спиртного. Стакан виски ему сейчас бы не помешал. Десять минут, которые Лаки провел, слоняясь из комнаты в комнату и дожидаясь Девон, показались ему долгими часами: женщина собирала вещи, чтобы навсегда уйти из его жизни.

Наконец она спустилась с сумкой в руках.

— Девон…

— Прощай, Лаки. Я рада, что все твои неприятности позади. Впрочем, я никогда не сомневалась, что с тебя снимут обвинение. Поблагодари свою маму за гостеприимство, а всем остальным передай приветы и наилучшие пожелания. Вы все так добры, что… — Голос ее сорвался, она махнула рукой и двинулась вперед.

— Ты не можешь вот так взять и уехать! — воскликнул он, хватая ее за руку и поворачивая к себе лицом.

— Я должна.

— Но ведь ты не хочешь этого, Девон! Черт подери, я знаю, что ты не хочешь!

— Я замужем…

— За парнем, которого не любишь.

— С чего ты взял?

Он приблизился к ней вплотную. Пора было пускать в ход тяжелую артиллерию: на карту поставлено их будущее.

— Если бы ты любила его, то не отдалась бы мне тогда, в самый первый раз. Не так уж ты хотела спать… И знаешь, еще что? Мне кажется, он тебя тоже не любит. Если бы любил, то обязательно выслушал бы твои объяснения. Заболел бы от горя, пришел в ярость, решил бы убить меня. А он повел себя как ребенок, у которого отняли любимую игрушку.

Решимость Девон вмиг улетучилась, она поникла головой.

— Грег тут ни при чем… Все дело в нас… Я уезжаю, Лаки. Разговорами тут не поможешь.

— Я не могу отпустить тебя просто так.

— У тебя нет выбора. Да и у меня тоже.

Она вновь попыталась уйти, но Лаки загородил ей дорогу.

— А если бы ты могла выбирать?..

— Я не могу…

— Но если бы все-таки могла, — повторил Лаки упрямо, — ты захотела бы остаться со мной?

На этот раз она посмотрела ему прямо в глаза — до сих пор она этого избегала. Страстное желание отразилось в ее взгляде. Он медленно коснулся щеки женщины:

— Если бы у тебя был выбор, ты позволила бы мне любить тебя?

Эмоциональное и физическое напряжение их достигло предела. Глаза Девон кричали: «Да! Да!» — но вслух она так ничего и не сказала. Вместо этого женщина двинулась к двери.

— До свидания, Лаки!

Окончательно отвергнутый, он слушал легкие шаги по веранде, затем шуршание гравия. Открылась и захлопнулась дверца машины, завелся мотор… Девон уже давно уехала, а Лаки все так же невидяще смотрел в пустоту.

Он вслушивался в то, что происходило внутри его самого. Он желал эту женщину больше, чем любую другую, больше, чем всех других, вместе взятых. Их единственная ночь любви затмевала все близкие отношения с другими женщинами.


Сердце подсказывало ему, что к чисто физическому желанию примешивается что-то еще. Теперь он просто не представлял себе жизнь без Девон. Ему не о чем больше мечтать, не к чему стремиться. Положение было безвыходным с самого начала: Девон замужем, но самым страшным их врагом был не Грег Шелби. Совесть — вот их главный враг.

Как бы там ни было, Джеймса Лоренса Тайлера не зря прозвали Лаки: он оставался неутомимым оптимистом.

Для него не было невозможного. Вряд ли ему уготовано судьбой остаться у разбитого корыта. Он не собирался отпустить так просто Девон из своей жизни.

Черта с два!

19

— Продолжительность свидания — пятнадцать минут. — Лаки провели в комнату, где за неделю до этого Девон виделась с мужем.

— Ясно, — сказал он офицеру. — Спасибо, что помогли мне устроить эту встречу…

Прошлой бессонной ночью Лаки неожиданно пришло в голову, что по-настоящему мужским поступком в этой ситуации будет встреча с мужем Девон.

Он еще не знал, о чем будет говорить с Грегом Шелби. Может, стоит сначала извиниться за близость с Девон? Нет, только не это! Лаки ни минуты не жалел о произошедшем. Вернее всего просто объяснить Грегу, что он любит его жену.

Несмотря на свои прежние многочисленные свя зи, Лаки всегда надеялся, что однажды встретит женщину, хранить верность которой будет для него не только обязанностью, но и удовольствием. Девон Хейнс именно такой и была — женщиной, способной удовлетворить все его желания. Взамен он готов был сложить за нее голову.

При одной мысли о том, что Девон может носить под сердцем его ребенка, по телу Лаки пробежал озноб. Наверное, гусиная кожа и комок в горле только подтвердили его догадку, что это любовь.

Наравне с любовью стоит честь, и любимого человека можно ненароком обидеть, разочаровать, разозлить, но обесчестить его ты не имеешь права.

Руководствуясь именно этим кодексом чести, Лаки решил съездить в тюрьму и встретиться с мужем Девон.

— Это вы, Тайлер?

Лаки повернулся, смерил Грега Шелби взглядом и незаметно вздохнул с облегчением. Он боялся, что навстречу ему выйдет изможденный мученик в полосатой одежде.

Опасения Лаки не оправдались: перед ним стоял загорелый симпатичный парень, правда, из тех, кого Сейдж назвала бы несколько старомодным. Лаки с удовольствием отметил, что волосы Грега уже редеют.

— Мистер Шелби?

— Да.

Грег весьма уверенно вошел в комнату и уселся на диван, положив руку на спинку. Его небрежность удивила и насторожила Лаки. Почему же этот сукин сын не бросается на него, чтобы перегрызть ему горло? Неужели Девон того не заслуживает?

— Очевидно, мне не стоит спрашивать, зачем вы пришли… — заговорил Шелби.

— Не стоит, вы уже все прочли в газете.

— Не только я, — добавил Шелби с горечью.

Лаки присел на стул рядом с диваном. Мужчины внимательно изучали друг друга.

— Мне жаль, что вы обо всем узнали именно из газеты… Я догадываюсь, как вам тяжело, но поверьте, Девон переживала еще сильнее.

Шелби фыркнул:

— Она, однако, не в тюрьме.

— Но она и не преступница.

Прямота Лаки заставила Шелби смутиться, но он быстро нашелся:

— С определенной точки зрения ваши отношения тоже преступны…

— Я так не думаю, да и вы тоже.

— Откуда вам знать, что я думаю?

— Если бы вас волновала ее измена, вы бы не разговаривали так спокойно.

Шелби еще раз усмехнулся:

— Ладно, ладно! Согласен. Девон — святая! Ее единственным преступлением был брак с мужчиной, обреченным на тюремное заключение.

Лаки откинулся на спинку стула.

— Интересно, почему она это сделала?

Шелби с интересом посмотрел на него и пожал плечами. Он встал с дивана, налил себе кофе в бумажный стаканчик.

— Хотите?

— Нет, спасибо.

Грег подул на горячий кофе и отхлебнул.

— Девон хотела написать аналитическую статью о должностном преступлении, которое большинство людей посчитали бы хорошим бизнесом. Я настаивал на своей невиновности, на том, что стал жертвой хитроумных махинаций, и она написала обо мне весьма толковый очерк.

— Талант.

— Да, несомненно. В Далласе мне все сочувствуют. Жаль только, что судья и присяжные не читают газет… Девон умеет убеждать…

— Кажется, вы тоже преуспели в этом искусстве…

Шелби пожал плечами. Он был слишком умен, чтобы попасться в словесную ловушку. Лаки едва сдерживался, чтобы не врезать ему по лоснящейся морде.

— Девон получила от нашего брака все, что хотела.

— Наверное, вы совсем ее не знаете, если предполагаете, что она вышла за вас замуж, собираясь просто состряпать на этом деле колонку-другую.

Шелби рассмеялся:

— Может, вы и правы, Тайлер. Похоже, вы знаете ее не хуже меня.

Лаки не собирался обсуждать их с Девон отношения с человеком, которого он с каждой минутой все больше презирал.

Шелби допил кофе и выбросил стаканчик в мусорную корзину.

— Знаете, я образцовый узник: никогда не жалуюсь на пищу, — сказал он тихо. — Я поддерживаю чистоту в комнате, не ссорюсь с другими заключенными. У меня есть все шансы надеяться на досрочное освобождение. — Он гневно поглядел на Лаки. — А вы трахнули Девон, и у нее не нашлось здравого смысла хотя бы промолчать об этом!

Лаки сжал кулаки, но Шелби настолько был поглощен собой, что даже не заметил этого.

— Надо же, как она мне напакостила! Адвокат сказал, что я могу надеяться выбраться отсюда после первой же апелляции, но только если в моих характеристиках не будет никаких отрицательных отзывов. А тут такое… — Грег всплеснул руками. — Конечно, ко мне лично это не имеет никакого отношения, но ведь не трудно вычислить, что наш поспешный брак явился всего лишь трюком, дабы склонить общественное мнение в мою пользу.


Лаки все понял. Шелби использовал Девон, внушил ей жалость, и она вышла за него так же, как девушки выходят замуж за солдат, идущих умирать на фронт. Грег ни словом не обмолвился о том, что ему жаль Девон, он тревожился только о себе.

— Ясно, — сказал наконец Лаки, поднимаясь со стула. — Скажите мне вот что: вы любили ее?

— Любил? — удивился Шелби. — Я просто воспользовался еще одним шансом избежать тюремного заключения. К сожалению, ее публикации не сработали, хотя я и попытался выжать из нее все возможное.

Сердце Лаки гулко забилось. Невероятнейшим усилием воли он сдержал себя.

— Глупая сука, — продолжал Грег. — Раз уж она решила погулять, то и пусть бы держала это в секрете!..

Возбужденный и разгневанный, Лаки решил срочно удалиться, чтобы не поддаться искушению и не посчитать Грегу зубы. За последние несколько недель он весьма преуспел в умении сдерживать свои эмоции. Перед уходом он ткнул указательным пальцем в грудь узнику. Глаза его сверкали холодом и синевой, как воды фьорда.

— Я изобью вас до полусмерти, как только вы отсюда выйдете. — В дверях он повернулся и добавил: — Пусть вас больше не волнует, с кем спит Девон. Она подаст заявление о расторжении брака.

Дверь в офис распахнулась, и Чейз, оторвавшись от бумаг, с удивлением увидел Таню, входящую под руку с высокой привлекательной женщиной.

— Гусенок!

Тайлер тотчас подошел поприветствовать свою однокашницу.

— Чейз, — рассмеялась та, — рада тебя видеть!

— Почему ты никогда не приходила на встречу выпускников, Гусенок? Ты прекрасно сохранилась!

— Не смей называть ее так! — воскликнула Таня.

— Ты что, обиделась? — спросил Чейз.

— Нет, конечно. Если уж я терпела это, будучи чувствительным и самолюбивым подростком, то теперь, став взрослой, тем более снесу. А что касается моего отсутствия — просто я несколько лет жила в Хьюстоне, и всякий раз мне неудобно было сюда приезжать.

Чейз одобрительно улыбнулся.

— Ты выглядишь сногсшибательно, Марси! Годы не то что пощадили тебя, а, напротив, оказались весьма благосклонны. Да и бизнес твой, говорят, процветает.

— Спасибо, и впрямь все хорошо. Мне нравится заниматься этим делом. Экономика на спаде, но я сумела удержаться на плаву.

— К несчастью, не могу сказать того же про себя, — заметил он добродушно.

— Тем не менее вам есть чему радоваться.

— Я сказала Марси о ребенке, — объяснила Таня. — И хотя с деньгами у нас напряженно, она убедила меня, что сейчас самое подходящее время для покупки дома. В настоящий момент якобы условия диктуют покупатели…

— Что, пора доставать чековую книжку? — весело спросил Чейз.

— Ну, не так сразу. Мы с Марси еще раз посмотрим дом, который она мне вчера показывала. Мне ужасно там понравилось. Пойдешь с нами?

— Почему бы и нет? Вы что, пойдете прямо сейчас?

— Ага!

— Извини, милая, не могу. — Чейз заметно приуныл. — В любое другое время — с удовольствием, а сейчас я жду представителя страховой компании. Он обещал появиться после обеда, но почему-то до сих пор не пришел. Жду его с минуты на минуту.

— Какие-нибудь проблемы? — обеспокоилась Таня.

— Нет. — Чейз нежно пожал руку жены. — Нам нужно составить список оборудования, которое мы потеряли во время пожара, и выставить счет.

Таня разочарованно вздохнула.

— Что ж, тогда, может быть, завтра…

— Или сегодня, но чуть позже, — предложил он. — Знаешь, езжай пока одна, а оттуда позвони мне. Возможно, я к тому времени уже освобожусь. Конечно, если ты не возражаешь, Марси.

— Я могу посвятить вам с Таней весь вечер.

Таня вновь улыбнулась, обняла Чейза за шею и звонко расцеловала.

— Я уверена, тебе этот дом понравится.

Он обхватил ее за талию и прижал к себе:

— Наверное, понравится, но только не так сильно, как ты!

— Я знаю, ты смотришь на меня через «глазок». Я не уйду отсюда, пока не увижу тебя, даже если мне вновь придется перелезать через ограду.

Девон щелкнула замком и открыла дверь:

— Тебе нельзя сюда приходить. Ты только усугубляешь…

Он прервал ее речь страстным поцелуем и заставил отступить к ближайшей стене. Девон едва дышала и не могла вымолвить ни слова. Воспользовавшись ее замешательством, Лаки тут же выпалил:

— Я приехал сюда прямо из тюрьмы, где немного поболтал с Шелби. — Не обращая внимания на то, что у нее перехватило дыхание, он продолжил: — Заметь, я не называю его твоим мужем! Разве это муж?

— Муж, — с мукой в голосе сказала Девон.

— Скорее я твой муж, чем он.

Лаки подхватил ее на руки и отнес в спальню, где мягко положил на постель.

— Мне с самого начала показалось, что в нашей первой ночи было что-то особенное. — Он говорил торопливо, путая слова, сбиваясь с мысли. — Но я никак не мог понять, что именно, а теперь понял. Ты — девственница, и я был твоим первым и единственным любовником. Не Шелби, не кто-то иной, а я… Так ведь, Девон?

Закрыв глаза, она кивнула, и слезы брызнули у нее из глаз. Лаки шумно выдохнул и прижался к ней лбом.

— Твой брак с Шелби не закончился брачной ночью?

Она помотала головой.

— Слава богу!

Его дыхание обвевало ее заплаканное лицо. Он прижался губами к ее влажным глазам и стал осторожно слизывать слезы.

Их губы снова встретились. Поцелуй этот был не таким ураганным, как предыдущий, но длился дольше, был глубже, в нем таился сокровенный смысл.

Лаки стал медленно раздевать любимую, время от времени замирая, чтобы восхититься, обласкать, расцеловать те потаенные уголки ее тела, которые до сих пор существовали только в его воображении. До сих пор он знал эту плоть лишь на ощупь. Теперь глаза его переживали истинное пиршество, он радовался каждому изгибу, каждой округлости…

Девон закинула руки за голову и раскрылась навстречу Лаки. Он ласкал ее живот, лоно, бедра, наслаждался гладкостью и мягкостью кожи, изяществом линий.

Она тихо произнесла имя любимого, и в голосе ее послышалось желание. Лаки тотчас встал с кровати и начал раздеваться.

Шторы были не закрыты, послеполуденное солнце лилось внутрь, отбрасывая косые лучи и тени на его торс, золотя волосы.


Тайлер никогда не страдал от скромности, но сейчас, стоя у постели Девон, чувствовал себя неуверенно. Как найдет Девон его длинное, худощавое тело? Его волосатую грудь? Не всем женщинам нравятся такие, как он.

К вящему удовольствию Лаки, Девон стала изучать его с робким, но жадным любопытством. Ее ласки дурманили мужчину, и только титаническим усилием воли он сдержался и позволил ей спокойно предаваться исследованию.

Наконец, не в состоянии больше сдерживаться, Лаки схватил ее руку. Не сводя с нее глаз, он начал сосать кончики ее пальцев и поглаживать большим пальцем ладонь, затем опустил свою руку, и неожиданно для самой женщины его отвердевшая плоть оказалась у нее в плену. Он затаил дыхание, опасаясь, что Девон отвергнет этот жест.

Сначала с удивлением, потом с удовольствием, а затем и со страстью она стала ласкать его член, наслаждаясь его силой, гладкостью, капелькой влаги, выступившей на его конце.

Постанывая от наслаждения, он прижимался головой к ее груди, животу, треугольнику вьющихся волос…

Девон тихо пробормотала:

— Милый…

Она была готова принять его, но он переспросил.

— Да, — ответила женщина.

Лаки не заставил себя ждать.

Когда ее лоно сомкнулось вокруг его фаллоса, Лаки понял, в чем разница между сексом и любовью. Если любишь — не берешь, а даешь, в это мгновение слились не только их тела, но и чувства, и разум. Лаки погрузился в Девон целиком — начиная с мужского естества и кончая самыми дальними уголками души.

Чем ближе были они к вершине наслаждения, тем крепче Девон прижималась к нему, тем глубже он проникал в ее тело. Неожиданно он замер, стиснув зубы: дрожь пробежала по всему ее телу, влагалище запульсировало, в глазах зажглись и замерцали искры экстаза.

Только тогда он дал себе волю: уткнулся в мягкие волосы любимой и отдался ни с чем не сравнимому ощущению, извергнувшись в ее тело.

— Ты хорошо себя чувствуешь?

Девон утвердительно кивнула. Надо же, она совсем рядом, вот на подушке ее голова!

— Ты ведь еще такая маленькая… Я не сделал тебе больно тогда, в мотеле?

— Нет…

— Наверное, все же тебе было больно.

— Немного…

— Как сейчас помню, что-то меня озадачило, но я был так тобой увлечен, что не слишком размышлял о своих ощущениях. А надо бы! Ты была так напряжена, так нежна…

Он ощутил, как плоть его вновь восстала и проникла в нее, сразу же откликнувшуюся на новую ласку. На какое-то время они замолчали.

Потом Лаки продолжил:

— Я долго не вспоминал об этом, вплоть до сегодняшнего дня, пока… — Он прервал себя на полуслове, не желая рассказывать о разговоре с Шелби; это уже не имело никакого значения. — Но когда я сообразил, что ты была девственна и я твой единственный мужчина, ничто, никакие силы ада не удержали бы меня.

Он со стоном выдохнул имя любимой и опять глубоко погрузился во влажный жар ее тела. Это был пик удовольствия, и Девон, познавая Лаки, обхватила его торс ногами.

Спустя несколько минут он откинул влажные пряди волос у нее со лба, заглянул в широко раскрытые глаза.

— Лаки, — произнесла она тихо, проводя пальцами по губам.

— Да, милая, — улыбнулся он в ответ. Тряхнув головой, Девон перекатилась на другой бок, поднялась, зашла в ванную и вернулась, накинув халат. Лаки, зачарованный красотой и грацией ее движений, не сводил с нее глаз, но, когда она повернулась, радость его исчезла.

— Что? — спросил он с тревогой.

— Тебе пора.

Лаки подумал бы, что ослышался, если бы не бледное, лишенное всякого выражения лицо женщины. Спустив ноги с кровати, он натянул джинсы, затем, скрывая разочарование и подавляя панику, медленно приблизился к ней.

— Это самые безумные слова, какие я когда-либо слышал. Что ты имеешь в виду, Девон?

— Только то, что уже сказала. Ты должен уйти, но на этот раз навсегда. Тебе нельзя больше возвращаться.

— Какого черта?!

— Не злись!

— Я не злюсь. Я просто ушам своим не верю. Всякий раз, как мы встречаемся, наши отношения все усложняются и усложняются. Надеюсь, это доказывает только то, что я не зря дрался. Скажи мне, что ты тоже так думаешь.

Прикусив нижнюю губу, она отвела взгляд и стала теребить пояс халата. Видно было, что Девон огорчена, и Лаки заговорил мягче.

— А в чем, собственно, дело?

— Я замужем.

— Не за ним.

— Я его жена. Наши имена записаны в брачном свидетельстве, и этот государственный документ мною подписан.

— А перед лицом Бога? Кто в большей мере явля ется твоим мужем? Он или я?

— Как ты смеешь приплетать сюда религию?! — сердито закричала она. — Или ты полагаешь, что «познав», имеешь на меня больше прав, чем Грег? — Зеленые глаза ее так и горели. — Если ты ощущаешь себя мужем любой женщины, с которой переспал, то ты просто-напросто многоженец!

В Девон вселился бес, и переубеждать ее вряд ль имело смысл. Тем не менее Лаки все же попробовал.

— Ты же его не любишь, — заметил он спокойно.

— Не люблю. И все же являюсь его женой.

— А почему? Зачем ты вышла за него замуж? Он ведь тебя тоже не любит.

— Тогда мне это казалось единственно правильным решением.

— Я ценю широкие жесты, Девон, но уж не собираешься ли ты пренебречь своим счастьем и провести остаток жизни с таким законченным болваном?

— Нельзя нарушать сложившееся положение вещей, по крайней мере пока он не выйдет из тюрьмы.

— Он использовал тебя!

— Я знаю.

— Он преступник!

— Я это тоже знаю.

— Ты знаешь, что он виновен? — переспросил Лаки, открыв рот от изумления.


Девон упрямо мотнула головой.

— Я тебе солгала. На самом деле мне известно, что он совершил преступление. Сначала я считала, что он невиновен, но после того, как он оказался за решеткой, начала сомневаться.

— Так почему же ты не начала бракоразводный процесс сразу?

— Потому что я тоже использовала Грега. Благодаря статьям о Шелби я сумела продвинуть свою рубрику, поскольку именно с этих материалов Девон Хейнс стала привлекать внимание читателей. Так что я тоже извлекла выгоду из нашего брака.

— Ты невероятно талантлива, Девон! Твоя рубрика и дальше будет интересна читателям! Зачем же тебе оставаться замужем за Шелби?

— Потому что я серьезно отношусь к своим обязанностям и не могу расторгнуть брак только потому, что он больше не приносит мне пользы и попросту неудобен.

Лаки даже не воспринял ее слова как аргумент:

— Черт! Ты все еще не желаешь признать, что тебя обманули.

— Неправда!

По той настойчивости, с какой она отстаивала свою точку зрения, ему стало ясно, что он на правильном пути.

— Ты сама себя обманываешь и не желаешь признать, что твое сердце уже дважды взяло верх над рассудком! Душещипательная история Грега так тебя растрогала, что ты теперь и жить без этого не можешь. Вместо того чтобы вовремя признать и исправить свою ошибку, ты упрямо держишься за этот брак, как за последнее доказательство своей правоты.

— Хорошо, а когда я второй раз слушалась голоса сердца?

— Ты все время сопротивляешься мне, но ты меня любишь, и я это прекрасно знаю. Мы связаны друг с другом с первого взгляда…

— У меня есть муж…

— Нет! Он не был твоим мужем — теперь я это точно знаю. Ты просто используешь его как отговорку. — Он схватил ее за плечи: — Девон! Ты не хочешь быть похожей на свою мать, полностью зависевшую от мужа? Отлично! Меня тоже не устраивает послушный, молчаливый партнер. Ты хочешь сделать карьеру? Так делай, я только поддержу тебя! Но я хочу быть рядом. Мы будем вместе, и каждый станет де лать свою карьеру. И пусть у нас появятся дети. Клянусь, материнство станет самым прекрасным периодом твоей жизни. — Он перешел на шепот: — Я чувствую, ты испытываешь ко мне страсть, Девон. Обними меня, скажи, что я тебе нужен. Признайся, что любишь меня.

— Я уже дважды нарушала из-за тебя клятву, данную перед алтарем. Тебе все мало?

— Я хочу, чтобы мы дали клятву друг другу. Наши тела уже соединились. Такой клятвы ты не приносила ни Грегу, ни любому другому!

— Я не могу больше с тобой видеться, Лаки.

— Скажи, что любишь меня.

— Не могу…

— Ты привязана к Шелби потому, что твоя мать так ужасно скончалась? — спросил он тихо.

Девон отступила на шаг.

— Ты чувствуешь на своих плечах груз ответственности за ее смерть…

— Да! — закричала она. — А что бы чувствовал на моем месте ты?

— Неужели она не могла двигаться? Была прикована к постели?

— К чему ты клонишь?

— Разве она не могла сама сходить к доктору, Девон? — Та ничего не ответила, и Лаки понял, что попал в точку. — Она возложила на тебя вину за свою смерть. Вероятно, она хотела умереть и одновременно привлечь к себе твое внимание, заставить тебя понять, как она страдала всю свою несчастную жизнь. Шелби пленил тебя точно таким же образом!

— Возможно, он не виноват…

— Он виноват.

— Но если…

— Тогда мы вместе сделаем все, чтобы вытащить его из-за решетки… Девон, ты не должна брать на себя ответственность за целый мир. Никто не просит тебя об этом. Ты не имеешь права жертвовать своим нынешним счастьем только из-за того, что случилось в прошлом и произойдет в будущем. Попробуй сосредоточиться на том, кому ты нужна, кто любит тебя!

Лаки никогда ни о чем не просил женщин, это было противно его натуре, но от исхода сегодняшнего разговора зависела вся его жизнь.

— Не отбрасывай в сторону лучшее из того, что мы пережили. Принципы, гордость, самолюбие — все это не стоит нашей любви! — Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть себе прямо в глаза. Четко выговаривая каждый слог, он попросил: — Скажи, что любишь меня…

Девон с искаженным от страдания лицом замерла. Потом замотала головой из стороны в сторону и вымолвила сорвавшимся голосом:

— Пожалуйста, не проси меня об этом. Я не могу…

20

Плохое настроение Лаки отнюдь не улучшилось, когда на подъезде к Милтон-Пойнту он попал в пробку. Промучившись в ожидании, он вышел на дорогу и посигналил проезжавшему навстречу грузовику для перевозки скота.

— Почему такая пробка?

— Впереди жуткая авария! — крикнул шофер грузовика. — Две машины. «Скорая помощь». Дорожный патруль и местная полиция. Ты застрял надолго, дружок.

— Ну уж, нет, — пробормотал Лаки, забираясь обратно в автомобиль.

Он выберется отсюда и забудет обо всем на свете, в том числе и о Девон Хейнс с ее глупым упрямством. Для этого ему вполне хватит десяти галлонов виски «Джек Дэниэлс».

Он сумел вывести «Мустанг» из плотного ряда замерших машин и, к зависти остальных водителей, вырулил на обочину.

Лаки надеялся, что медленно проползет мимо места аварии и никто не обратит на него внимания, но на этот раз фортуна ему не улыбнулась. Один из офицеров взмахнул флажком и подошел к его машине. Лаки узнал помощника шерифа.

— Лаки, это ты? — крикнул тот. — Остановись-ка!

— Но…

— Подожди здесь. — С этими словами офицер повернулся и подошел к группе полицейских.

Лаки резко выдохнул. Какого черта его здесь держат? В этот момент от группы офицеров отделился Пэт Буш и направился прямо к нему.

— Пэт, помоги мне отсюда выбраться.

— Лаки… — Шериф почему-то выглядел очень расстроенным.

— Что произошло?

— Выйди из машины. Мне надо с тобой переговорить.

— В чем дело?

Лаки поставил «Мустанг» на ручной тормоз. Видимо, случилось что-то серьезное: Пэт опять избегал смотреть ему в глаза. Лаки бросил встревоженный взгляд через плечо Пэта и вздохнул с облегчением: эти машины были ему незнакомы.

— Боже, Пэт, как ты напугал меня…

Пэт сочувственно потрепал его по плечу.

— Кто это?

— Таня!..


В груди у Лаки заныло. Казалось, земля уходит у него из-под ног.

— Она ранена?

— Нет. — Пэт опустил глаза.

— Нет?! — повторил Лаки, не веря своим ушам.

Он бросился к машине «Скорой помощи», отталкивая в сторону всех, кто оказывался у него на пути.

Наконец он увидел женщину, вокруг суетились медики. Раздался жалобный стон. «Неужели шериф ошибся?» — подумал Лаки, но… это была не Таня. В десяти метрах отсюда санитары грузили на носилки большой пластиковый мешок с «молнией». Тайлер кинулся вперед.

— Нет смысла смотреть на нее теперь, Лаки! — крикнул откуда-то сзади шериф, но было уже поздно: дрожащими руками Лаки расстегнул «молнию»…

Какое-то мгновение он смотрел не отрываясь, все еще не веря своим глазам, затем отвернулся.

— Ты в порядке?

Лаки поднял глаза на Пэта, но ничего не увидел: перед глазами стояло белое мертвое лицо Тани.

— Это невозможно…

Пэт удрученно кивнул.

— Я как раз собирался известить Чейза. Пусть подъедет к госпиталю и встретит там «Скорую».

У Лаки ком застрял в горле, но он все-таки выдавил:

— Не надо! Я сообщу ему сам… Сейчас… Только не говори ничего матери и сестре, ладно?

— Лаки, может быть…

— Договорились?

Пэт отступил.

— Ну, если ты настаиваешь…

От места аварии до офиса «Тайлер Дриллинг» всего несколько минут езды, и никогда еще этот путь не казался Лаки таким длинным.

Машина Чейза стояла перед домом. Лаки распахнул дверцу «Мустанга», навстречу ему выбежал Чейз.

— И где ты целый день пропадаешь? Мама сказала, что ты исчез еще утром… — Чейз явно куда-то торопился. — Звонил Джордж Янг, спрашивал, когда мы оплатим счет. Что еще? Говорят, в суде сегодня рассматривалось дело о поджоге. Виновными признаны Джек Эд и Малыш Элвин. Приговор будет оглашен на следующей неделе. Я провел переговоры с парнем из страховой компании. Разговаривали два с половиной часа, но, слава богу, все утрясли. Подробности расскажу потом — я и так уже опаздываю на встречу с Таней…

— Чейз, подожди минуту! — Лаки схватил брата за плечи. Губы его задрожали, на глаза навернулись непрошеные слезы. — Чейз…

Боже, ну как сказать человеку, что женщина, которую он любил, и ребенок, которого он ждал, мертвы?!

На следующее утро Марси Джонс перевели из реанимации в обычную палату госпиталя святого Луки. Врачи больше не опасались за ее жизнь, несмотря на сотрясение мозга, сломанные руку и ключицу. Она еще легко отделалась: ведь сидевшая рядом Таня Тайлер и водитель врезавшегося в них автомобиля, студент из Техаса, — погибли. Студент поехал на красный свет и протаранил машину Марси. Большинство медиков сходились во мнении — хорошо еще, что смерть обоих наступила мгновенно, без мучений.

Чейз, казалось, был совершенно невменяем. Он вел себя как сумасшедший, что, конечно, можно было объяснить. И тем не менее, когда он объявил, что едет в госпиталь поговорить с Марси, в семье началась паника. Ничто не могло заставить его изменить свое решение, и Лори поручила Лаки съездить с братом и позаботиться о нем.

Они шли по коридору госпиталя к палате, предоставленной мисс Джонс.

— Почему ты так рвешься к ней? — спросил Лаки, надеясь, что в самый последний момент брат одумается. — Ведь стоит кому-нибудь нас заметить, как мы в мгновение ока вылетим за дверь. К ней еще не пускают посетителей.

Чейз, не ответив, молча открыл дверь и вошел б полутемную палату. Лаки последовал за ним. Привлекательная Марси Джонс сейчас выглядела плачевно: во время столкновения она ударилась о ветровое стекло, и все ее лицо было изрезано. Оба глаза заплыли, нос и губы распухли. На плече красовалась шина, поддерживающая сломанную руку в подвешенном состоянии.

Лаки стало жаль несчастную:

— Чейз, пожалуйста, пойдем отсюда. Не стоит ее беспокоить.

Он говорил едва слышно, но женщина уже открыла глаза. Увидев Чейза, она застонала и пошевельнулась, будто хотела протянуть к нему руки.

— Чейз, я так страдаю, — выговорила она, тяжело дыша, — так страдаю!

Конечно, ей уже сообщили, что ее пассажирка погибла. Рано или поздно она все равно узнала бы об этом, но дополнительные душевные муки вряд ли пошли ей на пользу.

— Мы… Мы даже не заметили его. — Ее слабый голос сорвался. — Он врезался, как ракета… И…

Чейз присел на стул у кровати. От горя лицо его перекосилось, за одну ночь на лбу залегли глубокие морщины. Синяки под глазами почти не отличались от синяков Марси, волосы всклокочены, он не побрился…

— Я хочу знать о Тане, — сказал он дрогнувшим голосом. — В каком она была настроении? О чем говорила? Каковы были ее последние слова?

Лаки застонал.

— Чейз, не надо…

Старший брат раздраженно сбросил с плеча руку младшего.

— Скажи мне, Марси, что она говорила, делала, когда… Когда этот ублюдок убил ее?

Лаки поник головой и попытался поставить себя на место Чейза.

Что, если бы вчера погибла не Таня, а Девон? Как бы он проклинал себя, что не настоял на своем, не удержал, не убедил, что любит, любит, любит ее…

— Таня смеялась, — прошептала Марси. Обезболивающие сделали ее речь медленной и невнятной. Чейз ловил каждое слово, которое она была в состоянии произнести. — Мы разговаривали о доме. Она была… была… так возбуждена…

— Я куплю этот дом. — Чейз взглянул на Лаки дикими глазами. — Она хотела этот дом, и я куплю его…

— Чейз…

— Купи этот чертов дом! — прорычал он. — Неужели тебе трудно сделать это для меня?

— Буквально перед тем, как мы столкнулись с той машиной, она спрашивала меня, в какой цвет лучше… — Марси запнулась, лицо ее исказилось гримасой боли. — Она спросила, в какой цвет лучше всего выкрасить детскую комнату.

Чейз уронил голову на руки:

— Боже мой!

Слезы ручьем потекли по его щекам.

— Чейз, — прошептала Марси, — ты меня обвиняешь в происшедшем?

Закрыв руками глаза, он покачал головой:

— Нет, я виню только Бога. Он убил ее. Ее и моего ребенка. Почему? Почему? Я так ее любил…

Лаки подошел к брату и снова положил руку ему на плечо. В комнате повисла гнетущая тишина. Потом Лаки понял, что Марси впала в беспамятство.

— Чейз, нам пора.


Чейз отнял руки от своего постаревшего лица и встал.

— Скажи, чтобы Марси прислали цветы, — попросил он Лаки, выходя из палаты.

— Ладно, а что написать на карточке? От тебя или от всей семьи… — Лаки замолк и замер, заметив в конце больничного коридора знакомую фигурку Девон.

Чейз глядел в ту же сторону, что и его изумленный брат. Девон спешила им навстречу.

— Сегодня утром мне позвонила Сейдж, — объяснила журналистка. — Я приехала сразу, как только смогла. Не могу поверить в случившееся, Чейз. — Она крепко пожала ему руку.

— Таня любила тебя и восхищалась тобой…

Девон горько улыбнулась, на глаза навернулись слезы.

— Я тоже любила ее. Очень любила.

— И я ее любил. — Чейз не стыдился своих слез, он просто их не замечал. — Поеду к себе.

— Но тебя ждет мама…

— Я хочу побыть один, среди вещей, которые были дороги Тане. Скажи матери, что я скоро приеду.

Чейз машинально добрался до лифта и нажал кнопку вызова. Двери тотчас распахнулись, он вошел в лифт и исчез.

— Он совершенно раздавлен, Лаки. Как ты думаешь, он справится с этим?

— Не знаю, но тут уж ничего не поделаешь…

— Хорошо хоть ты рядом с ним в эту минуту!

— Ему нужно найти утешение там, где он может его найти. Я ему здесь не помощник.

Лаки уже соскучился по Девон и впился в нее жадным взглядом. Волосы ее отбрасывали золотистую тень на темное платье, на бледное лицо, в холодном свете флюоресцентной лампы глаза казались ярко зелеными. Они были полны слез.

— Как хорошо, что ты приехала, Девон, — прошептал Тайлер.

— Я не могла не приехать.

— Как ты узнала, где мы?

— Сейдж сказала, что вы с Чейзом поехали в госпиталь.

— Чейз уехал на моей машине, может, ты подвезешь меня?

— Конечно!

Они зашли в лифт. Лаки не мог отвести взгляда от этой женщины. Казалось, он не видел ее миллион лет, хотя на самом деле еще вчера они занимались любовью.

Вчера. Двадцать четыре часа. За это время все необратимо изменилось, мечты разбиты, любовь утеряна. Жизнь стала хрупкой.

Они уже покинули госпиталь и шли по гравиевой дорожке, когда Лаки вдруг остановился.

— Девон! — Он положил ей руки на плечи и заглянул в глаза. — Я готов сразиться с любым ради того чтобы провести с тобой остаток жизни. Жизнь слишком коротка и слишком ценна, чтобы мы могли откладывать наше счастье хотя бы на один день…

Руки его еще сильнее сжали ее плечи. Боль за Таню, боль за брата, грусть от того, что наследник Чейза и Тани никогда уже не появится на свет, любовь к Девон — все эти переживания разом нахлынули на него. Он едва переводил дыхание, сердце его так и колотилось.

Девон вздохнула, обняла Лаки и положила голову ему на грудь.

— Ты мне нужен, — прошептала она. — Я люблю тебя.

Они крепко обняли друг друга, и тут мужество покинуло Лаки, и он разрыдался, не стесняясь своих слез.

Эпилог

Лаки вошел в дом через парадную дверь.

— Есть кто-нибудь?

Никто ему не ответил. Мать куда-то ушла. Сейдж теперь училась в университете в Остине и бывала дома только во время каникул. Прислушавшись, он уловил знакомый шум компьютера Девон.

Комнату для шитья Лори превратила в офис Девон. Молодые как раз догуливали свой медовый месяц. Когда они вернулись, Лори сообщила им как само собой разумеющееся:

— Из-за артрита я все равно мало шью, зачем комнате пропадать?

За несколько месяцев комната наполнилась книгами — художественной и справочной литературой Девон. Сейдж притащила откуда-то настенный календарь с мужскими торсами. Лаки пригрозил разорвать эту непристойность в клочья, но жена тотчас завела разговор о двойном стандарте, а Сейдж объявила, что откусит ему руку, если он только посмеет прикоснуться к календарю.

После Таниной смерти и неожиданного отъезда Сейдж в Остин, Лаки и в голову не приходило подыскивать им с Девон отдельное жилье. Сыграв свадьбу в узком семейном кругу, они въехали в дом к Лори. Лаки это устраивало, да и Девон была не против.

Женщины прекрасно ладили: Девон нравилось играть роль старшей сестры, а Лори одарила Девон материнской лаской, чего той всегда так недоставало в жизни.

Лаки, не дождавшись ответа, прошел в комнату. Как он и думал, Девон с головой ушла в зеленые буквы, мерцающие на мониторе.

Работала она в наушниках, будучи весьма непритязательной по части музыки: Девон слушала все — от Моцарта до Мадонны. Чтобы не испугать жену Лаки помахал рукой. Девон тотчас повернула голову, сняла наушники и улыбнулась.

— И давно ты здесь стоишь?

Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

— Роза чуть не завяла.

Из-за спины появилась чайная роза. Глаза Девон засветились от счастья.

— Вспомнил!

— Полгода назад в этот самый день ты стала миссис Лаки Тайлер.

— Всего через двенадцать часов после того, как перестала быть миссис Грег Шелби.

Лаки не питал никаких теплых чувств к первому мужу Девон. Узнав, что Грега под честное слово выпустили из тюрьмы, он поехал в Даллас и, напав на след, обнаружил его в аэропорту. Тайлер спровоцировал его на драку, причем так, что именно Шелби нанес первый удар. Служащие подняли на ноги службу безопасности, и выяснилось, что отпущенный под честное слово Грег собирался улететь в Швейцарию, где хранил деньги, добытые весьма сомнительным путем.

Во время переполоха Лаки удалось незаметно улизнуть. Он так никому и не сказал, что способствовал второму аресту Шелби: ему вполне хватало чувства исполненного долга.

Сейчас он поднял Девон с кресла, плюхнулся сам и посадил жену себе на колени.

— Ты не забыл, что официально я на работе?

— О чем пишешь? — Лаки целиком и полностью поддерживал ее стремление работать в газете, поэтому она договорилась с редактором, что будет раз в неделю присылать статьи, а работать станет в своем собственном офисе.

— О тяжелых утратах…

Девон ответила очень тихо, и Лаки поглядел ей в глаза:

— Я видел сегодня брата — утром он появился в офисе…


Все семейство Тайлер было очень обеспокоено депрессией Чейза.

— И?

— Он опять был пьян.

— Восемь месяцев прошло, а рана все не затягивается, — произнесла Девон с грустью. — Думаешь, он когда-нибудь выздоровеет?

— Нет, — ответил Лаки честно. — Но я надеюсь, что со временем он свыкнется с мыслью об утрате и вернется к нормальной жизни.

Девон близко к сердцу принимала все горести его семьи. Их радости и печали стали ее радостями и печалями. Семейная жизнь во всей ее полноте была внове Девон, но она только расцветала в этой непривычной для себя обстановке.

Дела «Тайлер Дриллинг» все еще не ладились, хотя взамен сгоревшего Лаки сумел приобрести новое оборудование. Вот уже полгода, как компания не получала ни одного заказа.

Чейз совсем отошел от дел, с головой уйдя в свое горе, в свою утрату. На Лаки легла ответственность за спасение тонущего корабля. Девон верила в мужа, и это вдохновляло его.

— Ужасно, что твой брат так опустился, и жизнь его течет сквозь пальцы, — пробормотала Девон. — Ужасно!

— Он даже ни разу не зашел в дом, который сам же просил меня купить. Дом стоит пустой, а Чейз сидит в своей старой квартире и беспробудно пьянствует.

— Как же ему помочь?

— Если бы я знал! Критиковать, читать нотации бесполезно. Сочувствие только злит его. Я уж не говорю о том, как он рискует, объезжая этих сумасшедших быков. Для родео он уже слишком стар.

— Может быть, поэтому он туда и стремится, — задумалась Девон. — Умереть. Родео — разновидность самоубийства.

— Бог мой! — Лаки обнял Девон и уткнулся ей в грудь. — Если я когда-нибудь тебя потеряю…

— Ты меня никогда не потеряешь.

— Я уже терял тебя после нашей первой ночи и чуть не свихнулся, пока не обрел снова.

Девон откинулась назад и с любопытством поглядела на него.

— Чуть не свихнулся? Надо же, а я и не знала.

Несмотря на смерть Тани и тяжелое положение «Тайлер Дриллинг», Лаки не утратил оптимизма.

— Ну, я тебе много о чем еще не рассказывал.

— Да?

— Да…

— Например?

— Например, я еще никогда не говорил, что в очках ты очень сексуальна.

Она закрыла лицо руками.

— Мальчики не любят девочек, которые носят очки.

— Я люблю всяких девочек.

— Да, мне говорили об этом.

Он привлек ее к себе и, сгорая от страсти, начал целовать. Пуговицы ее блузки не составили для него преграды. Когда ее груди оказались у него в ладонях, Девон стянула с него джинсы и стала щекотать его чресла бутоном розы.

— Спасибо тебе, мой цветочек, — нашептывала она, слегка покачивая в руке стебель.

— Надеюсь, я хорошо тебя всему обучил? — задыхаясь от необычного ощущения, спросил Лаки.

— То есть?

— Хочется верить, что мы не станем подниматься в спальню…

Ни слова не говоря, Девон опустилась на ковер и притянула мужа к себе. Спустя какое-то время они без движения лежали рядом — обессиленные и счастливые.

— Вот так статью мы с тобой сочинили! — засмеялся Лаки.

Девон взяла его правую руку, поцеловала и положила к себе на грудь.

— Чувствуешь, как бьется сердце? Каждый его удар — это моя любовь к тебе, и я не знаю, как бы существовала без тебя в этой жизни!

Лаки заглянул жене в глаза и увидел в этих глубоких зеленых озерах отражение своей собственной любви. Девон была умна, чувствительна, она его любила, она была прекрасна, она была сексуальна, она щедро и открыто дарила ему себя.

— Черт! — сказал он умиротворенно. — Неужели кого-то удивляет, что меня зовут Лаки, Счастливчик?

Вернуться назад