File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Сказки Серого Волка Сказка о пролетающих мимо

 

Сказки Серого Волка Сказка о пролетающих мимо


Сказки Серого Волка




Сказка о пролетающих мимо



I


— Я готов, — сказал мальчик, преданно глядя тебе в глаза.


Ты серьeзно кивнул, изо всех сил стараясь не улыбнуться.


Тeплые кроссовки.


Тeплая вязаная шапочка.


Тeплая куртка — прошлой зимой в ней, помнится, щеголял: иссиня-чeрная, с опущенным капюшоном и мощным белым зверем на спине. Очень красивая курточка была…


Под курткой толстый свитер. Узкий воротник туго охватил шею, даже голова с трудом вертится. Спортивные шерстяные брюки, тоже, кажется, прошлогодние, потому как вырос он из них изрядно. Бабушка о таких вещах говорила, что люди в них, как подстреленные.


— Что-то ты, брат, немного перебрал, — неуверенно сказал ты. — Мы же, в общем-то, не на Северный полюс идeм…


— Мама заставила…


— Запаришься…


— Не-а, — мальчик уверенно помотал головой. — Как выйдем за посeлок, я куртку сразу сниму. А сейчас пока так, а то мамка ругаться будет…


— Ну, тогда пошли…


Ты вскинул на плечо рюкзак и вышел со двора. Мальчик потопал за тобой.


— А почему ты калитку не закрываешь? — вопрос из-за спины.


— А зачем?


— Вдруг зайдeт кто-нибудь?


— Вот потому и не закрываю…


— Это как?..


— Ну, как, как… Так и не закрываю, что вдруг кто-нибудь зайдeт…


— А унесут что-нибудь?


— А зачем им уносить? У меня, собственно, и уносить нечего… Зайдут, дом открыт: посидят, отдохнут, попьют чаю, может, на гитаре поиграют, да и пойдут дальше…


— А-а-а, — мальчик замолчал, переваривая твой ответ.


Вот тебе и «а-а-а», передразнил ты его про себя. Иди теперь и думай, что к чему.


Вы дошли до конца улицы.


За последним двором начиналась степь. Дикая, ничем не обезображенная, серая полумeртвая предзимняя степь.


Ноябрь был холодным. Сначала лили дожди, а потом вдруг на несколько дней лeг снег. Полынь, убелeнная инеем, улеглась в валки, пушистые шапки краснобыльника мгновенно облетели, ковыль просто исчез, и лишь караганник упрямо зеленел сквозь снег. Но, как обычно, за снегом нагрянула жара. Растаял снег, высохла земля, но степь к жизни не вернулась. Последняя зелень, оттаяв, побурела и ушла в землю. Наступило предзимье, недоброе, странное время.


Сухая, покрытая тонкими трещинами земля, похрустывала под ногами. Ты шeл, старательно приноравливаясь к шагам мальчика.


— Не устал? — спросил на всякий случай.


— Нет, — бодро сказал мальчик. — А знаешь, я теперь тоже дверь за собой закрывать не буду!


Вот, блин! И столько торжества в голосе, будто только что смысл жизни для себя выяснил.


— Не закрывай, — ехидно сказал ты. — Только вот как на это посмотрит мама?


В ответ — молчание. Такое разочарованно-обиженное, что ты оглянулся. На лице мальчика так живописно было написано, что проблему мамы он из виду как-то упустил, что ты не выдержал и рассмеялся.


— Не переживай, — ты протянул ему руку, — вырастешь и тогда сможешь делать так, как тебе покажется правильным.


Мальчик взял тебя за руку.


— Тебе хорошо, — вздохнул он, — ты большой, тебя мама с папой не заругают…


— Не заругают…


— А где твои мама и папа?


— Умерли…


— Совсем умерли?


— Совсем.


— А может они уехали куда-то? Я кино видел…


— Ноги не натeр?


— Н-нет, не натeр…


Хороший сегодня день. На небе ни облачка. Низкое солнце старается из последних сил согреть степь. А ей это уже не нужно…


— А зачем ты рюкзак взял?


— А зачем люди берут с собой рюкзаки?


— Чтобы ложить туда что-то…


— Надо говорить не «ложить», а «класть».


— Чтобы класть туда что-то…


— Вот я и положил…


— А что?


— А вот когда проголодаешься — узнаешь.


Мальчик помолчал немного, обдумал всe и заявил.


— А я уже проголодался.


— Что-то быстро…


— И нет. Я дома не поел, я только чай попил.


— Почему?


— Я к тебе торопился…


Ты усмехнулся.


— Слушай, брат, ты не обижайся, но придeтся тебе ещe немного потерпеть. Минут двадцать продержишься?


— Угу.


— Вот и отлично… А то мы уже пришли почти.


— Так быстро пришли?


— Да. Видишь, вон там, деревья?


— Вижу…


— Это сразу за ними.


— У-у-у, а я думал, надо далеко идти.


— Нет, ещe до обеда обернeмся.


— А я у мамы до вечера отпросился…


— Отлично! Будем сидеть возле печки, пить кофе и рассуждать о жизни.


— Ага, ты всегда так говоришь, а сам опять своего «Щелкунчика» поставишь и будешь на фотографию смотреть.


— Разве тебе не нравится «Щелкунчик»?


— Нравится. Мне не нравится, когда ты на фотографию смотришь и слушаешь, что я говорю…


Вот тебе и раз! А ты считал, что он любит те минуты, когда ты отключаешься и он может безнадзорно рыться в старых журналах…


— Ну, ладно, брат, не обижайся. Хорошо?


— Хорошо…


— А фотографию мы, как придeм, так сразу и сожжeм.


— Зачем?


— Чтобы не мешала.


— Не надо… Она красивая.


— Много ты понимаешь. Она толстая.


— И вовсе нет! И совсем она не толстая, она красивая. И волосы у неё красивые. И… всe…


— Тогда… я еe тебе подарю.


— Не надо мне еe дарить! Пусть она у тебя всегда на столе стоит!


Вот вам, кстати, наглядный пример детской логики…


Вы вошли в посадку. Это была дорога, усыпанная листьями, а по обеим сторонам от неe, неплотной стеной, деревья. Высокие, с роскошными кронами тополя, склонившиеся над дорогой, так что казалось, что ты идёшь под крышей. Редкая красота: прямая, как стрела дорога, крыша из бурых листьев над ней, а сквозь стволы видна степь…


— У того сломанного дерева свернeм.


— Уже?


— Уже… — Ты остановился у сломанного ветром тополя, достал сигарету и закурил. — Это тут сразу за деревьями…


Вы свернули и, пробравшись сквозь нечастый кустарник, перешли неширокую полосу деревьев.


— Вот, — сказал ты.


Мальчик стоял рядом с тобой и молча смотрел на большое выжженное кольцо земли под ногами.


Разочарование он сейчас чувствует или что?


— Знаешь, — сказал мальчик, — а я сначала не поверил тебе.


Он нагнулся и поднял с земли оплавленный камень, на поверхности которого были видны потeки, похожие на слeзы.


Ну, вот, значит, я не ошибся, с облегчением подумал ты.


— А разве я тебя когда-нибудь обманывал?




II


Они очень долго шли к Ирениону.


Многие не дошли.


Но теперь он проплывал по экрану: нестерпимо голубой, такой близкий, такой желанный. Огни гигантских городов освещали этот сплюснутый на полюсах шар. Мимо корабля проносились спутники.


Иренион был живой! И это значило, что цель достигнута, что те, кто остался на других Иренионах, погибли не зря.


Они смотрели на экран, и многие из них плакали.


Они смотрели на экран и ждали, что скажет эдарх.


А эдарх молчал.


А эдарх молчал и не сказал ничего, даже когда нетерпеливая грах тронула его за плечо.


Лишь покачал головой.


Эдарх лишь покачал головой.


Ещe долго предстоит им быть в пути, и Иренион ещe только ждeт их где-то среди чужих созвездий.


Посадка не была необходима, но оба нуста и аст опустили потрeпанный катер на ночной стороне неИрениона.


Они прошли по мокрому полю. Аст искупалась в росе. Младший нуст собрал букет из жeлтых листьев. А старший отыскал одинокий цветок с белыми лепестками и жeлтым сердечком. Цветок понравился всем, и они немало вечеров потратили, пытаясь придумать ему имя. От слов, которые приходили им в голову, пахло Иренионом.


Ещё очень долго будут идти они в поисках своего Иренирна…





III


— Заходи, — ты толкнул дверь и пропустил мальчика вперeд. Тот проскользнул под твоей рукой, скинул обувь и сел тут же под вешалкой.


— Я устал, — сказал он и грустно посмотрел на свои ноги.


— Не беда, — бодро сказал ты и улыбнулся. — Сейчас мы тебя распакуем, напоим чаем и уложим подремать на диван…


— Не хочу я спать!


— Я сказал, не спать, а дремать. Это совершенно разные вещи…


Пусть спорит. Лишь бы опять не начал плакать.


Ты помог мальчику раздеться и погнал в ванну мыться. Тот пару раз фыркнул, попробовал канючить, но тут ты стоял твeрдо: грязные разводы, следы слез, которые он яростно размазывал по щекам, надо было смыть…


Ты прошёл на кухню, размолол немного кофе и поставил турку на газ, достал из холодильника молоко и масло. Мальчик всe ещe плескался.


— Давай шустрее, — крикнул ты.


— Чичас, — послышалось из-за двери. — Я жубы чищу…


— Ненормальный, — сказал ты. — Стал бы я, ни с того ни с сего, чистить зубы!


— А я штал бы!


Ты порылся в дисках.


— Какую музыку поставить?


— Ту, где снег падает, — мальчик появился на пороге кухни, чистый и улыбчивый.


— Хорошо, — сказал ты, — а ты, брат, давай-ка, кофе разлей. Мне без сахара.


— Как всегда, — важно кивнул мальчик.


Ты, наконец, отыскал диск.


— Сейчас будут тебе и снег, и метель.


— Только ты громко не делай, ладно?


— Ладно…


Ты убавил звук и прислонился к буфету. В комнате медленно кружились снежинки.


Как он плакал. Чeрт возьми! Так даже дети редко плачут.


А сам-то… Вспомни, когда ты в первый раз увидел кольцо и понял, что это такое, тебе тоже хотелось так вот разреветься от обиды и кричать, как мальчик кричал: «Почему, почему, почему!»


Ты еле его успокоил. А ведь он, наверное ждал ответа от тебя. И сейчас, наверное, ждeт. Вот только откуда тебе взять этот ответ! Откуда тебе знать, почему они прилетают, смотрят на нас и летят дальше!


А ведь он сейчас спросит, подумал ты. И тебе надо будет дать ответ. А иначе нечего было вести его туда.


Мальчик поднял глаза, и ты понял его.


— Сейчас, сказал ты, — подожди немного. Я только соберусь с мыслями…



Опубликовано: 31 июля 2010, 07:06     Распечатать
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор