File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Вэл Макдермид Чужое терзанье

 

Вэл Макдермид Чужое терзанье


Часть четвертая


Некоторые книги способны изменить жизнь человека — это всем известный факт. Если меня кто-то спросит, была ли у меня такая книга, пожалуй, он будет очень удивлен ответом. Но я до сих пор помню впечатление от «Трех заложников» Джона Бушана.


Тем летом родители взяли меня с собой в отпуск в Норфолк-Бродз, красивейший уголок Центральной Англии, славящийся своими реками и каналами. Вроде бы мои предки — люди неплохие, но мое и их представления об отдыхе не совпадают. Другие люди отправляются куда-нибудь на лодках, открывают для себя новое и осваивают образ жизни, полностью отличающийся от их привычного распорядка, — шлюзы, заболоченные протоки, живущие у воды птицы, странное ощущение нереальности, когда после нескольких дней в лодке ноги ступают на твердую землю. Мои родители не понимали прелести водных путешествий. Они арендовали автофургон на площадке, где сотни металлических коробок стояли тесными рядами вдоль невысокого обрыва, под которым плескались волны Северного моря. Однако из окон нашего автофургона не было видно и этого. Мы наблюдали лишь другие фургоны. Внутри было не лучше. Даже в муниципальных домах с двумя спальнями можно найти больше простора и уединения, чем в этой тесной жестяной бочке. Во мне бурлила ненависть к фургону, зависть к другим детям, наслаждавшимся нормальными каникулами. Ничего не оставалось, как считать часы, когда же мы поедем домой.


Погода тоже не спасала ситуацию. Типичная летняя английская неделя — серая изморось чередовалась с водянистым солнцем, и тут уж все обитатели лагеря десантировались на каменистый пляж, обнажались до плавок и купальников и, прыгая с ноги на ногу, пробирались по острым камням к воде. Там орали, обожженные холодной волной, поворачивали и, дрожа, прыгали обратно к своим полотенцам, термосам с горячим жидким кофе и сандвичам с яйцом.


Как-то к вечеру, когда дождь припустил особенно сильно, родители решили поиграть в бинго в тамошнем баре, который помещался в здании, построенном в виде приземистого бетонного куба. Мне тоже пришлось пойти, потому что двенадцатилетним подросткам по закону нельзя оставаться без родительского присмотра. А родители всегда были законопослушными до безобразия. Страдая и негодуя, бурча и ненавидя все и вся, пришлось тащиться за ними. Мне хотелось поболтать с Амандой, красивой белокурой девочкой из фургона через ряд от нас, а не глядеть, как кучка стариков играет в бинго.


Отец купил мне колу и пакет чипсов, махнул рукой в сторону стола для пинг-понга и велел никуда не уходить и развлекаться пару часов самостоятельно. Как малому ребенку. У меня аж лицо перекосилось от злости. В комнате для пинг-понга было шумно, дети смотрели на меня, как на пришельца из космоса. Зато в дальнем углу там стояла полка с потрепанными книжками. Первые две меня не привлекли, зато следующей оказалась книга «Три заложника», и с первой страницы, с описания совершенно чуждой мне социальной среды, жизнь моя повернула в новое русло.


До той поры мне и в голову не приходило, что можно добиться полного подчинения воли другого человека. «Три заложника» рассказали мне о двух вещах, которые мне нравятся больше всего: абсолютном превосходстве и о доступе в мир власти и успеха. Последнего мне не достичь — социальное происхождение не то, но если я овладею первым, то смогу добиться чего-то столь же привлекательного.


«Три заложника» стали для меня первым шагом на долгом пути к тайнам чужого мозга. У меня никогда не было сомнений: контроль над личностью возможен, и я сумею его достичь. Но вот смогу ли я его использовать так, чтобы изменить мир вокруг меня, — еще вопрос. Мне все же казалось, что у меня должно получиться.


Путеводной звездой на этом пути была и остается информация, мне пришлось прочитать и изучить все, что только возможно, про гипноз, измененное сознание, промывку мозгов и контроль над личностью. И чем дальше, тем все сильнее мне хотелось продемонстрировать свои способности, похвалиться — хотя бы перед собой. Объектами тренировки были мои одноклассники, партнеры по сексу, а позже даже сослуживцы. Впрочем, довольно скоро выяснилось, что мои знания и навыки не столь уж выдающиеся. Иногда результаты бывали вполне примечательные, но чаще меня ждало фиаско. В большинстве случаев чужой мозг оставался за пределами моей власти и пробиться к нему никак не удавалось.


Тогда-то и обнаружилось, что существует категория людей, которые почти не защищены от вмешательства моей воли: ей подчиняются те, кого окружающие считают туповатыми. Конечно, это не тот эффект, какой мне грезился, но все-таки он открывал определенные возможности.


Затем встал вопрос, что я буду делать с силой и властью, которые мне предстояло применять. Как смогу умножить то, что уже было в моих руках?


Ответ пришел из ниоткуда. Сила удвоится, если людей будет двое.


***

Если знание дает человеку власть, то умение этим знанием правильно распорядиться дает ему блестящую возможность манипулировать своими ближними. Сэм Ивенс был из тех ловкачей, которые всегда стараются, заплатив не больше пенни, набрать товару на шиллинг. Он даже удивлялся, с какой готовностью люди распахивают перед тобой душу, если думают, что ты с ними откровенен. Взять хоть Кевина. В обмен на кое-какие мелочи о прошлом Стейси Чен он выложил Сэму кучу сведений про Дона, Полу и себя самого. Именно таких, что могут оказаться полезными. Знать такие вещи — все равно что разбираться в болевых точках человеческого тела: надавил на нужную — и твой противник валяется на земле, в пыли и грязи.


Они сидели в деревенском пабе в нескольких милях от долины Суиндейл и подзаряжались заслуженной пинтой пива после долгого и бестолкового дня, в течение которого они проводили скрупулезный опрос свидетелей и участвовали в мелких местных склоках. Им полагалось наметить план действий на завтра, но они единодушно решили, что хватит с них отрицательных впечатлений, связанных со смертью детей. Гораздо приятней перемыть кости своим коллегам.


На полуслове Кевина перебил мобильный — звякнул, извещая о поступившем текстовом сообщении. Кевин недоверчиво уставился на дисплей.


— Она что, спятила? — воскликнул он и повернул трубку так, чтобы Ивенс мог прочесть.


Под надписью СТЕЙСИ МОБ шел текст: «Убйц похтл Полу. Она исчзл».


Ивенс покачал головой:


— Это не Стейси. Не ее стиль.


Кевин уже набирал номер. Как только установилась связь, он спросил:


— Как это убийца похитил Полу? Что ты имела в виду? Что за дурацкие шутки?


— Я не шучу, на такие темы не шутят! — Стейси говорила возбужденно и с обидой. — Я серьезно. Он утащил Полу в проулок между домами, и оба как сквозь землю провалились. Когда туда прибежали наши, там даже никаких следов не оказалось. Это было полчаса назад.


— Черт! — выругался Кевин в сердцах. — Мы выезжаем. Будем в течение часа. — Он повернулся к Ивенсу: — Она серьезно. Пока мы тут сидели и лакали пиво, наши хреновы коллеги хлопали ушами — Полу утащили прямо у них из-под носа. — Он вскочил. — Едем в Брэдфилд.


Ивенс, оставив на столе едва начатую кружку, двинулся к двери.


— Как это случилось? — спросил он на ходу.


— Не знаю, — ответил Кевин. — Ведь Кэрол Джордан была уверена, что все предусмотрела.


Ивенс по дороге к машине обдумывал ситуацию: раз с Полой что-то случилось, для Кэрол Джордан это означает — прощай карьера. Он радовался, что не участвовал в провальной операции, а работал над делом, которое наконец-то сдвинулось с мертвой точки. В этом мире каждый должен заботиться прежде всего о себе. Тот, кто считает иначе, становится добычей хищников. А добычу, как известно, съедают. Лично он не собирался попасть в чей-то желудок.


***

Кэрол поехала домой в четвертом часу утра. Полу Макинтайр разыскивали уже без малого шесть часов. Каждая дверь в Темпл-Филдз была открыта в ответ на громовой стук, каждый человек опрошен. Полиция перетрясла все массажные салоны и бордели, опросила проституток обоего пола, перерыла бары и ночные клубы, не говоря уж о вторжении в магазины, офисы, квартиры, меблированные комнаты… Копы сделали все, что могли, но Полу и ее похитителя словно корова языком слизнула. Поиски в лабиринте улиц, улочек, переулков и задних дворов не дали ничего. Джен Шилдз провела одну из групп через калитку в здание, служившее в основном складом местной типографии. Их поиски тоже не дали результатов — казалось, там давным-давно никто не бывал.


Наконец Кэрол объявила отбой. Некоторые полицейские протестовали, они были готовы продолжить поиски, но Кэрол проявила власть: нет, решительно заявила она, теперь до рассвета все равно ничего не сделать. Лучшую услугу они окажут Поле, если выспятся. Никто не решился ей возразить, все были уверены, что уже опоздали.


В гробовом молчании Кэрол прошла к машине вместе с Джен Шилдз и Доном Мерриком. Вдруг Джен остановилась и сказала:


— Я не поеду с вами. Мне надо поговорить с некоторыми людьми. Вы бы удивились, какие темные элементы оказываются на нашей стороне, когда проходит слух, что пропал коп. Эти ребята хотят все уладить не меньше, чем мы.


— Неблагоприятный фон для бизнеса? — кисло поинтересовался Меррик.


— Да, что-то в этом роде. — Джен подняла повыше воротник мягкой кожаной куртки. — Пока. Увидимся на совещании.


Кэрол не пыталась ее задержать. Она смотрела ей вслед, пока фигура Джен не скрылась в тумане.


— Я ей говорил сегодня утром, чтобы она отказалась участвовать в операции, — произнес Меррик.


Кэрол ощущала его враждебность, но слишком устала, чтобы спорить.


— Значит, это был ее выбор, Дон. — Она распахнула дверцу и села в машину. — Поеду домой и высплюсь. Советую тебе сделать то же самое, а не гоняться за своим хвостом остаток ночи. — Ответа она не стала ждать. Через двадцать секунд — Дон все еще стоял в задумчивости — она захлопнула дверцу и приказала водителю ехать к зданию управления полиции.


Кэрол поблагодарила Стейси за то, что та оставалась все это время на связи, и попросила спеца прокрутить запись встречи Полы с роковым клиентом. Пока ехали, они просмотрели ее шесть раз, но никто не смог разглядеть ничего нового. На месте она приказала сотрудникам службы технической поддержки сделать все возможное, чтобы улучшить звук и картинку. Потом побрела к своей машине, еле волоча ноги и чувствуя себя старой развалиной.


Кэрол дрожала от отчаяния и усталости, когда остановила машину возле дома, и невероятно обрадовалась, увидев свет в кабинете Тони. Она жала на кнопку звонка, как будто в ней было ее спасение. Тони в спортивных брюках и футболке открыл дверь.


На лице его было написано такое удивление, что она заговорила, отвечая на незаданный вопрос:


— Он схватил Полу. — Каждое слово Кэрол пришлось вытягивать из себя клещами.


Тони шагнул к ней и обнял. Ее плечи были как каменные, но вот она уткнулась ему в грудь и заплакала. Тони молчал. Он поддерживал ее, чувствуя, как вздрагивает ее тело, когда она дала волю своему горю.


Постепенно буря улеглась. Кэрол слегка отодвинулась и встретила его озабоченный взгляд.


— Не беспокойся обо мне, я в порядке, — слабым голосом сказала она.


— Не похоже. — Тони провел ее в дом и усадил на диван. — Хочешь выпить?


Кэрол кивнула, утирая слезы:


— Да, пожалуйста.


Он пошел в кухню. Через минуту вернулся с двумя бокалами белого вина, вручил один Кэрол и сел рядом с ней.


— Ты хочешь поговорить об этом?


Кэрол сделала глоток вина и не почувствовала вкуса, словно вкусовые рецепторы отказывались ей служить.


— Тони, назови это сублимацией, если хочешь, но я не могу говорить про Полу, пока не буду знать, как ты себе представляешь наши отношения.


— Тогда расскажи мне то, о чем я не знаю.


Кэрол глотнула еще вина. На этот раз у него появились едва знакомый вкус и аромат.


— После того как меня… изнасиловали, мне казалось, будто мое тело мне не принадлежит. Я не сразу поняла, что, если хочу доказать себе самой, что я по-прежнему нормальная женщина, мне необходим сексуальный опыт. Попросту говоря, мне нужно было с кем-то переспать, с кем-то таким, кто мне безразличен, так что близость не создаст ни мне, ни ему никаких проблем, никаких сложностей. — Кэрол приложила ладонь к спине Тони, ощущая сквозь рубашку тепло его тела.


— И я не подходил ни по одному параметру, — фыркнул он, прочитав согласие в ее полуулыбке.


— И вдруг появляется Джонатан. Понимающий, великодушный, привлекательный — и абсолютно не тот человек, в которого я могла бы влюбиться. Вот я и использовала его. У меня нет повода для гордости, а у тебя — причин для ревности. Каждый день ты получаешь от меня больше, чем я позволила получить ему.


— Я все равно ревную, потому что для него это так легко, а для меня трудно.


— Я пытаюсь сделать это проще для нас обоих.


— Знаю. Но нам еще не скоро станет легко друг с другом, верно?


Она никогда не слышала такой печали в его голосе.


— Не знаю, — уныло ответила она. — Я просто знаю, что я…


— Не говори ничего, — резко перебил он. — Я ощущаю то же самое. Да и как можно загадывать? Между нами вечно что-то стоит, отдаляет нас друг от друга, отвлекает наше внимание. Сейчас это Пола. Расскажи мне, что произошло.


Кэрол описала вечерние события.


— Она погибла. И я допустила это. — Голос Кэрол задрожал — вот-вот сорвется. — Уж я-то лучше всех понимала, что в такой операции все может пойти не по плану, и все-таки это допустила.


Тони вскочил и забегал по комнате:


— Не думаю, что она умерла. Этот убийца хочет, чтобы его жертвы были найдены, причем как можно скорее. Полу найти не удалось, так что логика подсказывает, что она, вероятно, еще жива.


Кэрол засомневалась:


— Почему это он вдруг изменил своим привычкам?


— Справедливый вопрос. Может, потому, что понял: Пола — коп. Если помнишь, я сказал тебе в вечер начала операции, что он может об этом догадаться.


— Даже если так, какая ему разница?


— Он любит власть. Возможно, он держит ее живой, потому что это дает ему еще большее наслаждение своей силой: еще бы — в его руках полицейский! Это дает ему власть как над ней, так и над нами. Он режиссер, он дирижер оркестра. И если мы хотим вернуть Полу живой, нам придется плясать под его дудку.


Кэрол нахмурилась:


— Как это — плясать под его дудку?


Тони нетерпеливо махнул рукой:


— Я пока еще не знаю. Он даст понять это сам, или мы вынуждены будем вычислить. — Он снова забегал по комнате, потом резко остановился и посмотрел на Кэрол: — Кстати, как он узнал, что на ней рация с микрофоном?


— Ты меня спрашиваешь? Вероятно, до него дошло, что она подставное лицо, и догадался насчет микрофона. Вот почему он стал ее лапать, как только затолкнул в переулок.


— Это слишком сложно для Дерека Тайлера, — пробормотал он.


— Вчера там был не Дерек Тайлер. Он сидит в «Брэдфилд Мур».


— Да знаю! Но ведь преступления идентичны, за ними угадывается один и тот же разум — и не Дерека Тайлера: он недостаточно умен, недостаточно собран. — Тони взглянул на Кэрол, и у него внезапно загорелись глаза.


— Человек, стоящий за этими преступлениями, манипулирует не только нами, но и убийцей.


Кэрол упрямо покачала головой:


— Не верю. Люди убивают не из-за того, что их кто-то попросил об этом. Так поступают лишь наемные киллеры. А если это наемный убийца, тогда он работает по заказу кого-то, кто хочет послать Дереку Тайлеру известие: тебя скоро выпустят. Мы должны еще раз порыться в его биографии и выяснить, кому и зачем это нужно.


— Ты ошибаешься, Кэрол, — со вздохом сказал Тони, — но если уж ты решила заняться изысканиями в этой области, тогда тебе, пожалуй, стоит поинтересоваться биографиями его жертв, а не самого Дерека.


Кэрол допила вино и встала:


— Почему?


— Если бы я любил человека, а его убили и если бы убийца не получил пожизненное, а был отправлен в госпиталь для психов, то есть имел бы возможность рано или поздно освободиться, я бы не согласился с приговором суда. Я бы решил добраться до убийцы и отомстить. Не исключено, что ты найдешь кого-то, кто любил одну из его жертв и теперь в состоянии нанять убийцу и воспроизвести те преступления, рассчитывая, что Тайлера выпустят. — Он пожал плечами. — В этом тоже есть логика.


Кэрол уставилась на него, приоткрыв рот.


— Логика? — пробормотала она.


— Нет, Кэрол. Это чушь. Если в том, что я предположил, есть зерно истины, то человеку, нанявшему киллера, проще было послать к Тайлеру адвоката, чтобы подтолкнуть его написать прошение о пересмотре дела. Но этого не произошло.


— Подождем еще, — сказала она. — Может, он попытается использовать Полу как разменную монету в переговорах.


— Кэрол, если вы получите от убийцы требование: Пола в обмен на признание, что Дерек Тайлер осужден по ошибке, я буду кормить тебя обедами целый год.


— По рукам, — согласилась она.


Он допил вино:


— Теперь надо поспать. У нас с тобой много важных дел завтра. — Тони взглянул на часы и простонал: — О боже, уже через несколько часов!


— Я еще не поблагодарила тебя за помощь в деле по Тиму Голдингу, — спохватилась Кэрол, стоя на пороге. — Ты нам очень помог.


— Я рад. А то я мучился, что не отрабатываю деньги, которые вы мне отстегиваете.


— Может, ты все-таки съездишь на место преступления?


Он беспомощно развел руками:


— Я собирался туда завтра, но теперь, раз похитили Полу…


— Конечно, это подождет.


— Кто ведет дело о похищении?


— Кевин и Сэм. Еще Стейси: она копается в материалах той группы, что занимается педофилами. Заниматься делом просился Дон, но я, честно говоря, не уверена, что он потянет. Когда вся эта катавасия закончится, я, пожалуй, попрошу Брэндона перевести его из моей группы в другое подразделение. Может, к тому времени объявится Крис Девайн. Она будет хорошим инспектором. — Ее лицо помрачнело. — Господи, если вспомнить, как я ждала этой должности! Я думала, что она станет для меня спасением, а теперь кажется последним гвоздем, вбитым в мой гроб.


***

Стейси Чен любила свою работу. В конце восьмидесятых, когда компьютерные технологии стали общедоступны, ее родители приняли их с восторгом. Они владели сетью китайских супермаркетов, и их восхищала способность машин отслеживать все сделки и запасы товара. Стейси не могла и припомнить, когда в ее жизни не было компьютеров. Единственный ребенок, она получала в подарок новинки «Майкрософта», как другие дети книжки или куклы Барби. Разочарованная ограниченными возможностями первых домашних компьютеров, Стейси изучила программирование и начала писать свои собственные игры — не такие скучные, как ей дарили. К тому времени, когда она стала изучать информатику в Институте наук и технологий Манчестерского университета, она уже зарабатывала достаточно, чтобы купить себе мансарду в центре города, — благодаря программе, которую продала гигантской американской корпорации, обезопасившей при ее помощи свою операционную систему от потенциальных программных сбоев. Преподаватели пророчили Стейси стремительную карьеру в мире электронного бизнеса. Они просто ушам не поверили, когда она объявила, что планирует поступить на службу в полицию.


Для Стейси это решение было абсолютно логичным. Она любила рыться в системах других людей и в полиции могла заниматься своим хобби, не вступая в противоречия с законом. При этом у нее оставалось достаточно свободного времени для преследования собственных коммерческих интересов без неминуемых конфликтов, которые были бы неизбежны, работай она в какой-нибудь компании программного обеспечения. Не важно, что ее жалованье в полиции было ничтожным по сравнению с деньгами, которые Стейси зарабатывала в свободное время. Работа давала ей законные основания для вторжения в чужие секреты, и это ей очень нравилось.


Чтобы залезть в чужие данные, ей не нужно было сидеть в офисе. Она установила дома систему, открывавшую ей доступ ко всем компьютерам группы по особо тяжким преступлениям, и гуляла по ним, как бизон по прерии. Поэтому она знала о пристрастии Кевина к сайтам мягкого порно, куда он наведывался анонимно, знала про интерес Дона Меррика к американскому бейсболу, про любовь Полы к новостным веб-сайтам и привычку Джен заказывать книги в Йорке, в женском книжном интернет-магазине. Ее интриговала осторожность Кэрол Джордан в обращении с компьютером, пока она не нашла информацию, что у старшего инспектора брат — компьютерщик. А раз так, значит, Кэрол отлично понимает, какие следы оставляет в компьютере любая деятельность и с какой легкостью прочтет их настоящий профессионал.


Знала Стейси и про вечерние происки Сэма Ивенса. Она сидела дома, отмечая его работу на клавиатуре, наблюдала, как он пытается залезть в файлы коллег и каждый раз терпит фиаско, наталкиваясь на барьер пароля. Ей бы почувствовать в Сэме родственную душу, но вместо этого она презирала его за некомпетентность. С его-то скоростью — и претендовать на славное имя хакера! Господи, какие чудные эти копы!


Но сегодня в системе Стейси была одна. Сэм не шастал по офису, пытаясь что-нибудь спереть у остальных, да и вообще ничего интересного найти ей не удалось. И тогда она решила разобраться, что же произошло в Темпл-Филдз в тот день, когда была похищена Пола. Несколько команд с клавиатуры, пара кликов мышью — и к компьютеру Стейси подсоединились видеокамеры.


Стейси налила из термоса новую порцию кофе и приготовилась к долгому наблюдению.


***

Пола не знала, сколько она пролежала в этой ужасной комнате, где свет голой лампочки отчетливо обрисовывал унылые предметы обстановки. Поначалу она испытала огромное облегчение, даже радость, что еще жива. Почему? Ведь предыдущие жертвы умерли в мучениях почти сразу, как только убийца уводил их с улицы. Когда ее похититель извлек ту отвратительную штуку, она не сомневалась, что ее ждет та же участь. Нет. Он повернул Полу перед камерой так, что открылись все самые интимные части ее тела, размахивал перед ней смертоносным дилдо и смеялся. Потом проверил ее оковы и отступил, щупая свой член сквозь ткань мешковатых джинсов. Она думала, что он собирается ее изнасиловать, но опасение не подтвердилось. Несколько минут он пожирал ее голодным взглядом, гладил свой возбужденный орган, будто ручную крысу. Удостоверился, что видео- и веб-камера работают, и ушел.


Пола осталась одна. Попыталась было освободиться, но вскоре оставила эти попытки, поняв, что лишь зря потратит силы, которые ей, возможно, еще пригодятся. Она пробовала кричать, звать на помощь, но кляп не пропускал никаких звуков, кроме тихих стонов. Ей ничего не оставалось, как лежать, дрожа от холода и страха. Лужа мочи под ней расползлась, пропитала тонкий матрас, отчего Поле стало еще холодней.


Она убеждала себя, что за ней вот-вот придут и освободят, что Кэрол Джордан никогда не бросит ее в беде. Раз она все еще жива, рассуждала Пола, значит, коллеги идут по пятам убийцы. Потому-то ему и пришлось уйти, бросив ее в этой комнатенке. Но время шло, и она стала терять уверенность. Как-то ей почудились еле различимые шаги и голоса, потом звуки затихли. Пола могла только гадать, действительно ли слышала их или у нее разыгралось воображение.


Во всем виновата она сама. Как она не заметила, что он перекусил провод от микрофона? Если бы она была более внимательна, сосредоточена на задании, а не пищала от боли, когда он сжал ей грудь, она бы засекла момент, когда осталась без связи. Потом, очутившись в этой комнате и увидев разложенные на столе зловещие инструменты — подтверждение его намерений, — она еще могла бы застать его врасплох и арестовать, но дала слабину — сосредоточилась на своих чувствах, а не на работе и теперь расплачивается за это.


Правда, она все-таки жива, и есть надежда на спасение. Кэрол Джордан откроет все двери в Темпл-Филдз. Она понимает, что значит оказаться брошенной на произвол судьбы своими боссами, и ни за что не допустит, чтобы то же самое произошло с Полой. Что бы там ни было, а Кэрол ее найдет.


Тянулись мучительные минуты. Пола в изнеможении то впадала в беспамятство, то выплывала из него, но заснуть не могла. Когда открылась дверь, она сначала не поняла, мерещится ей это или нет. У нее учащенно забилось сердце: наконец-то ее нашли…


Надежда моментально улетучилась, как только перед ней обозначилась знакомая фигура ее похитителя. Он сменил парку на легкую куртку с капюшоном, вероятно, чтобы его не узнали.


— Это всего лишь я, — сказал он. — Веб-камера что-то барахлит, поэтому требуется еще и видео. Чтобы наблюдать за твоими страданиями.


Если б она приподняла голову, то увидела бы, как он подошел к видеокамере, вынул кассету и положил ее в карман, затем нагнулся и что-то сделал с веб-камерой.


Ухмыляясь, он произнес:


— Я не должен тебя трогать. Голос говорит, что я должен ждать, пока не придет время, но ведь Голос знает не все.


Он подошел к ней, массируя себя рукой. Неловко влез на кровать и тяжело навалился на Полу. От него пахло застарелым дымком конопли и кисловатым пивом. Молния на куртке царапала ее голый живот. Внезапно она поняла, что гладкий латекс проталкивается в глубь ее тела, напряглась, задергалась.


— Только хуже себе сделаешь, сука бестолковая, — буркнул он.


Она пыталась вывернуться, но напрасно. Ее узы были крепки, а он — слишком тяжелый.


Он задергался, запрыгал на ее бедре, а его пальцы грубо двигались внутри нее. Она чувствовала, как затвердел член под одеждой. Пола впилась зубами в кляп и еле сдерживала слезы, чтобы не показать свое отчаяние. Она старалась мысленно отстраниться от того, что делалось с ее телом, но это не удавалось.


Хорошо еще, что все быстро закончилось. Он в последний раз вонзил в нее руку и ускорил движения, вдавив ее бедро в матрас. Запрокинул назад голову и завизжал, как щенок, получивший пинок. Его пальцы выскользнули из ее истерзанного тела, он перекатился через Полу и буркнул:


— Тугая сука. Мне нравится. Будет еще лучше, когда я тебя отдеру.


Он слез с кровати, поправил куртку, прикрыв мокрое пятно на штанах. Вставил новую ленту в видеокамеру, снова включил веб-камеру и пошел к двери.


— Еще увидимся, красотка! — крикнул он и махнул рукой.


Дверь захлопнулась. Только после этого Пола зарыдала.


***

Кэрол сидела в своем кабинете и намечала главные вопросы для утреннего совещания. В дверь постучали, и на пороге появились Кевин и Сэм.


— Шеф, разрешите с вами поговорить? — спросил Кевин.


Она кивнула и жестом пригласила их сесть. Этого можно было ожидать: еще один неприятный разговор, после которого она будет чувствовать себя как слепец, побывавший на состязании лучников.


— Вы тоже хотите искать Полу? Я угадала?


— Она наша коллега, шеф. Вы ведь сами говорили, что мы должны быть единой командой. Одна из нас попала в беду, и нам кажется неправильным, что вы переводите меня и констебля Ивенса с этого дела на другое.


— Я понимаю ваши чувства, — ответила Кэрол, — однако я должна быть уверена, что расследование по Голдингу и Лефевру ведут мои лучшие сотрудники. Вероятно, вы уже видели утренние газеты — журналисты знают, что обнаружены два трупа. Вы представляете их методы: истерия против педофилов нарастает со скоростью цунами, и мы на ее пути. Надо, чтобы все видели, что мы направили на поимку убийцы лучшие силы.


— Да ведь дети мертвы, а Пола, возможно, еще жива, — запротестовал Ивенс.


— Эти, увы, мертвы. Но не исключено, что их убийца уже выбирает себе новую жертву.


— Шеф, мы понимаем, насколько важно это расследование, — возразил Кевин. — Сэм имеет в виду, что это дело сейчас менее срочное.


— Да. Ничего не случится, если мы отложим его на день-два, пока ищем Полу, — вмешался Ивенс.


— Мы не можем его отложить, как бы вы этого ни хотели. — Кэрол постучала пальцем по лежащей на столе папке. — Тела идентифицированы, это Тим Голдинг и Гай Лефевр. Причина смерти в обоих случаях, скорей всего, удушение руками. Нам не удастся скрыть это от прессы. Вы уже начали работать с рейнджерами парка и группами, посещавшими Суиндейл. Преступник, если он не слепоглухонемой, узнает, что мы его ищем. Я не хочу дать ему время опомниться, мы не должны ослаблять хватку. Так что, ребята, не взыщите. Вы занимаетесь делом о похищении и убийстве детей.


Оба детектива с сомнением хмурились.


— Но, шеф… — начал было Кевин.


— Самое лучшее, Кевин, что вы можете сделать для Полы, это как можно раньше получить результат по вашему делу. Вы ведь знаете, как это поднимет боевой дух, поможет всем поверить, что мы привезем Полу домой целой и невредимой и поймаем ее похитителя. Для того чтобы барабанить в двери и просматривать записи, не требуется особой квалификации — а именно этим мы занимались сегодня утром. Пожалуйста, используйте свои способности и дайте нам результаты. — Кэрол сама себе удивилась. Такие привычные аргументы она использовала не раздумывая в предыдущие годы. То, что сейчас ей это удалось так легко, чуть восстановило в ней уверенность в своих силах, утраченную было ночью.


Кевин попался на приманку. Он заметно приосанился, купаясь в лести начальницы.


— Мы приложим все силы, — пообещал он, вставая со стула.


Ивенс взглянул на него, потом на Кэрол, недоверчиво качнул головой и направился следом за Кевином. Когда они вышли, Кэрол услышала его слова: «Не могу поверить, что ты купился на такую чушь…»


Кэрол вскочила и подошла к двери.


— Ивенс! — крикнула она. — Вернитесь! Немедленно.


С удивлением на лице тот повернул назад.


— Кевин, я забираю у вас Ивенса. Не подведите меня. — Она сверкнула глазами на Ивенса. — В мой кабинет. Живо!


Кэрол закрыла за собой дверь.


— Мы все сейчас нервничаем, но это не повод для нарушения субординации, Ивенс. Я не хочу, чтобы мои сотрудники работали спустя рукава. Мне ясно, что вы не готовы отдавать все силы ради облегчения страданий родителей, потерявших маленьких сыновей.


— Неправда. — Глаза Ивенса горели гневным несогласием.


— Отставить пререкания, констебль! — приказала Кэрол, выговаривая каждое слово с ледяной отчетливостью. — Если хотите остаться в этой группе, постарайтесь понять, что меня не интересуют ваши личные предпочтения, когда речь идет о служебных задачах. Кажется, я уже объясняла вам это. Я выбираю для выполнения конкретных задач тех, кто, на мой взгляд, наиболее для этого подходит. Ивенс, вы талантливый сыщик, но это не значит, что вы имеете право ставить под сомнение мои решения, тем более в моем присутствии. Я перевожу вас в группу, работающую по делу Темпл-Филдз. Но не думайте, что вы выиграли. Сейчас вы стоите под первым номером в моем черном списке и должны совершить нечто из ряда вон выходящее, чтобы я вычеркнула вас оттуда.


На лице Ивенса появилось выражение надменности.


— Вам не придется долго ждать, мэм, — заявил он.


Кэрол с отчаянием тряхнула головой:


— Пора вам повзрослеть, Ивенс. Теперь убирайтесь с глаз моих, пока я не отправила вас регулировать уличное движение.


Она посмотрела ему вслед и вздохнула. Шаг вперед, два шага назад. Пора сменить танец, с горечью подумала она. Пора уловить нужный момент и расколоть это трудное дело, этот крепкий орешек.


***

На гигантском телеэкране Пола снова стояла в тумане на углу улицы. Одетый в парку мужчина подошел к ней сзади и дотронулся до руки. Загрохотал диалог, все еще с помехами, но уже более внятный, чем в наушниках Кэрол накануне ночью. Пола и мужчина скрылись за углом, экран погас. Звуковая дорожка продолжилась еще немного и оборвалась — резко, как пощечина. Зажегся свет. В офисе царило угрюмое молчание. Все сотрудники казались подавленными.


Соберись, детка, приказала себе Кэрол. Она расправила плечи и пошевелила пальцами, как пианист перед концертом.


— Это последние кадры с Полой, — обратилась она к группе. — Больше мы ее не видели. Наша задача — ее отыскать. Доктор Хилл считает, что она жива. Убийца, как мы знаем, старается, чтобы его жертвы были найдены быстро, так сказать, свежими. Раз мы до сих пор не обнаружили Полу, значит, она еще жива. Мы должны ее отыскать, пока не поздно! Вы узнаёте голос преступника? Встречали этого мужчину? Вот вопросы, которые мы будем всем задавать. У нас есть фотографии Полы, стоп-кадры — вы их получите — и несколько плееров с записью голоса. Походите с ними по Темпл-Филдз, может, кто-нибудь вспомнит этот голос. Чуть позже нам привезут еще несколько плееров.


Я разделю вас на три группы. Инспектор Меррик останется здесь — для анализа информации по мере ее поступления от референтов и операторов поисковой системы ХОЛМС. Сержант Маклеод из группы усиления возглавит людей, которые займутся просмотром муниципального налогового реестра, куда внесены все до одного владения в Темпл-Филдз. Сержант Шилдз и ее группа будут опрашивать владельцев и арендаторов, сверяясь с информацией от ребят Маклеода. От нас зависит жизнь нашей коллеги. Переверните каждый камень! Мы не бросим Полу в беде. — В голосе Кэрол звучала убежденность, которой сама она не ощущала, но такова ее работа — заставлять их шевелиться, и она решила не проявлять слабости. Когда все выходили, она окликнула:


— Инспектор Меррик, сержант Шилдз и констебль Чен! Задержитесь, пожалуйста. — Сотрудники подошли к ней. — Вы работали с Полой. Есть у нее родственники? Партнер? Нужно кому-то сообщать о случившемся?


— Ее мать и отец живут в Манчестере, — сказал Меррик. — Адрес я узнаю. Прикажете поехать к ним?


— Нет, Дон. Узнайте адрес, я сама этим займусь. — Пусть уж обрушат свои эмоции на меня, подумала она. — Так что же? Только родители? Друга нет?


— Подружки в данный момент у нее нет, — неторопливо произнесла Джен.


Меррик сердито повернулся к ней:


— О чем ты говоришь? Какая еще подружка?


Джен с сочувствующим видом взглянула на Меррика:


— Любовница, близкий человек, называй как угодно. Та, что играет женскую роль в паре с Полой.


— Чушь какая! — взорвался Меррик. — Пола не лесбиянка.


Джен расхохоталась:


— Живешь с ней под одной крышей и не замечаешь, что она лесби? Тоже мне, сыщик!


Кэрол с запозданием узнала две вещи. Ее инспектор живет в квартире у одной из ее подчиненных, которая при этом, оказывается, еще и лесби? И она ничего об этом не знает? В группе серьезные недоработки по части сплетен. Надо будет срочно поправить дело, как только они разыщут Полу и обстановка вернется — вернее, приблизится — к норме. Кэрол нисколько не интересуют пустые пересуды, однако для исправной работы группы она должна ориентироваться в отношениях подчиненных.


— Вам это приснилось, Шилдз. Несете всякую ерунду, — с презрением заявил Меррик.


Джен покачала головой. На ее ангельском личике появилась насмешка.


— Не собираюсь переубеждать вас, инспектор.


Расстроенный Меррик зло сверкнул глазами. Стейси, взиравшая на эту перепалку, как уимблдонский судья, внезапно вмешалась:


— Какая разница, с кем ей нравится или не нравится спать? Ее похитили не потому, что она лесби, а потому, что она коп. Мы сунули ее туда — делать за нас грязную работу. Я отправляюсь к компьютеру и приложу все силы, чтобы как-то помочь. Мэм? — Она взглянула на Кэрол.


— Я не могла бы сформулировать лучше, Стейси. Ради Христа, вы оба, приступайте к выполнению задания. Делом надо заниматься, делом!




Опубликовано: 22 июня 2010, 07:36     Распечатать
Страница 1 из 6 | Следующая страница
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор