File engine/modules/ed-shortbar/bar.php not found.
Библиотека книг онлайн
  Добавить в Избранное   Сделать Стартовой  
книги
 
  Search  
электронная библиотека
онлайн библиотека
Главная     |     Регистрация     |     Мобильная версия сайта     |     Обратная связь     |     Карта сайта    |     RSS 2.0
библиотека
     
» Юрий Мишин Человек

 

Юрий Мишин Человек


Юрий Мишин

Человек



Пролог



Строго конфиденциально.


Только для нижепоименованного лица.




Объединенной Всемирной Инквизиции


Великому Инквизитору




Д О Н О С № 28/2012




22 июня 2012 года


США


округ Колумбия


Вашингтон


Пентагон, МО


Источник: агент (Человек) «Зимородок»




Настоящим нижайше доношу до Вашего сведения, что по имеющимся на указанную выше дату сведениям, поступившим вчера в 22 часа 03 минуты по атлантическому времени, станциями дальнего слежения космических войск между орбитами Сатурна и Нептуна обнаружен объект неизвестного происхождения. Координаты объекта будут направлены Вам в самое ближайшее время после их дополнительной проверки.


Приведенные данные были проверены поднадзорным мне ведомством при помощи оптических и радиосредств крупнейших обсерваторий США, а также с применением орбитального телескопа «Хаббл-2». Наличие в Солнечной системе постороннего объекта с указанными выше координатами получило полное подтверждение. Ошибка исключена.


По полученным данным, обнаруженный объект предположительно имеет искусственное происхождение, что подтверждается траекторией его движения не свойственной естественным телам Солнечной системы. Кроме того, скорость движения объекта, не только слишком высока для таких космических тел как астероиды, кометы и т. п. образования, (148 узлов в секунду, при первичной погрешности измерения плюс-минус 10–15 узлов), но и изменяется в сторону уменьшения (обнаруженный объект замедляется).


При получении дополнительных данных Вы будете немедленно уведомлены по известному вам сверхсрочному каналу связи.


Полагал бы: предложений не имею.


Конец.




Строго конфиденциально.




Объединенной Всемирной Инквизиции


Великому Инквизитору,




Копия (для сведения): Высшему Совету Всемирной Инквизиции




Д О Н О С № 09/2014




03 мая 2011 года


Россия


Нижегородская область


Нижний Новгород


Источник: агент (Иная) «Лярва»




Настоящим нижайше доношу до Вашего сведения, что установленные по Вашему приказу шесть месяцев назад в месте жительства Муромцева Сергея, Светлого Иного Высшего, внештатного сотрудника Нижегородского Ночного Патруля, в дальнейшем именуемого «объект», средства магического наблюдения за вышеуказанный период времени дали нижеследующие результаты:


— 31 октября 2010 года, начало 23 часа 11 минут, конец 23 часа 25 минут — всплеск Силы равный 9 баллам по шкале Одина — Карпинского с эпицентром в ванной комнате;


— 13 ноября 2010 года, начало 02 часа 10 минут, конец 02 часа 14 минут, всплеск Силы равный 7 баллам по шкале Одина — Карпинского с эпицентром в ванной комнате,


(В обоих, указанных мною случаях, видеорегистраторы были повреждены. Прилагаю полученное изображение не идентифицированного существа, отдаленно напоминающего ящера).


— 02 мая 2011 года, начало 03 часа 01 минута, окончание 03 часа 04 минуты, всплеск Силы 3 баллам по шкале Одина — Карпинского с эпицентром в спальне.


(Уцелевший видеорегистратор зафиксировал появление в районе лоджии не идентифицированного крылатого существа. Видеоматериал прилагается)


При обнаружении других аномалий по месту жительства Объекта Вы будете немедленно уведомлены.


Полагала бы: установить наблюдение за Объектом вне места жительства и, особенно в его загородном доме.


Конец.






Глава 1


Когда из зеленоватой речной мути, довольно обычной летом на этих глубинах, словно в замедленной съемке показалась слегка подрагивающая приоткрытая пасть, сплошь усеянная острыми крючковатыми зубами и, как бы раздумывая, уставилась на человека блестящими бельмами глаз, он решил, что пора. Больше ждать нельзя. Быстро проверив прицел и взяв немного правее, туда, где должно было находиться невидимое пока в толще воды пятнистое торпедообразное тело хищника, человек в черном гидрокостюме плавно нажал на спусковой крючок.


Раздался глухой щелчок и солидная, килограммов на пять — шесть щука забилась было в каком-нибудь метре от неподвижно зависшего в старом речном завале Муромцева. Гарпун быстро сделал свое дело. У хищницы был пробит позвоночник, и речное чудовище быстро успокоилось. Воздух заканчивался. Пора было всплывать. Как- никак, а он уже минут тридцать находился под водой. Преодолевая затягивающую силу шестиметровой глубины, Сергей аккуратно, оттолкнулся от скользкого, сплошь обросшего сероватой речной губкой ствола затонувшего дерева. Взболтав длиннющими охотничьими ластами зеленоватый ил, он сначала медленно, а потом все быстрее стал подниматься вверх, стремясь к воздуху свету солнцу. По дороге наверх Муромцева сопровождали тонкие цепочки алмазных пузырьков донного газа и вся сегодняшняя добыча аккуратно нанизанная на прочный кукан.


Всплыв, Сергей для начала хорошо провентилировал легкие, лежа на поверхности воды. Потом подплыв к берегу, он с некоторым трудом продрался через толщу ярко-зеленой водной растительности. Летом Пьяна в некоторых местах почти сплошь зарастала водорослями. Вытащив с длинным сосущим звуком из берегового ила ласт, Муромцев вскарабкался на берег. Там он сложил ружье и, развесив для просушки на открытых дверях машины гидрокостюм, кряхтя от удовольствия, растянулся на загодя приготовленном надувном матрасе.


Не то что бы он устал. В последние годы это чувство стало Сергеем почти забываться. Муромцев хоть сейчас без каких-либо проблем для самочувствия был способен пробежать не одну марафонскую дистанцию. И победить. Просто сейчас его тело требовало покоя. Своеобразной релаксации после приличной физической нагрузки. Как-никак, а он с самого утра был в воде. Причем всплывал подышать всего-то раза три. Именно по этой причине Сергей давно уже ездил охотиться в одиночку, старательно избегая общества друзей — подвохов и Алены. Особенно Алены. Подвохи не представляли для него совершенно никакой опасности. Ведь они, как и сам Муромцев все время были в воде и в отличие от жены не могли его видеть.


Как-то раз Сергей неосторожно взял ее с собой. Это было уже после… После чего? Он сам не знал. Наверно, после того, как стал замечать за собой странности не свойственные даже Иным, со всем отличным от людей их биоэнергетическим балансом. Балансом Силы. Или наоборот дисбалансом?


На той охоте, Муромцев, забыв в азарте про все на свете, забыв про Алену, следившую за ним, пробыл под водой не меньше двадцати минут. А потом, уже у берега, еще стоя по колено в воде, Сергей встретил испуганный недоумевающий взгляд карих глаз жены и сам себе поклялся больше никогда не брать Алену с собой. Она ничего не спросила у Муромцева в тот день, и только молча, в знак понимания кивала головой на его запоздалые объяснения. Сергей неуверенно рассказывал Алене, что очень долго находился в засаде. Под слоем кувшинок, выставив из воды только самый кончик дыхательной трубки. Поэтому Алена его и не заметила. И, что совсем не надо было ей так за него беспокоиться. Однако в душе Муромцев прекрасно знал, что жена ему не поверила. И никогда не поверит. Это было видно по сразу поблекшим, радужным радиусам ее ауры. Не могла Алена его не заметить. Да и кувшинок-то в относительно небольшом карстовом озерце было, как кот наплакал. Килограммовый щуренок не спрячется.


Вздохнув, Сергей прикрыл веки. У него начинался очередной приступ. Теперь даже сквозь них Муромцев прекрасно видел, косматый серый клубок солнца. Его неяркий диск просвечивал через колеблющуюся на теплом ветерке оранжевую листву дикой яблони. Сергей, как всегда, попробовал заслониться рукой, заранее зная, что это мало поможет. Все было безнадежно. Противное серое сияние неба немного притухло. Зато теперь он видел свои собственные кости предплечья. Ко многому Сергей уже притерпелся. Кроме этого серого, неживого света. И небо. Почему-то все в черных кавернах, постоянно пульсирующих в такт сердцебиению Муромцева.


Вчера утром, он случайно нашел в столе свои старые черновики отчета по Усть-Усинску. Неосторожно пробежал глазами несколько строк и весь день в ушах стоял слегка растерянный голос Владимира, рассказывавшего ему, тогда еще совсем зеленому Иному, магу третьего уровня, увлекательнейшую историю поиска схрона Радомира и подготовки к возможному вторжению Трванов.


Для того, что бы отвлечься от голоса — миража, голоса — воспоминания Сергей всегда старался думать о чем-то другом. Однако это тоже не очень помогало. Муромцев долго и безуспешно пытался припомнить, как звали старика, который на старой невероятно скрипучей телеге подвозил его и Михаила Ивановича до ближайшей заправки. В тот день из-за сильного встречного ветра прямо над Макарьевким монастырем у их «Бекаса» закончилось топливо и, двигатель встал. Пришлось спешно подыскивать подходящую для вынужденной посадки площадку. Сергею удалось только вспомнить, что взлетали они уже утром следующего дня. Оба были не выспавшиеся и злые. Накануне Назимов долго не мог заснуть от докучливых комаров, а Муромцев переживал, что опаздывает на утреннюю оперативку к Соколову. Получать залуженный нагоняй ему совсем не хотелось.


И еще пришло воспоминание о том, как спустя пару лет после Усть-Усинска, Леон впервые, по просьбе Инквизиции командировал его на Чукотку. Там в строго охраняемом спецрайоне содержались мутировавшие Иные — сильные и злобные твари. Последствия их нападений на людей и Иных заканчивались всегда печально. Правда это была не совсем мутация, а Иные, строго говоря, Иными уже не являлись. И вообще с ними в то время было не совсем все понятно. Впрочем, как и сейчас. Развоплощать их Инквизиция не решалась по двум причинам. Во-первых, все они были не совсем в своем уме и, следовательно, по Бернскому протоколу бог знает какого бородатого года, не могли отвечать за совершенные гадости. Во-вторых, будучи развоплощенными они все равно через некоторое время вновь появлялись в человеческом мире. Причем в совершенно других местах и предсказать где возникнет ранее отправленная в Сумрак тварь, было совершенно невозможно.


Там, на Севере, Сергей узнал, что Чукотский спецрайон имеет шестой порядковый номер. Из этого следовало, что где-то в глухих уголках планеты имеются свои спецрайоны с номерами с первого по пятый. А может быть и с другими, возможно даже двузначными цифрами. Сколько всего было спецрайонов, Муромцеву не сказали, а он не захотел интересоваться, когда увидел первого в своей жизни Другого. Так не очень давно стали называть мутировавших Иных.


За шестиметровыми бетонными стенами, за бронестеклами и рядами колючей проволоки под высоким напряжением, за тремя барьерами чистой Силы была спрятана главная тайна и ужас Всемирной Инквизиции. Там под неусыпной охраной лучших магов планеты содержались в реальном мире и на первом слое Сумрака сущие исчадия ада. По сравнению с ними самые застарелые злобные ведьмы или слетевшие с катушек Высшие вампиры могли показаться невинными младенцами. На поддержание защитного периметра тратилась едва ли не четверть всех резервов Силы Всемирной Инквизиции.


Сказать, что Муромцев побывав на Чукотке, испытал шок, значит, не сказать ничего. А потом… Потом было приглашение в Нью-Йорк, во Всемирную Инквизицию. В самое ее логово, в Высший Совет. Крупнейший город Америки неприятно поразил Сергея обилием Сумеречных паразитов. Тут вспоминать больше ничего было не нужно. Все и так сидело в памяти Муромцева не хуже старого ржавого гвоздя в дубовой доске. И Сергей не раз пытался проанализировать свои чувства, понять и принять узнанное там. Однако несколько лет раздумий ни к чему хорошему не привели. Он просто свыкся. Не более того. И со временем стал относиться философски, стараясь чтобы случайные фразы, жесты либо что-то другое не вызвали ассоциации с его новой сущностью. А в шестой спецрайон, внешне замаскированный под обычную, только очень большую зону строгого режима Муромцев так больше и не попал.


Странными были его случайные воспоминания. Увидев на экране телевизора северного оленя, Сергей ассоциативно мог еще долго слышать глухой хруст костей и плоти. Это псевдооборотень с аппетитом пожирал самого себя и тут же возрождался вновь. Будь проклята эта Чукотка! Когда Муромцев впервые войдя, в тянущиеся на целые километры хранилища спецрайона увидел и услышал вой и скрежет полуметровых челюстей псевдооборотня, он не предполагал, что образ чудовища будет преследовать его долгие годы, служа жестоким предупреждением самому Сергею. Напоминанием о том, что и он сам ходит по лезвию ножа, храня хрупкое равновесие между нормальными Иными и монстрами из наглухо закрытых спецрайонов.


Лет пять-шесть назад особых сложностей у Муромцева, по поводу его настоящего и будущего земного бытия, взаимоотношений с людьми, окружающим миром и Сумраком не возникало. Как и у подавляющего большинства Иных. Он довольно легко принял новый и странный для закоренелого материалиста мир. Вошел в него и стал полноправным его членом. Более того. Открывшиеся перед Сергеем возможности давали и определенную фору на его основной работе в Федеральной службе безопасности. Ряд заданий, порученных ему Леоном, какими бы удивительными поначалу они ни казались, Сергей выполнил с блеском. Молодому преуспевающему и на удивление быстро прогрессирующему оперативнику Нижегородского Ночного Патруля, Светлому Иному, магу четвертого, а потом и третьего уровня, прочили большое будущее. Сам Соколов весьма благосклонно отзывался о его способностях. Более сложные поручения тоже не вызвали у Муромцева особых трудностей. Работа шла можно сказать на ура. Быстро и без особых проблем. Если не считать трагической гибели Андрея, да еще прокола в Усть — Усинске при эвакуации схрона Радомира. Но то, что домовина оказалась пустой была не его вина. Здесь прокололась даже всесильная Всемирная Инквизиция. А вот Андрей… Он никогда не простит себе его смерть. Так поначалу все думали. Потом оказалось, что весельчак и гитарист Андрюха, первый из Иных с кем Сергей действительно подружился, тоже находится спецрайоне. Там Муромцеву не стали показывать бывшего Светлого мага. Да он и не просил.


Так давно это было… Сергей, грустно улыбнулся, вспомнив их с Назимовым странный полет на «Ан-24». В то время состояние Муромцева все еще оставалось в пределах нормы. А потом был разговор с Владимиром в летном профилактории Салехарда. Инквизитор всего лишь приоткрыл ему причину поиска схрона Радомира. Причину, почему это должен был сделать именно он. Молодой и неопытный маг. Что ж из того, что опасно? Сергей был готов. Работа есть работа. И в принципе какая разница кто перед тобой. Взбесившийся вампир, как это было в Воротынце или, возможность полумифического инопланетного вторжения.


Шло время. Подоспела командировка на Чукотку. На подлете к Анадырю, Муромцев спал. «Ил-62», на который ему достался билет, был, конечно, далеко не суперсовременным «Боингом» или «Аэробусом». Именно они в основном и эксплуатировались теперь на дальних Российских маршрутах. Тем не менее, на борту достаточно комфортабельного советского лайнера Муромцев отлично выспался. Проснулся он лишь за полчаса до посадки. Сергей вообще предпочитал российские машины всем другим, справедливо считая, что в том же европейском «А-310» и кресло нельзя толком откинуть. А уж о надежнейшей безбустерной системе управления «Ил-шестьдесят второго» и вообще в свое время ходили легенды.


Муромцев не без любопытства смотрел в иллюминатор на проплывающий под мерно покачивающимся крылом «Ильюшина» унылый пейзаж. Плоскую болотистую речную долину лишь слегка оживляли окружающие ее невысокие пятнистые горы, да вдалеке, благодаря хорошей погоде было видно блестящее зеркало океана. Муромцев был слаб в географии и никак не мог вспомнить, Тихий это или Ледовитый.


Пересев в специально присланный за ним вертолет, Сергей сразу же прилип к окну, в надежде разглядеть сам город. Увы. Пилот, подняв машину в воздух, повел ее на удивление низко. Над самой рекой. Когда «Ми-8» все же набрал приличную высоту, от города осталась только туманная дымка на горизонте.


На спуске вертушка заложила крутой вираж и внизу встала дыбом панорама горной долины. Муромцев подумал, что отгороженная от всего мира труднопреодолимыми даже летом хребтами и обширными болотами эта богом и властью забытая в постперестроечные времена окраина государства Российского сохранила всю прелесть первобытной дикой природы.


На следующем вираже Сергею хорошо стала видна и цель путешествия — шестой спецрайон Всемирной Инквизиции. Территорию он занимал, судя по всему немалую. Насколько хватало глаз, вдаль тянулись однообразные длинные низкие строения. Они больше всего походили на бараки для политзаключенных времен культа личности Сталина. Не меньше был похож спецрайон и на запомнившиеся Сергею по документальным фильмам фашистские концлагеря.


Дальше за скрывающимися в дымке рядами бараков, уходили, выгибая темно-серые спины мрачные кряжи, страшно обезображенные шрамами древних гранитных валов, языками каменных россыпей и мрачными темными, казалось не имеющими дна провалами. Увидев раскрывшиеся перед ним перспективы, Муромцев вдруг понял, что далеко не зря зашвырнула сюда Инквизиция шестой спецрайон. Буквально на край географии. Ох, не зря! Конечно он понимал, что в мире Иных ничего не делается просто так и если уж его командировали в эту северную глушь, то уж точно не любоваться местными суровыми красотами.


Перед поездкой сначала Соколов, а потом и Владимир вкратце обрисовали ему ситуацию. Они рассказали, что уже около века как на Земле появились Другие. Сначала их были единицы. Редкие случаи непонятных и страшных своими последствиями мутаций Иных. Причем как Темных, так и Светлых. Потом Других стало больше. Ну, а в последние два десятилетия пошел в буквальном смысле этого слова вал. Инквизиция не успевала создавать спецрайоны. Не хватало ни Силы, ни охраны.


— Кто они такие? — спросил тогда Сергей закончившего рассказ Леона.


— Кто? Другие… это… Другие. Это наиболее распространенный на сегодняшний день термин, — ответил Соколов. — Их можно было бы назвать нелюдями, но люди в них не превращаются. Ими занимается в основном Инквизиция, но и она не ничего не понимает. Пока Других с большими трудностями и потерями Иных отлавливают. Помещают в спецрайоны. И этому не видно ни конца, ни края. Короче говоря, там сам все увидишь. Попробуй разобраться. Ты теперь в такой Силе, что не мне тебя учить… ученик.


Вертолет вдруг нырнул вниз, ненадолго завис уже внутри охраняемого периметра и мягко опустился, по всей видимости, на совсем недавно забетонированную площадку. Как Муромцев и ожидал, место посадки мало походило на аэродром. Круглое, диаметром около ста метров, оно было огорожено сплошной стеной, увитой поверху какой-то новой, незнакомой Сергею, разновидностью колючей проволоки. Посмотрев на нее сквозь Сумрак, он понял, что колючка зачарована. Кроме того, что она буквально светилась от переполнявшей ее Силы, сам металл из которого проволока была сделана, являлся своеобразным огромным охранным амулетом. Через эту колючку не смог бы пройти не только Соколов, но и даже бывший Светлый маг Вне категорий, а теперь Инквизитор Владимир. «А ты бы прошел?» — спросил себя Муромцев, и не смог дать однозначного ответа. Ни в положительном, ни в отрицательном смысле.


Дверей как обычных, так и бронированных в окружающих посадочную площадку стенах не было. На первом слое Сумрака Муромцев их тоже не обнаружил. «Да…, - подумал Сергей. — Веселое местечко, ничего не скажешь!». Спецрайон неприятно поразил его с первых шагов. Поразил небывалой угрюмостью внешнего вида и беспрецедентным уровнем безопасности.


В сущности, как потом понял Муромцев, это был уже не спецрайон, не зона для свихнувшихся Иных, а целый город, где существовали Другие. Именно существовали. Поскольку с точки зрения любого Иного жизнью это безвременное пребывание на краю света назвать было нельзя. Только чей он этот город? Для кого? Для Других или все-таки для Иных? В том смысле, что скоро, если так пойдет дело, Иных станет меньшинство и не Другим, а уже Иным придется прятаться за заборами из чистой Силы. С этой точки зрения спецрайон, куда прибыл Сергей, можно было бы рассматривать, как плацдарм Других для освоения всей планеты.


Муромцев хотя и служил в ФСБ, но сам в местах заключения человеческих преступников никогда не был. Как говорится, бог миловал. Может быть, именно по этой причине увиденное произвело на него неподготовленного столь тягостное впечатление.


Вскоре Сергея и его пилота, слабого Темного Иного шестого уровня через люки вход в которые находился так глубоко в Сумраке, что молодого парня пришлось тащить на себе, выпустили из бетонного царства посадочной площадки. Точнее говоря, их впустили внутрь спецрайона. Пилот куда-то исчез, и Сергей остался наедине с охранником. Выяснилось, что административный корпус находится довольно далеко и, Муромцеву придется прогуляться пешком по лабиринтам серых однообразных строений. Дорогу Сергею показал вызванный охранником необщительный Инквизитор, в котором Муромцев не без удивления узнал, посмотрев сквозь Сумрак, сильного Темного мага первого уровня.


— Идите вот по этой зеленой линии, — махнул рукой блахонщик. — И постарайтесь от нее особо не отклоняться. Примерно через пару километров увидите желтое пятиэтажное здание. Это и есть администрация.


— Почему желтое? — живо поинтересовался Сергей.


— Этот цвет им неприятен, — не задумываясь, как на экзамене ответил Инквизитор.


— Так… понятно. Ну, а что будет, если я «отклонюсь»? — спросил Сергей.


— Не советую молодой человек, не советую, — ухмыльнулся охранник. — Могут и съесть. У нас тут, знаете ли, не смотря на особый режим и все такое, часты побеги. Правда пока только внутри периметра, но и от них проблем хватает. Так что сами понимаете…


«Однако, — подумал Муромцев, направляясь по указанному ему пути. — Ну и порядочки!». Под ногами был серый потрескавшийся бетон. Вокруг тоже был бетон в виде серых складского типа приземистых строений, в которых не было не то что окон, но даже и дверей. Над головой имел место все тот же казенный материал, из которого были возведены многочисленные контрольные вышки. На них виднелись охранники, помимо боевых амулетов, вооруженные еще и обычными автоматами. Присмотревшись сквозь Сумрак, Сергей увидел, что все боеприпасы в «Калашниковых» зачарованы и, следовательно, теоретически были опасны даже для него. Для него! До чего же он верил тогда в свою Силу. В свое относительное могущество.


Метров через пятьсот путеводная зеленая линия под ногами Сергея поблекла, стала прерывистой, а потом и вовсе исчезла. Пришлось брести наобум, положившись на свою интуицию, поскольку в Сумраке разметка тоже почему-то отсутствовала. Идя вдоль мрачных бараков, Муромцев не верил глазам, настолько грандиозным был этот спецрайон. Грандиозно — мрачным. Мрачно — грандиозным.


Серым строениям не было видно конца и края. Более того, если вначале пути они стояли стройными рядами, то потом порядок нарушился. Муромцеву приходилось обходить бараки, все более петляя между ними. В конце концов, он совсем запутался и, слегка опустив веки, посмотрел сквозь Сумрак в надежде увидеть административный корпус. Сергей понимал, что из-за насыщенности Силой окружающего пространства и еще, потому что на пути стояли многочисленные строения, также излучающие Силу, его задача будет нелегкой. Но что бы настолько! Этого Муромцев не ожидал. Единственное, что он смог определить, это общее направление, но угол его был так широк, что сканирование Сумрака теряло всякий смысл. Тогда Сергей попробовал проделать тоже самое в самом Сумраке и привычно подняв свою тень, шагнул вперед. Вначале Муромцеву показалось, что у него ничего не получилось. Потом он понял, что Сумрак здесь не отличается от обычного мира. На первом слое перед ним громоздились те же самые, нисколько не изменившиеся, мрачные бетонные бараки. Единственным признаком того, что он находится в Сумраке было изменившееся небо, да холод, начавший пробираться к его телу сквозь легкую куртку. Еще шаг вперед, еще…. Второй, третий слои, а перед глазами все тот же бетон. Как и на первом слое. Менялось только небо, да облик охранника на единственной, видимой ему отсюда вышке. «Насколько же они углубились? — подумал тогда Сергей, шагая на четвертый слой». Однако и здесь была все та же железобетонная серость. Муромцев уже хотел было погрузиться еще глубже в Сумрак, в самые мрачные его слои, но вдруг понял, что ему это надоело. Тогда Сергей развернулся и сразу вышел в реальный человеческий мир. Здесь где-то стреляли. Хорошо знакомые глуховатые очереди «Калашникова» невозможно было спутать ни с чем. «Ладно, — решил он. — Будем искать просто так. В конце концов, это даже интересно».


Периодически слышимая стрельба Муромцева нисколько не интересовала и не беспокоила. Раз палят — значит так надо. Возможно, как и предупреждал Темный на контроле, кто-то из их подопечных опять сбежал. Муромцеву вспомнилось странное словечко «контингент». Так в человеческих исправительно-трудовых колониях и тюрьмах охрана называла заключенных. «Хм, — хмыкнул он себе под нос. — Контингент сбежал. Ладно. Посмотрим, — и пошел в обход ближайшего барака». Стрельба вскоре затихла, а Муромцев все шел между серых стен, медленно, но верно приближаясь к цели своего путешествия. Раз по пути ему встретились странные, разветвленные сооружения в пять-шесть этажей высотой, более всего похожие на какие-то исполинские, поставленные вверх ногами люстры. Потом Муромцев наткнулся на не менее странные решетчатые фермы из рельсовой стали, намертво сваренные меж собой. Назначение этих конструкций, так и осталось для него загадкой. Чем ближе подходил Муромцев к административному корпусу, тем чаще стали попадаться… столбы, решил он, с укрепленными на них разнообразными боевыми амулетами. В конце концом Сергей понял, что, по всей видимости, и столбы и ферменные конструкции были какими-то охранными сооружениями. Другого назначения он им придумать так и не смог.


Когда, наконец, из-за стены очередного барака показалось бледно-желтое здание администрации, Муромцев облегченно вздохнул. Мрачная серость монолитного бетона осталась позади. Небольшое желтое строение располагалось на площади диаметром около километра. Кроме многочисленных уже хорошо знакомых Сергею столбов увешанных амулетами, в несколько сужающихся концентрических окружностей, защищающих здание, на площади пытались расти несколько чахлых северных березок. Они были то ли высажены здесь специально, то ли оставлены со времен строительства спецрайона для каких-то явно неэстетических целей. Уж больно уродливыми показались Муромцеву эти местные деревья.


Входя в здание, он понял, что все это время рассматривал и рассматривает до сих пор все, что видел только с точки зрения безопасности. С существенной долей здорового практицизма. Как специалист. А куда было деваться? Он и был специалистом. Причем, пожалуй, единственным в своем роде. Специалистом по решению различных вопросов до которых прочим Иным не было дела. Как правило, они просто не могли их решать в силу своей не компетенции, слабости, а зачастую и осведомленности. Уровня возможностей, в конце концов. Тот же Владимир еще год-два назад вполне и с успехом мог бы потягаться с ним. Но только потягаться. Сейчас же равных по силе Муромцеву Иных на планете не было. Даже единственная, так называемая, «нулевая» Светлая волшебница и та серьезно уступала Сергею в Силе.


С тех самых пор, как после Усть-Усинского инцидента Сергею была раскрыта его истинная роль в подготовке к отражению инопланетян, Муромцев совершенно неожиданно для себя стал очень быстро прогрессировать. Он стремительно набирал Силу, опыт, переходил от уровня к уровню, приближаясь по своей мощи к старым опытным магам. Всего через год после вскрытия схрона Радомира у Сергея уже был первый уровень Силы, а еще через полгода Соколов на утренней оперативке попросил его задержаться. Дождавшись, когда они остались вдвоем и тревожно заглядывая Сергею в глаза, Леон сказал, что очень тревожится за него, потому что с его точки зрения Муромцев, который без году неделя, как стал Иным, уже маг Вне категорий, и что Сергей теперь мощнее его самого. И еще Соколов сказал, что такое он видит впервые. Что это, с его точки зрения, ненормально. Однако тогда Сергей легкомысленно отшутился, что все, дескать, шеф, в порядке. Что чувствует он себя как никогда прекрасно и готов выполнить любое задание. Готов служить Иному делу всей душой и Силой. «Вот именно, что любое, — непонятно сказал Соколов и, вздохнув, отпустил Муромцева с миром».


Спустя еще год, он, уже был оперативным сотрудником по особо важным делам Нижегородского Ночного Патруля. Светлым магом Вне категорий, и пожалуй, единственным, кто специализировался на очень трудных, в принципе неразрешимых делах. При этом он тесно контактировал не столько с родным Патрулем, сколько со Всемирной Инквизицией и ее Питерским филиалом, возглавляемым Владимиром.


За прошедшие с той поры годы Сергей насытился магией, перегорел жаждой применения Силы и научился экономно, только в случае крайней необходимости применять свои возможности. Чего ему не хватало, так это опыта. Его отсутствие он довольно успешно компенсировал избытком Силы. Действовал зачастую по принципу «сила есть, ума не надо». Кроме того Муромцев справедливо полагал, что опыт дело наживное, а с теми делами с которыми ему пришлось сталкиваться в последние годы — особенно. Чего стоила Сергею только неудачная попытка пройти в погоне за вновь появившимися Темными сущностями, теми, что когда-то погубили Андрея, в параллельные слои Сумрака. Тогда у него был только первый уровень, и Сергей вернулся из погони за ними выжатым как лимон. Но это тогда.


Сейчас же он без сомнения мог тягаться практически с любым противником. Легко пройтись по всем слоям Сумрака. Заглянуть за Пороговый слой и, выйти в Запрещенный Сумрак. Мешало лишь, то, что Инквизиция наложила запрет на разработку этой темы.


Немало опыта прибавило ему и дело о полярном вампире, неведомыми путями проникшего в Антарктический регион и долгое время пиратствовавшего на исследовательских станциях и ледовых коммуникациях. В тех, богом забытых краях отродясь не было ни Светлых и Темных Патрулей ни других служб Иных. Когда Инквизиция почуяла неладное, было уже поздно. Кровь нескольких сотен выпитых вампиром тел, да с десяток, вновь инициированных им молодых и диких кровососов, невероятно усилили новоявленного Носферату. Он и без того был старым и Высшим, а тут еще создал себе своеобразную свиту. Ни дать ни взять — принц вампиров. Возможно, именно тогда у него совсем съехала крыша. Две бригады оперативников из Кейптаунской Ночной Службы и Веллингтонского Дневного Патруля, спешно и необдуманно брошенные на уничтожение банды полярных кровососов погибли. Все. Они были в буквальном смысле порваны в клочья, так ничего и не успев предпринять. После них в бой пошли Инквизиторы. Отряд специально натасканных на такие ситуации балахонщиков высадился недалеко от Мак-Мердо. Полностью сформированный из бывших магов первого и высшего уровней обвешанных с головы до ног боевыми и защитными амулетами он ничего не успел сделать. Единственное сообщение, которое было получено от них через Сумрак, было о благополучной посадке. Что дальше произошло с ними и доставившим их пилотом неизвестно до сих пор никому.


Тогда кто-то из членов Совета вспомнил о Сергее. Его срочно спецрейсом перебросили в Южную Атлантику на находящийся там тяжелый ударный авианосец «Рональд Рейган». Через час, один из пилотов уже тогда начинающих формироваться эскадрилий Хранителей с Муромцевым во второй кабине стартовал в сторону Антарктиды. Еще через два часа Сергей один, глухой полярной ночью катапультировался из низколетящего «F-14» вблизи от той же злосчастной американской исследовательской станции Мак-Мердо.


Муромцев не стал разбираться, куда девались пропавшие Инквизиторы. В общем, ему было тогда на это наплевать. Потом, уже в жарко натопленном Нью-Ньоркском кабинете Лукмана он безразлично вполуха слушал обвинения в свой адрес. Во время разбора этой операции, получившей в анналах Нижегородского Ночного Патруля название «Марш полярного охотника» Сергею неоднократно пеняли, что сначала надо было разобраться и хотя бы одного из членов вампирской банды захватить. Доставить в Инквизицию для производства дознания. На что Муромцев презрительно выпятил нижнюю губу и отвернулся. Поэтому, что бы там ни говорил Леон, опыта и ему не занимать не смотря на очень молодой для Иного возраст.


Сергей остановился у входа в здание администрации. Придирчиво рассматривая приятные на вид и деревянные на ощупь двойные двери, сделанные с претензией на некую помпезность он ни на секунду не верил в свою безопасность и безопасность работающих здесь Иных. Муромцев был твердо уверен, что жизнь здесь сложна и далеко не безмятежна. Потому что это спецрайон. Шестой ли первый ли. Не важно. Расположен он на Чукотке или в Сахаре. И раз сюда прислали именно его, то доверять нельзя никому и ничему. Даже охране, даже Светлой охране. Ни на йоту. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Сергей приучил себя к этому давно и возможно именно по этой причине работал почти всегда один и почти всегда успешно. Иногда Инквизиция или коллеги навязывали ему помощников. Про себя Муромцев называл их практикантами. Но независимо от его отношения к ним, работающие вместе с Сергеем оперативники или Инквизиторы знали, что им гарантирован высокий уровень личной безопасности. Настолько высокий, насколько это вообще возможно при очень опасных и сложных операциях. А на другие Сергея и не посылали. На сегодняшний день он был последней и высшей инстанцией в расследовании самых громких дел.


Посмотрев сквозь Сумрак на двери, которые не имели даже замков, Муромцев увидел, что как и стены бараков они существуют на первом и на втором его слоях. Дальше заглядывать не стал. И так ясно, что укреплены они не хуже, а может быть и лучше, чем бараки. Кроме того эти двери мог открыть только Иной. И только Иной из числа охраны спецрайона. Сергей усмехнулся про себя, поднял руку и под его легким пассом массивные, пропитанные древней боевой магией створки дверей медленно, но послушно распахнулись, пропуская внутрь здания. «Хороша же у них защита, — подумал Муромцев, входя в обширный светлый холл».


Внешне здесь все было по-другому. Обычно офисы Ночных Патрулей, Служб и прочих оперативных организаций Светлых страдали минимализмом, приближающимся к аскетизму. В противовес им внутреннее убранство административного корпуса шестого спецрайона таких недостатков с точки зрения Сергея не имело. Муромцеву сразу бросились в глаза симпатичные люстры, стилизованные под какие-то, явно тропического происхождения цветы. Освещение было хорошим и он без труда смог рассмотреть, что в люстрах замаскированы охранные амулеты, которые очевидно должны были срабатывать при приближении к ним Других. Взглянув под ноги, Сергей увидел, что пол под ногами тоже далеко не прост, хоть и выложен плитами из темно-красного мрамора. В него были вделаны компактные и мощные источники чистой Силы — недавнее изобретение его коллег по ФСБ. Источники больше всего напоминали карманные фонарики. Однако в полу были заметны только их боевые раструбы, закрытые толстым кварцевым стеклом. «Фонарики» были последним, чем смогли порадовать свое начальство техническая группа «Нижегородского меморандума». После этого оперативники Нижегородского Ночного Патруля в пять минут стерли из памяти всех сотрудников ФСБ, кто был мало-мальски в курсе ведущейся за Иными охоты всю информацию об их существовании. Инквизиция тем временем подчистую вывезла оборудование и уже созданные технические устройства, попутно обеспечив впавших во временный ступор чекистов заранее заготовленными легендами об их работе за последние годы. Все было проделано быстро и очень чисто. Вот только перед Даниловым Муромцеву было почему-то стыдно за то, что подвел своего старого начальника. Он успокаивал себя тем, что шеф рано или поздно понял бы его и простил.


Вздохнув, Сергей, миновал обширный холл и направился к лестнице, ведущей на верхние этажи. Ему, если верить развешанным везде указателям нужно было на третий этаж. Поднимаясь по лестничным пролетам Муромцев, обратил внимание, что на промежуточных площадках имеются хорошо замаскированные убежища. При серьезной опасности, стоило Иному произнести соответствующее заклинание и перед ним открывалась узкая, рассчитанная никак не больше чем на двоих ниша. Оставалось только шагнуть в Сумрак и ты в относительной безопасности, окруженный охранными заклинаниями и двойными бронированными, существующими на трех его слоях дверьми. Сергей еще удивлялся, но уже начинал понимать, что крепкие двери и надежные запоры, так ненужные в мире Иных здесь, по-видимому, для чего-то необходимы. За время своего недолгого пребывания внутри периметра, Муромцев многое увидел, кое-что сумел понять, но еще больше прочувствовать.


Встретившись с начальником спецрайона — старым Темным магом Вне категорий азиатского происхождения Эруленом и побеседовав с ним, Сергей многое узнал о спецрайоне и Других. Остальное ему надо было выяснить самому. После рабочей встречи в честь прибытия Муромцева был небольшой, но сытный обед. Больше всего Сергею понравился брусничный мусс, приготовленный из ягоды собранной, как ему сказали, буквально по ту сторону периметра.


Потом Муромцев направился к ближайшему бараку. Из всего охотно рассказанного ему Эруленом, Сергей понял, что собственно говоря, проблема у Инквизиции была одна. Насильно удерживать Других в спецрайонах становилось с каждым годом все труднее и труднее. Не хватало мощностей, опытного, а самое главное сильного персонала. Кроме того, быстро росла численность самого контингента. Что делать дальше не знал никто. В том числе и Эрулен, хотя работал здесь уже много лет. Для попытки решения перечисленных Темным магом проблем и был прислан, обладающий неограниченными полномочиями спецэмиссар Всемирной Инквизиции, оперативник по особо важным делам Нижегородского Ночного Патруля Высший Светлый маг Муромцев.


— Я правильно перечислил ваши титулы, уважаемый? — хитро прищурившись, спросил его Эрулен.


— Правильно, Темный, — согласился с ним Сергей.


После того, как Инквизиция подтвердила полномочия Муромцева, Темный по давней привычке все время заискивал перед ним, и видимо, намеревался делать это при каждом удобном случае в дальнейшем. Как всякому Светлому почти начисто лишенному какого-либо излишнего чинопочитания, Сергею такое поведения Темного было крайне неприятно.


Чтобы сменить раздражавшую его тему служебных рангов, Сергей задал, как оказалось впоследствии довольно наивный вопрос. Он спросил Эрулена к чему такие предосторожности, такая сильная охрана и где на его взгляд самое интересное в спецрайоне? На это Темный маг тоже задал Муромцеву вопрос: «А вы их видели? Нет? Ну, когда посмотрите. Вот тогда я вам и отвечу. Если еще будет желание спрашивать. Ну а по поводу интереса… К примеру в покойницкой вам интересно? Вот именно. А у нас еще «интереснее»». Потом Эрулен порекомендовал начать с ближайшего барака, поскольку «везде одно и тоже». «В каждом из них есть сменный надзиратель. Он и ответит на все ваши вновь возникшие вопросы, уважаемый. Впрочем… Хотите я составлю вам кампанию? — неожиданно предложил Эрулен». Но Сергей, вспомнив о неприятных ему привычках Темного, вежливо отказался.


Вскоре он убедился, что мир Иных все-таки тесен. В качестве приятной неожиданности надзирателем барака оказался старый знакомый Муромцева. Станислава, Светлого мага первого уровня, Сергей знал еще со времен Питерской стажировки. Общались они мало, но все равно приятно было в этой северной глуши увидеть знакомое лицо. В особенности, если оно Светлое. После взаимных приветствий и короткого, но обязательного в таких случаях обмена новостями Станислав повел Сергея показывать свое хозяйство. Оно оказалось весьма обширно.


Снаружи блок номер два, как официально здесь именовались бараки, представлял собой десятиметровой высоты мрачное строение. В длину он был около ста метров, в ширину сорок. Но это только снаружи… Внутри, за счет использования Сумеречного пространства, блок был намного больше. Контингент Других, содержащийся в блоке, существовал помимо обычного мира еще на двух слоях Сумрака. Пока они шли по многоярусным решетчатым переходам, Сергей спросил Станислава:


— Ну и как ты тут, привык?


— Смеешься? — удивился тот. — К ним невозможно привыкнуть.


— Что, так плохо?


— Сейчас сам увидишь. Можно привыкнуть к ночным кошмарам? Вот так и здесь. Только у нас они наяву.


— Это уже интересно.


— Возможно… Я тоже слышал, что все в мире относительно.


И в этот момент, Муромцев, наконец, увидел первого в своей жизни Другого. За толстенным бронестеклом, за частой, в мужскую руку толщиной стальной решеткой, находящейся под током высокого напряжения, усиленных защитным магическим полем, на песчаном полу сидела мрачная тварь. Яркие прожектора освещали ее со всех сторон, создавая бестеневое освещение. С тех пор этот псевдооборотень будет постоянно являться Муромцеву в почти неподконтрольных видениях, будоража и другие малоприятные воспоминания.


Дело было даже не в облике самого существа. В конце концов, Сергей давно уже привык к Сумеречной и далеко не всегда приятной внешности не только Темных, но и некоторых Светлых Иных. Плохо оказалось другое. Буквально через несколько секунд, после того как Муромцев увидел Другого, этот монстр стал с жадностью пожирать самого себя. Начав с короткого, обросшего грубой редкой шерстью хвоста он заглатывал все больше и больше. Чудовище дугой выгибало и без того горбатую спину, на которой от напряжения стала лопаться черная, покрытая какой-то бугристой коростой кожа. Когда острые вершковые клыки вспороли вздутое брюхо Другого, Сергею на мгновение показалось, что он от отвращения вот-вот потеряет сознание.


Спецэмиссар Всемирной Инквизиции стоял пораженный увиденным зрелищем. Едва он успел подумать, чем же все это закончится, как начался второй акт трапезы чудовища. Тварь рожала саму себя. Другой появлялся откуда-то из глубин не только наполовину своего же сожранного брюха, но и из Сумрака. Муромцев хорошо видел, как появился новорожденный. Сначала сгусток кровоточащей плоти, похожий на эмбрион, потом все больше и больше приобретающий законченные формы монстра. Вскоре перед ними в той же позе, что и пару минут назад вновь сидел псевдооборотень, мрачно зыркая в сторону Муромцева красноватыми бельмами глаз и периодически скалясь. Тогда Станислав взял Сергея за рукав и потянул за собой, выводя из ступора: «Все, больше смотреть нечего. Сейчас все начнется заново».


Потрясенный до глубины души Муромцев не оглядываясь, двинулся за Инквизитором, который, как заправский экскурсовод вещал, что они только что наблюдали одного из первых и самых безобидных Других. Из его дальнейшего рассказа Сергей понял, что псевдооборотень, строго говоря, оборотнем не является, а представляет собой самопроизвольную, неконтролируемую трансформацию мага, как Светлого, так и Темного. Причина этой мутации неизвестна. Плотояден. Питается тканями любых живых организмов, до которых может добраться. Ненасытен. В основном обитает в реальном мире, но в Сумраке может находиться сколь угодно долго. Индекс опасности по десятибалльной шкале — три. За единицу принята степень опасности мага первого уровня. Индекс десять — самый высокий. Муромцев слушая Станислава, подумал, что до конца своей жизни не забудет экскурсию по этой кунсткамере. Увиденное им сейчас, просто не может возникнуть ни в каком воспаленном мозгу. Как можно описать неописуемое? И видели ли сами Великие Инквизиторы, почти не вылезающие из комфортабельных Нью-Йоркских кабинетов когда-нибудь тех, кого здесь содержат? Вряд ли. А стоило бы посмотреть. Совершить экскурсию в один единственный барак. Этого было бы вполне достаточно. Все твари были здесь. Огромные, чем-то напоминающие медведей гомофилы, пожирающие исключительно людей, причем, никогда не покидая при этом Сумрака. Полупрозрачные, похожие больше на привидений крылатые… гарпии, решил Муромцев. Они были опасные непрерывно создаваемой ими зоной абсолютного холода, эффект от которого отчасти был похож на довольно распространенное заклинание «Белого Инея». Сверхвампиры, нежить, которой не требовалось приглашение жертвы, что бы войти к нему в дом. Более того, им не требовался даже физический контакт с человеком. Кровь высасывалась прямо через Сумрак на расстоянии до сотни метров, а иногда и более. Кровососов поэтому держали в обширных залах, не позволяющих им дотянуться своими чарами до охраны и посетителей. На сверхвампиров не действовали обычные заклинания против нежити и удерживали их только с помощью чистой Силы. Эти твари имели индекс опасности семь.


Восьмой и последний имела тварь, не имеющая пока названия. В шутку местные именовали ее «спящая красавица». Дело в том, что ее могли удерживать в заточении, только в сонном состоянии с помощью простого заклинания «Баю-бай». Бодрствуя, она легко проходила все уровни защиты, погружаясь затем глубоко в Сумрак, в его запрещенную зону, откуда выкурить нечисть, было практически невозможно.


Дальше, за обычной металлической клеткой, где дремала до поры «спящая красавица» потянулись помещения с уже менее опасными, но зато гораздо более многочисленными Другими. «И так везде, включая два слоя Сумрака, — не торопясь рассказывал Муромцеву Станислав». Примерно через час Сергей решил, что хватит. У него уже в глазах рябило от увиденного.


Часом позже, в тесном номере гостиницы, расположенной здесь же внутри спецрайона, немного успокоившись и, вновь обретя возможность трезво мыслить, Муромцев снова и снова перебирал в памяти наиболее яркие впечатления этого суетного и длинного дня. Особенно не понравилась ему человеческая разновидность псевдооборотня. Она, эта самая разновидность, в отличие от псовой формы, не закусывала сама собой, а все время и днем и ночью дико выплясывала какой-то замысловатый болезненный танец. Большие, как у гидроцефалов, распухшие бугорчатые и совсем без волос головы. Непропорционально длинные худые передние конечности. Руками назвать эти отростки, торчащие из не менее безобразного туловища, у Сергея язык не поворачивался. Ноги наоборот были слишком коротки, с огромными, не меньше пятидесятого размера, плоскостопыми ступнями, заканчивающимися распухшими и от этого торчащими в разные стороны, словно надутыми изнутри пальцами. Эту несказанно бодрящую воображение картину, довершали огромный в пол-лица рот, усеянный редкими треугольными зубами и маленькие, не больше горошины наглые желтоватые глазки. Эти зрительные отверстия обрамляли не ресницы, а небольшие жировые наросты. Наверное, так мог выглядеть тот самый знаменитый Бука, которым в детстве родители пугают непослушных детей. Вот придет Бука и заберет тебя! Будешь плакать — отдам тебя Буке! И приходил и забирал. Потому что настоящий Бука из блока номер два тоже питался исключительно детьми, причем не старше десяти — двенадцати лет.


Теперь, Муромцев был в курсе, что в блоке номер два содержатся сто двадцать пять Других. Всего в спецрайоне находилось около четырех с половиной тысяч единиц спецконтингента. Получалось, что девять десятых имеющихся блоков пустует, что он и высказал Станиславу. Тот подтвердил, что шестой спецрайон построен так сказать с запасом. На вырост. С расчетом на будущее, поскольку остальные места содержания Других имеют несравнимо меньшие мощности и уже давным давно переполнены.




Опубликовано: 31 июля 2010, 11:45     Распечатать
Страница 1 из 14 | Следующая страница
 

 
электронные книги
РЕКЛАМА
онлайн книги
электронные учебники мобильные книги
электронные книги
Полезное
новинки книг
онлайн книги { электронные учебники
мобильные книги
Посетители
электронные книги
интернет библиотека

литература
читать онлайн
 

Главная   |   Регистрация   |   Мобильная версия сайта   |   Боевик   |   Детектив   |   Драма   |   Любовный роман   |   Интернет   |   История   |   Классика   |   Компьютер   |   Лирика   |   Медицина   |   Фантастика   |   Приключения   |   Проза  |   Сказка/Детское   |   Триллер   |   Наука и Образование   |   Экономика   |   Эротика   |   Юмор